ПСИХОЛОГИЯ

Эффект фасада в психологии

Эффект фасада в психологии

Психологический эксперимент — это совместная деятельность испытуемого и экспериментатора, которая организуется экспериментатором и направлена на исследование особенностей психики испытуемых.

Процессом, организующим и регулирующим совместную деятельность, является общение.

Испытуемый приходит к экспериментатору, имея свои жизненные планы, мотивы, цели участия в эксперименте. И, естественно, на результат исследования влияют особенности его личности, проявляющиеся в общении с экспериментатором. Этими проблемами занимается социальная психология психологического эксперимента.

Психологический эксперимент рассматривается как целостная ситуация. Влияние ситуации тестирования на проявление интеллекта детей было обнаружено еще в 10 — 20-е годы нашего века. В частности, было обнаружено, что оценка интеллектуального развития детей по тесту Бине — Симона зависит от социального статуса его семьи. Он проявляется при любом исследовании, на любой выборке, в любое время и любой стране (за редким исключением). Психология вначале интерпретировала этот факт как зависимость от «социального заказа» или полагала, используя гипотезу Ф.Гальтона о наследовании способностей, что элита общества должна состоять из высокоодаренных людей и таковых рекрутировать в свой состав.

Однако если в ситуации тестирования использовать различные подходы при общении с детьми из разных общественных слоев, а также речевые обороты, привычные для ребенка, то разница в интеллекте детей разных социальных слоев отсутствует. Более того, советские психологи обнаруживали более высокие показатели интеллекта у детей из рабочих семей.

Специалисты по тестированию не примут эти результаты, поскольку при их получении нарушалось основное условие научного измерения — стандартизация и унификация процедуры.

Следует отметить, что все психологи признают значение влияния ситуации эксперимента на его результаты. Так, выявлено, что процедура эксперимента оказывает большее воздействие на детей, чем на взрослых. Объяснения этому находят в особенностях детской психики:

Источник

Сущность экспериментального общения в психологическом исследовании, роль инструкции

Психологический эксперимент – совместная деятельность испытуемого и эксперимен-татора, которая организуется экспериментатором и направлена на исследование особенностей психики испытуемых за счет варьирования условий и фиксации интересующих психологических явлений. Испытуемый приходит к экспериментатору, имея свои жизненные планы, мотивы, цели участия в эксперименте. И, естественно, на результат исследования влияют особенности его личности, проявляющиеся в общении с экспериментатором. В социальной психологии под общением понимается процесс, организующий и регулирующий совместную деятельность. Изучением проблем, возникающих в процессе экспериментального общения, занимается социальная психология психологического эксперимента.

Психологический эксперимент рассматривается в психологии как целостная ситуация, которая оказывает активное влияние на результаты эксперимента. Так, влияние ситуации тестирования на проявление интеллекта детей было обнаружено еще в 10–20-е гг. XX столетия. В частности, было обнаружено, что оценка интеллектуального развития детей по тесту Бине-Симона зависит от социального статуса их семьи. На сегодняшний день все психологи признают значение влияния ситуации эксперимента на его результаты. При этом установлено, что процедура эксперимента оказывает большее воздействие на детей, чем на взрослых. Объяснение этому –
особенность детской психики.

1. Дети более эмоциональны в общении со взрослыми. Взрослый для ребенка всегда является психологически значимой фигурой. Он либо полезен, симпатичен и заслуживает доверия, либо неприятен, опасен и от него надо держаться подальше. Исходя из этого дети стремятся либо понравиться незнакомому взрослому, либо уклониться от контактов с ним. В свою очередь, отношения с экспериментатором (взрослым) определяют отношение к эксперименту, а не наоборот.

2. Проявление личностных особенностей у ребенка зависит от ситуации в большей степени, чем у взрослого. Ситуация конструируется в ходе общения: ребенок должен успешно общаться с экспериментатором, понимать его вопросы и требования. Ребенок владеет своим языком, произношением, “сленгом” в общении. Экспериментатор, говорящий на научном языке, никогда не будет для него “эмоционально своим”. Непривычная для ребенка система понятий, способов коммуникации (манера говорить, мимика, пантомимика и др.) будет мощнейшим барьером на пути его включения в эксперимент.

3. Ребенок обладает более живым воображением, чем экспериментатор, и поэтому может иначе, чем взрослый, “фантастически”, интерпретировать ситуацию эксперимента. И здесь рациональное и более точное восприятие ребенком ситуации эксперимента – симптом определенного уровня развития его интеллекта. Однако проблема остается нерешенной, и экспериментаторам рекомендуют обращать внимание на то, правильно ли ребенок понимает обращенные к нему вопросы и просьбы, что он имеет в виду, давая тот или иной ответ.

Основоположником изучения социально-психологических аспектов психологического эксперимента стал С. Розенцвейг. В 1933 году он опубликовал аналитический обзор по этой проблеме, где выделил основные факторы экспериментального общения, которые могут искажать результаты эксперимента (рисунок 7).

Факторы экспериментального общения, искажающие результаты эксперимента
1. Ошибки отноше-ния к наблюдаемому2. Ошибки мотивации испытуемого3. Ошибки восприятия испы-туемым личности экспери-ментатора

Рисунок 7. Факторы экспериментального общения, искажающие
результаты эксперимента, выделенные С. Розенцвейгом

Ошибки “отношения к наблюдаемому” связаны с пониманием испытуемым критерия принятия решения при выборе реакции. Ошибки, связанные с мотивацией испытуемого, проявляются в том, что испытуемый может быть мотивирован любопытством, гордостью, тщеславием и действовать не в соответствии с целями эксперимента, а в соответствии со своим пониманием целей и смысла эксперимента. Ошибки, связанные с восприятием испытуемым личности экспериментатора, еще называют ошибками личностного влияния.

Испытуемый может участвовать в эксперименте либо добровольно, либо по принуждению. Само участие в эксперименте порождает у испытуемых ряд поведенческих проявлений, которые являются причинами артефактов. Среди наиболее известных можно выделить следующие поведенческие проявления испытуемых в эксперименте, способствующие появлению артефактов:

– эффект аудитории, или эффект социальной фасилитации (усиления).

Эффект плацебо – эффект, проявляющийся в психологическом исследовании и заключаю-щийся в том, что испытуемые считают экспериментатора или его действия положительным фактором для себя. Эффект плацебо был обнаружен медиками. Испытуемые считают, что препарат или действия врача способствуют их выздоровлению, и от этого у них наблюдается улучшение состояния. Эффект основан на механизмах внушения и самовнушения.

Эффект Хотторна – эффект, проявляющийся в психологическом исследовании, заключаю-щийся в том, что испытуемые свое привлечение к эксперименту расценивают как внимание к себе. Эффект Хотторна проявился при проведении социально-психологических исследований на фабриках. Привлечение к участию в эксперименте, который проводили психологи, расценивалось испытуемым как проявление внимания к нему лично. Участники исследования вели себя так, как ожидали от них экспериментаторы. Эффекта Хотторна можно избежать, если не сообщать испытуемому гипотезу исследования или дать ложную (“ортогональную”), а также знакомить с инструкциями как можно более безразличным тоном.

Эффект социальной фасилитации (усиления), или эффект аудитории, – эффект, проявляющийся в психологическом исследовании, заключающийся в том, что присутствие любого внешнего наблюдателя, в частности экспериментатора и ассистента, изменяет поведение человека, выполняющего ту или иную работу. Эффект аудитории был обнаружен Г. Зайонцем и по-другому называется эффектом Зайонца. Этот эффект ярко проявляется у спортсменов на соревнованиях, где разница в результатах, показываемых на публике, существенно отличается в лучшую сторону от результатов на тренировке. Зайонц обнаружил, что во время эксперимента присутствие зрителей смущает испытуемых и снижает их результативные показатели. Кроме того, после проведения дополнительных исследований были установлены некоторые зависимости.

1. Влияние оказывает не любой наблюдатель, а лишь компетентный, значимый для исполнителя и способный дать оценку. Чем более компетентен и значим наблюдатель, тем этот эффект существеннее.

2. Влияние тем больше, чем труднее задача. Новые навыки и умения, интеллектуальные способности более подвержены воздействию и изменению в сторону снижения эффективности. Наоборот, старые, простые, перцептивные и сенсомоторные навыки легче проявляются, продуктивность их реализации в присутствии значимого наблюдателя повышается.

3. Соревнование и совместная деятельность, увеличение количества наблюдателей усиливают эффект, как положительную, так и отрицательную его тенденции.

4. “Тревожные” испытуемые при выполнении сложных и новых заданий, требующих интеллектуальных усилий, испытывают большие затруднения, чем эмоционально стабильные личности.

5. Действие эффекта Зайонца хорошо описывается законом оптимума активации Йеркса-Додсона. Присутствие внешнего наблюдателя (экспериментатора) повышает мотивацию испытуемого. Соответственно оно может либо повысить продуктивность, либо привести к “перемотивации” и вызвать срыв деятельности.

Следует отличать мотивацию участия в исследовании от мотивации, возникающей у испытуемых по ходу эксперимента при общении с экспериментатором. Считается, что в ходе эксперимента у испытуемого может возникнуть любая мотивация. М.Т. Орн полагал, что основным мотивом испытуемого является стремление к социальному одобрению, желание быть хорошим: он хочет помочь экспериментатору и ведет себя так, чтобы подтвердить гипотезу экспериментатора. Существуют и другие точки зрения. Полагают, что испытуемый стремится проявить себя с лучшей стороны и дает те ответы, которые, по его мнению, более высоко оцениваются экспериментатором. Это явление получило в экспериментальной психологии название“эффекта фасада”. Эффект фасада – эффект, проявляющийся в психологическом исследовании, заключающийся в том, что испытуемый стремится проявить себя с лучшей стороны и дает те ответы, которые, по его мнению, более высоко оцениваются экспериментатором. Помимо эффекта фасада существует и тенденция вести себя эмоционально стабильно, не поддаваться давлению ситуации эксперимента.

Ряд исследователей предлагают модель злонамеренного испытуемого. Они считают, что испытуемые враждебно настроены по отношению к экспериментатору и процедуре исследования и делают все, чтобы разрушить гипотезу эксперимента. Однако более распространена точка зрения, согласно которой взрослые испытуемые стремятся точно выполнять инструкцию, а не поддаваться своим подозрениям и догадкам и их поведение в экспериментальной ситуации зависит от психологической зрелости личности испытуемого.

По мнению Л.Б. Кристиансена, все варианты поведения испытуемого в эксперименте можно объяснить актуализацией одного мотива – стремления к позитивной репрезентации,
т.е. стремления выглядеть в собственных глазах как можно лучше. Испытуемый, входя в ситуацию эксперимента, ориентируется в ней и ведет себя в соответствии с ситуацией, но побуждается стремлением “не потерять лицо” перед самим собой. Испытуемый обращает внимание на:

– слухи об эксперименте и его целях;

– инструкцию и сообщения экспериментатора в процессе беседы;

– специфические черты личности экспериментатора;

– условия проведения исследования: оборудование лаборатории, состояние помещения, комфортность обстановки и др.;

– особенности общения с экспериментатором в ходе эксперимента.

Опираясь на эти признаки, испытуемый строит “внутреннюю” модель экспериментальной ситуации. “Обман” испытуемого (или сокрытие от него истинных целей и намерений экспе-римента), если будет обнаружен испытуемым, не будет эффективным. Испытуемые, у которых возникает подозрение, что при помощи инструкции пытаются манипулировать их поведением, обмануть их и т.д., воздерживаются от ожидаемых экспериментатором действий, сопротивляясь его влиянию. Для себя они объясняют это сопротивление тем, что манипулировать человеком помимо его воли недостойно.

Однако необходимо отметить, что все-таки эксперимент активизирует мотив саморе-презентации, поскольку условия проведения эксперимента неестественны и отличны от предшествующего опыта индивида. При этом демонстративные личности склонны превращать эксперимент в театр: они чувствуют себя как на сцене, ведут себя неестественно и нарочито. Тревожные личности могут вести себя скованно, напряженно и т.д. Мотивация саморепрезентации оказывается наиболее сильной, если испытуемый считает, что его поведение в эксперименте личностно детерминировано, т.е. его поступки – не следствие экспериментальных воздействий,
а проявление реальных намерений, чувств, убеждений, способностей и т.д. Если же испытуемый полагает, что его поведение в эксперименте зависит от условий, содержания заданий, взаимо-действия с экспериментатором, то мотивация репрезентации не проявляется в его поведении.

Л.Б. Кристиансен, наиболее известный специалист по проблеме влияния саморепрезентации на ход эксперимента, сделал неутешительный вывод на основе своих собственных и чужих исследований: мотив саморепрезентации контролировать крайне трудно, поскольку не определены условия, в которых он проявляется, и направления его влияния на экспериментальные результаты. Например, мотив саморепрезентации взаимодействует с мотивом социального одобрения: испытуемые особенно стремятся проявить себя “лучшим образом” тогда, когда экспериментатор не может непосредственно уличить их во лжи. Если попросить испытуемых дать оценку своему интеллекту, она особо завышается тогда, когда экспериментатор не собирается “проверять” их интеллект. Если же испытуемым известно, что после субъективного оценивания интеллекта им предстоит выполнить тест, они оценивают свой интеллект значительно ниже. Кроме того, если испытуемый полагает, что экспериментатор им манипулирует, у него также более сильно проявляется мотивация саморепрезентации.

Таким образом, и мотивация саморепрезентации, и мотивация социального одобрения, вопреки первоначальной гипотезе Кристиансена, равно актуализируется у испытуемых в психологическом эксперименте.

Для контроля влияния личности испытуемого и эффектов общения на результаты экспери-мента предлагается ряд специальных приемов, к которым прежде всего относятся методы:

– “плацебо вслепую”, или “двойной слепой опыт”;

– “скрытого”, или “естественного”, эксперимента;

– независимого измерения зависимых параметров;

– контроль восприятия испытуемым ситуации.

Сущность метода плацебо вслепую, или двойного слепого опыта, заключается в контроле влияния эффекта Розенталя (или эффекта Пигмалиона). Подбираются идентичные контрольная и экспериментальная группы. Экспериментальная процедура проводится в обоих случаях. Сам экспериментатор не знает, какая группа не получает воздействия, а какая подвергается реальному манипулированию. Этот план позволяет элиминировать и эффект ожиданий испытуемого, и эффект ожиданий экспериментатора, т.е. “двойной слепой опыт” контролирует влияние эффектов Розенталя и Хотторна.

Метод обмана основан на целенаправленном введении испытуемых в заблуждение посредством сокрытия или подмены истинных целей эксперимента. Экспериментатор приду-мывает ложные цели и гипотезу исследования, независимые (ортогональные) от основных. Выдуманные цель и гипотеза сообщаются испытуемому. Содержание ложной гипотезы варьируется в зависимости от характера эксперимента: могут применяться как простые гипотезы “здравого смысла”, так и сложные теоретические конструкции, которые получили название когнитивные плацебо.При применении метода “обмана” возникают, естественно, этические проблемы, и многие социальные психологи гуманистической ориентации считают его неприемлемым.

Возможным вариантом метода “обмана” является простое сокрытие истинных целей и гипотезы эксперимента. В данном случае испытуемые будут сами придумывать варианты, и вместо учета влияния ложной гипотезы нам придется разбираться в фантазиях испытуемого, чтобы устранить влияние этой неконтролируемой переменной. Таким образом, лучше предложить испытуемому хоть какой-то вариант гипотезы, чем не предлагать никакого, т.е. метод “когнитивного плацебо” предпочтительнее.

Метод“скрытого эксперимента часто применяется в полевых исследованиях, при реализации так называемого естественного эксперимента. Его суть заключается в том, что эксперимент так входит в естественную жизнь испытуемого, что он не подозревает о своем участии в исследовании. По сути метод “скрытого” эксперимента является модификацией метода “обмана”, с той лишь разницей, что испытуемому не надо давать ложную информацию о целях и гипотезе исследования, так как он уже обманом вовлечен в исследование и не знает об этом. Этических проблем здесь возникает еще больше, так как, применяя метод “обмана”, мы оповещаем испытуемого о привлечении его к исследованию (даже к принудительному), здесь же испытуемый полностью подконтролен другому лицу и является объектом манипуляций.

При использовании этого метода очень велика опасность всяческих злоупотреблений со стороны недобросовестных исследователей. И вместе с тем эта модель часто применяется в социальной психологии. Главная трудность проведения эксперимента с использованием этого метода – учет неконтролируемых переменных, поскольку этот эксперимент может быть лишь натуральным.

Метод “естественного эксперимента”, предложенный А.Ф. Лазурским, является одной из модификаций этого исследовательского приема.

Метод независимого измерения зависимых параметров применяется очень редко, так как реализовать его на практике очень трудно. При использовании этого метода эксперимент проводится по обычному плану, но эффект воздействия измеряется не в ходе эксперимента,
а вне его, например при контроле результатов учебной или трудовой деятельности бывшего испытуемого.

Для контроля восприятия испытуемым ситуации обычно применяется предложенная
М.Т. Орне схема постэкспериментального интервью. Кроме того, принимаются меры для того, чтобы учитывать или контролировать отношение испытуемого к экспериментатору и эксперименту, понимание им инструкции, принятие целей исследования. К сожалению, данные, получаемые при постэкспериментальном опросе, позволяют лишь отбраковать неудачные пробы или учесть эту информацию при интерпретации результатов эксперимента, когда уже ничего нельзя исправить.

Следует помнить, что нет абсолютного метода и приема, все они хороши или плохи в зависимости от конкретной ситуации. Ни один не дает абсолютно достоверного знания.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Adblock
detector