ПСИХОЛОГИЯ

Что такое каузальная атрибуция в психологии

Каузальная атрибуция

Даже (или именно поэтому) такое сложное устройство как человеческая психика «барахлит» – подвергается когнитивным искажениям. Некоторые из них очевидны, поэтому бороться с ними легко, достаточно осознать. Но другие запутаны и быстро с ними не разберешься. Одно из таких сложных явлений – каузальная атрибуция – феномен человеческого восприятия.

Гештальт-психолог Фриц Хайдер считается «отцом» каузальной атрибуции, о которой он писал еще в 1920-х. В своей диссертации Хайдер задается проблемой восприятия информации и того, как человек ее интерпретирует. После него многие ученые стали подробнее изучать феномен. Об их теориях мы поговорим позже, а сначала разберемся с самим понятием.

Виды каузальной атрибуции

Википедия определяет термин так: каузальная атрибуция (от лат. causa – причина лат. attributio – приписывание) – феномен межличностного восприятия. Заключается в интерпретации, приписывании причин действий другого человека в условиях дефицита информации о действительных причинах его действий.

Пытаясь найти причины чужого поведения, люди часто попадают в ловушки предубеждений и ошибок. Как говорил Фриц Хайдер: «Наше восприятие причинности часто искривляется нашими потребностями и некоторыми когнитивными искажениями».

Вот примеры когнитивных искажений вследствие каузальной атрибуции.

Фундаментальная ошибка атрибуции

Фундаментальная ошибка атрибуции – объяснение чужих действий внутренними факторами («этот человек – зануда» – внутренняя диспозиция), а своих собственных – внешними обстоятельствами («события разворачивались так, что по-другому я поступить не мог» – внешняя диспозиция). Она становится наиболее очевидной, когда люди объясняют и предполагают поведение других.

Причины фундаментальной атрибуции:

  • Неравные возможности: игнорирование особенностей, обусловленных ролевой позицией.
  • Ложное согласие: представление о своем поведении как о типичном, а об отличном от него – как о ненормальном.
  • Большее доверие к фактам, чем к суждениям.
  • Игнорирование информационной ценности неслучившегося: несделанное должно также быть основанием для оценки поведения.

Пример первый: ваш друг не сдал экзамен, который вы оба сдавали. Кажется, у него всегда был низкий уровень знаний. Вы начинаете думать, что он ленив, занимается чем угодно, но только не учебой. Однако возможно, что у него проблемы с запоминанием информации или какие-нибудь сложные обстоятельства в семье, которые мешают готовиться к экзаменам.

Пример второй: у незнакомого человека не заводится машина. Вы решаете ему помочь, дав пару дельных советов. Он не соглашается с ними или просто игнорирует их. Вы злитесь и начинаете считать этого человека грубым и отвергающим искреннюю помощь. Однако, вероятно, ему уже давали те же советы, и они не сработали. В конце концов, он просто лучше знает свой автомобиль. Или у него выдался плохой день.

Заметим, что речь идет о внутренней диспозиции. Если говорить о внешней, то если вы не сдадите экзамен, то, скорее всего, объясните это не низким уровнем своих знаний, а невезением – попался самый сложный билет. И если это у вас не заводится машина, то виноват будет человек, который пытается помочь/умничает, хоть его и не просили.

Внешняя диспозиция не обязательно плоха. Это в некоторой мере защитный механизм, потому что вы не чувствуете вины, не портите себе настроение и оптимистически смотрите на мир. Но она же может привести к постоянному поиску оправданий и деградации личности.

Культурное предубеждение

Оно случается, когда кто-то делает предположение о поведении человека на основе его культурных обычаев, происхождении и убеждений. Например, считается, что люди из западных стран индивидуалисты, в то время как азиаты являются коллективистами. Ну и о евреях, армянском радио и представителях многим других национальностей вы наверняка слышали не один анекдот.

Разница между участником и наблюдателем

Как уже было замечено, мы склонны приписывать поведение других людей своим диспозиционным факторам, причисляя собственные действия к ситуационным. Поэтому атрибуция может различаться от человека к человеку в зависимости от их роли как участника или наблюдателя – если мы являемся главным действующим лицом, то склонны иначе смотреть на ситуацию, чем когда просто наблюдаем со стороны.

Диспозиционная (характерная) атрибуция

Это склонность приписывать поведение людей их диспозициям, то есть их личности, характеру и способностям. Например, когда официант грубо относится к своему клиенту, тот может предположить, что у него скверный характер. Идет мгновенная реакция: «Официант – плохой человек».

Таким образом, клиент поддался диспозиционный атрибуции, приписывая поведение официанта непосредственно его личности, не рассматривая ситуационные факторы, которые могли вызвать эту грубость.

Своекорыстная атрибуция

Когда человек получает повышение, то считает, что это связано с его способностями, навыками и компетенцией. А если не получает, то думает, что босс его не любит (внешний, неконтролируемый фактор).

Первоначально, исследователи думали, что человек таким образом хочет защитить свою самооценку. Однако позже появилось мнение, что когда результаты соответствуют ожиданиям, люди склонны приписывать это внутренним факторам.

Гипотеза защитной атрибуции

Гипотеза защитной атрибуции – это социально-психологический термин, относящийся к набору убеждений, которых придерживается человек для функции защиты себя от беспокойства. Говоря проще: «Не я являюсь причиной своей неудачи».

Защитная атрибуция также может проявляться и в отношении других людей. Выразим ее фразой: «Хорошие вещи случаются с хорошими людьми, а плохие – с плохими». Мы верим в это, чтобы не чувствовать себя уязвимыми в ситуациях, когда не контролируем их.

При этом все доходит до крайности. Когда человек слышит, что кто-то разбился в автомобильной аварии, он может предположить, что водитель был пьян или купил права, а с ним лично этого точно никогда не случится.

Все перечисленные выше примеры каузальной атрибуции очень похожи на когнитивный диссонанс – состояние психического дискомфорта человека, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: верований, идей, эмоциональных реакций и ценностей. Эта теория была предложена Леоном Фестингером. Он формулирует две гипотезы этого явления:

  • Когда у человека возникает диссонанс, он стремится всеми силами снизить степень несоответствия между двумя установками, чтобы достичь консонанса, то есть соответствия. Таким образом он избавляется от дискомфорта.
  • Человек будет обходить стороной ситуации, в которых этот дискомфорт может усилиться.

Раз уж вы получили двойку на экзамене, зачем еще и чувствовать дискомфорт от того, что вы совершенно не готовились, верно? Не верно. Чтобы понять это, поговорим о локусе контроля.

Каузальная атрибуция и локус контроля

Следует сказать, что каузальная атрибуция тесно связана с локусом контроля.

Локус контроля – это характеризующее свойство личности приписывать свои успехи или неудачи только внутренним, либо только внешним факторам.

В случае с каузальной атрибуцией имеют место двойные стандарты. Тогда как локус контроля показывает, что человек сам выбирает свою реакцию. Получив двойку на экзамене, он может проявить этот локус двумя разными способами:

  • Я сам виноват в том, что получил двойку. Мало готовился, гулял, думал совершенно не о том. Я исправлюсь и начну прямо сейчас.
  • Виноват билет, сложный предмет или преподаватель. Если бы не это, я бы получил то, чего заслуживаю.

Разница между каузальной атрибуцией и локусом контроля заключается в наличии силы воли во втором случае.

Чтобы изменить локус контроля, нужно в первую очередь избавиться от синдрома жертвы. Берите на себя полную ответственность даже в том случае, если внешние факторы действительно очень сильно повлияли на результат.

Каузальная атрибуция и выученная беспомощность

Каузальную атрибуцию, что любопытно, часто используют для того, чтобы понять суть феномена выученной беспомощности.

Выученная/приобретенная беспомощность – это состояние человека, при котором он не предпринимает попыток улучшить свое состояние (не пытается получить позитивные стимулы или избежать негативных), хотя имеет такую возможность. Это случается, когда он несколько раз пытался изменить ситуацию, но потерпел неудачу. И теперь привык к своей беспомощности.

Отец позитивной психологии Мартин Селигман продемонстрировал в своих экспериментах, что люди прилагают меньше усилий на решение «решаемой» проблемы после того, как они потерпели серию неудач в «нерешаемых» проблемах.

Селигман считает, что люди, получив неудовлетворительные результаты, начинают думать, что дальнейшие попытки тоже не приведут ни к чему хорошему. А вот теория каузальной атрибуции говорит, что люди не пытаются удвоить усилия, чтобы не понизить свою самооценку, потому что иначе они свяжут неудачу со своими внутренними личностными характеристиками. Если не пытаться – то гораздо легче обвинить во всем внешние факторы.

Теории каузальной атрибуции

Наиболее популярны две из них.

Теория корреспондентских отношений Джонса и Дэвиса

Ученые Джонс и Дэвис в 1965 году представили теорию, в которой предположили, что люди уделяют особое внимание преднамеренному поведению (в отличие от случайного или бездумного).

Эта теория помогает понять процесс возникновения внутренней атрибуции. Ученые полагали, что человек склонен совершать эту ошибку, когда видит несоответствия между мотивом и поведением. Например, считает, что если кто-то ведет себя дружелюбно, то он дружелюбен.

Диспозиционные (то есть внутренние) атрибуты предоставляют нам информацию, из которой мы можем делать прогнозы о будущем поведении человека. Дэвис использовал термин «корреспондентский вывод» для обозначения случая, когда наблюдатель думает, что поведение человека соответствует его личности.

Итак, что заставляет нас делать корреспондентский вывод? Джонс и Дэвис говорят, что мы используем пять источников информации:

  • Выбор : если поведение свободно выбирается, считается, что оно обусловлено внутренними (диспозиционными) факторами.
  • Случайное или преднамеренное поведение : поведение, которое преднамеренно, скорее всего, будет связано с личностью человека, а случайное поведение, скорее всего, будет связано с ситуацией или внешними причинами.
  • Социальная желательность : вы наблюдаете, как кто-то сидит на полу, притом, что есть свободные стулья. Такое поведение имеет низкую социальную желательность (несоответствие) и, вероятно, соответствует индивидуальности личности.
  • Гедонистическая релевантность : когда поведение другого человека прямо направлено на то, чтобы принести пользу или навредить нам.
  • Персонализм : когда поведение другого человека, как представляется, должно повлиять на нас, мы предполагаем, что оно «личное», а не просто побочный продукт ситуации, в которой находимся.

Источник

Определение казуальной атрибуции, ошибки и способы их избежания.

Каузальная атрибуция (от лат. causa — причина лат. attributio — приписывание) — феномен межличностного восприятия. Заключается в интерпретации, приписывании причин действий другого человека в условиях дефицита информации о действительных причинах его действий.

Понятие было сформировано в западной социальной психологии и наиболее общее своё представление получило в теории атрибуции (англ. Attribution theory), разработанной Г. Келли, Ф. Хайдером, Ли Россом. Исследователи каузальной атрибуции пытались выяснить механизмы, факторы с помощью которых «рядовой человек», «человек с улицы» объясняет для себя причинно-следственные связи тех событий, которые он воспринимает, в том числе и своё собственное поведение.

Мера и степень атрибуции зависят от двух показателей:

соответствие поступка ролевым ожиданиям — чем больше соответствие, тем меньше дефицит информации, следовательно степень приписывания будет меньше; соответствие действия культурным нормам.

Г. Келли выделил три типа атрибуции:

-личностная атрибуция (причина приписывается человеку, совершающему действие);

-объектная атрибуция (причина приписывается объекту, на который направлен поступок);

-обстоятельственная атрибуция (причина приписывается обстоятельствам).

В ходе исследований было выявлено, что участник событий чаще использует обстоятельственную атрибуцию, а наблюдатель личностную.

В экспериментах было установлено, что различные люди демонстрируют по преимуществу совершенно различные виды атрибуции, т. е. разную степень “правильности” приписываемых причин. Для того чтобы определить степень этой правильности, вводятся три категории:

1) подобия, т. е. согласия с мнением других людей

2) различия, т. е. отличия от мнения других людей

3) соответствия, т. е. постоянства действия причины во времени и пространстве.

Установлены точные соотношения, при которых конкретные комбинации проявления каждого из трёх критериев должны давать личностную, стимульную или обстоятельственную атрибуцию. В одном из экспериментов был предложен особый “ключ”, с которым следует каждый раз сопоставлять ответы испытуемых: если ответ совпадает с тем оптимумом, который дан в “ключе”, то причина приписана правильно; если наблюдается расхождение, можно установить, какого рода “сдвиги” характерны для каждого человека в выборе преимущественно приписываемых им причин. Сопоставления ответов испытуемых с предложенными эталонами помогли на экспериментальном уровне зафиксировать ту истину, что люди далеко не всегда приписывают причину “правильно”, даже с точки зрения весьма облегчённых критериев: многие склонны злоупотреблять либо личностной и стимульной, либо обстоятельственной атрибуцией. Так, в частности, было установлено различие в позициях наблюдателя и участника событий. В эксперименте Э Джонсона и Р. Нисбета было показано, что участник событий, как правило приписывает причину обстоятельствам, в то время как наблюдатель — личности деятеля.

Кроме ошибок, возникающих из-за различной позиции субъекта восприятия, выявлен еще целый ряд достаточно типичных ошибок атрибуции. Келли суммировал их следующим образом : 1-й класс — мотивационные ошибки, включающий в себя различного рода “защиты”: пристрастия, асимметрия позитивных и негативных результатов ( успех — себе, неуспех — обстоятельствам ); 2-й класс — фундаментальные ошибки ( свойственные всем людям ), включающие в себя случаи переоценки личностных факторов и недооценки ситуационных. Более конкретно фундаментальные ошибки проявляются в ошибках “ложного согласия”, когда “нормальной” интерпретацией считается такая, которая совпадает с “моим” мнением и под него подгоняется); ошибках, связанных с неравными возможностями ролевого поведения ( когда в определенных ролях гораздо “легче” проявить собственные позитивные качества, и интерпретация осуществляется при помощи апелляции к ним ); ошибках, возникающих из-за большого доверия конкретным фактам, чем к общим суждениям и т. д.

Мнение психологов.

Михаил Хасьминский, кризисный психолог – Почему человек предпочитает носить розовые очки и не видеть мир в реальном свете? – Начнем с того, что никто мир, как он есть, видеть не может. И что еще важнее, не может видеть и реально оценивать свое внутреннее состояние. Так что очки есть у всех людей. Только они разные: со стеклами разных цветов и оттенков, размеров, назначения и с разными диоптриями. Очки надеваются нами буквально с рождения. С того момента, когда мы начинаем этот мир каким-либо образом постигать и ощущать. Первые наши отношения и чувства формируются к человеку, который нас принимает к себе. Причем заметим, что любой человек, который нас принимает в младенчестве, и который о нас заботится, вызывает ответное чувство на уровне инстинктов. И если спросить любого ребенка «Чья мама умнее, красивее, добрее?», каждый уверенно ответит «МОЯ!» Но если мы начнем коллективное обсуждение этого вопроса объективно, выстроим всех мам, введем критерии красоты и доброты, то станет понятно, что все мамы не могут быть самыми-самыми. Окажется, что одна мама менее добрая, другая менее красивая. Если попытаться изложить результаты исследования нашей коллегии ребенку и сообщить ему, что, дескать, твоя мама оказалась менее красивой, чем мама некоего Пети Пупкина, ребенок с этим не согласится. И в своем объективном мнении мы все равно не убедим ребенка. Происходит это потому, что внутренние субъективные ощущения ребенка пойдут вразрез с нашим мнением по этому поводу. Ко всему своему у человека всегда другое отношение, нежели чем к чужому. Есть определенные психологические механизмы, которые это все формируют. Мы знаем , что свою игрушку гораздо неприятнее сломать, чем игрушку чужую. Мой дом, моя игрушка, мое любимое место, моя деревня … Все что связано с «моим» по– другому ощущается, воспринимается. Все мы рассматриваем мир субъективно. – Получается, что розовые очки – это нечто врожденное, а не то, что общество тебе одевает? – Одно другое не исключает. Сначала я мир начинаю воспринимать мир через себя. Я –глаза этого мира. Я могу все видеть по-своему. Восприятие каждого человека уникально. Вы не найдете человека с идентичными другому взглядами. Простой пример: Мы можем зайти в один и тот же магазин, и если нас спросят на выходе об увиденных товарах, каждый будет рассказывать о своем, описывать по-своему. И вообще, может сложиться впечатление, что мы были в разных магазинах. Просто потому, что каждый обратит внимание на интересующие именно его вещи. Это объясняется хотя бы тем, что мы не можем охватить своим вниманием ВСЁ. Мы воспринимаем только очень малую часть этого мира. У нас не получается увидеть все то, что происходит вокруг, а соответственно и видеть полную картину реальности. Из-за этого и начинается искажение, которое ведет к субъективному восприятию. Увидеть все невозможно, но чтобы видеть больше, объективнее, надо этого желать и прикладывать много сил! А вот силы прикладывать хотят не многие. Гораздо легче жить, убедив себя в том, что ты видишь все реально, а другие нет. Я думаю, что не случайно Христос говорит: «Вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего» (Мф. 7:5 ). – Есть такое выражение «Нельзя смотреть на мир слишком трезво, иначе сопьешься». Вы никогда не пробовали, наоборот, помочь человеку надеть розовые очки, чтобы мир не казался очень страшным? Или заменить черные очки на розовые? – Люди боятся воспринимать мир трезво. И именно поэтому хотят укрыться в иллюзиях и искажениях, частным случаями которых являются такие зависимости как алкоголь, наркотики, игровые зависимости и пр. Игромания, алкоголизм очень хорошо позволяют исказить реальность, позволяют избежать столкновения с ней. Ненадолго, но тем не менее. Спрятавшись в иллюзиях, человек пытается уйти в свой нереальный мир, спрятаться в нем, чувствовать себя комфортнее. Но опять скажу, что беда в том, что реальность-то другая! И если ты нацепил очки, которые искажают расстояние, пространство, свет, то когда ты, например, переходишь дорогу, ты ничего не видишь или видишь неправильно, и тебя, скорее всего, собьет машина. Мир не одевает очков. Вот в чем конфликт! Людей с искажениями можно сравнить с пьяными. Они находятся в своем видении, в своем мире, в своем цвете. Именно поэтому я сторонник того, что на мир надо смотреть без очков. И менять одни очки на другие бессмысленно. Потому что реальность постоянно динамично меняется. Нам приходится к ней приспосабливаться, во многом что-то изменять. Внутри себя запускать процессы изменения. И вот именно поэтому люди и пытаются уйти от реальности. Они не хотят меняться, принимать на себя ответственность за свою жизнь А очки – это такая «отмазка», которая позволяет ничего не делать. – То есть абсолютно все люди должны видеть мир реально? – Нет, есть у этого правила редкие исключения. Я видел во время своей работы в онкологическом центре много случаев, когда розовые очки категорически противопоказано снимать. У Солженицина в «Раковом корпусе» это тоже описано: «А здесь, в клинике, (пациент) уж кислородную подушку сосет, уж глазами еле ворочает, а языком все доказывает: не умру! у меня не рак». И я видел таких больных. Они в онкоцентре лежат не один месяц и убеждают себя, что у них не рак. Если трезво поразмыслить, то пациенту станет понятно, даже судя по своему состоянию, что, скорее всего, у него не та болезнь, которую сообщил врач. Но человек настолько боится столкнуться с реальностью, что ищет пути, чтобы избежать ее, и отрицает уже очевидное. Это психологическая защита. Здравомыслящему человеку понятно, что если ты находишься в таком центре, если тебя лечат химиотерапией, то ты серьезно болен. Но врачи стараются не травмировать больных и поэтому не сообщают им о прогнозе. Это очень большая этическая проблема в онкологии. Пока она не имеет однозначного решения. Большинство специалистов согласно с тем, что надо говорить больному о его заболевании, но аккуратно, постепенно, учитывая то, что он хочет знать и готов воспринять сам. Надо говорить правду, но не навязывая ее в тех редких случаях, когда больной не готов ее принять. Не стоит прямо и бездумно говорить о прогнозе и родственникам больного. Хотя говорить или не говорить о скорой смерти больного, от этого ничего не изменится – человек все равно умрет. И травма все равно будет. Но сообщить заранее напрямую об этом близким ни у кого духа не хватает. Никто не берет на себя ответственность сорвать эти очки. И ведь в принципе можно сделать еще хуже, несвоевременно их сорвав. Человек должен быть каким-либо образом подготовлен. Он наблюдает ухудшение, у него внутри уже формируется некая готовность к принятию смерти близкого, он уже допускает такую мысль. Или я не знаю ни одного онколога, который смог бы подойти к родителям больного и сообщить им о том, что их ребенок умрет, и что ему осталось жить несколько дней или месяцев. Напрямую это нельзя сказать! Это сильнейшая травма для родителей. То есть, в определенных и редких случаях, эти розовые очки надо сохранить. Но обычно мы сталкиваемся с другими ситуациями. Мы пытаемся снять очки, а человек, который их имеет, не хочет этого делать. Даже при том, что очень вредит себе. Все люди сталкивались с этим. Вот, вы подруге, к примеру, сообщаете нечто неприятное о ее молодом человеке, а она вам на это: «Зачем ты мне об этом сказала?! Ты сделала мне больно! Без тебя нормально было!» Нанесен удар по представлению, по безопасности мнения, по конструкту, стереотипу. Удар по «розовому» представлению человека. И этот человек начинает агрессивно реагировать на такие слова… Тоже надо думать, делать это или нет. В зависимости от того, к какому результату это может привести. Однозначного решения о том, снимать с другого очки, или не снимать – нет. Но ссовершенно точно, что в любом случае надо снимать их со своих глаз! Если сам находишься в розовых очках, то с другого очки не снимешь. Ты не видишь реальности. Ты сам в искажении. Ты не можешь исправить кому-то зрение, если сам не видишь реальной картины. И исправить это искажение у себя гораздо труднее, чем снимать очки с других. Но это необходимая задача. Кроме того, в заключении хочется сказать, что жить с розовыми очками всю жизнь – глупо. Глупо цеплять их на голову и носить, чтобы мир казался таким, каким ты хочешь его видеть. Когда-нибудь они обязательно разобьются. А при этом, возможно, сильно пострадают и глаза, которые способны видеть мир реально. Мой совет – положите розовые очки в футляр и уберите подальше. Так будет для вас лучше, а главное – безопаснее.

Вывод по 1 главе

Из первой главы я выяснила, что социальная перцепция — это восприятие, понимание и оценка людьми социальных объектов, прежде всего самих себя, других людей, социальных групп. Термин ввел американский психолог Дж. Брунер для обозначения факта социальной обусловленности восприятия, его зависимости не только от характеристик объекта, но и от прошлого опыта субъекта, его целей, намерений, от значимости ситуации.

Перцептивная сторона общения включает в себя процесс формирования образа другого человека, что достигается «прочтением» за физическими характеристиками партнера его психологических свойств и особенностей поведения.

Социальными психологами установлено, что восприятие социальных объектов качественно отличается от восприятия материального мира. Это происходит потому, что, во-первых, социальный объект не пассивен и не безразличен по отношению к воспринимающему субъекту. Воздействуя на субъект восприятия, воспринимаемый человек стремиться трансформировать представление о себе в благоприятную для своих целей сторону.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть