ПСИХОЛОГИЯ

Частичный объект в психологии

Объект частичный; part-object

Нем.: Partialobjekt . — Франц.: objet partiel . — Англ.: part — object . — Исп.: objeto parsial . — Итал.: oggeto parziale . — Португ.: objeto parcial .

• Объекты частичных влечений, при которых личность в целом не становится объектом любви. Речь идет главным образом о частях тела — реальных или воображаемых (грудь, испражнения, пенис) — и об их символических заменах. Даже личность в целом может (само)отождествляться или быть отождествляемой с частичным объектом.

• Понятие, введенное последователями М. Кляйн и приобретшее ведущую роль в психоанализе объектных отношений.

Однако мысль о том, что объектом влечений не обязательно является личность в целом, присутствует уже у Фрейда. Конечно, говоря о выборе объекта, о любви к объекту, Фрейд обычно имел в виду целостную личность, однако при изучении частичных влечений он подразумевал и частичные объекты (грудь, пища, фекалии и пр.) (1). Кроме того, Фрейд установил ряды эквивалентов и соотношений между различными частичными объектами (ребенок — пенис — фекалии — деньги — подарок) прежде всего в статье «О смещении влечений, особенно в области анального эротизма ( Uber Triebumsetzungen , insbesondere der Analerotik , 1917). Он также объясняет, как женщина переходит от желания обладать пенисом к желанию обладать мужчиной, сохраняя возможность «временной регрессии от мужчины к пенису как объекту желания» (2). На уровне симптомов о фиксации сексуального влечения на частичном объекте свидетельствует фетишизм: как известно, Фрейд видел в фетише замену материнского пениса (3).

Что же касается весьма распространенной ныне идеи тождества человека в целом с частичным объектом, преимущественно фаллосом (4,5), то она встречается уже у Фрейда (см.: Фаллос).

У К. Абрахама противопоставление частичное — цельное в развитии объектных отношений выходит на первый план. Его подход, направленный на изучение явлений в их возникновении и развитии, выявляет соответствие между изменением объекта и изменением либидинальных целей на разных этапах психосексуального развития (6). Частичная любовь к объекту представляет собой один из этапов в «развитии любви к объекту».

Работы М. Кляйн продолжают путь, намеченный Абрахамом. Именно на основе частичного объекта она перестраивает понимание всего мира детских фантазмов. Не пытаясь здесь дать обобщенное изложение этой теории, отметим лишь основные пары противопоставлений в кляйновской диалектике детских фантазмов: это хороший объект — плохой объект*; интроекция* — проекция, частичный —цельный (см. эти термины, а также: Установка параноидная, Установка депрессивная).

Отметим, однако, что и у Абрахама развитие объектного отношения — это не просто переход от частичного к целостному, но нечто более сложное. Например, стадии любви к частичному объекту предшествует особый тип отношений, предполагающий полное поглощение объекта.

Частичный объект (Абрахам, заметим, этим термином не пользуется) также вовлечен в процесс поглощения.

У М. Кляйн слово «объект» в выражении «частичный объект» нагружено всеми его психоаналитическими значениями: частичный объект (грудь или какая-то другая часть тела) наделяется в процессе фантазирования свойствами человека в целом (преследователя, утешителя, благодетеля и пр.).

Наконец, по мнению последователей Кляйн, отношение к частичным объектам не только зависит от определенного этапа психосексуального развития (ср. период, когда возникает параноидная установка), но и продолжает, уже раз установившись, играть важную роль в отношении к целостным объектам. На этом настаивает и Жак Лакан. Однако у него генетический аспект проблемы частичного объекта отходит на задний план. Лакан отводил частичному объекту особое место в топике желания (7).

(1) Cf. Freud (S.). Drei Abhandlungen zur Sexualtheorie, 1905. G . W ., V, 98—101; S . E ., VII, 197—206; франц., 94—107.

(2) Freud (S.). G.W., X, 406; S.E., XVII, 130.

(3) Cf. Freud (S.). Fetischismus, 1927. G.W., XIV, 310—317; S.E., XXI, 152—157.

(4) Cf. Fenichel (O.). Die symbolische Gleichung: Madchen=Phallus, 1936. Нем . In: Internat. Zeit. fur Psychoanalyse, XXII, 299—314. Англ . In: Collected Papers, Routledge and Kegan, London,1955, 3—18.

(5) Cf. Lewin ( В .). The body as phallus, 1933, In: The Psychoanalytic Quarterly.

(6) Cf. Abraham (K.). Versuch einer Entwicklungsgeschichte der Libido auf Grund del Psychoanalyse seelischer Storungen, II. Teil: Anfange und Entwicklung der Objektliebe, 1924. Франц., II, 298—313.

(7) Ср. особенно: Lacan ( J .). Le desir et son interpretation, 1960, compte rendu de J,.-B. Pontalis. In: Bul. Psycho ., XIII.

Источник

Объект частичный; part-object

Нем.: Partialobjekt . — Франц.: objet partiel . — Англ.: part — object . — Исп.: objeto parsial . — Итал.: oggeto parziale . — Португ.: objeto parcial .

• Объекты частичных влечений, при которых личность в целом не становится объектом любви. Речь идет главным образом о частях тела — реальных или воображаемых (грудь, испражнения, пенис) — и об их символических заменах. Даже личность в целом может (само)отождествляться или быть отождествляемой с частичным объектом.

• Понятие, введенное последователями М. Кляйн и приобретшее ведущую роль в психоанализе объектных отношений.

Однако мысль о том, что объектом влечений не обязательно является личность в целом, присутствует уже у Фрейда. Конечно, говоря о выборе объекта, о любви к объекту, Фрейд обычно имел в виду целостную личность, однако при изучении частичных влечений он подразумевал и частичные объекты (грудь, пища, фекалии и пр.) (1). Кроме того, Фрейд установил ряды эквивалентов и соотношений между различными частичными объектами (ребенок — пенис — фекалии — деньги — подарок) прежде всего в статье «О смещении влечений, особенно в области анального эротизма ( Uber Triebumsetzungen , insbesondere der Analerotik , 1917). Он также объясняет, как женщина переходит от желания обладать пенисом к желанию обладать мужчиной, сохраняя возможность «временной регрессии от мужчины к пенису как объекту желания» (2). На уровне симптомов о фиксации сексуального влечения на частичном объекте свидетельствует фетишизм: как известно, Фрейд видел в фетише замену материнского пениса (3).

Что же касается весьма распространенной ныне идеи тождества человека в целом с частичным объектом, преимущественно фаллосом (4,5), то она встречается уже у Фрейда (см.: Фаллос).

У К. Абрахама противопоставление частичное — цельное в развитии объектных отношений выходит на первый план. Его подход, направленный на изучение явлений в их возникновении и развитии, выявляет соответствие между изменением объекта и изменением либидинальных целей на разных этапах психосексуального развития (6). Частичная любовь к объекту представляет собой один из этапов в «развитии любви к объекту».

Работы М. Кляйн продолжают путь, намеченный Абрахамом. Именно на основе частичного объекта она перестраивает понимание всего мира детских фантазмов. Не пытаясь здесь дать обобщенное изложение этой теории, отметим лишь основные пары противопоставлений в кляйновской диалектике детских фантазмов: это хороший объект — плохой объект*; интроекция* — проекция, частичный —цельный (см. эти термины, а также: Установка параноидная, Установка депрессивная).

Отметим, однако, что и у Абрахама развитие объектного отношения — это не просто переход от частичного к целостному, но нечто более сложное. Например, стадии любви к частичному объекту предшествует особый тип отношений, предполагающий полное поглощение объекта.

Частичный объект (Абрахам, заметим, этим термином не пользуется) также вовлечен в процесс поглощения.

У М. Кляйн слово «объект» в выражении «частичный объект» нагружено всеми его психоаналитическими значениями: частичный объект (грудь или какая-то другая часть тела) наделяется в процессе фантазирования свойствами человека в целом (преследователя, утешителя, благодетеля и пр.).

Наконец, по мнению последователей Кляйн, отношение к частичным объектам не только зависит от определенного этапа психосексуального развития (ср. период, когда возникает параноидная установка), но и продолжает, уже раз установившись, играть важную роль в отношении к целостным объектам. На этом настаивает и Жак Лакан. Однако у него генетический аспект проблемы частичного объекта отходит на задний план. Лакан отводил частичному объекту особое место в топике желания (7).

(1) Cf. Freud (S.). Drei Abhandlungen zur Sexualtheorie, 1905. G . W ., V, 98—101; S . E ., VII, 197—206; франц., 94—107.

(2) Freud (S.). G.W., X, 406; S.E., XVII, 130.

(3) Cf. Freud (S.). Fetischismus, 1927. G.W., XIV, 310—317; S.E., XXI, 152—157.

(4) Cf. Fenichel (O.). Die symbolische Gleichung: Madchen=Phallus, 1936. Нем . In: Internat. Zeit. fur Psychoanalyse, XXII, 299—314. Англ . In: Collected Papers, Routledge and Kegan, London,1955, 3—18.

(5) Cf. Lewin ( В .). The body as phallus, 1933, In: The Psychoanalytic Quarterly.

(6) Cf. Abraham (K.). Versuch einer Entwicklungsgeschichte der Libido auf Grund del Psychoanalyse seelischer Storungen, II. Teil: Anfange und Entwicklung der Objektliebe, 1924. Франц., II, 298—313.

(7) Ср. особенно: Lacan ( J .). Le desir et son interpretation, 1960, compte rendu de J,.-B. Pontalis. In: Bul. Psycho ., XIII.

Источник

Внутренние объекты

По сути термин «внутренний объект» обозначает сформировавшийся у ребенка психический и эмоциональный образ другого человека (в терминологии Кляйн — «внешнего объекта»), ставший частью его внутреннего мира. Характер внутреннего объекта окрашен спроецированными в него свойствами личности субъекта. На протяжении всей жизни между миром интернализованных фигур и объектов и миром реальным (тоже, разумеется, представленным в психике) продолжается сложное взаимодействие, которое складывается из повторяющихся циклов проекции и интроекции. Самые важные внутренние объекты — производные от родителей, в особенности — матери или ее груди, в которую младенец проецирует свою любовь (влечение к жизни) или ненависть (влечение к смерти). Как принято считать, младенец воспринимает эти объекты, ставшие частью его внутреннего мира, так, будто они физически находятся в его теле, доставляя ему удовольствие (грудь как хороший внутренний частичный объект) или причиняя страдание (грудь как плохой внутренний частичный объект). Представление младенца о мотивации этих внутренних объектов частично основано на правильном восприятии внешних объектов, частично — на желаниях и чувствах, которые младенец сам в них спроецировал: злобном желании причинить боль в случае плохого объекта и великодушном желании доставить удовольствие — в случае хорошего объекта.

Внутренние объекты в восприятии младенца связаны между собой. Младенец может ассимилировать их и идентифицироваться с ними, а может воспринимать их как отдельные, но существующие у него внутри. Согласно теории Кляйн, состояние внутреннего объекта имеет ключевое значение для развития и психического здоровья человека. В первую очередь, именно от интроекции стабильного хорошего объекта и идентификации с ним зависит способность эго связно воспринимать и интегрировать опыт. Поврежденные или мертвые внутренние объекты вызывают огромную тревогу и могут стать причиной дезинтеграции личности, в то время как объекты, чье состояние младенец ощущает как хорошее, способствуют его благополучию и уверенности в себе.

Внутренние объекты существуют на нескольких уровнях. Они могут быть более или менее бессознательными и в разной степени примитивными. Младенец воспринимает внутренние объекты конкретно — так, будто они находятся в его теле и психике; у взрослого же человека они образуют примитивный уровень психики, усиливая и эмоционально окрашивая позднейшие его восприятия, чувства и мысли. Внутренние объекты человека становятся доступны ему, получая выражение в сновидении, фантазии и языке.

Внутренние объекты описывают и метапсихологически, и феноменологически, что иногда приводит к концептуальной путанице. В метапсихологическом смысле, первые внутренние объекты создаются отчасти влечением к жизни и влечением к смерти, могут оказывать воздействие на структуру эго и составляют основу суперэго. В феноменологическом смысле, они представляют собой содержание фантазии — которая, однако, имеет действенную силу.

Концепция внутренних объектов неразрывно связана с теорией Кляйн о влечении к жизни и влечении к смерти, ее идеями о бессознательной фантазии и ее теорией развития от параноидно-шизоидной к депрессивной позиции, в процессе которого в психической жизни совершается переход от взаимодействия с частичными объектами к восприятию цельного объекта. Следовательно, ни одно узкое определение не передает понятие внутреннего объекта.

Основные тексты

1910 Freud, S. ‘Leonardo da Vinci and a memory of his childhood’. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Vol. 11. Hogarth Press (1958) [Фрейд З. Леонардо да Винчи: Воспоминание детства. — М.: Рудомино, 1991]. Фрейд пишет об идентификации Леонардо с матерью.

1914 Freud, S. ‘On narcissism: an introduction’. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Vol. 14. Hogarth Press (1957) [Фрейд, З. К введению в нарциссизм (О нарциссизме) // Фрейд З. Очерки по психологии сексуальности, – М.; Пг.: Гос. Изд-во, 1923. Многократно переиздавалось] Личность избирает собственное эго объектом любви.

1917 Freud, S. ‘Mourning and melancholia’. The Standard Edition of the Complete Psychological Works of Sigmund Freud, Vol. 14. Hogarth Press (1957) [Фрейд, З. Печаль и меланхолия // Фрейд З. Основные психологические теории в психоанализе. Очерк истории психоанализа: Сборник. СПб., «Алетейя», 1998]. Эго идентифицируется с обвиняемым им и утраченным объектом.

1926 Klein, M. ‘The psychological principles of early analsysis’ [Кляйн, М. Психологические принципы раннего анализа // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2007. Т. I]. Интроецированная мать повреждена садистическими импульсами ребенка.

1927 Klein, M. ‘Symposium on child analysis’ [Кляйн, М. Симпозиум по детскому анализу // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2007. Т. I]. Проводится различие между первичным объектом и его образом («имаго»).

1929 Klein, M. ‘Personification in the play of children’ [Кляйн, М. Персонификация в игре детей // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2007. Т. II]. Фаза психосексуального развития влияет на характер образа («имаго»). Описание чрезмерно хороших или чрезмерно плохих свойств имаго.

1932 Klein, M. The Psychoanalysis of Children [Кляйн, М. Кляйн М. Детский психоанализ. Институт Общегуманитарных Исследований, 2010]. Влечение к жизни и влечение к смерти влияют на характер интроецированного (частичного) объекта.

1935 Klein, M. ‘A contribution to the psychogenesis of manic-depressive states’ [Кляйн, М. Вклад в психогенез маниакально-депрессивных состояний // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2007. Т. II]. Переход от отношений с частичным объектом к отношениям с цельным объектом порождает страх утраты хороших объектов и заботу об их сохранении. Углубляется понимание сложности взаимоотношений между внешним и внутренним объектом.

1940 Klein, M. ‘Mourning and its relation to manic-depressive states’ [Кляйн, М. Скорбь и ее связь с маниакально-депрессивными состояниями // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2007. Т. II]. Мобилизация защит против утраты хорошего объекта. Скорбь подразумевает утрату как внутреннего, так и внешнего объекта.

1942 Heimann, P. ‘A contribution to the problem of sublimation and its relation to the process of internalization’, International Journal of Psychoanalysis. 23: 8-17 [Хайманн, П. К вопросу о сублимации и ее отношении к процессу интернализации]. Подробное разъяснение этого понятия, проиллюстрированное ярким клиническим материалом. Обсуждение процесса ассимиляции.

1946 Klein, M. ‘Notes on some schizoid mechanisms’ [Кляйн, М. Заметки о некоторых шизоидных механизмах // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2009. Т. V]. Бинарное расщепление объектов, необходимое для успешного формирования хорошего объекта и имеющее ключевое значение для здорового развития. Различие между бинарным расщеплением и фрагментацией.

1949 Heinmann, P. ‘Some notes on the psycho-analytic concept of introjected objects’, International Journal of Psychoanalysis. 22: 8-17 [Хайманн, П. Несколько заметок о психоаналитической концепции интроецированных объектов]. Хорошее изложение концепции; подчеркиваются связи с телесными ощущениями.

1957 Klein, M. ‘Envy and gratitude’ [Кляйн, М. Зависть и благодарность // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2010. Т. VI]. Зависть приводит к интернализации деструктивного внутреннего объекта.

1958 Klein, M. ‘On the development of mental functioning’ [Кляйн, М. О развитии психического функционирования // Кляйн М. Психоаналитические труды. Ижевск, 2010. Т. VI]. Пересмотр теории и внесение модификации, согласно которой чрезвычайно плохие первичные внутренние объекты направляются в «глубокие слои бессознательного» и пребывают там в неизменном виде.

1952 Rosenfeld, H. ‘Notes on the psycho-analysis of the super-ego conflict of an acute schizophrenic patient’, International Journal of Psychoanalysis. 33: 111-131 [Розенфельд, Г. Заметки о психоанализе конфликта суперэго у пациента с острой шизофренией]. Мертвые или разрушенные внутренние объекты функционируют как «суперэго, расщепляющее эго».

1959 Bion, W. ‘Attacks on linking’, International Journal of Psychoanalysis. 40: 308-315; republished in Second Thoughts. Heinemann (1967); и в сборнике E. Spillius (ed.) Melanie Klein Today, Vol. 1. Routledge (1988) [Бион У.Р. Нападения на связь // Журнал практической психологии и психоанализа, 2008, №1 http://new.psyjournal.ru/psyjournal/articles/detail.php?ID=2635]. Внутренние объекты как «суперэго, деструктивное по отношению к эго».

1964 Rosenfeld, H. ‘On the psychopathology of narcissism: A clinical approach’, International Journal of Psychoanalysis. 45: 332-337 [Розенфельд, Г. О психопатологии нарциссизма: клинический подход // Психоаналитические концепции нарциссизма. Сборник научных трудов / Под ред. А.В.Литвинова, А.Н.Харитонова. – М.: Издательский проект «Русское психоаналитическое общество», 2009]. Исследование всемогущества, приобретенного через интроекцию и идентификацию.

1971 Rosenfeld, H. ‘A clinical approach to the psychoanalytic theory of life and death instincts: An investigation into the aggressive aspects of narcissism’, International Journal of Psychoanalysis. 52: 169-178 [Розенфельд Г. Клинический подход к психоаналитической теории инстинктов жизни и смерти: исследование агрессивных аспектов нарциссизма. М.: Журнал практической психологии и психоанализа. № 2, 2003]. Исследование всемогущества, приобретенного через интроекцию и идентификацию.

2004 Sodré, I. ‘Who’s who? Notes on pathological identifications’. E. Hargreaves and A. Varchevker (eds.). In pursuit of Psychic Change. Routledge [Содре, И. Кто есть кто? Заметки о патологических идентификациях]. Развитие темы всемогущей интроекции объекта.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть