ОТНОШЕНИЯ

Что такое парадигматические отношения в лексике

Парадигматические отношения

Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия . 1969—1978 .

Смотреть что такое «Парадигматические отношения» в других словарях:

Парадигматические отношения — 45. Парадигматические отношения D. Paradigmatische Beziehungen E. Paradigmatic relations F. Relations paradigmatiques Внеконтекстные отношения между ключевыми словами или дескрипторами Источник … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

отношения — (лингв.) Взаимосвязи, которые обнаруживаются между ярусами и категориями, единицами и их частями Основные типы отношений: 1) парадигматические (объединяющие единицы языка в группы, разряды, категории: система согласных, система склонения,… … Словарь лингвистических терминов Т.В. Жеребило

Синтагматические отношения — связи и зависимости между языковыми элементами (единицами любой сложности), одновременно сосуществующими в линейном ряду (тексте, речи), например между соседними звуками (откуда явления Сингармонизма, ассимиляции (См. Ассимиляция)),… … Большая советская энциклопедия

Парадигматика — Парадигматика 1) один из двух аспектов системного изучения языка, определяемый выделением и противопоставлением двух типов отношений между элементами и/или единицами языка парадигматических и синтагматических; раздел науки о языке, занимающийся … Лингвистический энциклопедический словарь

Десятичная классификация Дьюи — Эту статью следует викифицировать. Пожалуйста, оформите её согласно правилам оформления статей. Десятичная классификация Дьюи система классификации книг, разработанная в XIX веке … Википедия

теоретической лингвистики постулаты — ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ ЛИНГВИСТИКИ ПОСТУЛАТЫ основные принципы существования языка, как системы, сформулированные в современной лингвистике на основании работ Ф. де Соссюра (см. «Курс общей лингвистики»). Эти постулаты нужно рассматривать и как… … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

ГОСТ 7.74-96: Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Информационно-поисковые языки. Термины и определения — Терминология ГОСТ 7.74 96: Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Информационно поисковые языки. Термины и определения оригинал документа: 7.8 автоматизированное индексирование : Индексирование, технология которого… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

Грамматика — (греч. γραμματική, от γράμμα буква, написание) 1) строй языка, т. е. система морфологических категорий и форм, синтаксических категорий и конструкций, способов словопроизводства. В триаде, организующей язык в целом в его звуковой, лексико… … Лингвистический энциклопедический словарь

Лексическая связь — Лексические связи связи, которые обнаруживаются на лексическом уровне языковой системы. Системность лексики проявляется в возможности объединения по общим признакам всех слов в несколько групп. Группы слов, объединяемых «вертикально», обладают… … Википедия

Язык — Язык основной объект изучения языкознания. Под языком прежде всего имеют в виду естественный человеческий язык (в оппозиции к искусственным языкам и языку животных), возникновение и существование которого неразрывно связано с возникновением и… … Лингвистический энциклопедический словарь

Источник

ПАРАДИГМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ В ЛЕКСИЧЕСКОЙ СИСТЕМЕ СОВРЕМЕННОГО РУССКОГО ЯЗЫКА

В основе парадигматических отношений языко­вых единиц, как известно, лежит сходство единиц, отно­сящихся к одному уровню языковой системы и в этом смысле однотипных. В нашем случае речь пойдет о сход­стве лексических единиц, основанном на том, что эти еди­ницы могут быть подобны друг другу по тем или иным компонентам своей структуры. Под структурой слова мы понимаем состав и организацию тех компонентов, из ко­торых состоит слово.

Парадигматическими отношениями связаны между собой слова как самостоятельные единицы лексической системы в их основной, номинативной функции. Прежде чем обратиться к рассмотрению этих отношений, необхо­димо уточнить статус самих лексических единиц как эле­ментов данного типа отношений.

Сущность парадигматических отношений составляет сходство единиц по одним компонентам и противопоставленность – по другим. Формальные ком­поненты слова были признаны важнейшими особенно­стями слов, начиная с первых грамматик. В настоящее время формальная (морфемная) структура слов изуча­ется в таких разделах языкознания, как морфология и словообразование.

В лексикологии нас прежде всего интересует структура лексического значения. Комбинаторность лексического значения слов была осознана позднее, но в настоя­щее время получила широкое признание в лексикологии, в связи с чем метод семантического анализа слов, осно­ванный на выделении компонентов их значений (компо­нентный анализ), признается одним «из наиболее общепризнанных и универсальных способов лингвистического исследования».[150] Правда, в обозначении компонен­тов значений слов наблюдается еще терминологическая неустойчивость: их называют «семантическими призна­ками», «семантическими множителями», «элементарными значимостями», «сомами». За последнее время термин «сема» получил явное преимущество перед другими, ве­роятно, в силу своей краткости.

Как мы уже указывали, семы, из которых складывается содержание лексических значений слов, соотносятся с признаками соответствующих понятий. Признаки понятий, в свою очередь, отражают признаки явлений реальной действительности, поэтому семы в своей основе имеют внелингвистическую природу.

Парадигматические связи слов основываются на том, что в значениях разных слов присутствуют одни и те же компоненты. Наличие общих сем, их повторяемость в семемах разных слов и делает соответствующие слова па­радигматически соотнесенными по смыслу.

Семы различаются прежде всего в зависимости от их роли в структуре семы, в которой они организованы иерархически. В этой структуре можно выделять какие-то самые общие семы, которым подчинены все другие, менее общие. Самые общие семы – это семы граммати­ческого характера (граммемы), например, сема ‘дейст­вие’, в глаголах, сема ‘признак’ в прилагательных, сема ‘предмет’ в существительных. Эти категориально-грамма­тические семы уточняются с помощью сем лексико-грам­матического характера, которые присутствуют в лексиче­ских значениях слов одной части речи, но не являются одинаковыми для всех этих слов. Например, в значении прилагательного высокий грамматическая сема ‘признак’ конкретизируется лексико-грамматической семой ‘каче­ственность’, а в прилагательном деревянный – соответ­ственной семой ‘относительность’.

Еще более конкретными и менее общими являются семы собственно лексические, среди которых также можно выделить главные (доминирующие, более общие) и зависимые (подчиненные, менее общие). Первые можно назвать категориально-лексическими семами. Примером такой семы может быть сема ‘жидкость’, присутствующая в значениях таких слов, как молоко, квас, микстура, во­да и под., уточняющая в них лексико-грамматическую сему ‘вещество’ и сама уточняющаяся с помощью еще бо­лее конкретных лексических сем дифференциального ха­рактера. Такую же роль играет сема ‘перемещение’ в значениях глаголов типа ходить, лететь, носить, гнать и под, или сема ‘вкус’ в прилагательных типа горький, сладкий, кислый и под. Категориально-лексические семы, «архисемы» (по терминологии В. Г. Гака) являются важнейшими в организации лексического значения слова) и «образуют – узловые пункты в классификации слов»[151], в связи с чем «словарный состав может быть представлен разбитым на определенные классы, образуе­мые пересечением именно категориальных признаков»[152].

Категориально-лексическим семам подчинены все остальные, менее общие семы, которые уточняют, кон­кретизируют их, что и придает семной структуре слова иерархический характер. Такие семы принято называть дифференциальными, ибо именно они создают индиви­дуальность слов, дифференцируют их, хотя и не являют­ся уникальными, а могут повторяться в ряде слов – в разных комбинациях. Кроме категориальных и диффе­ренциальных сем в значениях отдельных слов могут присутствовать и уникальные, «несопоставимые остатки», «интегральные семантические признаки» (Д.Н. Шмелев), а также признаки, имеющие характер «потенциаль­ных сем» (В. Г. Гак).

В целом же содержание лексических значений слов, состав их компонентов характеризуются подвижностью. Отвлекаясь от этой подвижности, мы можем представить значение слова в виде комбинации сем. Например, семная структура слова мед может быть представлена в виде следующего набора сем, связанных отношениями зави­симости менее общих от более общих: 1) предмет (грам­матическая сема), 2) вещество (лексика–грамматическая сема), 3) имеющее вид жидкости (категориально–лекси­ческая сема), 4) густой, 5) сладкой, 6) вырабатываемой, 7) пчелами, 8) из нектара цветов, 9) растений, 10) яв­ляющихся медоносными.

Зная то, что содержание лексического значения сло­ва лишено полной определенности, мы должны иметь в виду, что набор сем может быть определен по-разному, в частности и потому, что в лексическом значении слова могут быть так называемые «потенциальные» семы, ко­торые не осмысляются в качестве существенных при изолированном рассмотрении слова, но которые могут актуализироваться во вторичных значениях слова или в его отдельных употреблениях. Так сема ‘приятность’ яв­ляется в содержании основного значения слова мед толь­ко потенциальной, малосущественной, но во вторичных, переносных значениях она может актуализироваться, например в выражении не мед, которое употребляется в роли сказуемого в качестве характеристики чего-либо неприятного, ср.: С дедом за векшами по лесу ходить –– тоже не мед (Арамилев).

Таким образом, структура основной, понятийной части лексических значений слов представляет собой един­ство грамматических, лексико-грамматических, катего­риально-лексических, дифференциальных и потенциаль­ных сем, связанных отношениями уточнения. Кроме того, как уже указывалось выше, в содержании лексического значения слов присутствуют семантические компоненты эмоционально–оценочного и стилистического характера, сдающие коннотативную часть этих значений.

Методика компонентного анализа лексических значений является основным и важнейшим видом лекси­кологического анализа. Он предполагает выявление в значениях слов сем, из которых складывается их содер­жание. Выявление этих компонентов может быть осуще­ствлено с помощью интуиции, подкрепляемой семанти­ческими сопоставлениями слова с другими, близкими по значению словами, в ходе которых осмысляются семы, дифференцирующие их значения. Так сема ‘денежная компенсация’ может быть выявлена в глаголах зарабо­тать или купить при их сопоставлении с глаголами полу­чить, приобрести; сема ‘периодичность’ в слове журчал при его сопоставлении со словом книга и т. п. Однако исчерпывающее выявление компонентов слов таким пу­тем требует много времени и таит в себе опасность оши­бок, обусловленных тем, что интуиция каждого отдельно­го исследователя в достаточной мере субъективна. В этих условиях естественно обращение к одноязычным толко­вым словарям, в основе которых лежит интуиция лекси­кографов-профессионалов. Роль словарных материалов, составляющих эмпирическую базу современной семасио­логии, общепризнанна. По сути дела «определения тол­ковых словарей уже выполнили большую часть работы по разложению содержания на компоненты»[153]. Хотя в словарях решаются преимущественно практиче­ские вопросы описания отдельных слов, многие особен­ности лексической системы отражены в них с достаточной полнотой. В частности, в одноязычных словарях при тол­ковании значений с необходимостью объективируются системные связи лексических единиц, поскольку опреде­ление значений одних слов осуществляется в них с по­мощью других слов того же языка, семантически связан­ных с первыми.

Наибольшую ценность для проведения компонентно­го анализа имеют развернутые, аналитические определе­ния, которые представляют собой образцы более или ме­нее адекватного «разложения» значения одних слов на значения других. Обычно такие определения состоят из двух частей: идентификатора и словарных конкретизаторов, например ливень – дождь (идентификатор) и сильный (словарный конкретизатор); купить – приобрести (идентификатор) за деньги (словарный конкретизатор). Идентификатор содержит в себе указание на наиболее общие, родовые признаки того понятия, которое выражено в определяемом слове. Идентификатор как бы полностью «укладывается» в значение определяемого слова, но не исчерпывает его: наряду с наиболее общими признаками, которые выражены с помощью идентифи­катора, в содержании определяемого слова всегда име­ются конкретные признаки дифференциального характе­ра, которые выражаются словарными конкретизаторами.

Сказанное не исключает критического отношения к данным словарей, в частности к содержанию словарных определений. Определения создавались эмпирическим путем и не всегда выдерживают теоретическую провер­ку. Но любой безупречный с точки зрения лексикологи­ческой концепции словарь не может быть создан без опо­ры на исходные данные ранее созданных словарей.

Лексикографические описания следует рассматри­вать как первичные материалы, нуждающиеся в анализе. семантические компоненты значений обладают обобщен­ным характером, и слова, которые могут быть приняты за «семантические множители», манифестирующие такие компоненты, должны быть в достаточной мере обобщен­ными по своему содержанию. Между тем в словарных определениях могут быть использованы любые слова, любой степени обобщенности, и значения их также со­стоят из компонентов, нуждающихся в выявлении. В ча­стности, идентификаторы можно разложить на компонен­ты с помощью словарного определителя, ср.: ливень – сильный дождь, дождь – атмосферные осадки, вы­падающие из облаков в виде капель воды; осадки – ат­мосферная влага, выпадающая на землю; влага – вода; вода – жидкость.

К словам, представленным в определениях, может быть применена процедура ступенчатой идентификации[154], которая состоит в последовательном сведении слов через идентификаторы к словам с предельно обобщенным характером. Ступенчатую идентификацию можно рас­сматривать как способ выявления наиболее обобщенных вербальных манифестаторов семантических компонентов значений. Проиллюстрируем выявление категориально-лексических сем в глаголах одной лексико-семантической группы:

Скупить – закупить многое, все;

закупить – купить в большом количестве;

купить – приобрести за деньги;

приобрести – получить в собственность;

получить – взять, что дают;

взять – получить в свое распоряжение.

Выловить – извлечь из жидкой среды;

извлечь – достать изнутри;

Процедура ступенчатой идентификации продолжается до тех пор, пока в сопоставляемых толкованиях не возникнет ситуация «взаимной идентификации»; в наших примерах это взаимная идентификация глаголов взять и получить. Такая ситуация сигнализирует о том, что даль­нейшее разложение значений с помощью слов тога же языка невозможно. Конечные идентификаторы можно принять за лексико-семантические единицы, которые как бы олицетворяют семантические компоненты, имеющие­ся в других словах, или – точенее – устойчивые комп­лексы таких компонентов (семантические множители). Ведь значения любого, самого общего слова также име­ют комбинаторный характер и не сводятся к какой-либо одной семе. Интуитивно можно расчленить на компонен­ты содержание и этих наиболее общих, слов, хотя прак­тически, при проведении компонентного анализа в учебных целях, без этого можно обойтись и ограничиться ком­понентами, которые могут быть выявлены с помощью словарей как имеющие вербальное (словесное) выраже­ние. Так, для рассмотренных выше глаголов конечный идентификатор взять является манифестатором катего­риально-лексической семы ‘приобщение объекта’, на ос­нове которой они включаются в соответствующую лекси­ка–семантическую группу глаголов.

Проиллюстрируем ход компонентного анализа на примере слов голова и слоняться. Основное значение сло­ва голова толкуется в МАС следующим образом: ‘верх­няя часть тела человека, верхняя или передняя часть тела животного, содержащая мозг’. Идентификатором является слово часть. Поскольку значения слов, входя­щих в определения, состоят из компонентов, в свою оче­редь отраженных в их толкованиях, необходимо выявить эти компоненты и обобщить. Слово-идентификатор часть обладает достаточно общим значением, которое не поддается дальнейшему членению с помощью других слов. Оно связано отношениями взаимной идентифика­ции со словом доля, ср.: часть – доля целого, доля – часть чего-либо. Дважды представлено в толковании слово тело. Его значение – ‘организм человека или жи­вотного в его внешних физических формах’. Слово орга­низм в свою очередь толкуется словосочетанием живое существо. Это же словосочетание составляет остову тол­кований слов животное – ‘всякое живое существо, кроме растений’, и человек – ‘живое существо, об­ладающее мышлением, речью, способностью создавать орудия и пользоваться ими’, которые представлены в ис­ходном определении слова голова. Таким образом, в трех словах – тело, человек, и животное – содержится один и тот же семантический множитель существо, связанный отношениями взаимной идентификации со словом орга­низм. Слово живой толкуется как ‘который живет’, а гла­гол жить – как ‘быть живым’, так что дальнейшее раз­ложение невозможно. Слово форма – ‘наружный вид’ связано отношениями взаимной идентификации со сло­вом вид – ‘внешность, наружность’; слова внешний и на­ружный, также связаны отношениями взаимной идентификации. Толкование слова физический – ‘относящийся к организму человека’ вновь приводит нас к словам организм и человек, которые мы уже выше выявили в качестве важнейших семантических компонентов значения слова голова. Значения слов верхняя и передняя сводят­ся к признакам ‘сверху’ и ‘впереди’, так как они толку­ются соответственно – ‘находящийся сверху’ и ‘находя­щийся впереди’.

Приняв выявленные конечные идентификаторы слов, входящих в толкование слова голова, в качестве манифестаторов семантических компонентов, попробуем упо­рядочить полученные данные, подкрепив их сопоставле­нием со словами противоположного значения. В итоге состав компонентов слова голова будет выглядеть так: ‘верхняя’ или ‘передняя’ (в отличие от нижней и задней), ‘часть’ (в отличие от целого), ‘внешней’ (в отличие от внутренней), ‘формы’ (в отличие от содержания), ‘живо­го’ (в отличие от неживого), ‘существа’ (в отличие от предмета). Признак ‘содержащая мозг’ можно отнести к потенциальным, ибо в наружную характеристику челове­ка это не входит. На том же основании мы можем не учитывать некоторых признаков, указанных в толкова­нии слова человек (‘обладающий мышлением и речью’), так как они относятся не к внешнему виду человека, а к тем существенным характеристикам, которые выявляют­ся только в процессе обобщающего научного познания человека как существа общественного, а не биологического. Никаких дополнительных компонентов, лежащих за пределами понятийного содержания значения, в слове голова нет, оно относится к общеупот­ребительному фонду нейтральной лексики.

Значение глагола слоняться истолковано в МАС сле­дующим образом: ‘ходить взад и вперед (обычно без цели, без дела); бродить, шататься’. Ступенчатая иден­тификация слова ходить приводит нас к конечному иден­тификатору перемещаться, ср.: ходить – ‘двигаться, ступая ногами (о человеке, животном)’; дви­гаться – перемещаться, перемещаться – передвигаться, передвигаться – перемещаться. Дальнейшее расчленение на компоненты с помощью сло­варя невозможно, так как глаголы перемешаться и пе­редвигаться связаны отношениями взаимной идентифи­кации.

В определении глагола ходить имеются словарные конкретизаторы ‘ступая ногами (о человеке, животном)’. Попробуем уточнить семантическую структуру этих слов путем дальнейшей идентификации. Глагол ступать сводится к тому же идентификатору перемещаться через ступени: шагать – двигаться – перемещаться. Слово нога определяется: ‘нижняя конечность че­ловека, конечности животного’. Основное в этом опреде­лении слово конечность в свою очередь толкуется: ‘ру­ки, ноги человека, органы движения у живот­ных’. Таким образом, слова ноги и конечности находятся в отношениях взаимной определяемости, а оборот орга­ны движения служит более общим обозначением тех же предметов в специальной терминологии. Конечным эле­ментом идентификации слова нога можно считать нижняя конечность.

Слова человек, и животное сводятся к сочетанию живое существо, не допускающее (как мы уже видели выше) дальнейшего разложения на базе словарных опреде­лений. Но здесь мы не нуждается в таком сведении, ибо дальнейший анализ слов цель и дело (‘без цели, без де­ла’) исключает сему ‘животное’ из содержания слова слоняться. Обратимся к такому анализу.

Слово цель толкуется: ‘заранее намеченная задача’:

задача – то, что требует выполнения,

выполнять – совершать, делать,

делать – совершать, выполнять какую-либо деятельность.

Идентификация глагола выполнять закончилась установ­лением факта взаимной идентификации его с глаголами делать, совершать.

Анализируем слово деятельность, входящее в толко­вание глагола делать в качестве словарного конкретизатора:

Деятельность – занятие, работа,

занятие – дело, труд, работа,

дело – труд, работа, занятие,

работа – деятельность, труд,

труд – целенаправленная деятельность человека.

Таким образом, компонентами слова деятельность явля­ются семы ‘целенаправленный’, ‘труд’, ‘человека’. Именно с этими сомами не совместима сема ‘животное’.

Словарный конкретизатор взад и вперед, содержа­щийся в толковании глагола слоняться, толкуется в сло­варе с помощью фразеологического оборота из одной стороны в другую. Анализируем слово сторона:

сторона – направление влево и вправо,

направление – сторона, в которую устремлено действие,

устремиться – двинуться в каком-либо направлении.

В результате у нас есть основания для выделения в со­держании конкретизатора взад и вперед признака ‘раз­нонаправленное движение’.

В итоге круг компонентов лексического значения гла­гола слоняться может быть определен следующим обра­зом: ‘действие’, ‘разнонаправленный’ и ‘бесцельный’, ‘перемещение’, ‘человека’, ‘с помощью ног’. Глагол слонять­ся снабжен в МАС пометой разг. Это свидетельствует о том, что данное слово обладает стилистической маркиро­ванностью, оно оценивается как средство, допустимое только в разговорной речи. И эта оценка является компо­нентом коннотативной части его значения. Кроме того, в содержании этой части представлен компонент оценки не слова, а самого явления, обозначенного им, в данном случае – отрицательной. Таким образом, помимо компо­нентов понятийного характера в значении глагола сло­няться содержатся два компонента коннотативного ха­рактера.

Процедура компонентного анализа значений слов голова и слоняться была проведена на примере основных словарных значений этих слов. Анализируемые сло­ва были рассмотрены в статусе слов-ономатем в их само­стоятельных, независимых от контекста значениях. Такой анализ является необходимым этапом, предваряющим анализ системных связей слов в парадигматическом пла­не, в частности тех связей, которые проявляются в сло­весных оппозициях.

Компонентный анализ необходим и при семантиче­ской характеристике слов-синтагм, функционирующих в составе предложений, в которых значения слов актуали­зируются, уточняются в зависимости от контекста. В предложениях могут быть реализованы не только основ­ные значения слов, но и их вторичные значения, вплоть до окказиональных. Во вторичных значениях могут про­явиться в полную силу потенциальные семы и, напротив, ослабнуть и трансформироваться какие-либо из основных сем. Под влиянием контекста могут акцентироваться, выдвинуться на первый план такие компоненты, которые при внеконтекстном восприятии слова представляются (малосущественными. В связи с этим при компонентном анализе значений слов-синтагм возникают особые задачи и особые трудности. Попробуем конкретизировать эти за­дачи на примере анализа слов горьковской фразы Над седой равниной моря ветер тучи собирает.

Прилагательное седой в данной фразе не может реа­лизовать своего основного значения ‘белый, потерявший цвет (о волосах человека)’, так как контекст исключает здесь сему ‘человек’. Оно выступает во вторичном значе­нии, которое толкуется в МАС: 3. Серо-белый, белесый. Соответственно, белесый – ‘беловатый, тускло-белый’. Значение прилагательного седой в данном тексте содер­жит в себе семы: ‘оттенок’, ‘белый’, ‘цвет’. Это значение является переносным: в нем достаточно ясно осмысля­ется внутренняя форма, связывающая его с основным, прямым значением прилагательного седой.

Слово равниной также выступает не в основном зна­чении ‘ровная поверхность земли, без гор и холмов’, так как наличие во фразе слова моря не допускает реализа­ции семы ‘земля’. Идентификатор поверхность сводятся к идентификатору пространство, который олицетворяет категориально-лексическую сему основного значения, со­храняющуюся в данном неосновном. Но под влиянием контекста, и прежде всего слова моря, в целом значение слова равниной трансформируется, в нем помимо сем ‘ровная’, ‘поверхность’ появляются признаки ‘водная’ и ‘большая’. Ср. толкование этого значения в БАС: 2. О водной поверхности больших размеров. В МАС это значение особо не выделяется.

Слово моря выступает здесь в своем основном значе­нии – ‘большое водное пространство с горько-соленой водой, окруженное более или менее сушей’. Слово про­странство идентифицируется с помощью идентификатора поверхность, того же, что и у слова равнина. Сема ‘вода’ представлена в толковании слова мора дважды: ‘водное’ и ‘с горько-соленой водой’. В значении слова вода содер­жатся семы ‘жидкость’, ‘бесцветная’, ‘образующая ручьи, реки, озера моря’. Таким образом, в значении слова моря имеется сема ‘вода’, а в значении слова вода есть сема ‘море’. В данном контексте актуальными являются семы ‘большое’, ‘водное’, ‘пространство’. Признаки ‘с горько-со­леной водой’ и ‘окруженное сушей’ здесь не актуализи­руются.

Слово ветер толкуется в МАС: ‘движение потока воз­духа в горизонтальном направлении’. Очевидно, иденти­фикатор движение является избыточным, так как слово поток – ‘масса чего-либо движущегося в одном направ­лении’ содержит в себе сему ‘движение’. Дальнейшего расчленения требуют слова воздух, представляющий то, из чего состоит поток, и слово горизонтальный, уточняю­щий направление потока. Воздух – ‘смесь газов, со­ставляющих земную атмосферу’, атмосфера – ‘газообраз­ная оболочка земли’, оболочка – ‘то, что покры­вает’. Из этих определений в качестве существенных для данного текста выделяем признаки ‘газообразное ве­щество’, ‘покрывающее’, ‘землю’.

Значение слова горизонтальный – ‘параллельный го­ризонту’ приводит к слову горизонт – ‘линия кажущегося соприкосновения с земной или водной поверхностью’, в значении которого мы вновь встречаем уже отмеченные выше компоненты ‘поверхность’, ‘небо’, ‘водное’, ‘сопри­косновение’. В целом значение слова ветер представляет­ся весьма содержательным: ‘движущиеся в атмосфере газы, направленные вдоль линии соприкосновения по­верхности земли или моря с небом’. В данном контексте наиболее важными являются, по-видимому, семы ‘движе­ние’ и ‘направленность вдоль’.

Слово тучи в МАС толкуется: ‘большое, темное обла­ко, несущее дождь и снег’. Идентификатор облако содержит в себе семантические признаки: ‘сгустившиеся’, ‘в атмосфере’, ‘водяные’, ‘пары’. В семе ‘атмосфера’, уже проанализированном выше, здесь особенно важен при­знак ‘надземность’, в идентификаторе пары – ‘скопление мельчайших капель воды, образующихся в воздухе’ – существенно важны компоненты ‘вода’, ‘воздух’ и ‘скопле­ние’. Идентифицируем глагол скопить – собрать, собрать – сосредоточить, сосредоточить – оконцентрировать, сконцентрировать – собрать. Сема ‘сконцентрированность’ присутствует также в сло­ве густой, которое здесь имеет значение ‘большая кон­центрация’ паров. Признак ‘несущий снег и дождь’ может быть преобразован в ‘содержащий осадки’, а в слове осадки мы снова имеем компоненты ‘вода (влага)’, ‘па­дающая’, ‘на землю’. В данном контексте более актуаль­ным оказывается представление о туче как о носителе того, что может обрушиться на землю (ср. в СО: тучи – ‘большое, темное, густое облако, грозящее осадками’). Представление о конкретном виде осадков здесь не су­щественно.

Предикатом (организатором) фразы здесь является глагол собирать. Он реализует в данном случае особую разновидность своего основного значения ‘сосредоточи­вать в одном месте’, которое дано в МАО под знаком ║, указывающим оттенок значения ‘согнать вместе (людей, животных)’. Категориальной семой здесь является сема ‘сосредоточение’, которая поддерживает соответствующую сему в слове туча. Наряду с этой основной семой имеет­ся сема ‘принуждение’ (согнать – ‘заставить уйти’). Дифференциальная сема ‘живые объекты, способные к собственному передвижению’ в данном контексте не мо­жет быть реализована, поскольку позиция объекта за­мещена неодушевленным существительным тучи, но, бу­дучи затемненной, эта сема тем не менее осмысляется, составляя часть подтекста одушевления сил природы, который характерен в целом для «Песни о Буревест­нике».

Таким образом, проводя компонентный анализ слов в тексте, необходимо постоянно ориентироваться на кон­текст, учитывать взаимодействие слов в рамках предло­жения, в результате которого содержание слов трансфор­мируется в ходе их взаимного приспособления друг к дру­гу в рамках общего смысла фразы. В каждой фразе всегда могут быть выделены опорные слова, которые выступают в основных значениях; в рассмотренной фразе таковыми являются слова моря, ветер, тучи. Слова се­дой, равниной, собирает реализуют свои неосновные или трансформированные значения, обусловленные наличием в контексте указанных опорных слов. Но и значения опорных слов тоже видоизменяются в результате под­черкнутого усиления, актуализации одних сем, ослабле­ния других и связанной с этим трансформации третьих, ср. преобразование семы ‘несущий снег и дождь’ в слове туча в сему ‘содержащий угрозу’.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть