ПСИХОЛОГИЯ

Что такое фиксация в психологии

Что такое фиксация в психологии

Мы используем файлы cookies для улучшения работы сайта НИУ ВШЭ и большего удобства его использования. Более подробную информацию об использовании файлов cookies можно найти здесь, наши правила обработки персональных данных – здесь. Продолжая пользоваться сайтом, вы подтверждаете, что были проинформированы об использовании файлов cookies сайтом НИУ ВШЭ и согласны с нашими правилами обработки персональных данных. Вы можете отключить файлы cookies в настройках Вашего браузера.

  • Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»
  • Образовательные программы магистратуры (Москва)
  • Факультет социальных наук
  • Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование»

Магистерская программа «Психоанализ и психоаналитическое бизнес-консультирование»

101000 Москва ,
ул. Мясницкая, д. 20

Нашли опечатку ?
Выделите её, нажмите Ctrl+Enter и отправьте нам уведомление. Спасибо за участие!
Сервис предназначен только для отправки сообщений об орфографических и пунктуационных ошибках.

«Всякий невроз имеет в себе такую фиксацию, но не всякая фиксация приводит к неврозу, совпадает с ним или встает на его пути». З. Фрейд

Фиксация — сохраняющаяся привязанность человека к определенным объектам и целям, фазам и стадиям развития, образам и фантазиям, способам поведения и удовлетворения, отношениям и конфликтам. В психоанализе понятие фиксации относится к описанию бессознательных процессов, происходящих на различных стадиях психосексуального развития ребенка. Они связаны с закреплением либидо на определенном сексуальном объекте или сексуальной цели, а также с регрессией, сосредоточением внимания на травме, психическими задержками и нарушениями, вытеснением патогенного материала из сознания человека. Размышления о природе и специфике фиксации содержались во многих исследованиях Фрейда, начиная от первых его трудов и кончая работами более позднего периода жизни, в которых психоаналитические идеи и теории претерпели изменение. Так, в «Толковании сновидений» (1900) при рассмотрении психического аппарата основоположник психоанализа исходил из того, что в различных психических системах одно и то же раздражение может иметь то или иное фиксирование. Если одна система включает в себя фиксацию ассоциации по одновременности, то в другой системе тот же самый материал может быть расположен по иным видам совпадения. В контексте осмысления работы сновидения он провел различие между фикцией и регрессией. В работе «Три очерка по теории сексуальности» (1905) Фрейд рассмотрел вопросы о фиксации предварительных сексуальных целей, задержках на промежуточной сексуальной цели подчеркнутого сексуального разглядывания, фиксации либидо на лицах своего пола. Уделив особое внимание условиям возникновения сексуальных перверсий, он высказал ряд соображений о возможной привязанности человека к определенным стадиям психосексуального развития и отдельным чертам сексуального объекта. В частности, им было подчеркнуто, что перверсии объясняются не только фиксацией инфантильных наклонностей, но и регрессией к ним вследствие преграждения других путей сексуального влечения. Кроме того, Фрейд особо выделил такой психический феномен, как «повышенная цепкость», под которым он понимал способность к фиксации ранних впечатлений сексуальной жизни, характерную не только для перверсных лиц, но и для невротиков. И наконец, он развил ранее высказанную им в середине 90х годов ХIХ века идею, что случайные детские переживания, связанные с влиянием на сексуальность (например, соблазнение со стороны других детей и взрослых), дают такой материал, который может зафиксироваться и повлечь за собой стойкие психические нарушения. Представление Фрейда о фиксации на травме как источнике невроза возникло на начальной стадии становления психоанализа. В дальнейшем он расширил понятие фиксации, соотнеся его с сексуальными объектами и целями, стадиями психосексуального развития и человеческой деятельностью в целом. Вместе с тем во многих его работах, написанных в разные периоды жизни, фиксация на травме сохраняла свое патогенное значение. В работе «О психоанализе» (1910) Фрейд отметил, что фиксация душевной жизни — характерная черта невроза, и что благодаря аффективной привязанности к прежним болезненным переживаниям невротики не могут отделаться от прошлого и ради него оставляют без внимания настоящее. В «Лекциях по введению в психоанализ» (1916–1917) он дал наглядную иллюстрацию причин возникновения невротических заболеваний. В этой работе Фрейд продемонстрировал, как и каким образом пациенты оказываются фиксированы на каком-то определенном отрезке своего прошлого и не могут освободиться от него, в результате чего настоящее и будущее остаются им чуждыми. В работе «По ту сторону принципа удовольствия» (1920) он вновь подчеркнул, что больной «фиксирован психически» на травме и что такого рода фиксация на переживаниях, вызвавших болезнь, часто наблюдается при истерии.
В «Лекциях по введению в психоанализ» Фрейд высказал мысль, послужившую толчком для дальнейшего развития психоаналитических представлений как о фиксации, так и о неврозе. Эта мысль сводилась к тому, что явление фиксации на определенной стадии прошлого выходит за рамки невроза и может не совпадать с ним. В качестве примера аффективной фиксации на чем-то можно взять такое состояние человека, как печаль. Она приводит к полному отходу и от настоящего, и от будущего. Но печаль, как замечал Фрейд, отличается от невроза. Другое дело, что существуют неврозы, которые представляют собой патологическую форму печали.
С точки зрения Фрейда, ведущая к возникновению невроза фиксация есть не что иное, как остановка частного влечения на ранней ступени психосексуального развития человека. Чем прочнее какая-либо фиксация на пути развития, тем больше вероятность того, что человек может регрессировать до этой фиксации. В исследовательском плане это ведет к предположению, что фиксация и регрессия не совсем независимы друг от друга. В терапевтической деятельности важно не упускать из виду такое отношение между фиксацией и регрессией, при котором неспособность к сопротивлению внешним препятствиям и соответствующая регрессия зависят от степени прочности фиксации на пути психосексуального развития пациента. В целом, фиксация либидо является, по мнению Фрейда, мощным фактором психического заболевания. Однако в этиологии неврозов фиксация либидо представляет собой предполагающий, внутренний фактор. Но он становится патологическим только тогда, когда к нему добавляется вынужденный отказ от удовлетворения влечения, выступающий в виде случайного, внешнего фактора. Кроме того, важно учитывать, как Я относится к прочной фиксации своего либидо на какой-то ступени его развития. Если оно относится к нему отрицательно, то возникает внутрипсихический конфликт, и Я прибегает к вытеснению там, где у либидо наблюдается фиксация.
Таким образом, психоаналитическое понимание причин возникновения неврозов включает в себя представление о фиксации и сводится к следующему:

  • Вынужденный отказ от влечения
  • Затем происходит фиксация либидо, теснящая влечение в определенном направлении
  • Склонность к психическому конфликту в результате развития Я, которое отвергает такое проявление либидо.

Фиксация тесно связана с регрессией, которая представляет собой в общем плане возвращение от более высокой ступени развития к более низкой, в психоаналитическом смысле — возвращение к ранее пройденным этапам психосексуального развития, к первоначальным примитивным способам мышления и поведения.
Интерес к проблеме регрессии проявился у Фрейда в связи с рассмотрением природы и специфики сновидений. В работе «Толкование сновидений» образование сновидения соотносилось им с процессом регрессии внутри предполагаемого психического аппарата, когда все соотношения мыслей исчезают или находят смутное выражение, а представления превращаются обратно в чувственные образы, на основе которых они ранее сформировались. В понимании Фрейда в бодрственном состоянии возбуждения и раздражения они ориентированы на последовательное прохождение систем бессознательного, предсознательного и сознания. Во время же сна они протекают обратным путем, устремляются к актам восприятия. Тем самым регрессивным путем сохраняется образец примитивной и отвергнутой ввиду ее нецелесообразности работы психического аппарата.
В «Толковании сновидений» Фрейд обратил внимание также на то, что регрессия свойственна не только сновидению, но и нормальному мышлению. Например, когда намеренное воспоминание соответствует обратному ходу от какого-либо сложного акта представления к более простому материалу восприятия. Различные видения психически нормальных людей тоже соответствуют регрессиям, не говоря уже о галлюцинациях при истерии и паранойе, которые действительно являются регрессиями и представляют собой мысли, превратившиеся в образы. В этом смысле Фрейд различал регрессию нормальной душевной жизни и патологические случаи регрессии.
Впоследствии он неоднократно обращался к осмыслению феномена регрессии. В одном из дополнений к переизданию «Толкования сновидений» в 1914 году Фрейд выделил три вида регрессии:

  • Топическую, связанную с функционированием психического аппарата со свойственными ему системами бессознательного, предсознательного и сознания
  • Временную, включающую в себя регрессии по отношению к либидозным объектам и стадиям психосексуального развития
  • Формальную, соотнесенную с заменой обычных, развитых форм и способов образного представления и мышления более примитивными, древними.

По мере углубления психоаналитических представлений о психосексуальном развитии человека и этиологии невротических заболеваний Фрейд стал уделять все большее внимание процессам регрессии. В «Лекциях по введению в психоанализ» (1916–1917) он выделил два вида регрессии: возвращение к первым либидозным объектам нарциссического характера и возвращение общей сексуальной организации на более ранние ступени развития. Оба вида регрессии воспринимались им как типичные, характерные и играющие значительную роль в неврозах перенесения.
Рассматривая регрессию с точки зрения возвращения сексуальной организации на ранние ступени развития, Фрейд предостерегал аналитиков против того, чтобы они не путали регрессию и вытеснение. В общем плане, то есть в смысле возвращения на более раннюю, глубинную ступень развития психического акта, регрессия и вытеснение являются аналогичными друг другу процессами, которым он дал название топических. Но если понятия «регрессия» и «вытеснение» используются в специальном (психоаналитическом) значении, то следует иметь в виду, что между ними имеется принципиальная разница, суть которой можно свести к следующему: регрессия — чисто описательное понятие, вытеснение — топически-динамическое; регрессия не является всецело психическим процессом, значительную роль в нем играет органический фактор, в то время как вытеснение — сугубо психический процесс, не имеющий «никакого отношения к сексуальности».
В работе «Торможение, симптом и страх» (1926) З. Фрейд дал метапсихологическое объяснение регрессии. В соответствии с ним определяющую роль в ее образовании играют расщепленные, разъединенные влечения и выделенные эротические компоненты, с начальной фазы своего развития присоединяющиеся к деструктивным влечениям садистской фазы. В этой же работе он рассмотрел регрессию в качестве одного из защитных механизмов Я. Фрейдовское понимание регрессии вызвало необходимость в дальнейшем изучении этого явления. Наряду с концептуальными разработками, лежащими в русле классического психоанализа, отдельными исследователями высказывались и такие соображения, которые свидетельствовали о пересмотре традиционно психоаналитического взгляда на феномен регрессии. Так, К. Г. Юнг поставил вопрос о признании телеологического значения регрессии. Он считал, что возврат к инфантильному уровню — это не только регрессия, но и возможность нахождения нового жизненного плана. То есть регрессия, по существу, есть также основное условие для творческого акта.
В современной психоаналитической литературе проблема регрессии обсуждается с точки зрения причин ее возникновения, этапов развития, глубины проявления, объекта и субъекта цели, результатов работы, целесообразности сдерживания или активизации в процессе аналитической терапии. Наряду с негативным значением регрессии, ведущей к симптомообразованию, рассматриваются и ее позитивные значения в качестве побуждения к восстановлению нарушенного равновесия, промежуточного состояния к осуществлению адаптивной переориентации. В центре внимания аналитиков оказывается также регрессия как механизм защиты Я, «плохая» регрессия как состояние дезинтеграции и «хорошая» регрессия как прогрессивный процесс, необходимый для жизнедеятельности человека.

Источник

Регрессия либидо, задержка и фиксация

Регрессия как психологическая защита

Развиваясь, ребенок переходит с одной ступеньки своего развития на другую. Регрессией называется обратный шаг-другой на предыдущие ступеньки. Например, когда человек в экстремальной ситуации начинает вести себя как ребенок, можно говорить, что он регрессировал – это называется поведенческой регрессией. Более сложным и устойчивым процессом является регрессия либидо, чему посвящена эта статья.

Не путайте регрессию с регрессом, который происходит при возрастных изменениях в мозге и именуется инволюционным психозом, когда старый человек впадает в детство; в отличие от регресса, регрессия – процесс обратимый и не связан с мозговыми изменениями

Сосание большого пальца в стрессовых ситуациях детьми старше двух лет является ярким примером регрессии либидо в качестве психологической защиты. Сосание само по себе не может устранить стрессовую ситуацию, с которой столкнулся ребенок, но помогает регрессировать к стадии, на которой сосание было средством удовлетворения и успокоения. Таким образом сосание обеспечивает ослабление напряжения, вызванное стрессом. Посредством такой регрессии ребенок, сосущий палец, достигает иллюзии защищенности и дистанцируется от неудовольствия, вызванного окружающей средой.

Сосание пальца младенцем не является регрессией, так как он еще находится на оральной стадии развития, на которой сосание является основным видом деятельности.

Регрессия либидо

В классическом психоанализе под регрессией подразумевают, прежде всего, регрессию либидо на предыдущие стадии развития. Фрейдом была разработана концепция психосексуального развития, в соответствии с которой ребенок проходит последовательно три основные стадии:

1. Оральная (0 – 18 мес.) – на этой стадии основной деятельностью ребенка является сосание. Как выразилась Мелани Кляйн, психика ребенка зарождается вокруг соска его матери. Фрейд приписывал младенцу эротическое удовольствие, связанное с процессом сосания.

2. Анальная (18 мес. – 3 года) – на этой стадии, по мнению Фрейда, основная деятельность ребенка связана с дефекацией и приучением к горшку. Ребенок испытывает эротическое удовольствие от процесса дефекации, а также вступает в конфликт с родителями, противодействуя приучению его к опрятности и контролю сфинктеров.

3. Фаллическая (3 года – 5 лет) – эта стадия совпадает с развитием Эдипова комплекса. По мнению Фрейда в этот период для детей обоих полов важность представляет только один орган – пенис (см. подробнее Примат фаллоса и кастрационный комплекс). Основное удовольствие ребенка в этот период связано с эротическими фантазиями о связи с родителем противоположного пола и победой над конкурирующим родителем того же пола.

Базу для регрессии либидо подготавливает фиксация на одной из перечисленных стадий психосексуального развития.

Фиксация либидо

Фрейд рассматривал развитие личности как постепенный отвод либидо от предыдущих форм удовлетворения. Для лучшего понимания процесса развития ребенка Фрейд предлагает аналогию с продвижением кочевого народа на вражескую территорию:

«Представьте себе, если кочевой народ оставил на стоянках на своем пути сильные отряды, то ушедшим вперед естественно вернуться к этим стоянкам, если они будут разбиты или встретятся с превосходящим их по силе противником.»
(Фрейд. “Введение в психоанализ. Лекция 22”)

Под противником Фрейд подразумевает соперника в эдиповой конкуренции – отца для мальчика, и мать, соответственно, для девочки. В классическом психоанализе считается, что неудачно разрешенный Эдипов комплекс является основной причиной невроза.

Отступлением на прежние стоянки является возврат к более ранним, регрессивным формам удовлетворения, анальным и даже оральным, которые в психоанализе называются прегенитальными, т.е. предшествующими Эдипову комплексу.

Фрейд связывает фиксацию с чрезмерным удовлетворением, которое, в свою очередь, по мнению Фрейда, обусловлено конституциональными (врожденными) особенностями индивида:

«Но вместе с тем они [кочевники] тем скорее окажутся в опасности потерпеть поражение, чем больше народу из своего числа они оставили на пути.»
(Фрейд. “Введение в психоанализ. Лекция 22”)

То есть получается, что в результате фиксации ребенок лишается возможности успешно преодолеть Эдипов комплекс, т.к. большая часть его либидо зафиксирована на одной из прегенитальных стадий развития и, как бы, «тянет» назад.

Оральная фиксация

Убеждения Фрейда о конституциональном усилении значения губ сегодня невозможно читать без улыбки.

«Если такое конституциональное усиление сохраняется, то такие дети, становясь взрослыми, делаются любителями поцелуев, имеют склонность к перверзным поцелуям [минету или кунилингусу] или, будучи мужчинами, приобретают сильный мотив для пьянства и курения. Если же к этому присоединяется вытеснение, то они будут ощущать отвращение к пище и страдать истерической рвотой. Благодаря общности зоны губ, вытеснение перенесется на влечение к пище. Многие из моих пациенток, страдающих нарушением в принятии пищи, истерическим глобусом [ощущением кома в горле], сжатием в горле и рвотами, были в детстве энергичными сосунами.»
(Фрейд. “Три очерка по теории сексуальности”)

Современный психоанализ рассматривает оральную стадию развития как важнейший этап формирования психики ребенка, в процессе которого, в результате взаимоотношений младенца с матерью, закладываются ее основа (базис) – стрессоустойчивость, оптимизм, способность любить и быть любимым и получать удовольствие от жизни – залог всего дальнейшего развития (см. подробнее Травма рождения, Базальная тревога, Депривация, Интроверсия и аутизм, Материнская тревожность). Поэтому в современном психоанализе предпочитают говорить не о фиксации на оральной стадии развития, а об оральных травмах.

Еще Отто Фенихель (1915) подчеркивал, что чрезмерная фрустрация может также вызывать фиксации. Фрустрация содействует вытеснению желаний, и этим препятствует развитию ребенка. Фенихелем были перечислены основные причины фиксаций:

1. Комбинация чрезмерного удовлетворения и чрезмерной фрустрации и, в особенности, внезапные изменения от одного к другому.

2. Злоупотребление оральной потребностью ребенка в качестве средства уменьшения беспокойства ребенка и собственной тревоги матери в ущерб эмоциональному контакту – когда ребенку затыкают рот грудью или соской.

3. Попустительство матери нежелания ребенка отказаться от груди или бутылочки и, как следствие, чрезмерное затягивание оральной стадии. В этом случае, напротив, страх матери фрустрировать ребенка способствует фиксации.

Подобные оральные травмы приводят к тяжелым последствиям: промискуитету, обжорству, анорексии, алкоголизму, наркомании (см. подробнее Почему нам хорошо, когда нам хорошо, или биохимия удовольствия). В результате человек оказывается неспособным жить полноценной жизнью, и все, что ему остается, это регрессировать к оральному способу удовлетворения – как бы, начать сначала, с того места, где он был травмирован, в надежде, что давнее желаемое удовлетворение будет получено, но, к сожалению, нередко это оказывается началом конца.

Оральная личность постепенно почти полностью теряет способность получения удовольствия иначе как от самых базовых, оральных форм удовлетворения: от механического секса (суррогата любви), еды (или отказа от еды), алкоголя или наркотиков (заменителей материнского молока). По сути, такие удовлетворения являются извращением, потому что за ними стоит не любовь, а попытка не чувствовать боль и страх, пережитые в первый год жизни. Так оральная личность привыкает получать удовольствие от «лечения» своей травмы с помощью суррогата. Поэтому оральные нарушения очень сложно лечатся – ведь «лекарство» уже найдено.

Человек, продолжающий злоупотреблять психоактивными веществами, углубляет свою регрессию, которая постепенно перерастает в необратимый регресс личности, обусловленный хронической интоксикацией мозга.

Поведенческая регрессия и задержка оральной личности

Оральный характер не всегда проявляется зависимостью от еды или психоактивных веществ. Если оральная стадия была пройдена более-менее успешно, но дальнейшее развитие было задержано, формируется очень зависимая личность, не стесняющаяся своей инфантильности и прилипчивая к объекту своей любви (но чаще поведенческая оральность сочетается с аддикциями).

Часто склонность к регрессии невозможно заметить неискушенному наблюдателю. Например, девушка, выйдя замуж, торопится завести ребенка. Это может выглядеть как прогрессивное стремление. Но после рождения младенца она плохо справляется с ним, пытается спихнуть его мужу или бабушкам. На самом деле она ожидала получить себе братика или сестренку, а орущий и требовательный ребенок для нее оказался полной неожиданностью, к которой она совершенно не была готова. Для нее рождение ребенка являлось способом уклониться от жизни, полной трудностей, к которым она не была готова (хотя это она и осознавала). Как говорится, не получилась карьера, скажи, что нашла себя в семье. Хотя такие девушки и могут делать достаточно успешную карьеру до брака, но при внимательном наблюдении видно, как тяжело им это дается, они с трудом выдерживают конфликты на работе, живут от выходных до выходных, постоянно думают об отпуске. В результате брака с такой девушкой после рождения ребенка мужчина получает двух детей.

Мужчины тоже могут вести себя подобным образом. Притчей во языцех стал муж, лежащий на диване перед телевизором в трениках с вытянутыми коленками. Он постоянно пытается устроиться на работу, но у него ничего не получается. И уж стоит ли еще раз говорить о мужьях-алкоголиках?

Брак очень часто бессознательно рассматривается как возможность регрессии либидо к первичным объектным отношениям – воссозданию детско-родительских отношений (регрессии либидо к первичному инцестуозному объекту, как выражался Фрейд).

Анальная фиксация

По мнению Фрейда при дефекации ребенок думает, что теряет часть себя, и фиксация на этом процессе формирует склонность к скупости. Родители принуждают ребенка совершать дефекацию в горшок и выбрасывают его содержимое, и скупость, вероятно, формируется как гиперкомпенсация переживания безвозвратно потерянных собственных частей (Фрейд не уточняет). Также, по мнению Фрейда, кал в бессознательном ассоциируется с деньгами, что дополняет мотив скупости во взрослом возрасте. Поэтому приучение к горшку вызывает такое сопротивление у некоторых детей, и у них формируется такая черта характера как упрямство.

Также Фрейд считал, что ребенок сознательно задерживает процесс дефекации для того, чтобы получить особое эротическое удовольствие при выделении больших каловых масс. Фиксация на этом удовольствии формирует также упрямство. Такое поведение ребенка Фрейд назвал анальным садизмом.

И также Фрейд считал, что существует врожденный инстинкт пачкаться и, прежде всего, пачкаться в фекалиях. По его мнению, те дети, у которых этот инстинкт конституционально усилен, в результате приучения родителями к опрятности, формируют реактивное образование – пристрастие к чрезмерной чистоплотности и аккуратности.

Все эти характерологические черты были объединены Фрейдом в понятие анального характера.

Анальные травматические фиксации, правда, могут способствовать формированию тех черт, которые Фрейд объединил в анальный характер, и это бывает связно, например, со слишком жестким приучением к горшку, в частности, когда ребенок сажается на горшок в определенные часы и не отпускаются, пока он не совершит дефекацию (по рекомендации Бенджамина Спока). Впрочем, такая анальная травматизация не всегда приводит к подобному личностному расстройству. (См. подробнее Приучение к горшку.)

Обсессивную личность (как теперь называют анальный характер) с анальной тематикой, пожалуй, связывает только постоянный страх обосраться (в переносном смысле) и связанное с этим постоянное напряжение.

Основной травмой в период, названным Фрейдом анальным, является неудачное разрешение конфликта рапрошман (в переводе с фр. воссоединение). Ребенок в этом возрасте начинает чувствовать свою независимость от матери, но одновременно очень нуждается в ней. Это вызывает протесты против контроля матери, сменяющиеся приступами прилипчивой любви. Ребенку очень хочется быть самостоятельным, но потом становится очень страшно. Мать должна постоянно находить компромиссы, чтобы ребенок развивал самостоятельность, но не чувствовал себя брошенным – поэтому мать должна все время быть рядом, но не мешать ребенку своим контролем – для тревожных или властных матерей это оказывается огромной проблемой (см. подробнее Гиперопека и Агрессия и аутоагрессия). Не все матери готовы к взрослению своего ребенка, и некоторые даже бессознательно мстят ему за его стремление к независимости, давая убедиться в его беспомощности и зависимости от себя. Если находить такой компромисс между подчинением–независимостью не удается – с одной стороны, тревога передается от матери ребенку, а с другой стороны, лишенный самостоятельности из-за навязчивого контроля ребенок продолжает испытывать тревогу в любой нестандартной ситуации (см. также Страх потери объекта любви).

В итоге, такой человек, неспособный справляться с тревогой, формирует свой жизненный уклад таким образом, чтобы максимально обезопасить себя от неожиданностей, потому что окружающий мир ему видится враждебным и опасным. У него развивается бережливость, доходящая до скупости, которая помогает ему справиться с тревогой из-за возможных финансовых проблем. Аккуратность, чистоплотность и пунктуальность также позволяет ему избегать тревожащих неожиданностей и стыда. А его упрямство является следствием того, что он постоянно находится в конфликте подчинения–независимости, ведущего свою историю от застревания в конфликте рапрошман. Такой человек формирует стиль жизни, названный обсессивным, для того, чтобы справляться с постоянной тревогой, которую он не всегда даже может осознавать. Ведь для того, чтобы не испытывать постоянную тревогу он вырабатывает у себя защитный механизм для изоляции аффекта, и, в итоге, перестает испытывать не только негативные, но и позитивные чувства, постепенно превращаясь в робота.

Для обсессивной личности единственным удовольствием остается обстоятельность, аккуратность, накопительство и пунктуальность. Но, впрочем, эти удовольствия постоянно отравляются перфекционизмом, потому что все сделанное оказывается таким неидеальным и недостаточным. Невозможность получать полноценное удовольствие в случае обсессивных нарушений личности также связано с извращенным характером деятельности, за которой стоит тревога. Тем не менее, обсессивные пациенты хорошо поддаются психоаналитическому лечению, потому что испытывают много страдания и лишь призрачное удовольствие, которое усмиряет их тревогу только на время – это создает мотивацию для лечения.

Фаллическая фиксация

Мужчины с фиксацией на фаллической стадии развития характеризуются весьма дерзким, хвастливым и опрометчивым поведением. Они как бы пытаются доказать себе и миру, что они чего-то стоят. Поэтому они весьма склонны к разного рода авантюрам, бравадам, эффектным поступкам. Часто такие мужчины стремятся к успеху любой ценой, но достигая его, не знают, что с этим делать. Только что взяв одну высоту, они уже видят другую, которая им еще не покорилась, и которую им непременно нужно покорить.

Что толкает таких мужчин постоянно доказывать, что их пенис длиннее всех? Очевидно – травма эдипального поражения. Не такая серьезная, как было описано в случае эксгибиционизма, но достаточно серьезная для того, чтобы пройдя более-менее удачно оральную и анальную стадии развития, застрять на фаллической. Это бывает связано с тем, что отец всерьез конкурирует со своим сыном, обесценивает его и самоутверждается за его счет – такие отцы часто сами имеют фаллический характер. Иногда непобедимым конкурентом оказывается умерший отец, герой, великий ученый или талантливый руководитель. В этом случае дело бывает не в отце, а в том, как мать обесценивает своего сына, сравнивая его с недостижимым идеализированным образом своего умершего мужа (или старшего сына) – как говорится, о покойных говорят хорошо или ничего. Фаллических личностей называют также нарциссами (но они представляют только часть спектра нарциссических нарушений личности, в психоанализе их называют толстокожими нарциссами).

Также, как и в случае неразрешенного конфликта рапрошман у обсессивной личности, в случае фаллической личности речь идет, скорее, не о регрессии, а о застревании в эдипальном конфликте (или задержке, как выражался Фрейд). Такой мужчина всю жизнь бессознательно конкурирует со своим отцом, который пытался его кастрировать в период эдипальной конкуренции.

Но не обязательно такое застревание на фаллической стадии развития вызывает склонность к бестолковым авантюрам, бравадам и эффектным поступкам. Например, Фрейд, конкурируя со своим отцом, создал психоанализ и, совершив переворот в психологии и мышлении людей, победил не только своего отца, но и всех ученых мужей своего времени (см. Комплекс Лая).

Фаллические женщины, которые так хотят быть мужчинами, напрямую подтверждают концепцию Фрейда о женском кастрационном комплексе (правда, похоже, этот комплекс не имеет всеобъемлющего явления, как считал Фрейд). И, хотя, бессознательная зависть к пенису является ядром фаллического характера у женщин, причиной служит не отсутствие пениса, а отсутствие женственности, которое может являться, с одной стороны, следствием неудачной идентификации с матерью или отсутствием женственности у матери, а с другой стороны, эдипальным стремлением понравиться отцу, который хотел мальчика, а не девочку. В любом случае, фалличность женщины представляет из себя гиперкомпенсацию чувства собственной ущербности девочки за то, что она не мальчик.

Фиксация на травме

Как мы могли видеть из описанных выше примеров, фиксация является следствием травм. К сожалению, даже в современном психоанализе принято сужать понятие травмы до случаев острой травмы, как, например, при изнасиловании в детстве или гибели родителей. Под травмами мы понимаем травмы развития, когда недостаток любви, внимания и понимания со стороны родителей изо дня в день калечит психику ребенка и не дает ему возможности нормально развиваться. Это то, что self-психологи называют дефицитом.

В “Пяти лекциях по психоанализу” (1910) Фрейд сравнивает невротиков с людьми, печально стоящими у монумента, воздвигнутого в честь трагедии, вместо того, чтобы бежать по своим делам.

«Подобно этим двум непрактичным лондонцам ведут себя все истерики и невротики, не только потому, что они вспоминают давно прошедшие болезненные переживания, но и потому, что они аффективно привязаны к ним; они не могут отделаться от прошедшего и ради него оставляют без внимания действительность и настоящее. Такая фиксация душевной жизни на патогенных травмах представляет собой одну из важнейших характерных черт невроза, имеющих большое практическое значение.»

«Травматические неврозы носят явные признаки того, что в их основе лежит фиксация на моменте травмы. В своих сновидениях эти больные постоянно повторяют травматическую ситуацию…
Эта аналогия наводит нас на мысль назвать травматическими также те переживания, на которых, по видимому, фиксированы наши нервнобольные. Такова в действительности и была первая формулировка, которой Брейер и я в 1893-1895 гг. подвели теоретический итог нашим наблюдениям.
Итак, мы предвидим тут осложнения, большее разнообразие условий заболевания, но мы предчувствуем также, что от травматической точки зрения нельзя отказаться как от ошибочной; она пригодится в другом месте и при других условиях.»

Но, к сожалению, к травматической точке зрения Фрейд больше не возвращался.

Нормальные проявления регрессии

Процесс засыпания тоже требует регрессии: для того чтобы расслабиться и заснуть – нужно почувствовать себя защищенным. Для этого многие дети, даже младшего школьного возраста, засыпают, посасывая палец. В качестве защитника может подойти любимый плюшевый мишка, обнимание которого символизирует обнимание матери. Взрослые люди нередко засыпают с включенным телевизором, звуки которого могут напоминать разговор родителей на кухне, возвращая в комфортную атмосферу защищенности в детстве. Ну и, конечно, привычка супругов спать вместе, отсылает к самым ранним переживаниям сна рядом с родителями. Но если ничего не помогает, для регрессии приходится прибегать к снотворным. Да и сам сон тоже является регрессивным состоянием (топической регрессией, как выражался Фрейд).

Регрессия очень важный психологический механизм, потому что именно он позволяет нам получать удовольствия. Повседневная жизнь принуждает нас постоянно находиться в «боевой готовности», используя все возможности, приобретенные нами в процессе нашего развития (прогресса). Однако, такое состояние не позволяет получать удовольствия (невозможно представить рыцаря с мечом и в доспехах, с опущенным забралом, придающегося наслаждениям) – поэтому для получения удовольствия необходимо немного регрессировать (снять доспехи, отложить меч), стать ненадолго ребенком. Регрессия особенно бывает заметна во время полноценного сексуального наслаждения влюбленных, когда двое вполне взрослых людей ведут себя как маленькие дети: начинается с того, что они чего-то хотят, потом они сюсюкаются друг с другом, затем засовывают в рот посторонние предметы, начинают посапывать, стонать и даже визжать, а потом тихо засыпают безмятежным младенческим сном (см. Романтическая любовь).

Регрессия в психоанализе

Регрессия – также важный психологический процесс, необходимый для проведения психоанализа. Именно для достижения регрессии в процессе психоаналитической сессии используется кушетка. Пациент ложится на кушетку, нередко, укрывшись пледом. Удобное положение, располагающее ко сну, способствует максимальному расслаблению и облегчает возврат к прошлым переживаниям, воспоминаниям давно минувших дней. Такое погружение в детство дает возможность детально проанализировать детские чувства пациента и то, как они влияют на его настоящее. Такая регрессия называется психотерапевтической.

Кушетка является стимулирующим, но не обязательным условием для психотерапевтической регрессии. Сидя в кресле, лицом-к-лицу к психоаналитику, пациент тоже может регрессировать, если сложилась достаточно доверительная атмосфера между ним и психоаналитиком. Если психоанализ производится в положении сидя – это, как правило, называют психоаналитической психотерапией. (См. подробнее Психоанализ и психоаналитическая психотерапия: в чем разница?, а также Как помогает психоанализ?)

В случае сексуального взаимодействия и в процессе проведения психоаналитической сессии – регрессия не является защитой.

Злокачественная регрессия

При пограничном расстройстве личности после сильного стресса регрессия может перестать нести свою защитную, а значит адаптивную функцию, и ввергнуть человека в пучину переживаний травм, пережитых в детстве, многократно усиливая его страдания. Такой процесс является, напротив, сбоем защиты – злокачественной регрессией (см. Несчастная любовь). Крайней формой выражения травматической регрессии является психоз (сумасшествие).

См. также о защитной регрессии в случае тяжелых психических расстройств Раскачивание или вращение.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть