ПСИХОЛОГИЯ

Что является предметом специальной психологии

ПРЕДМЕТ И ЗАДАЧИ СПЕЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Специальная психология может быть охарактеризована как одна из старейших прикладных отраслей психологической науки, что следует понимать буквально, как систему исполь­зования психологических знаний в решении конкретных про­блем практической деятельности человека. Так, применение психологии в здравоохранении, просвещении, промышлен­ном производстве стало основой для возникновения таких ее прикладных отраслей, как медицинская, педагогическая, тру­довая психология.

Прикладной характер специальной психологии раскрывается через ее исторические связи с коррекционной педагоги­кой. Именно формирование и развитие системы специально­го образования стало одним из определяющих, хотя далеко не единственным фактором в возникновении данной науки. Од­нако не следует упрощенно понимать причины ее становле­ния и сводить их лишь к факту появления практики обучения детей с отклонениями в развитии. Потребовалась довольно длительная эволюция самой практики, прежде чем пришло осознание необходимости глубоких и всесторонних знаний об особенностях нарушенного психического развития разных групп детей как важного фактора эффективной учебно-вос­питательной работы с ними. Но и этого оказалось недоста­точно, ибо сама психология должна была достичь того уровня зрелости, при котором смогла бы ответить на запросы и потребности практики. Пути исторического развития специаль­ной психологии определяются переплетением двух эволюци­онных рядов, постоянно взаимодействующих друг с другом, — системы специального коррекционного образования и само­го психологического знания.

Словосочетание «специальная психология» прочно укоре­нилось в сфере профессионального общения и давно нашло свое отражение в большинстве современных психологических словарей. Вместе с тем неоднократно делались попытки заме­ны этого термина как не вполне удовлетворительного с точки зрения академического подхода, так как он не раскрывает сво­еобразия предметного содержания данного научного направления. В названиях других прикладных отраслей пси­хологии — медицинской, политической, космической, инже­нерной, спортивной и пр. отчетливо просматривается указание на сферу их практического применения. Именно эти элемен­ты названий и фиксируют предметное содержание данных дисциплин и определяют их специфику по отношению ко всем остальным. В том случае, когда на месте подобного слова по­является термин «специальная», мы, по существу, сталкива­емся с феноменом смысловой тавтологии. Именно это обсто­ятельство и привело к поискам новых, более адекватных на­званий. Но в связи со значительной укорененностью термина «специальная психология» эти попытки, как правило, мало результативны, и предложенные варианты, такие как «коррекционная психология» или «психология дизонтогенеза», не по­лучили широкого употребления.

Проблема названия может показаться формальной и вто­ростепенной. Но она важна и показательна по крайней мере в двух отношениях. Во-первых, логика развития науки и логи­ка развития языка бывают весьма противоречивы. Вряд ли можно определить, кто и когда предложил термин «специаль­ная психология». Но, даже будучи неточным в отношении предметного содержания науки, он прочно укоренился в про­фессиональном словаре. С другой стороны, можно предполо­жить, что коллизия с названием данной дисциплины есть не что иное, как весьма своеобразное и не осознаваемое отраже­ние проблемы определения ее предмета.

С методологической точки зрения вопрос предметного со­держания для любой науки является кардинальным, прежде всего потому, что задает границы отраслевой исследовательс­кой деятельности и определяет характер взаимоотношений с другими дисциплинами. Вместе с тем процесс научного по­знания в свою очередь оказывает влияние на изменение пред­ставлений о предмете изучения, то, расширяя, то, сужая его гра­ницы.

В сознании профессионалов специальная психология час­то ассоциируется с совокупностью ее отраслей: психологией слепых, глухих, умственно отсталых и т. д. Это определение можно принять лишь с определенной долей условности. В та­ком случае термин «специальная психология» теряет всякий смысл, становится неким собирательным названием, простой оболочкой, безразличной к своему содержанию. Сами по себе указанные разделы составляют лишь его часть, которая не может заменить собой целое. Это целое имеет тенденцию к расширению: появляются новые группы детей с отклонения­ми в развитии. Тем не менее, конструирование предмета науки должно быть таким, чтобы он мог объединить разнородные аспекты и одновременно задать некоторые рамки, границы своего содержания.

Общее представление о предмете специальной психологии связано с процессом изучения закономерностей отклоняюще­гося развития. Разные варианты данного феномена часто обо­значаются термином дизонтогенез. Так, в наиболее распрост­раненном определении предмета специальной психологии указывается на процесс исследования «психологических особен­ностей аномальных детей, дефект которых обусловлен диффуз­ным поражением коры головного мозга, нарушением деятельнос­ти анализаторов, недоразвитием речи при сохранении слуха» (Психологический словарь. М., 1986, с.309). В другом определе­нии говорится об изучении «людей, для которых характерно отклонение от нормального психического развития, связанное с врожденными или приобретенными нарушениями формирования нервной системы» <Специальная педагогика /Под. ред. Назаро­вой. М., 2000, с. 67)

В процитированных определениях смысловые акценты не точно расставлены. Прежде всего, сам предмет специальной психологии подменяется перечислением ее отраслей, что сра­зу приводит к утрате его целостности. Кроме того, самих от­раслей существует значительно больше, чем представлено в данной дефиниции. Обращает на себя внимание и тот факт, что в первом определении говорится об аномальных детях, а во втором — о людях с характерными отклонениями от нор­мального психического развития. Тем не менее, само поня­тие «аномальные дети» нуждается в пояснении. Но тот же психологический словарь, говоря о детях с отклонениями в развитии (современный аналог рассматриваемого термина) указывает, что «отклонения в психическом развитии могут быть вызваны сенсорными нарушениями, поражениями цент­ральной нервной системы, двигательными нарушениями, тяже­лыми нарушениями речи» (Психологический словарь. М., 1996, с.90). По сути, это определение повторяет первую из приве­денных дефиниций предмета специальной психологии, ко­торый к тому же неправомерно сужается в возрастном отно­шении, так как специальная психология изучает не только лиц детского возраста. Этот недостаток восполняется во вто­ром определении, где говорится уже о людях (не только о детях), но при этом не указывается, что именно изучается у этих людей, для которых характерны отклонения от нормаль­ного психического развития. В действительности лица с по­добными нарушениями могут быть объектом исследования многих наук — медицины, биологии, социологии, педагоги­ки и т. д. В одном из приведенных определений есть требуе­мая ссылка: речь идет об изучении психологических особен­ностей. Но какие это особенности — возрастные, индивиду­альные, половые, патологические и пр., опять же не сказано. Употребление этого слова, по-видимому, означает, что основ­ной акцент в изучении детей с отклонениями в развитии должен быть сделан на их отличиях от нормально развивающих­ся. Но всестороннее исследование не может ограничиться фиксацией одних отличий. Оно должно также выявлять и сходства, что имеет гораздо большее значение. Таким обра­зом, даже краткий анализ наиболее распространенных оп­ределений предмета специальной психологии лишний раз доказывает сложность поставленной задачи.

Если попытаться дать краткое определение предмета спе­циальной психологии, то прежде всего следует подчеркнуть, что она изучает не сами феномены нарушенного развития, как обычно принято считать. (Ибо эти их могут изучать и другие науки.) Специальная психология исследует различные формы и стороны развития психики в неблагоприятных услови­ях. Иначе говоря, ее может интересовать то, как протекает процесс психического развития в самых разных патогенных ситуациях; как и каким образом могут изменяться в зависи­мости от многообразных параметров этих условий различ­ные характеристики психогенеза. Совершенно очевидно, что в данном контексте особый исследовательский интерес будет связан также с изучением запаса прочности процесса разви­тия. Каким образом психике, даже в осложненных, стеснен­ных условиях, удается сохранять свою целостность, реализуя основные функции по адекватному отражению окружающего мира и регуляции поведения? Какова структура и динамика этих компенсаторных способностей? Анализируя процесс раз­вития в стандартных условиях его протекания, ответить на эти вопросы весьма сложно. Упомянутые в нашем определении неблагоприятные ситуации сами по себе не всегда способны вызвать отклонения в развитии. В конечном счете, многое будет определяться сочетанием разнообразных характеристик индивида, опосредующих их воздействие. Именно поэтому одни и те же условия для разных людей могут иметь различ­ные последствия. Неблагоприятная ситуация признается па­тогенной, способной спровоцировать те или иные отклоне­ния в развитии, если сила ее воздействия превышает компен­саторные возможности индивида и относительно устойчиво изменяет характеристики актуального функционирования психики в параметрах точности, полноты и скорости отража­тельных и регуляторных функций и в результате изменяет темп ее возрастного развития.

Говоря о том, что специальная психология изучает процесс развития, протекающий в осложненных условиях, которые сами по себе не могут изменить его сущности и направленно­сти, но придают ему определенную специфику в форме осо­бого способа реализации, мы можем более или менее точно очертить рамки предмета специальной психологии, не сводя все ее содержание к психологии слепоты, глухоты, умствен­ной отсталости и т. п. В качестве таковых могут выступать не только нарушения в деятельности анализаторов, опорно-дви­гательного аппарата, разнообразные церебральные, речевые расстройства, то есть факторы внутреннего порядка. Помимо этого можно говорить и о внешних неблагоприятных факто­рах, широкий спектр которых формируется при серьезных и длительных деформациях социальной ситуации развития -тяжелые психотравмирующие обстоятельства жизни, воспи­тание за пределами семьи, несоответствующие возрасту ребен­ка образ жизни, виды деятельности, требования и ожидания со стороны взрослых. Последнее может касаться, в частности, детей, рано и ярко проявивших какое-то дарование и в связи с этим начинавшим раннюю профессиональную подготовку, а то и профессиональную деятельность. Даже сама по себе нестандартность одаренных детей может существенно менять систему отношений к ним, что способно выступить в каче­стве осложненной ситуации развития.

Деление неблагоприятных условий на внутренние и вне­шние достаточно условно. В реальной жизни внутренние ус­ловия могут спровоцировать формирование целого ряда до­полнительных внешних. Так, дети с нарушениями очень час­то воспитываются в ситуации домашней изоляции, не имея возможности полноценного общения со сверстниками, что не может не сказаться на характере их психического развития. И наоборот, внешние неблагоприятные условия со временем способны трансформироваться во внутренние. Длительное пребывание ребенка в ситуации эмоционального напряжения в конечном счете, как правило, приводит к устойчивым сбоям в работе центральной нервной системы и нарушениям пове­дения. Помимо сказанного следует особо подчеркнуть и то, что круг негативных факторов развития, описываемых разны­ми науками, постоянно расширяется, что, в свою очередь, приводит к соответствующему усложнению предметного со­держания специальной психологии. Каждый раз ей приходится сопоставлять характеристики патогенных условий с изме­нениями в параметрах процесса психического развития, вы­деляя наиболее типичные среди них.

Таким образом, обозначив область предметного содержа­ния специальной психологии, мы подчеркнули как ее уникаль­ность по сравнению с другими разделами психологической науки, так и единство с ними. Многие отрасли психологичес­кого знания изучают свой предмет именно с точки зрения «ус­ловий». Педагогическая, психология исследует психику в ус­ловиях учебной деятельности, медицинская — в условиях того или иного заболевания и процесса лечения, трудовая — в ус­ловиях производственной деятельности и т. д.

Наличие собственного предмета исследования определяет и конкретные задачи специальной психологии. Любая наука всегда стремится раскрыть и воспроизвести наиболее общие законы своего предмета. Но, прежде всего, она должна более или менее точно раскрыть его сущность, ибо указать на пред­мет и установить его природу далеко не одно и то же. Предме­том специальной психологии мы назвали изучение процесса психического развития в стесненных обстоятельствах. Само же нарушенное развитие, являющееся следствием воздействия этих обстоятельств, представляет собой стойкое изменение парамет­ров актуального функционирования психики и темпов ее возрас­тной динамики, достоверно отличающихся от средних значений, характерных для данного возраста.

Говоря о конкретных задачах специальной психологии, необходимо выделить наиболее значимые среди них. К их числу можно отнести исследование нескольких групп закономер­ностей психического развития, а именно:

а) основные и общие, то есть закономерности, по которым развивается психика в обычных и неблагоприятных ус­ловиях;

б) модально-неспецифические — ряд особых закономер­ностей, свойственных всем группам детей с отклонени­ями в развитии независимо от характера основного нарушения;

в) модально-специфические — особенности, свойствен­ные какой-то одной группе детей с отклонениями в раз­витии;

г) наконец, последняя группа закономерностей связана с установлением зависимостей характера психического раз­вития от силы и выраженности патогенного фактора, на­пример от степени и времени потери слуха, от длительности состояния эмоциональной депривации и др.

В данном случае речь идет об установлении индивидуально-типологических особенностей внутри одного и того же вида отклонения в развитии.

Следует особо отметить тот факт, что специальная психо­логия, начиная развиваться как многоотраслевая дисципли­на, на первых этапах своего становления преимущественно акцентировала внимание на изучении модально-специфичес­ких закономерностей. Позже, благодаря исследованиям Л. С. Выготского, фокус стал постепенно смещаться в область общих закономерностей. И только в самую последнюю оче­редь начались попытки изучения модально-неспецифических закономерностей. Эта историческая последовательность свя­зана с одним парадоксом специальной психологии, на кото­рый впервые обратил внимание В. И. Лубовский. Поскольку модально-специфические закономерности стали исследовать­ся раньше, создавалось устойчивое убеждение в том, что имен­но этот тип закономерностей изучен лучше других. Анализ эмпирического материала, а главное, способ его получения, привел В. И. Лубовского к обратному выводу. Десятилетиями уче­ным казалось, что они изучают модально-специфические за­кономерности, но в действительности речь шла о модально-неспецифических. Причиной этого стал распространенный недостаток в экспериментальной стратегии. Проводя экспе­римент, исследователь, как правило, сопоставлял результаты, полученные на одной группе детей с отклонениями в разви­тии, с аналогичной по возрасту группой нормально развива­ющихся детей. Выявленные отличия рассматривались как свойственные только для данного типа отклонения. Последу­ющие исследования показали, что в большинстве случаев они типичны одновременно для нескольких групп детей с откло­нениями в развитии и по сути являются модально-неспеци­фическими. И те и другие закономерности представляют со­бой лишь своеобразное проявление общих, основных законов развития психики, характерных как для случаев нормы, так и для патологии. Исследование разных типов закономерностей, как задача специальной психологии, сопряжено также с изу­чением компенсаторных механизмов, позволяющих сознанию человека продолжать реализовывать свои основные функции в условиях дизонтогенеза.

Перечисленные задачи по своему существу являются и ис­следовательскими и прикладными одновременно. Имеющи­еся в арсенале специальной психологии сведения об основных, модально-неспецифических, модально-специфических и индивидуально-типологических особенностях психическо­го развития детей с теми или иными отклонениями позволяют дифференцировать процесс обучения этих детей, строить адекватные и эффективные коррекционные программы для работы с ними, создать условия, препятствующие появлению новых отклонений — проводить психопрофилактику.

Таким образом, весь широкий спектр прикладных задач специальной психологии обусловлен процессом разработки научных основ для методов и содержания обучения разных групп детей с отклонениями в развитии, коррекционной, ре­абилитационной и психопрофилактической работы с ними.

Контрольные вопросы

1. В чем состоят трудности определения предмета специальной психологии?

2. Как в настоящее время определяется предмет специальной психологии?

3. Чем объясняется необходимость точного определения пред­мета науки?

4. В чем состоят основные задачи специальной психологии?

5. Чем определяются стоящие перед специальной психологией задачи?

6. В чем состоит теоретическое и практическое значение специ­альной психологии?

Литература

1. Лебединский В. В. Нарушения психического развития у детей. М., 1985.

2. Лубовский В. И. Психологические проблемы диагностики ано­мального развития детей. М., 1989.

3. Пожар Л. Психология аномальных детей и подростков — па­топсихология. М., 1996.

4. Специальная педагогика / Под ред. Н. М. Назаровой М., 2000.

5. Усанова О. Н. Специальная психология. М., 1990.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть