ПСИХОЛОГИЯ

Циркулярные вопросы в семейной психологии

Циркулярное интервью миланской школы. Акцент на различиях

Семейные терапевты миланской школы (M. Палаззоли, Л. Босколо, Дж. Чеччин и Дж. Прата) также используют технологию прослеживания коммуникаций, делая особый акцент на обнаружении различий между членами семьи. Согласно Г. Бейтсону, информация есть различия, а различия отражают позиции в отношениях [Bateson G., 1973].

Опознавание различий определяет взаимоотношения между тем, что сравнивается. Взаимоотношения в этом смысле подразумевают взаимность. Если мать имеет больше возможностей делать то, что она хочет, тогда отец — меньше. Взаимность, опять же, подразумевает циркулярность.

Предпочтение циркулярности влияет на стиль терапевтического интервью. Терапевты миланской школы используют особый тип вопросов — циркулярные вопросы. Задавая те или иные виды вопросов, терапевт фактически обнаруживает свою ориентацию и получает данные, соответствующие ей по характеру. Так, вопрос “Является ли мама несчастной?” исследует описательные характеристики и является скорее линейным, тогда как вопросы, исследующие различия, — “Кто первым заметил проблему?” и, следовательно, определил ситуацию как проблемную и “Кто больше всех расстраивается в этой ситуации?” — скорее будут циркулярными.

“Знать о том, является ли отец нежным и любящим, менее полезно, чем знать, есть ли разница в его привязанности к кому-то сейчас по сравнению с тем, что было раньше; или существует ли различие в его привязанности к дочери и жене” [Tomm K., 1981].

Построение интервью вокруг различий является одним из наиболее значительных вкладов миланской группы в усовершенствование техники семейного консультирования. Ориентируя опрос вокруг различий, терапевт извлекает более релевантные данные и делает это более эффективно, чем с помощью линейных описаний.

Можно выделить следующие типы различий:

а) различия между индивидуальностями (“Кто злится больше всего?”);

б) различия во взаимоотношениях (“В чем разница между способом, которым мама общается с Катей, по сравнению с тем, как она обходится с Колей?”);

в) различия во времени (“Как она общалась с ним в прошлом году по сравнению с тем, как общается сейчас?”) и их различные комбинации.

Задавая циркулярные вопросы, терапевт активно использует категории, проясняющие различия: больше/меньше, ближе/дальше, чаще/реже, хуже/лучше и т.д. (“Кто из членов семьи лучше всего понимает маму?”, “Становятся ли родители ближе друг к другу, когда Коля плохо себя ведет?”; “Чаще ли отец бывает дома, когда Павлик ворует?” “Ссоры между братом и сестрой реже случаются, когда родители дома или когда их нет?”).

Циркулярные вопросы — особенно полезный способ интервьюирования, если терапевт хочет получить непредвзятую информацию о взаимодействиях в семье и не стать жертвой навязываемого ему семейного мифа. Прослеживая циркулярные последовательности взаимодействий, терапевт, во-первых, обычно заменяет глагол “чувствовать” глаголом “делать”, а во-вторых, задает вопрос не самим участникам событий, а кому-то третьему: “Что сделает Борис, когда, придя домой, увидит, что его жена расстроена?”. Чтобы высветить различия в разного рода отношениях между членами семьи, терапевт может попросить кого-нибудь из них прокомментировать, как он видит отношения между двумя другими, например, мать могут спросить, как она видит отношения между отцом и одним из детей. Потом терапевт задает тот же самый вопрос отцу по поводу отношения матери с другим ребенком и т.д. Эти триадические вопросы представляются очень эффективными, они обеспечивают более ясной информацией о паттернах взаимоотношений и помогают преодолеть сопротивление. Они ведут к нарушению “золотого правила”, обычно действующего в симптоматических семьях, а именно, запрета на вербализованную метакоммуникацию.

Другой тип циркулярного вопроса использует сослагательное наклонение “если бы”. “Если бы отец был здесь, то что бы он ответил на этот вопрос?”; “Если бы мама так самоотверженно не пыталась помочь дочке, было ли бы у нее больше времени для контактов с мужем?”, “Кто больше всего страдал бы в семье, если бы сын уехал учиться в другой город?”, “Если бы мы не говорили о проблеме твоего брата, то о чем бы нам стоило здесь поговорить?” и т.д. Последний вопрос вскрывает другие важные темы в семье, кроме проблемы идентифицированного пациента. Часто на этот вопрос кто-нибудь из членов семьи скажет, например, что родители совсем не разговаривают друг с другом, если не обсуждают проблему ребенка, или что другой член семьи совсем забыт на фоне помощи кому-то еще.

Еще один вид циркулярного вопроса — так называемый вопрос, “читающий мысли”: кого-то из членов семьи спрашивают, что, по его мнению, думает об этом другой член семьи. То есть вопрос задается не прямо, а через мнение кого-то еще.

Задавая циркулярные вопросы, терапевт обращает особое внимание на невербальное поведение членов семьи, так как оно может дать важный ключ к пониманию того, задевает ли данный вопрос деликатную область на семейной карте. Если это так, терапевт задает дополнительные специфические вопросы об определенной области, что может быть входом в систему для раскрытия семейных секретов и скрытых коалиций.

Циркулярные вопросы не только собирают данные о семье, но и вводят в систему новую информацию о ней самой. Природа задаваемых вопросов позволяет членам семьи осознавать последствия своего поведения. Создавая новые связи, процесс циркулярного интервьюирования позволяет семье “открыть” новую реальность в своих отношениях, что запускает изменения в системе верований семьи.

3.5. Изучение структуры семьи. Системный семейный тест Геринга. Анкета “Семейные роли”

Несмотря на то, что системное описание структуры семейных отношений является значительным шагом на пути к формированию психотерапевтом адекватных стратегий разрешения проблем, в настоящее время существует довольно мало психометрических валидизированных инструментов, которые могли бы использоваться в клинической практике. Существующие на сегодняшний день семейные тесты в основном требуют очень много времени и, как правило, ограничены возможностью их применения к испытуемым школьного возраста и старше. Кроме того, с их помощью мы можем получить только отдельные картины либо семьи в целом, либо отдельной диады.

Одной из первых попыток операционализации системной семейной теории и создания диагностических инструментов, удобных для практики, была циркулярная модель Олсона (см. параграф 2.1.2). На основе этой модели был разработан ряд опросников и клинических шкал (Family Adaptability and Cohesion Evaluation Scales — FACES 1,2,3 и другие) [Olson, 1979].

Другое направление оценки семейной системы опирается на ее пространственную репрезентацию. Социометрический тест Дж.Л. Морено был одним из первых методов, направленных на изучение структуры групп [Moreno, 1951; Лейтц, 1994]. Имеются сообщения о применении некоторых вариантов этого метода в семейной терапии в России [Эйдемиллер, 1994]. В отечественной психологической практике хорошо известен графический тест “Рисунок семьи” [Хоментаускас, 1986; Захаров, 1988; Лосева, 1995 и др.]. В работе с семейными проблемами широко используется техника “семейной скульптуры”, пришедшая из психодрамы. Членов семьи просят с помощью телесной метафоры изобразить структуру взаимоотношений в их доме. Однако эта техника требует специального мотивирования членов семьи и может спровоцировать очень сильные эмоции. По нашему опыту, она более эффективна тогда, когда терапевт уже сам в какой-то степени разобрался в семейной структуре и хочет дать семье обратную связь. Помогая людям принять определенные метафорические позы, он может мягко открыть семье ее организацию. Изучая структуру семейных взаимоотношений, терапевт отмечает, как члены семьи спонтанно расселись в его кабинете, как они распределяются по комнатам в их квартире, кто с кем сидит за обеденным столом и т.д. (см. раздел 3.6).

Существует класс техник с применением замещающих фигур для членов семьи. Эти методики уже в значительной степени стандартизованы. Эмоциональная близость между членами семьи представлена здесь как дистанция между фигурами. Большое количество исследований, проведенных с отдельными членами семьи, подтвердили, что этот показатель точно отражает восприятие пациентами отношений в семье. Наиболее удачной методикой данного класса, на наш взгляд, является Системный Семейный Тест (FAST), разработанный и валидизированный Герингом [Gehring, 1993].

FAST представляет собой методику, основанную на структурной системной семейной теории и предназначенную для исследований и психотерапевтической практики. Тестовый материал состоит из доски, разделенной на 81 квадрат (9 Х 9), женских и мужских фигурок, а также цилиндрических блоков высотой 1,5; 3 и 4,5 см. На фигурках условно нанесены точками глаза. Внешний вид FAST изображен на рисунке в приложении 2.

Расстояние между фигурками на доске отражает степень сплоченности семьи и отдельных ее подсистем. Высота фигурок, регулируемая с помощью цилиндрических блоков, показывает семейную иерархию. Направление взгляда фигур является дополнительным качественным параметром, отражающим нюансы взаимоотношений членов семьи.

Системный семейный тест Геринга может проводиться индивидуально с одним или несколькими членами семьи или с семейной группой одновременно (групповой вариант). Значительная разница в восприятии членами семьи их семейной структуры является одним из показателей семейной дисфункции и затрудняет кооперацию в семье [Palazzoli, 1986].

Существуют три различные репрезентации теста, отражающие типичную структуру семьи, ситуацию в семье в момент конфликта и идеальное распределение близости и иерархии, которое иногда бывает в семье или желательно. Изменение расположения фигурок на доске от одной репрезентации к другой показывает степень гибкости семейной системы. (См. изображение различных репрезентаций FAST в главе 5, случаи семьи Г.)

Анализ и интерпретация теста проводится относительно всей семьи в целом и двух ее подсистем по отдельности — супружеской и детской. Существуют нормы относительно уровня сплоченности и иерархии, разработанные на примере американских и западноевропейских семей. Различают низкий, средний и высокий уровень этих параметров. В соответствии с ними определяется сбалансированность подсистем и семьи в целом (см. приложение 3). Помимо этого, тест отражает наличие таких структурных нарушений, как перевернутая иерархия (высота фигурки ребенка равна или выше фигурки одного или обоих родителей) и межпоколенные коалиции (расстояние между фигурками родителей больше, чем между ребенком и одним из родителей). Герингом и его коллегами проведены исследования, которые показали, что семьям, имеющим серьезные проблемы, соответствуют значительно менее сбалансированные семейные структуры и многочисленные структурные нарушения [Gehring, 1993].

Для дополнительного исследования взаимоотношений в семье в тесте имеются фигурки трех цветов, с помощью которых испытуемый может подчеркнуть разницу в поведении и характере разных членов семьи.

Процедура проведения FAST состоит из четырех частей:

1. Сбор краткого анамнеза о семье (количество членов семьи, их возраст, социальный статус, страдали ли они психическими расстройствами и другими хроническими заболеваниями, были ли случаи госпитализации и т.д.)

2. Фиксация семейных репрезентаций одного испытуемого или всей семьи, как в групповом варианте. Экспериментатор на специальном бланке отражает расстановку фигур в типичной, конфликтной и идеальной семейных ситуациях.

3. Фиксация наблюдений за поведением испытуемого во время проведения теста (с чьей фигуры начал, что вызывало колебания, спонтанные замечания и т.д.).

4. Интервью после каждой репрезентации (см. приложение 4).

Системный семейный тест Геринга можно проводить со взрослыми и детьми от шести лет. Он не занимает много времени (20 — 30 минут на одного испытуемого) и обеспечивает терапевта большим количеством гипотез о семейной системе. Кроме того, он представляет собой удобный повод для групповой дискуссии с семьей о взаимоотношениях между ее членами и желаемых изменениях.

Другой методикой, направленной на выявление ролевой структуры семьи, является анкета “Семейные роли” (см. приложение 5). Анкета является авторской модификацией психотерапевтической техники “Ролевая карточная игра” [Р. Шерман, Н. Фредман, 1997] и помогает определить вклад каждого члена семьи в организацию совместной жизни (роли-обязанности), а также типичные варианты поведения в конфликтных ситуациях (роли взаимодействия). Кроме того, анкета позволяет косвенно оценить статус членов семьи и степень их влияния на принятие семейных решений.

Инструкция: Впишите имена членов Вашей семьи и отметьте количеством звездочек, насколько перечисленные роли характерны для каждого из них.

*** — его (ее) постоянная роль;

** — довольно часто он (она) это делает;

* — иногда это относится к нему.

Некоторые из упомянутых ролей не свойственны Вашей семье или никогда не исполняются тем или иным ее членом; в этом случае оставьте графу пустой. Возможно, в Вашей семье есть свои уникальные роли, отсутствующие в общем списке, — допишите их.

Затем среди всего списка выделите три роли, которые Вы считаете наиболее важными для жизни семьи” [Черников А.В., 2001].

Члены семьи, которые чаще других играют важные роли, как правило, обладают большей властью в семье. Методику можно проводить индивидуально или со всей семьей в целом. Она очень наглядна, информативна и в групповом варианте может служить основой для обсуждения семейной ситуации и разницы в восприятии членов семьи. Недовольство членов семьи распределением функций в ней позволяет терапевту планировать переговоры. Анкета “Семейные роли” не является тестом. Она разрабатывалась прежде всего для нужд терапии и изучения субъективного восприятия членов семьи и, следовательно, меньше приспособлена для сравнительного изучения семей. Анкета обычно не вызывает сопротивления, легко встраивается в обсуждение многих семейных тем, привнося в дискуссию атмосферу юмора и шуток.

Источник

Стилистические аспекты циркулярных и других системных вопросов.

ВОПРОСЫ В СИСТЕМНОЙ ТЕРАПИИ И ЦИРКУЛЯРНОЕ ИНТЕРВЬЮ

Взгляды различных школ системного подхода на технику «Циркулярное интервью».

В системной семейной терапии существует два понимания техники «Циркулярное интервью».

1.1. Миланская школа системной терапии понимает под этим названием выявление циркулярной последовательности происходящих в семье событий или действий членов семьи.

— Когда папа приходит с работы, и ты его встречаешь в коридоре, что в это время делает твоя мама? А брат?

— А что происодит потом? А что в это время делает мама? А брат?

— А затем? Что тогда делает мама? Брат?

Подобные уточняющие вопросы задаются до тех пор, пока не прояснится символический смысл симптоматического поведения или не подтвердится системная гипотеза.

1.2. Немецкая школа понимает под циркулярным интервью технику семейной терапии, суть которой состоит в том, что психотерапевт спрашивает одного из членов семьи, как относятся друг к другу двое других. В отличие от прямых вопросов о внутрисемейных взаимоотношениях такая техника вследствие своего проективного характера дает более существенную информацию как психотерапевту, так и семье. Такой тип опрашивания позволяет легче вовлечь в беседу всех членов семьи, начать разговор об отношениях в семье. Немецкое понимание является более широким, т.к. включает в себя три уровня:

вопросы могут быть заданы одному члену семьи о том, что думает другой?

— Если бы здесь был твой брат, что бы он сказал, какие проблемы есть в вашей семье?

— Ваша жена сказала, что произошел сдвиг. Как вы думаете, что она имела ввиду?

вопросы могут быть заданы одному члену семьи о том, что чувствует другой?

— Как тебе кажется, что чувствует мама, когда видит, как ты боишься?

вопросы могут быть заданы о поведении, поступках, действиях другого?

— Как тебе кажется, после смерти бабушки родители стали жить дружнее или нет?

— Что сделал бы папа, если бы ты не вышел встречать его в коридор?

Циркулярность – один из основных принципов системного подхода.

В рамках линейного мышления, господствующего со времен Декарта и Ньютона, основой миропонимания являются причинно-следственные связи. Из «события А» вытекает «событие Б», а из него, в свою очередь, «событие С». Системное мышление опирается еще на идею обратной связи: «событие Б» вызывает не только «событие С», но и влияет на «событие А». И если все «события» таким образом друг с другом связаны, то возникает циркулярная последовательность событий. В этой последовательности все «события» влияют друг на друга.

Следующая серия рисунков иллюстрирует идею циркулярности.

2. В других терапевтических подходах принято спрашивать:

Хельмут, почему ты плачешь?

Что с тобой происходит?

3. Ханнелора видит, что Хельмут плачет.

4.

Циркулярный вопрос в паре.

Как думаешь ты, Хельмут, что означают твои слезы для Ханнелоры?

5. Циркулярный вопрос третьему участнику.

Как думаешь ты, Стэфан, что для твоей мамы значит видеть плачущего отца?

Вопросы в системном подходе

Вопросы в системном подходе решают различные задачи:

1. Получение информации, как и в любом разговоре;

2. Обеспечение коммуникаций;

3. Процессуальное видение происходящего;

4. Стимуляция ассоциативного процесса;

5. Вовлечение в процесс на вербальном и невербальном уровне третьих, четвертых, пятых и т.д. персон;

6. Проведение прямой терапевтической интервенции.

Вопросы делят на следующие группы.

I. Вопросы «классифицирующие». В первую очередь они ориентированы на то, чтобы увидеть различия во взглядах, с которыми пришла семья.

— Кто радуется в семье больше всех, когда свекровь занимается ведением домашнего хозяйства? Кто меньше всех?

Примером вопроса на классификацию, который можно использовать и для начала терапии, может быть такой:

— Кто сегодня настроен наиболее оптимистично? А кто сегодня самый большой пессимист?

II. «Процентные» вопросы. С помощью них можно дифференцировать идеи, настроения, концепции, взгляды на болезнь, мнения. Очень хороши они и для прояснения амбивалентных позиций.

— Если в сердце вашей жены существуют две тенденции: расстаться с вами или остаться, сколько процентов сердца отдается одной тенденции, а сколько другой?

III. Вопросы для выяснения коалиций.Направлены для выяснения коалиций – «кто с кем?» Ключевым вопросом для этой группы является вопрос: Видите ли вы эту проблему также или по-другому?

— Папа держит тебя за маменькина сыночка. Ты смотришь на этот вопрос так же, или ты все-таки больше папенькин сынок?

IV. Вопросы на прояснение реальной ситуации. Эта группа делится на несколько подгрупп.

1. Вопросы, проясняющие запрос. К прояснению запроса относятся вопросы, касающиеся тех людей, которые прислали семью.

— Кому пришла в голову идея об этом контакте?

— Что бы вы хотели, чтобы здесь происходило?

— Почему клиентом является именно этот человек?

— Почему семья пришла именно ко мне и почему именно сейчас?

Вопросы, проясняющие, с какими ожиданиями пришла семья.

— Кто чего хочет и от кого?

— От меня, как от терапевта и от всех остальных?

— Кто является оптимистом, а кто пессимистом?

— Что должен был бы я, терапевт, или должны были бы мы сделать, чтобы эти ожидания оправдались?

— Что должен я и мы сделать, чтобы работа была абсолютно неуспешной?

— Кто чего хочет, от кого, с какого времени? И до какого времени?

— Как часто вы бы хотели встречаться?

— С кем встречаться? Против кого встречаться?

— Сколько денег вы готовы заплатить за эту терапию?

— Скольким временем готовы пожертвовать для решения этой конкретной проблемы?

2. Вопросы о проблеме.

— Из каких отношений вырастает проблема?

— Кому эти проблемные отношения демонстрируются, а кому – нет?

— Где проблема проявляется, а где – нет?

— Когда проблема проявляется, когда – нет?

— Что должно произойти, чтобы проблема была решена?

— Кто первым выявил сложность и обозначил ее как проблему?

— Что имеет ввиду папа, когда говорит о существовании проблемы, о сложности взаимоотношений, о непонимании и т.д.?

— Кто реагирует на проблему больше всех, кто меньше всех?

— Кому она больше всех мешает, кому меньше всех?

Если речь идет о проблемном ребенке, то такой вопрос:

— Как реагирует ребенок на реакции окружающих? (вопрос к окружающим)

— Что изменилось в отношениях, когда возникла проблема?

— Что изменится в отношениях, если эта проблема будет усилена?

Последние вопросы можно задавать до бесконечности, уточняя, проясняя в кругу, кто как реагирует на проблемное поведение, пока всем не станет ясно про всех остальных, кто и как реагирует.

V. Вопросы на конструирование возможностей. Здесь тоже выделяют несколько подгрупп.

1. Вопросы, ориентированные на решение.

— Как часто, как долго или когда проблема не проявляется?

— Если проблемы не будет, чем бы занялись вы и другие?

— Что бы мы могли делать здесь, если проблемы не будет?

На усиление ресурсов.

— Что вы делаете хорошо?

— Что вы хотели бы в своей семье сохранить (конкретно)?

— Какие усилия вы готовы еще приложить, чтобы делать что-то еще лучше, то, что и так вам хорошо удается?

— Если ночью прилетит фея (или в понедельник вас сделают операцию и т.д.) и проблема неожиданно будет решена, что вы утром первое заметите, что будет вторым?

— Кто больше всех будет удивлен?

— Кто будет больше всех шокирован, что проблема ушла так неожиданно, вдруг?

2. Вопросы, усиливающие проблему.

— Что вы должны сделать, чтобы ваша ситуация ухудшилась?

— Что бы я мог сделать, чтобы это ухудшение еще больше поддержать?

— Кто мог бы быть еще включен в эту проблему, чтобы ситуация стала еще хуже?

3. Вопросы комбинированные, ориентированные как на проблему, так и на ее решение.

— Для чего было бы хорошо, чтобы проблема еще раз к вам вернулась?

— Что может ухудшиться, если проблема исчезнет?

— Как долго вы собираетесь давать этой проблеме место в вашей квартире?

— Когда вы планируете выставить ее за дверь?

— До какого времени, как вы считаете, это делать еще рано?

VI. Вопросы, предназначенные для начала и для завершения сессии.

— Что должно сегодня произойти, чтобы для вас это было хорошим разговором?

— Что произошло с нашей последней встречи, что удивило вас больше всего (за эту неделю)?

— Что могло бы быть уже сегодня позитивным изменением?

— Кому из вашей семьи в последнее время лучше всех живется?

— Что должно было бы уже сегодня произойти, чтобы это была наша последняя встреча?

— Какие идеи у вас есть в голове относительно того, что сегодня здесь будет происходить?

Вопросы, адресованные наиболее сопротивляющемуся члену семьи.

— Кто из вас ничего не хочет?

— От кого вы здесь ничего не хотите?

— Как вы считаете, будет ли это постоянной позицией или, возможно, что это слишком рано – что-то прямо сейчас хотеть?

— Если вы, собственно говоря, ничего не хотите, в чем тогда цель прихода?

— Как долго вы думаете будете еще нуждаться в терапии?

— Кто из вас имеет больше интереса и готов больше времени уделить терапии – вы или ваша жена?

— Предположим, что по каким-то причинам терапия сегодня закончится, что вы будете делать?

— Если по причине землетрясения все врачи, социальные работники умрут, как вы будете тогда решать свою проблему?

Стилистические аспекты циркулярных и других системных вопросов.

1. Циркулярные вопросы являются интервенцией. Они хороши, но должны быть уместны.

2. Циркулярные вопросы должны задаваться конкретно и коротко. Это определенная техника, а не вообще стиль общения в данном подходе. Кто маму больше раздражает – дедушка или папа? А не так: Как вы думаете, реагирует мама сильнее, когда… (длинный текст)?

3.Особенности в задавании вопросов детям – лучше, чтобы они были образными. Это могут быть «классифицирующие» вопросы, «процентные» вопросы, но в них обязательно должна присутствовать картинка.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть