ОТНОШЕНИЯ

Что сделали якобинцы в отношении к республикам

19. Якобинская диктатура

Якобинская диктатура
, революционно-демократическая диктатура, высший этап Великой французской революции. Была установлена в результате народного восстания 31 мая — 2 июня 1793, приведшего к власти якобинцев (отсюда утвердившееся за ней в исторической литературе название). Опиралась на революционный блок городской мелкой и средней буржуазии, большинства крестьянства и плебейских масс. Я. д. установилась в тяжёлых условиях, когда развязанные внутренними врагами мятежи (роялистов в Вандее, жирондистов в Бордо, Тулузе, Лионе и других городах), контрреволюционный террор, интервенция, экономические трудности поставили французскую республику на грань катастрофы. Правовое оформление системы власти Я. д. осуществлялось постепенно и было завершено декретами 10 октября и 4 декабря 1793, учредившими во Франции «временный революционный порядок управления» (введение в действие буржуазно-демократической конституции, принятой Конвентом 24 июня 1793, было отложено). Вся полнота законодательной и исполнительной власти сосредоточилась в руках Конвента и его комитетов; Комитет общественного спасения (с 27 июля фактически возглавлявшийся М. Робеспьером) в сущности выполнял функции революционного правительства; основной задачей Комитета общественной безопасности и Революционного трибунала была борьба против внутренней контрреволюции. В департаменты и в армии направлялись облечённые чрезвычайными полномочиями комиссары Конвента. Сосредоточение государственной власти в руках якобинского правительства сочеталось с широкой инициативой народных масс и их организаций. Наряду с Якобинским клубом большую политическую роль играли демократическая по составу Парижская коммуна, выборы в которую были проведены в ноябре 1792 (см. в ст. Парижская коммуна 1789—1794), и связанные с ней секции Парижа, а также Клуб кордельеров, функционировавшие по всей стране революционные комитеты, многочисленные народные общества. Прямое давление народных масс на Конвент во многом определяло решительную политику Я. д. По инициативе парижских секций Коммуны был издан 23 августа 1793 декрет о мобилизации всей нации для отпора врагу.

Под нажимом парижского плебейства 4—5 сентября 1793 Конвент ответил революционным террором на террор врагов революции, репрессиями по отношению к спекулянтам, вмешательством государства в сферу распределения главных продуктов потребления (декрет о всеобщем максимуме 29 сент. 1793 и др.). Эти меры ограничивали свободу буржуазного накопления, задевали интересы городской и сельской буржуазии и шли дальше «. непосредственных, ближайших, созревших уже вполне буржуазных целей. » революции (Ленин В. И., Полн. собр. соч., 5 изд., т. 17, с. 47).

Якобинцы в кратчайший срок решили главные задачи буржуазной революции и отстояли её завоевания. Декретами 1793 (3 июня — о распродаже мелкими участками земель эмигрантов, 10 июня — о возвращении крестьянам захваченных феодалами общинных земель и их равном разделе между членами общины, 17 июля — о полной и безвозмездной ликвидации феодальных повинностей) было обеспечено радикальное и по своей смелости уникальное в истории буржуазных революций Запада решение главного вопроса революции — аграрного. Я. д. нанесла сокрушительный удар силам внутренней контрреволюции, в частности вандейским мятежникам (см. Вандейские войны). Создание массовой национальной армии, чистка офицерского состава, выдвижение талантливых командиров из народа, спешное развёртывание военного производства, выработка новой стратегии и тактики, революционно-патриотический энтузиазм и твёрдое военное руководство обеспечили перелом на фронтах в пользу Франции. К началу 1794 территория Франции была очищена от интервентов; 26 июня 1794 в битве при Флёрюсе (современная Бельгия) были разбиты основные силы австрийских Габсбургов. Высоко оценивая историческое значение революционной деятельности Я. д., В. И. Ленин писал: «. чтобы быть конвентом, для этого надо сметь, уметь, иметь силу наносить беспощадные удары контрреволюции, а не соглашаться с нею. Для этого надо, чтобы власть была в руках самого передового, самого решительного, самого революционного для данной эпохи класса» (там же, т. 34, с. 37).

Когда благодаря Я. д. миновала опасность реставрации старых порядков, обострился антагонизм внутри блока социальных сил, сплотившихся вокруг якобинцев в борьбе с общим врагом. У городских и сельских низов нарастало недовольство буржуазной ограниченностью политики якобинской власти (распространение максимума на заработную плату, преследование стачек городских и сельских рабочих, устранение «бешеных», роспуск «революционной армии» декретом 27 марта 1794, невыполнение вантозских декретов и др.). Крупная и средняя буржуазия, зажиточное и среднее крестьянство по мере уменьшения опасности реставрации монархии не хотели больше терпеть режим революционной диктатуры (ограничение свободы торговли и предпринимательства, твёрдая политика максимума и реквизиций, революционный террор), сужавший их возможности извлечь все выгоды из победы буржуазной революции. Отражением этих процессов явилось обострение с начала 1794 политической борьбы в рядах самого якобинского блока. Выражая стремления бедноты, левые («крайние») якобинцы (руководители Парижской коммуны Ж. Р. Эбер, П. Г. Шометт и др.) и близкие к ним деятели парижских секций и Клуба кордельеров требовали дальнейшего проведения уравнительных мер, ограничивающих крупную собственность и свободу буржуазной наживы, строжайшего соблюдения максимума, ужесточения революционного террора, войны до полной победы. На противоположном политическом фланге «снисходительные» (дантонисты) во главе с Ж. Дантоном и К. Демуленом, связанные с поднявшейся во время революции новой буржуазией, добивались ослабления режима революционной диктатуры, а во внешней политике — скорейшего заключения мира. Казнь в марте — апреле 1794 Эбера и других эбертистов, Шометта, а также Дантона и других дантонистов, усиление революционного террора (декрет 10 июня 1794) не могли предотвратить неумолимый процесс распада якобинского блока и нарастания кризиса Я. д. В июне — июле 1794 в недрах Конвента сложился заговор, направленный против возглавлявшегося Робеспьером и его ближайшими сподвижниками революционного правительства. Хотя к заговору примкнули и некоторые левые якобинцы, главную роль в нём играли представители контрреволюционной буржуазии. В результате термидорианского переворота (27/28 июля 1794) Я. д. была свергнута.

Историческое значение Я. д. состоит в том, что она довела до решительной победы буржуазную революцию во Франции и отстояла её завоевания от внутренней и внешней контрреволюции, заложила революционные традиции, игравшие и играющие большую роль в революционном движении 19—20 вв.

Что мы имеем. Король переехал в Париж (осенью 1789), Учредительное Собрание тоже тут под боком. Всеобщее возбуждения и политизация. Тогда-то и возникают политические клубы (именно клубы, по интересам, наши «кружки» напоминают лишь отдалённо). Трепятся, ни на что не оказывают непосредственного влияния, но с их мнением считаются. Осенью 1789ого такой вот клуб «Общество друзей Конституции» переезжает в бывший монастырь монахов-якобинцев. Дальше клуб разрастается – около 400 филиалов в провинциях.

К июлю 1791ого (после неудачного побега короля и расстрела на Марсовом поле) из клуба якобинцев вышли фельяны (Лафайет, Байи, «сливки общества», за Конституцию с королём; «собственники – ствол и корни общества»), оставшиеся серьёзно полевели (с ними, в основном, якобинцы и ассицируются), их главой становится Робеспьер, позже Дантон и Марат (монтаньяры). Разборки между ними и Жирондой в Собрании и Конвенте – см. соотв. Билет. Всё заканчивается полной дискредитацией Жиронды и изгнанием её из Национального Конвента 2 июня 1793, аресты, шухер до небес – власть у якобинцев.

Со 2 июня 1793его по 27 июля 1794ого.

Якобинцы полностью полновластны. У них: Комитет Общественного Спасения, Конвент, Трибунал, комиссары в провинциях. Фанатики-идеалисты. Кто:

Максимилиан Робеспьер (адвокат, «неподкупный», фанатик, голова забита Руссо, главное желание — абсолютная власть);

Антуан-Луи Сен-Жюст (спартанские идеалы — в жизнь фанатик — за Робеспьера);

Жорж-Жак Дантон (бабник, пьяница, оратор, идеолог, любим, но — контры с Робеспьером);

Жан-Поль Марат (террорист, ветеринар, «друг народа», неистов, безумен);

+ эбертисты и «бешеные» — абсолютные отморозки.

Отсюда – символ и печальная слава. Подавление всех во имя революционных целей.

1. Жирондистов. У тех «федерализм» — движение за превращение Франции в федерацию («распад страны» с точки зрения якобинцев). Зверства при подавлении (в Тулоне отличился молодой Наполеон). 13 июля 1793его Шарлота Кондэ мочканула Марата (под этим соусом, как раз).

2. Уже не подавление оппозиции, а террор как самоцель. “Святая гильотина”. В месяц — сотни. 17 сентября 1793 — декрет о подозрительных. Это те, “кто показал себя приверженцами тирании, федерализма и врагами свободы”. Формулировка расплывчата, подвести можно кого угодно. Выявление и арест подозрительных — “революционные комитеты” по 12 человек.

3. 10 октября 1793 — декрет о революционном порядке управления (чрезвычайные полномочия КОС, хотя — куда уж больше).

Укрепление власти – новая конституция. 24 июня 1793его. Республика, всеобщее избирательное право для мужчин с 21 года, демократические свободы и естественные права, невмешательство во внутренние дела других народов. Все статьи прямо противоречат реальности. Все кровавые режимы стремятся создать себе такой прекрасный фасад. Сама же конституция никогда не вступила в силу, постоянно откладывалась до победы над врагами (внутренними и внешними).

Аграрные проекты и экономика. Что может быть важнее для настоящего санкюлота (и крестьянина)? Крестьяне-то нелояльны, надо их на свою сторону перетянуть.

3 июня 1793 — декрет о распродаже земель эмигрантов.

10 июня 1793 — общинные земли -собственность общин.

17 июля 1793 — ликвидация остатков повинностей (поземельные).

Для санкюлотов — 29 сентября 1793 — декрет о всеобщем максимуме.

Пошли навстречу эбертистам и санкюлотам. Так как — инфляция, спекуляция и голод. Суть — заморожены все цены. На все товары — уровень 1790 + 1/3. Заработная плата — уровень 1790 + 1/2. Реквизиции — принудительные займы, принудительная покупка по твердым ценам, безвозмездные реквизиции даже. Ограничение прав собственности и свободы предпринимательства. Для спекулянтов – казни.

Особая, революционная армия, 7.200 – борьба с контрреволюцией. Казни: королевы, фельянов и жирондистов.

Дехристианизация. Католики вне закона. Священники массово отрекаются. Закрывают Церкви. «Гражданские браки» — венчающихся связывают и топят. Культ Разума, храмы Разума, культ мучеников Революции (ого-го, Марат и все-все-все).

Война. 23 августа 1793 – декрет о массовой мобилизации. Одна из самых массовых (1млн. 200 тыс.).

Против федералистов и Вандеи. Во главе – Лазарь Карно. Новые командиры — Гош (солдат), Журдан (мелкий торговец), Марсо (писец). Снабжение — от реквизиций. К ноябрю — 14 новых армий. Новая тактика — не растягивание по фронту, а рассыпная стрелковая цепь и концентрация колонн для удара. Естественно — успехи. Зима 1793 — перелом, Федералистские города взяты, вандейцы не опасны (хотя мятеж тлеет), к 1794 Франция очищена.

Выдвигается единолично. Для него соответственно есть чересчур левые:

«бешеные» (Ру, Варле)– казни уже в сентябре 1793его. Эбертисты (Шометт, Эбер) – после марта 1794ого (призыва Эбера мочить в Конвенте «бриссотинцев» — сторонников Дантона) – расправа, и Э., и Ш. казнены.

«снисходительные» Дантон и Демулен. Они за частную собственность, против террора. Апрель 1794ого – казнь Террор, война, отсутствие гарантий собственности + усталость общества. Харизму теряют. Нет опоры власти. Попытки ее найти — культ “Высшего существа” в духе Руссо — почитание республики, справедливости, равенства, свободы, любви к отечеству.

Но главная опора — рост террора (июнь 1794 — декрет об ужесточении его).

Террор уже зашкаливал. Сами якобинцы себя боятся (и не зря!). Трибунал может судить даже депутатов Конвента (неприкосновенность, нах).

Заговорщики: Поль-Жан Баррас, Жан-Ламбер Тальен. Не контрреволюционеры, такие же якобинцы. Боятся новых казней.

9 термидора 2 года республики (27 июля 1794) — переворот. Сен-Жюст в Конвенте требует казней. В ответ — декрет Конвента об аресте Робеспьера, Сен-Жюста и других. Восстание коммуны, Робеспьер освобожден, в Ратушу, но — арест, чуть не застрелился. На следующий день — казнь: 22 якобинца и 83 коммунара.

Остальное. Просвещение — выдумать новое общество в целом.

Переименовывали улицы, площади. Мода на новые имена — (Санкюлот, Марат, Маратина). Перестройка искусства (“революционное” — Рим и ВФР, Жак-Луи Давид, поэт Мари-Андрэ Шенье (гильотинирован)).

Наконец, революционный календарь (показать, что изменилось всё)- I год республики, месяцы — по явлениям природы, 12 месяцев по 30 ней (3 декады), 5-6 оставшихся дней — к последнему месяцу. 1793 — 1806.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть