ПСИХОЛОГИЯ

Человек высмеивающий чужие недостатки термин в психологии

Почему мы так любим выискивать чужие недостатки?

Умение выдать конструктивную критику — похвальный навык, помогающий людям участвовать в профессиональных мозговых штурмах, воспитывать подрастающее поколение и оценивать поступки других, учась на чужих ошибках.

Но вместо того, чтобы помогать друг другу оценить свои слабые стороны, дозировано выдавая критические замечания, мы просто-напросто ищем недостатки окружающих или сплетничаем об их несовершенстве.

Даже если мы никогда не признаем за собой желание почувствовать себя несколько «выше» и значимее всех остальных, мало кому не знакомо то приятное чувство удовлетворения, когда ты понимаешь, что в очередной раз заметил чужой недостаток.

Чем мы руководствуемся, пускаясь в критические размышления об устройстве чужой личности? И почему наша психика устроена таким образом, чтобы в первую очередь находить в другом человеке особенности со знаком «минус»? Почему с тем же упорством нам не интересно отыскивать в людях нечто позитивное и уникальное?

Ориентиры и образцы для подражания

Первые задатки и попытки сравнить себя с окружающими закладываются нашими близкими ещё в раннем детстве, когда родители и прочие родственники обучают нас «не делать, как Павлик» или «не быть таким неаккуратным, как Анечка».

Конечно же, в планы наших близких не входит желание вырастить брюзгу, который будет вечно жаловаться на всех и вся, получая удовольствие от осознания своей «правильности». Просто они подыскивают подходящие модели для подражания своему ребёнку и отвергают неподходящие, чтобы он не повторял опасные или неприемлимые действия за другими детьми и взрослыми.

Таким образом осуждение других людей становится абсолютной нормой и прочно занимает одно из лидирующих мест в поведенческом репертуаре каждого человека.

Самоутверждение и повышение значимости

Ещё одна причина, которая делает желание искать недостатки окружающих таким приятным занятием, — это попытка повысить свою собственную ценность и значимость. Ведь если ты не обладаешь всеми теми пороками, которые ты замечаешь в других людях, ты автоматически становишься на ступень выше и возвышаешься в собственных глазах.

Конечно, можно повышать уровень своего развития, учиться чему-то новому, работать над собственными недостатками и вредными привычками, но это слишком долгий путь к «Я-идеальному». А вот стать немножко идеальнее в короткие сроки — это заметить чужую «неидеальность» и получить удовлетворение от того, что ты в этом вопросе «большой молодец».

Иногда мы не только замечаем чужие недостатки, но и много знаем о своих собственных. Тогда, чтобы не чувствовать себя такими ужасными людьми, мы начинаем искать похожие черты в других людях, убеждая себя, что «все так делают» и «каждый бы так поступил».

Если нам свойственна скупость и мы тяготеем к материальным накоплениям, то в каждом встречном мы будем искать следы жадности, убеждаясь, что жадничать — это в природе каждого человека. Когда мы любим сплетничать и уличать других, кинуться на поиск сплетников — наша первоочередная задача.

Выискивание недостатков, родственных с нашими, — это не только уход от реальности, в которой мы сами далеко не идеальны, но и попытка убедить себя, что наши пороки — это некая норма, ведь мы видим их практически в каждом.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Источник

Жизнь в чужой шкуре: чем опасна эмпатия

Некоторые манипуляторы умеют превратить наше сочувствие в агрессию и жестокость

На сервисе BBC для маленьких детей CBeebies есть программа под названием Treasure Champs, цель которой — рассказать юным зрителям об их чувствах и о том, как ими управлять. В одном из эпизодов персонаж Барри — синий прямоугольник с розовыми бровями — расстроен из-за результата футбольного матча.

«Мы проиграли», — говорит Барри.
«Это не имеет значения!» — говорит Кари.
«Это я виноват. Я пропустил все голы».
«Я не понимаю, почему тебе так грустно. Просто забудь об этом.»
«Я не могу».
«Почему нет? Это всего лишь игра.»
«Ты не проявляешь большого сочувствия, Кари. Это значит побывать в шкуре другого человека».
«Твоя шкура мне не подходит, Барри».

Кажется, Барри дал довольно хорошее определении эмпатии — это значит спроецировать себя в чей-то разум, чтобы почувствовать то, что чувствует другой человек. Потому что, как говорится в этой серии, важно понимать чувства других людей.

Однако во взрослом мире достоинства эмпатии менее очевидны. В условиях, когда пандемия толкает нас в изоляцию, когда бушуют культурные войны, а в соцсетях разрастается беспрепятственная жестокость, кажется немного спорным предположение, что у сочувствия есть и обратные стороны. Однако в последние годы исследователи обнаружили, что неуместное сочувствие может быть вредным для вас и окружающих, приводить к истощению и апатии, да и вообще оно не всегда помогает тем людям, к которым обращено. Хуже того, склонность людей к сочувствию можно использовать, чтобы манипулировать ими и вызывать агрессию и жестокость. Так к каким чувствам нам стремиться, если не к эмпатии?

Слово эмпатия происходит от немецкого слова «Einfühlung», придуманного в конце 1800-х годов. Но, как написала в прошлом месяце в журнале Scientific American психолог Джудит Холл из Северо-Восточного университета, «эмпатия — это фундаментально расплывчатый термин». Одни считают это способностью читать своих собратьев или просто ощущать взаимосвязь с людьми, а другие видят в ней моральную позицию проявления заботы об окружающих. Даже среди исследователей, изучающих это явление, нет согласия.

Тем не менее, «несмотря на концептуальную слабость, большинство людей считают, что эмпатия связана с пониманием того, что испытывают другие люди, и с беспокойством о них», — пишет Холл.

Пол Блум, психолог из Йельского университета, определяет эмпатию как акт проникновения в чей-то разум с целью испытать его чувства. «Даже в этом узком смысле эмпатия может показаться очевидной силой добра. Здравый смысл подсказывает, что, испытав чужую боль, мы захотим позаботиться об этом человеке и помочь ему», — пишет он в журнале Trends in Cognitive Sciences. Однако это приводит к некоторым сложным моральным дилеммам.

Чтобы проиллюстрировать, почему, Блум рассказывает историю о смертельно больной 10-летней девочке по имени Шери Саммерс. Врачи внесли Шери в список ожидания лечения, которое облегчит ее боль и потенциально продлит жизнь. К сожалению, эта очень умная и смелая девочка знает, что дожидаться очереди ей придется недели или месяцы.

Представьте, как это влияет на жизнь Шери. Что бы вы сделали, если бы у вас была возможность поднять ее на вершину списка?

Когда участникам исследования была представлена (вымышленная) история Шери, примерно три четверти были готовы поднять ее наверх списка для получения лечения раньше.

Однако, как отмечает Блум, это означает, что каждому ребенку, который был выше Шери в списке, придется ждать еще дольше, а многие из них, возможно, больше заслуживали раннего лечения.

Это пример того, что психологи называют «эффектом идентифицируемой жертвы». Люди с большей вероятностью откроют свои сердца — или кошельки, — когда есть видимый бенефициар, чью боль можно облегчить. Благотворительная организация, которая проводит кампанию с историей одного страдающего ребенка, получает больше пожертвований по сравнению с фондом, использующим статистику по тысяче анонимных детей.

Как недавно написала журналистка Тиффани Вен для BBC Future, этот эффект также объясняет, почему многие люди глухи к сотням тысяч незнакомцев, умерших от коронавируса, но при этом возмущаются незначительной утратой личной свободы. Для большинства из нас самые страшные последствия пандемии остаются незамеченными.

Конечно, нет ничего плохого в использовании личных историй в достойном деле, но эффект идентифицируемой жертвы, тем не менее, выкачивает миллиарды долларов, которые могли бы принести пользу куда большему количеству людей. Если вы хотите помочь как можно большему количеству детей, доллар, потраченный на программы, например, дегельминтизации в развивающихся странах, принесет больше пользы, чем доллар, пожертвованный в США на дорогостоящую медицинскую процедуру. Еще сложнее привлечь внимание к проблемам, у которых нет конкретных жертв. Это, например, изменения климата, которые повлияют на будущие поколения, на людей, которые еще не родились.

Сочувствие абстрактным незнакомцам — особая проблема для человеческого разума. Концепция «oikeiōsis», первоначально описанная стоиками тысячи лет назад, говорит о том, как наша эмпатия к окружающим снижается в соответствии со степенью их приближенности к нашей жизни. Представьте себе серию колец: в самом центре — «я», внутреннее кольцо — семья, следующее — друзья, следующее — соседи, затем — племя или община, затем — страна и так далее.

Проблема, по словам Блума, возникает, когда манипуляторы используют эти «круги симпатий», чтобы повлиять на наше поведение и убеждения. Наше естественное сочувствие тем, кто нам ближе и больше похож на нас, можно использовать, чтобы спровоцировать антипатию к тем, кто не соответствует этим критериям.

В одном исследовании студентам рассказали о том, что их сокурсница борется за денежный приз в олимпиаде по математике против другого участника. Студентам дали возможность заставить этого участника съесть острый соус, чтобы отвлечь от состязания. Эмпатию к студентке усилили, подчеркнув, что она испытывает финансовые трудности, и участники были готовы дать большую дозу острого соуса ее невинному противнику.

Политики и активисты по обе стороны спектра часто играют на идее «мы и они», используя эмпатию и идентифицируемых жертв в политических спорах. Этот подход лежит в основе некоторых кампаний в социальных сетях по «вычеркиванию» людей, позволяет демонизировать иммигрантов и может разжигать ненависть и провоцировать насилие в отношении «чужаков». Линчевания в США иногда мотивировались рассказами жертв, пострадавших от преступлений чернокожих, пишет Блум. Лидеры манипулировали естественными склонностями людей к эмпатии, чтобы оправдать ядерные удары. Они утверждали, что запуск атомных бомб в далекую Японию спасет жизни миллиона американских солдат — «наших ребят».

Последний недостаток эмпатии — это эмоциональное воздействие, которое иногда приводит к неспособности что-то предпринять. Философ Сюзанна Лангер однажды назвала сочувствие «непроизвольным нарушением индивидуальной автономности» — и это, кажется, особенно актуально, когда мы видим страдания, например, любимого человека. Исследования немецкого нейробиолога Тани Сингер из Общества Макса Планка, основанные на сканировании мозга, показали: когда люди наблюдают за другими людьми, страдающими от боли, их мозговая активность в областях, связанных с болью, частично отражается. Это может быть эволюционная адаптация, чтобы помочь нам предсказать и избежать того, как боль повлияет на нас.

«Делить с кем-то счастье, безусловно, приятно, а вот разделять страдания иногда может быть трудно», — пишут Сингер и ее коллега Ольга Климецки, нейробиолог из Женевского университета. В худшем случае люди испытывают «эмпатический дистресс», который может помешать им что-то сделать. По словам Сингер и Климецки, такой дистресс приводит к апатии, замкнутости и чувству беспомощности и даже может быть вредным для вашего здоровья. Во время пандемии усталость от эмпатии вызывает особую озабоченность в отношении тех, кто обеспечивает уход, например, врачей и медсестер больниц.

Итак, что мы имеем? Действительно ли хуже совсем без эмпатии? Так мы стали бы ближе к психопатам. Ученые не предлагают активно препятствовать сочувствию. Часто встать на чье-то место — это необходимый первый шаг к позитивным действиям, заботе и помощи.

Однако стоит более четко отличать сочувствие от «сострадания». Если сочувствие заключается в том, чтобы вставать на чье-то место, то сострадание — это «озабоченность страданиями другого человека, которое сопровождается мотивацией помочь», по определению Сингер и Климецки. Сострадание не означает, что вы должны разделять чьи-то чувства. Это скорее проявление доброты к другим людям.

Блум приводит пример взрослого, который утешает ребенка, испугавшегося лающей маленькой собачки. Взрослому не нужно чувствовать страх ребенка, чтобы помочь. «Тут уместно сострадание к ребенку, желание избавить его или ее от страданий без какого-либо совместного опыта или сопереживания», — пишет он.

Сингер, изучив сканы мозга буддийских монахов, обнаружила, что можно воспитывать в людях большее сострадание с помощью простых методов обучения, основанных на осознанности, которые побуждают чувствовать позитивные и теплые мысли о других людях, не фокусируясь на косвенном опыте. Сравнивая это обучение с методиками, разработанными для усиления эмпатии, она и ее коллеги обнаружили, что оно уменьшает последствия эмпатического стресса и повышает мотивацию помогать другим людям.

Итак, возвращаясь к чувствам Барри, с которых мы начали: его подруге Кари не обязательно эмпатически переживать его боль по поводу футбольного матча, и это может быть даже вредно для нее. Но небольшое проявление сострадания будет полезно даже для мультяшных прямоугольников.

Интересная статья? Подпишитесь на наш канал в Telegram , чтобы получать больше познавательного контента и свежих идей.

Источник

Это не шутки! Как отличить юмор от насмешек и дать достойный ответ

История 1: Зависть

Марина прилично похудела, сменила имидж и начала пропагандировать здоровый образ жизни. Знакомые мужчины воодушевились волшебными метаморфозами: Марину чаще теперь можно было увидеть в красивых платьях и туфлях на каблуках. А вот приятельницы приуныли. И начали вышучивать изменения подруги. Чашу терпения переполнила капля масла из тыквенных семечек. На вечеринке Марина отказалась от пирожных в пользу овощей, заправленных этой ярко-зеленой субстанцией. «Ты что, теперь и масло подбираешь под цвет платья?» – съехидничала ее подруга. Все засмеялись, потому что оттенки и правда практически совпадали.

Что происходит?

В описанной ситуации приводится пример так называемой шутки-перевертыша. В отличие от других, которые высмеивают недостатки, мишень «перевертыша» меняется на прямо противоположную – наши достижения и достоинства. Такой юмор принять довольно сложно, ведь он обесценивает наши результаты. «С помощью подобных шуток юморист помогает себе справиться с чувством зависти», – объясняет психолог Рина Моисеева. Здесь работает такой психологический механизм: «Если я буду объективна, придется признаться себе в том, что я завидую чужому успеху, и это чувство окажется настолько сильным, что разрушит мое самоуважение и уверенность в себе». Шутка помогает снизить значимость происходящего и обезопасить себя за счет унижения другого.

Что делать?

Война с шутками-перевертышами строится по принципу «подобное подобным». Сначала проговорим про себя: «Мои достижения хороши, я ценю их и никому не позволю принизить». Затем определим, что конкретно является предметом высмеивания: внешность, успехи на работе или отношения? И после этого следует сформулировать сообщение обидчика: «Я завидую, потому что ты стройная (красивая, стильная)». Это и будет мишенью удара. Например, можно ответить так: «Лучше уж платье под цвет масла, чем джинсы оттенка пирожных». Отличный выпад, если обидчица предпочитает розовые обтягивающие брюки и избегает спортзал. Но, согласись, грубоватый. Гораздо лучше воспользоваться советом Вадима Петровского из его книги «Энкоды: как договориться с кем угодно о чем угодно». Выбирай любой из приведенных там энкодов, но стопроцентно сработает – «это сближает». Он обезоружит нападающую своей нелогичностью.

История 2: Агрессия

Мужчины считали Катю «своим парнем» – за любовь к циничным анекдотам, смелым шуткам на грани фола, бескомпромиссность и резкость. Катя с удовольствием оттачивала свое чувство юмора на тех, кто не мог ей противостоять. Все закончилось, когда новая в компании девушка пошутила над Катей: «У нее не только ум мужской, она и лицом тоже в папу пошла». К удивлению окружающих, остроумная и веселая Катя шутки не оценила.

Что происходит?

Любые подколы – всегда выражение агрессии. Ее причиной может быть что угодно: борьба за мужское внимание или конкуренция за звание «Королева юмора». А в этом деле оппонент не всегда искренен и может виртуозно манипулировать объектом шуток. «У нас не принято выражать свою агрессию прямо и конструктивно, вот она и прячется за иронией, – объясняет психолог Елена Мжельская. – При этом очень удобно ответственность переложить на адресата: мол, это он не понял шутки, переоценил значение и вообще – слишком серьезный». Атакующего довольно сложно вывести на чистую воду: он просто скажет, что у жертвы шутки нет чувства юмора.

Что делать?

Рина Моисеева рекомендует изучить оттенки своей реакции на подкол. Что чувствуешь: гнев, разочарование, обиду, злость, раздражение? Может, именно эти чувства сейчас испытывает твой обидчик. Попробуй без ответной агрессии и нажима спросить: «У тебя все в порядке? Почему ты такая колючая?» Но если нет ни сил, ни желания упражняться в принятии или такое высказывание тебя сильно ранило, можно попытаться открыто выяснить отношения. Сказать: «Твои слова меня очень обидели, будь добра, не шути больше так». Если обидчица не будет готова искренне признать свою вину и принести извинения, всегда можно свести отношения с ней к минимуму, особенно если вы не очень близки.

История 3: Соперничество

Алина выложила в соцсеть свое фото в микрокупальнике и снабдила его подписью: «Наконец-то идеальный плоский животик». За первые пятнадцать минут запись получила 30 лайков от мужчин и один комментарий от лучшей подруги Светы: «У тебя не только животик исчез, кажется, грудь тоже пропала». Френды возмутились такой наглости, а Алина лишь поставила смайлик. Ведь такие ситуации нормальны для отношений между подругами.

Что происходит?

Отношения между близкими людьми часто строятся на соперничестве. «Оно может быть развивающим и полезным, потому что позволяет проиграть ситуацию конкуренции в безопасных условиях, – объясняет роджерианский психолог Татьяна Капитова. – Друзья обычно знают, что, проиграв в остроумии сегодня, смогут отыграться завтра. Благодаря таким отношениям мы учимся бессознательно переживать болезненность потери контроля и триумф его обретения». Если участники игры знают правила, даже самый черный и саркастический юмор допустим. Но важно сообщить подруге, если ее слова тебя обидели по-настоящему.

Что делать?

Если такие дружеские пикировки – ваш случай, стоит поискать в шутках долю истины. Неплохо сработает такой прием: переформулировать подкол так, чтобы он звучал как позитивное пожелание любящего человека. Например сказать в ответ: «Спасибо за заботу, дорогая, может, и свой push-up мне одолжишь?»

История 4: Иерархия

С первого курса хрупкую и невысокую Ксюшу прозвали Крошичем. К насмешкам про рост и телосложение девушка привыкла, но за ними потянулись более обидные шутки про умственные способности. «Глупенькая мелочь», «Сегодня у Ксюши нет встреч, да и работы у нее в принципе нет» – друзья всерьез считали, что шутят над девушкой ласково и по-доброму. Она обижалась, но вскоре смирилась с навязанным образом неудачницы.

Что происходит?

Юмор часто становится способом установить иерархию. Он помогает понять, кто среди друзей «звезда», а кто – на подпевках. Такие подколы необходимы, чтобы выявить и границы допустимого. Если бы малышка Крошич стала большим боссом, вряд ли кто-то осмелился бы высказаться вслух о ее комплекции и тем более – умственных способностях. «Если подруга начала иронизировать по поводу достижений, эрудиции и ума, значит, в ваших отношениях появилась тема, связанная со статусом и ролью каждой из вас», – объясняет Рина Моисеева.

Что делать?

Сначала стоит выяснить, что скрывается за такими шутками. Если подруга высмеивает твою неудавшуюся карьеру, можно поинтересоваться, почему она выбрала именно эту тему. Может быть, ей грустно, что она вынуждена ходить в офис с девяти до шести, а ты можешь позволить себе отдых. Или она полюбила молодого человека на голову ниже ее и теперь испытывает неудобства от невозможности надеть туфли на каблуке? В любом случае важно вербализировать эти скрытые мотивы, спросив: «Мне кажется, ты пытаешься играть со мной в игру «Кто здесь главный»? И затем переключить внимание «язвы» на ее собственную жизнь. А можно облечь все в шутливую форму: «Зато я никогда не постарею: маленькая собачка до старости щенок». Или: «Мал золотник, да дорог».

Герои, которые знают толк в сарказме:

«Симпатичным девушкам чувство юмора иметь не обязательно».
Перри Кокс, «Клиника»
«Я думал, в этой фирме все знают, что нельзя высмеивать ошибки других. Если кто-то из сослуживцев некомпетентен, – это не повод постоянно напоминать этому идиоту, что он тупой кретин».
Луис Литт, «Форс-мажоры»
«Когда я кого-то опускаю, я поднимаю их из невежества!»
Шелдон Купер, «Теория большого взрыва»
«Ты не будешь слышать, как мир смеется над тобой, если ты смеешься громче».
Джулс Кобб, «Город хищниц»
«Я над вам издевался за то, что вы – медбрат?» – «Можно считать, что уже – да».
Грегори Хаус, «Доктор Хаус»

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть