ПСИХОЛОГИЯ

Эффект иллюзорной корреляции в психологии

Иллюзорная корреляция

Поиск взаимосвязей между событиями — одна из наиболее интересных человеческих черт. На ней основываются не только тысячелетия научных исследований, но и в целом наше понимание действительности: события легче всего интерпретировать через связь с другими событиями. Тем не менее, подобная связь зачастую оказывается ложной — в этом случае человек оказывается подвержен когнитивному искажению, называемому «иллюзорной корреляцией». Сегодня наш блог расскажет о том, как «иллюзорная корреляция» может повлиять на результаты психологических и психических исследований, а также о том, как с ее помощью формируются стереотипы.

Существует достаточно распространенное мнение, согласно которому женщины плохо водят. Довольно обширный список гонщиц, предлагаемый Википедией, говорит о том, что это не так. Соответственно, такое мнение, скорее всего, — стереотип: завидев на дороге среди оживленного движения относительно медленно едущий автомобиль, многие водители, скорее всего, подумают, что за рулем женщина — и не преминут отпустить нелестное замечание на этот счет.

Да, за рулем действительно может быть женщина — но с вероятностью 50 процентов (или с другой — в зависимости от количества машин на дороге, распределения полов среди населения и других факторов). Несмотря на это, в сознании рядового водителя все равно будет существовать устойчивая связь между медленно едущим автомобилем, с одной стороны, и женщиной за рулем, с другой. Такая статистически неподтвержденная связь называется «иллюзорной корреляцией», а ее роль в формировании стереотипов впервые была изучена в середине 1970-х годов.

Американские психологи Дэвид Хэмилтон (David Hamilton) и Роберт Гиффорд (Robert Gifford) поставили эксперимент, предоставив его участникам описания — отрицательные и положительные — двух групп людей. Первая группа отличалась от другой численностью (там людей было больше), но не количеством присущих им черт. Тем не менее, когда участники эксперимента описывали группы, малочисленной они приписывали больше отрицательных признаков, чем их было на самом деле. Все потому, что меньшую по численности группу они оценивали как «меньшинство» — и, скорее всего, приписывали ей обличье расовых или культурных меньшинств.

Сам эффект в научной литературе встречался и раньше: впервые его описал Лорен Чапмен (Loren Chapman) из Университета Южного Иллинойса в 1967 году. В соответствии с его определением, это когнитивное искажение проявляется в ситуациях, когда люди связывают два события, либо не связанные в реальности, либо связанные в меньшей степени, чем им кажется, либо связанные в противоположном смысле (то есть на самом деле наблюдается обратная корреляция).

Для того чтобы экспериментально доказать существование такого эффекта, Чапмен провел эксперимент, в ходе которого участникам показывали 12 пар слов (каждую — по несколько раз в случайном порядке в течение двух секунд). Некоторые слова в парах хорошо сочетались друг с другом по смыслу (например, «лев — тигр» или «хлеб — масло»), некоторые слабо сочетались семантически (например, «часы — нога»), а другие были схожи по длине, но не сочетались по значению (например, «здание» и «журнал»).

Пары слов из трех разных групп появлялись на экране с одинаковой периодичностью (каждая группа занимала ровно треть экспериментального времени); тем не менее, когда у участников спросили, как часто на экране появлялась пара слов, относящаяся к той или иной группе, они сообщали о том, что близкие по значению и одинаковые по длине слова встречались гораздо чаще.

Чапмен и его жена Джин (также психолог) ввели и исследовали понятие «иллюзорной корреляции» во многом для того, чтобы указать на невалидность популярного в то время анализа пятен Роршаха для определения гомосексуальности. В 60-е годы прошлого столетия гомосексуальность считалась психическим заболеванием, а для диагностики психиатры чаще всего использовали именно тест Роршаха: в случае, если пациент видел в пятне женские или мужские гениталии, женскую одежду, людей без половых признаков или с признаками обоих полов, психиатр мог подозревать у него гомосексуальность.

На деле же эти показатели, пусть и были «очевидными», указывали на гомосексуальность далеко не всегда: гетеросексуальные мужчины видели перечисленные выше картины так же часто, как и гомосексуальные, а более валидными показателями, исходя из литературы по психопатологии того времени, считались образы монстров и людей с телами животных.

Для того чтобы перенести обнаруженный ранее феномен на клиническую практику, Чапмены провели эксперимент, в ходе которого попросили студентов определить наиболее вероятные для гомосексуалов интерпретации изображений. Студентам раздали карточки, содержавшие как интерпретацию изображений, так и два возможных диагноза. В результате все студенты связали гомосексуальность с наименее валидными, но самыми очевидными показателями: гениталиями и женской одеждой.

Гомосексуальность давно не считается психическим расстройством, но эффект «иллюзорной корреляции» все еще может воздействовать на диагностику других состояний, объективно оценить которые бывает непросто. Например, исследование, проведенное в 1995 году, показало, что школьные психологи — как раз под воздействием «иллюзорной корреляции» — находили у детей отклонения на основании того, что их ответы на различные стандартизированные тесты, данные в разное время, были непохожи между собой, хотя на деле ни одна из проведенных до этого работ не указывала на такую связь.

«Иллюзорную корреляцию» принято объяснять в первую очередь тем, как люди принимают решения и мыслят. В любых когнитивных процессах человек полагается на самое простое решение, не требующее большого количества затрат. Это же касается и построения связей между событиями: в соответствии с интуитивным процессом «эвристики доступности» человек привязывает к одному событию другое, если оно чаще — также в связи с этим событием — приходит на ум.

Другими словами, в случае, если событие надо к чему-то привязать, оно с большей вероятностью будет привязано к чему-то, что первым придет на ум: пусть на деле такая связь и иллюзорна.

Источник

Эффект иллюзорной корреляции в психологии

Иллюзорная корреляция (illusory correlation) — это психологическое явление (когнитивное искажение), которое наблюдается практически у всех людей, подобно тому, как практически все люди подвержены оптическим иллюзиям.

Возможно, явление иллюзорной корреляции будет легче понять, если назвать его словами «иллюзия связи», а суть иллюзорной корреляции заключается в том, что человек по той или иной причине видит связь между параметрами, свойствами, явлениями, которой на самом деле нет.

Обычно иллюзорная корреляция наблюдается в паре «свойство — признак наличия этого свойства». Например, если человек считает, что цвет волос может говорить о степени умственного развития человека, а жесткость волос — о жесткости характера, то речь идет как раз об иллюзорной корреляции. На самом же деле, понятно, никакой связи между цветом волос и интеллектом или между жесткостью волос и характером нет.

Экспериментально явление иллюзорной корреляции впервые исследовал Лорен Чепман (кстати, это однофамилец нашего знаменитого, хотя и провалившегося агента-нелегала Анны Чапман) еще в 1967 году. И именно этот исследователь ввел сам термин «иллюзорная корреляция».

Исследование проводилось так.

Испытуемым в течение определенного времени предъявлялись (проецировались на экран) пары слов, например, «бекон — яйца». Пары составлялись следующим образом: левым словом оказывалось одно из следующих четырех слов: бекон, лев, бутоны, лодка, а правым — одно из следующих трех слов: яйца, тигр, тетрадь.

Таким образом испытуемому предъявлялось 12 пар слов: «бекон — яйца», «бекон — тигр», «бекон — тетрадь» и т.д. Причем эти пары слов предъявлялись много раз и чередовались в случайном порядке, но каждая пара предъявлялась равное количество раз.

Затем испытуемых просили оценить частоту появления каждой пары слов. И это ключевой момент эксперимента.

Не смотря на то, что объективно частота предъявления каждой пары слов была одинаковой, более высокой испытуемые объявили частоту предъявления пар слов, имеющих, по выражению автора эксперимента «сильную вербальную ассоциацию». Это следующие пары слов: «бекон — яйца» (ассоциация по смежности) и «лев — тигр» (ассоциация по сходству).

Таким образом, испытуемые имели иллюзорные представления о том, что слово «бекон» теснее связано со словом «яйца», а слово «лев» со словом «тигр», чем другие слова друг с другом. Напомню, что на самом деле каждая из 12 пар слов предъявлялась равное количество раз.

Итак, при иллюзорной корреляции человек, как говорится, путает Божий дар с яичницей: видит связь там, где ее на самом деле нет.

Иллюзорная корреляция и проективные тесты. Исследовал Лорен Чепман (вместе со своей женой Джин Чепман) и роль иллюзорных корреляций в определении характера человека с помощью так называемых проективных тестов. Исследовались такие проективные тесты как «рисунок человека» и «тест Роршаха».

При этом супругов Чепман интересовал вопрос о том, почему психологи продолжают пользоваться проективными тестами, хотя в научных исследованиях многократно показывалась их несостоятельность как психодиагностического инструмента, т.е. отсутствие связи между предлагаемыми разработчиками этих тестов ключами и интерпретациями с психологическими характеристиками тестируемых индивидов. Чепманы предположили, что подобная настойчивость в использовании не валидных тестов обусловлена явлением иллюзорной корреляции, которому подвержены психологи (как и все люди).

Прежде чем перейти к описанию собственно экспериментов необходимо сказать несколько слов о проективных тестах.

Проективные тесты основаны на предположении о том, что при интерпретации бессодержательных визуальных стимулов (кляксы) или при выполнении неопределенного задания (нарисовать человека) испытуемый якобы обязательно проявит свои черты характера. Например, разработчик теста «Рисунок человека» Карен Маховер утверждала, что паранойяльный (подозрительный) субъект при рисовании человека особый акцент придаст глазам, озабоченный своей мужественностью — нарисует мускулистого человека, озабоченный собственным интеллектом — нарисует большую голову и пр. В ключах же к тесту Роршаха утверждается, например, что если человек имеет гомосексуальные склонности, то в кляксах он увидит: ягодицы, задний проход, гениталии, женскую одежду, людей неопределенного пола, людей с признаками обоих полов.

Я думаю, читатель легко заметил, что описанные выше связи между признаками и чертами характера чисто ассоциативные и основаны на бытовых, житейских, тривиальных представлениях. Действительно, почему бы человеку с сомнениями в своей мужественности и не рисовать мускулистых людей, а гомосексуалистам — не видеть в кляксах задние проходы? Но на самом деле никакой связи тут нет.

И Чепманы экспериментально показали что такого рода иллюзорным корреляциям при интерпретации упомянутых проективных тестов подвержены и профессиональные психологи, и не имеющие никакого отношения к психологии люди.

Схема эксперимента была несколько похожа на схему эксперимента по выявлению иллюзорных корреляций, который мы рассмотрели выше. Испытуемым предложили рисунки человека, выполненные как пациентами психиатрической клиники, так и здоровыми людьми, и соответствующие психологические характеристики. Например, к рисунку человека с большой головой прилагалась характеристика «обеспокоен уровнем своего интеллекта». При этом, обратите внимание (!), одни и те же психологические характеристики прилагались к разным рисункам. Например, характеристика «относится к людям с недоверием и подозрением» прилагалась как к рисункам с выраженным акцентом на глазах, так и к рисункам, не имеющим каких либо особенностей изображения глаз. Причем таких сочетаний было, как и в уже рассмотренном эксперименте, одинаковое количество.

Испытуемых попросили установить связь между особенностями рисунков и психологическими характеристиками авторов этих рисунков. И как читатель, должно быть, уже догадался, испытуемые продемонстрировали иллюзорную корреляцию: например, утверждали, что такая черта характера как подозрительность сочетается именно с выраженным акцентом на глазах. Более того: такая же картина наблюдалась и в следующей серии экспериметов, в которой эти две характеристики (выраженные глаза и подозрительность) вообще не встречались вместе!

Похожим образом проводился и эксперимент с пятнами Роршаха. К пятнам прилагались интерпретации, сформулированные лицами, прошедшими психодиагностику, и психологические характеристики этих людей. Например, интерпретация «задний проход» равное количество раз совпадала с каждым из следующих четырех психологических характеристик:

  • он проявляет сексуальное влечение к другим мужчинам;
  • он полагает, что окружающие сговорились вокруг него;
  • он испытывает грусть и депрессию в течение длительного времени;
  • он испытывает сильное чувство собственной неполноценности.

Как и в предыдущем эксперименте испытуемые вновь продемонстрировали явление иллюзорной корреляции, увязав интерпретацию «задний проход» с психологической характеристикой «он проявляет сексуальное влечение к другим мужчинам».

Иллюзорная корреляция в нашей жизни. Конечно, иллюзорные корреляции искажают наше с Вами восприятие не только в лабораториях. Например, именно явление иллюзорной корреляции во многом определяет формирование стереотипов по отношению к тем или иным народам или социальным слоям.

На иллюзорных корреляциях построены многие лженауки (в особенности лженауки о душе), в частности, физиогномика, соционика, графология, типология преступников Чезаре Ломброзо, френология, измышления Б.Хигира о том, что имя человека определяет его характер, а также явно оккультные учения, такие как хиромантия. Многие аспекты психологического оккультизма также коренятся в иллюзорных корреляциях. На иллюзорных корреляциях основаны и многие представления современного психоанализа и других видов психотерапии (например, когда кашель объявляется проявлением тайного желания сказать гадость, а боль в спине — проявлением тяжелой психологической ноши, которую взвалил на себя человек).

  1. Chapman, L (1967). «Illusory correlation in observational report». Journal of Verbal Learning and Verbal Behavior 6 (1): 151–155.
  2. Chapman, Loren J. and Jean P. (1969). «Illusory Correlation as an Obstacle to the Use of Valid Psychodiagnostic Signs». Journal of Abnormal Psychology 74 (3): 271–80.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть