ПСИХОЛОГИЯ

Что такое логотерапия в психологии

Смысл жизни как лекарство от кризиса: почему современному миру нужна логотерапия Виктора Франкла

Современный мир агонизирует в кризисе: пандемия уносит жизни на наших глазах, срываются политические договоренности, привычный образ жизни разрушен. В такие времена вместо банального селф-хелпа стоит обратиться к вещам посерьезнее, таким как логотерапия Виктора Франкла, гуманистического психолога, переоткрывшего идею смысла жизни во время заключения в нацистском концлагере.

Еще в 1946 году в своей книге «Человек в поисках смысла» Виктор Франкл описал чувство отчаяния, так хорошо знакомое современному человеку. Австрийский психоаналитик, переживший холокост, рассказал, что многие его пациенты жаловались на «непреодолимое ощущение полной бессмысленности жизни».

Беды нашего века — от разного рода зависимостей до веры в псевдонаучные теории — свалились на наши головы не случайно.

Как говорит Франкл, «аномальная реакция на аномальную ситуацию — это нормальное поведение». Наша сегодняшняя ситуация не менее аномальна, чем в 1940-е годы: биосфера планеты стремительно разрушается, и следующее поколение людей, по мнению ученых, может стать последним.

Вот почему в эти беспокойные времена стоит обратиться к книге Франкла.

Психотерапевт в концлагере: опыт выживания

Франкл до того, как его отправили в Аушвиц, а затем в Дахау, был уже состоявшимся психотерапевтом, представлявшим так называемое третье направление венской школы психоанализа. Он не разделял взглядов Зигмунда Фрейда и Альфреда Адлера и отверг как теорию первого о «воле к удовольствию», так и о «воле к власти» — второго.

«Поиск смысла жизни, — писал он, — это основная мотивация человеческой жизни, а вовсе не „вторичная рационализация“ (сознательное объяснение) инстинктивных побуждений».

Франкл утверждал ценность литературы, живописи, религии и прочих культурных явлений, ставящих во главу угла смысл и помогающих нам найти цель в жизни. Согласно разработанному им терапевтическому методу, который он назвал логотерапией, «стремление найти смысл жизни — это основная мотивационная сила человека».

Франкл верил, что человек способен пережить самые разные лишения; но если его жизнь лишена смысла, то он обречен.

Читайте также

До Аушвица Виктор Франкл был главой неврологического отделения Ротшильдской больницы. В Аушвице он стал «номером 119104». Концлагерь был нулевой точкой смысла. Франклу удалось тайно пронести с собой рукопись книги, но он потерял ее и был вынужден восстанавливать по памяти.

Он использовал свои знания для оказания психологической помощи другим заключенным и видел в этом цель жизни. Выводы, к которым он пришел в ходе этих бесед, легли в основу его гуманистической психологии.

Духовная свобода вопреки концу света: в чем искать смысл?

Одним из самых главных был вывод о том, что «заключенный, который потерял веру в будущее, обречен». Франкл вспоминал, что в концлагере самоубийства были повсеместным явлением и лучшие шансы на выживание были не у самых сильных или самых здоровых заключенных, а у тех, кто, несмотря на страдания, смог обрести смысл существования. Некоторым узникам удавалось «найти прибежище от окружающего кошмара в богатой внутренней жизни и духовной свободе». Это помогало им переносить лагерную жизнь.

Франкл часто вел воображаемые беседы со своей женой Тилли (которая, как он позже узнал, умерла в другом концлагере) или читал лекции перед воображаемой аудиторией о психологии концлагеря — теме, которой он посвятит всю последующую жизнь.

В «Человеке в поисках смысла» он написал, что «человек может сохранить остатки духовной свободы и независимости мышления даже в условиях крайнего психического и физического напряжения».

Книга отразила дух своего времени и стала бестселлером послевоенной эпохи. Она была переведена на более чем 20 языков, разошлась 12-миллионным тиражом. Многие университетские факультеты и больничные отделения решили положить гуманистическую психологию и логотерапию в основу своей работы, несмотря на то, что те зачастую напоминают скорее светскую разновидность раввинизма, чем психоанализ.

«Человек в поисках смысла» состоит из двух частей. Первая, похожая на произведения Эли Визеля и Примо Леви, — это воспоминания Франкла о холокосте. Вторая часть посвящена теории логотерапии. Здесь Франкл утверждает, что человек может найти смысл жизни в «переживании добра, истины и красоты, природы и культуры; или — последнее по порядку, но не по значению — во встрече с другим уникальным человеком, с самой его уникальностью, иными словами — в любви», не вопреки концу света, а из-за него.

Критика: чрезмерный оптимизм и виктимблейминг

Книгу не раз критиковали за поверхностность и называли образцом позитивной нью-эйдж-культуры. Но такая оценка не совсем справедлива. «Трагический оптимизм» Франкла неуместно отождествлять с наивной позитивностью Полианны из одноименного романа Элинор Портер. «Со времени Освенцима мы знаем, на что человек способен. И со времени Хиросимы мы знаем, что поставлено на карту», — пишет он.

Некоторые критики упрекают Франкла в виктимблейминге. Американский ученый Лоуренс Лангер в 1982 году даже назвал «Человека в поисках смысла» ужасной книгой.

По его мнению, Франкл сводит вопрос выживания к позитивному настрою и порочит память миллионов жертв. В этой критике есть доля справедливости. Однако Франкл не упрекает тех, кто утратил смысл. Логотерапия — это не этический, а стратегический подход к переживанию трагедии.

Ошибочно возлагать вину за ощущение бессмысленности жизни на страдающего человека. Заключенные не несут ответственности за существование концлагерей, точно так же, как родившийся в бедности человек не виноват в том, что он беден, а любой из нас (если вы, конечно, не глава нефтедобывающей компании) не виноват в разрушении экосистемы.

Логотерапия не означает принятие статуса-кво: борьба за улучшение политических, материальных, социальных, культурных и экономических условий никогда не должна прекращаться. Логотерапия предлагает нечто иное — шанс найти смысл в ситуации, когда человек не в силах что-либо изменить.

В предисловии к изданию 2006 года раввин Гарольд Кушнер написал: «Внешние силы могут отобрать всё, что у вас есть, кроме одного — выбора, как реагировать на сложившиеся обстоятельства».

Логотерапия требует от пациентов искать личный смысл и помнить, что «жизнь ежедневно и ежечасно задает вопросы, ставит задачи».

Современность больна: нам нужна логотерапия

«Я осознал величайший из секретов, которыми могут поделиться поэзия, мысль и вера: спасение человека происходит через любовь и в любви», — пишет Франкл.

В нашу жестокую, ограниченную и малодушную эпоху трудно найти примеры человеколюбия. Наши жестокость, ограниченность и малодушие — это реакция на приближающийся конец.

«Каждому веку присущ свой коллективный невроз, и каждому веку необходима своя психотерапия, чтобы с ним справиться», — говорит Франкл. Мы измождены, тревожны, озлоблены и растеряны из-за краха личных судеб, сетей взаимоотношений и общин, из-за разрушения промышленности, демократии и экосистемы нашей планеты. Неудивительно, что мы страдаем коллективным неврозом.

И тем не менее гуманистическая психология почему-то не в почете в наше время. Вместо нее у нас есть модные нынче социобиология и нейробиология с панглоссианским оптимизмом Стивена Пинкера и банальностями Джордана Питерсона.

Читайте также

В одном из самых запоминающихся фрагментов книги Франкл рассказывает, как однажды, когда заключенные, до смерти усталые после целого дня работы, отдыхали на полу барака, «вбежал товарищ и позвал выйти посмотреть на великолепный закат». Несмотря на скорее научный стиль изложения, здесь Франкл дает волю своему чувству трансцендентного:

«Стоя снаружи, мы смотрели на пылающие на западе тучи и на небо, полное облаков, непрерывно меняющих свой цвет и форму, от голубовато-стального до кроваво-красного. Наши жалкие серые землянки резко контрастировали со всем этим богатством, а лужи на мокрой земле щедро отражали пылающее небо. После нескольких минут растроганного молчания один заключенный сказал другому: „Каким прекрасным мог бы быть этот мир!“»

Логотерапия не обещает, что в жизни будет больше закатов; это — наша личная и коллективная ответственность.

Зато логотерапия обещает восторг при виде заката, даже если этот закат будет для нас последним; она напоминает, что можно найти смысл, красоту, благодать даже в аду. А остальное зависит от нас.

Источник

Психолог в концлагере: как появилась логотерапия и за что мы её ценим

21 Сентября 2020

Логотерапия помогает преодолевать страдания, жить ярче и смелее. Этот метод разработал психотерапевт Виктор Франкл в начале прошлого века. Проверить его на практике Франклу пришлось в тяжелейших условиях нацистских концлагерей.

Терапия смыслом

Нейрохирург и психотерапевт Франкл рано нашел своё призвание. Ему было всего 20, когда он организовал службу психологической помощи студентам Венского университета. Пока эта служба существовала, никто из них не покончил с собой.

В 1930-х годах Франкл возглавил отделение по предотвращению самоубийств в одной из венских клиник. Когда к власти пришли нацисты, он спасал евреев от гитлеровской программы эвтаназии.

В 1942 году вся семья Франкла, включая его самого, была депортирована в концентрационный лагерь. Пережили войну только двое — он сам и его сестра. В тяжелейших условиях Франкл продолжал втайне от СС заниматься делом своей жизни: предотвращал самоубийства и помогал другим узникам сохранить себя несмотря ни на что.

В книге «Сказать жизни «Да!»: Психолог в концлагере» Франкл описывает, как меняется внутренняя жизнь человека в непереносимых условиях. Голод и холод, недосып и болезни, изнурительный труд, побои и издевательства, постоянная близость смерти делали людей раздражительными и безразличными. Узники не боялись погибнуть. Постепенно все мысли сводились к примитивным потребностям.

«Даже газовая камера уже через несколько дней не вызывает у него страха. В его глазах это просто нечто, что избавляет от заботы о самоубийстве».

В книге Франкл снова и снова подводит к мысли: даже у узника концлагеря есть выбор. Он может пытаться выжить любой ценой или впасть в окончательное оцепенение и сложить руки. А может бороться за то, чтобы не выживать, а продолжать жить вопреки всему. Образ любимой и мысленный разговор с ней, незаконченное дело, которое ждет на воле, освещённые закатом стволы деревьев, помощь другим узникам, юмор — всё может стать точкой духовного «побега», тайной жизни, неподвластной ужасным условиям.

Франкл быстро обнаружил, что вопрос «выживем ли мы здесь» не так значим, как другой вопрос: «имеют ли смысл наши страдания». Потому что если в них нет смысла, то и выживать незачем. Оставаться человеком — значит найти этот смысл и поддерживать в себе стремления, которые с ним связаны.

Вот что открыл и проверил в экстремальных условиях психолог Виктор Франкл. Логотерапия и означает «терапия смыслом».

Логотерапия как часть экзистенциальной психологии

Идеи Франкла органично влились в уже существовавшее к тому времени направление экзистенциальной психологии. Та, в свою очередь, выросла из экзистенциальной философии. Её родоначальниками можно считать Блеза Паскаля, Сёрена Кьеркегора, Льва Шестова, Мартина Хайдеггера. Среди психологов, разрабатывавших экзистенциальное направление, можно упомянуть Карла Ясперса, Ролло Мэя и Ирвина Ялома.

В центре внимания экзистенциальной философии и психологии — особенность и смысл жизненного пути человека. Этот путь понимается как непрерывное становление, «вырастание», череда кризисов и противоречий. Кризис рассматривается не как проблема, а как естественное и свойственное человеку состояние.

Виктор Франкл занимает важнейшее место в ряду экзистенциальных психологов: именно он начал говорить о том, что человек является человеком, когда принимает решения и берёт на себя ответственность.

Главная характеристика человека — свобода, даже когда кажется, что тот полностью её лишен, например, в концлагере. Свобода, по Франклу, — это возможность выбирать, перед кем и перед чем мы несём ответственность.

Если же смысла жизни нет, человек может переживать «ноогенный невроз», «экзистенциальный вакуум» — фрустрацию естественного стремления к смыслу. Проявления этого вакуума многообразны:

  • синдром пустого гнезда у родителей, дети которых выросли;
  • депрессия у человека, всю жизнь проработавшего и вышедшего наконец на пенсию;
  • переживания людей, серьёзно заболевших или утративших близкого.

Под неврозом Франкл имеет в виду внутренний конфликт, связанный с утратой духовных ценностей. Поэтому и процесс, который должен привести к обретению смысла и мотивации к жизни, Франкл называет не психо-, а логотерапией: «лечить» здесь нужно не психику, а сферу духовности.

«Мы должны не спрашивать о смысле жизни, а понять, что этот вопрос обращен к нам — ежедневно и ежечасно жизнь ставит вопросы, и мы должны на них отвечать — не разговорами или размышлениями, а действием, правильным поведением».

Ответы могут быть разными: это и осмысленный труд, такой, к которому человек подходит творчески, и переживание любви и красоты. Если всё это по каким-то причинам невозможно — остаётся находить смысл в страдании.

Франкл приводит пример: однажды к нему пришел доктор, который был в отчаянии от смерти любимой жены. В разговоре Франкл предложил ему представить, что это он умер, а она осталась его оплакивать. Доктор согласился, что не хотел бы заставлять её страдать так, как сейчас страдает он. Это и внесло смысл в его переживание горя.

«Страдание является частью жизни, точно так же, как судьба и смерть. Страдание и смерть придают бытию цельность».

Метод парадоксальной интенции

В рамках небольшой статьи невозможно поговорить обо всех находках Франкла, но нельзя не упомянуть об одной из самых забавных — методе парадоксальной интенции. Он был взят на вооружение психотерапевтами экзистенциального направления и многими другими психологами, коучами и даже сексологами.

Метод заключается в том, чтобы не избегать того, чего боишься, а, наоборот, постараться всячески к этому стремиться. Говорят, что метод хорошо работает в терапии заикания и эректильной дисфункции: пациент старается заикаться как можно сильнее или тщательно следит за тем, чтобы, несмотря на ласки и прикосновения, эрекция ни в коем случае не возникла. Результат не заставляет себя ждать.

Кажется, что метод далёк от основной проблематики книг Франкла, но на самом деле он лежит в том же русле: не прятаться от своего страха или страдания, а выходить ему навстречу, спокойно принимая его как данность.

Что дает логотерапия

Логотерапия имела много последователей, но ее методология не так хорошо разработана, как, например, методология гештальт-терапии. Это понятно: сама суть экзистенциальной терапии предполагает большую роль личности, и в исполнении разных терапевтов процесс будет выглядеть по-разному. Общей остается концепция: серьёзная и парадоксальная, романтичная и одухотворяющая. Она позволяет дать ответы на самые трудные вопросы человеческого существования:

  • Что даёт силы пережить испытания, не утратив человеческого достоинства?
  • Зачем люди страдают?
  • Как продолжать жить, если осталось не так много?
  • Как прислушаться к себе и сделать правильный выбор?

Конечно, эти вопросы время от времени заботят каждого из нас. И ответы на них — в книгах и трудах Виктора Франкла.

Сказать жизни «Да!»

«Психолог в концлагере»

Франкл прошёл нацистские лагеря и из своего опыта составил эту книгу. Она целиком состоит из его наблюдений за своим душевным состоянием и за состоянием его сокамерников. Это основной труд Франкла, в котором отражается главная мысль логотерапии: в каждой ситуации можно найти смысл. И этот смысл всегда приведёт к жизни.

Логотерапия и экзистенциальный анализ

В основу книги легли 13 статей и лекций о логотерапии. Здесь Франкл рассказывает о зарождении логотерапии, дает ее теоретическое обоснование и приемы практического применения. Если хотите больше узнать о методе Франкла и его теоретическом обосновании — эта книга для вас.

Доктор и душа

«Логотерапия и экзистенциальный анализ»

Эту книгу Франкл написал ещё до депортации в лагерь: здесь самые первые обоснования его нового метода, который ему еще не удалось проверить на практике. Исследуя концептуальные и эмпирические подходы в психиатрии, Франкл дополняет понимание души понятием духа как ядра личности, которое остается сохранным в любой болезни. Пациент обращается к психиатру в поисках цели и смысла жизни. И в этом поиске Франкл видит основное стремление и важнейшую задачу человека, именно на нем строит свой метод (лого­терапию), помогающий понять вернуть смыслы — смысл жизни, страдания, работы и любви.

Воля к смыслу

Франкл выстраивает иерархию целей и ценностей и исследует многомерный потенциал личности, вмещающей в себя целый мир и ответственной за происходящее в ее судьбе. Психотерапевт говорит об экзистенциальном вакууме, стрессах и кризисах, воле к смыслу и жизни, психологии и религии.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть