ОТНОШЕНИЯ

Эффект маятника в отношениях с мужчиной женские секреты

Учимся манипулировать мужчиной

Тезис о том, что все женщины – одинаковые, у современного адекватного человека вызовет лишь усмешку или недоумение, но нельзя исключать тот факт, что манипулирование мужчиной – действительно полезное умение и от такого навыка откажется разве что особа недальновидная и непредусмотрительная. Маятник расскажет тебе, как нужно манипулировать представителями сильного пола.

Забавно, но некоторые мужчины признаются, что им самим нравится, когда ими манипулируют.

Манипуляция – это скрытый психологический прием с целью заставить человека действовать в ваших интересах невзирая на свои собственные. В нашем случае манипуляция – способ сделать так, чтобы мужчина сам захотел сделать то, что нужно вам.

Разделим наши манипуляции мужчинами на две категории:

1. Мужчина – значит должен

В этом виде манипуляции девушка ведет себя в полной мере эгоистично. Из мужчины выжимается все то, что может быть выжато, как правило в замен ничего не предлагается.

Часто такие манипуляции используются женщинами, которые убеждены в том, что сильный пол им по определению что-то должен. Потому что они красивые, потому что им многое пришлось перенести в прошлом, потому что они слабее и так далее.

Вынуждены сообщить, что такие манипуляции как правило обречены на провал, потому как мужчины, одаренные интеллектом хотя бы чуть-чуть, чувствуют такие манипуляции практически сразу.

Запомните, если вам нечего предложить мужчине взамен – подобными методами вы вряд-ли добьетесь успеха в своем воздействии на подопытного 😉

Существует ошибочное мнение, что чем больше ты будешь «ломаться», сомневаться, не доверять мужчине, держаться от него на расстоянии – тем больше он будет хотеть тебя добиться, приносить тебе радость и дарить подарки. К сожалению, это работает далеко не со всеми мужчинами, а те, с которыми это сработало, быстро потеряют к тебе интерес, как только крепость твоего недоверия будет успешно взята. Со временем влюбленность пройдет а эмоции стихнут. Возможно, женщина захочет применить свою некогда рабочую стратегию снова, но тут её будет ждать разочарование, ведь мужчина тебя уже один раз что называется «добился». Неприступность некогда малознакомой женщины, окутанной загадкой в этот раз сменится головной болью. При таком раскладе отношения скорее всего вот-вот закончатся.

Подведем итог данному методу:

– Мужчина действует, потому что должен

– Данный вид манипуляции работает краткосрочно, только в те периоды, когда мужчина влюблен и увлечен тобой

– На зрелых мужчин такой метод как правило не действует

– Хороших отношений на таком «фундаменте» не построить

Описанными выше краткосрочными, однобокими и малоэффективными манипуляциями заниматься бессмысленно если ты хочешь получить от этих отношений максимум выгоды и удовольствия.

Попробуй уделить внимание более эффективному методу воздействия, о котором пойдет речь ниже.

2. Положительное влияние

Всё как в шахматах: чем лучше ты знаешь правила игры, тем больше ты получаешь удовольствия от процесса. В случае с манипуляциями мужчинами все точно так же.

Принцип положительного влияния заключается в том, что мужчина действует, потому что хочет действовать.

Женщина в этом сценарии воздействует на мужчину только положительными методами, получая взамен то, что ей на самом деле от него нужно.

Например: тебя пригласили в кафе. Если ты с детской искреннюю выразишь благодарность за прекрасный вечер, он наверняка захочет «вкладываться» в тебе еще и еще. «Если от простой чашки кофе и порции мороженного она стала такой радостной и благодарной – что же будет дальше?» – примерно такое впечатление ты оставишь в его голове после свидания.

После секса не стоит скрывать своего восхищения от пережитого (даже если тебе не так уж и понравилось), ведь это наверняка окупится тебе соответствующей долей мужской заботы.

Если вы слышите, как мужчина высказывает свою неуверенность по поводу важной встречи или дорогого проекта – не упустите ситуацию и воодушевите рыцаря на еще один подвиг: «У такого мужчины, как ты, не может быть неудач. Я верю в тебя! Ты сможешь все, что захочешь.» Вы вдохновляете мужчину и он благодарен вам за это, авось от воодушевления и уверенности его предстоящие дела действительно пройдут гладко, а там и подарок своей музе подарить можно 😉

Предположим, вы захотели обновить свой гардероб и купить новое платье. Сделайте детское грустное личико. «Что-то не так?» – спросит он вас. «Я злюсь на себя, потому что хочу купить еще одно платье, а у меня их и так полно. Тебе вот в дело свое надо вкладывать, а я о платьях всяких думаю», здесь для завершения картины можно надуть свои губки и ждать, когда вы пойдете за новым платьем – сегодня вечером или завтра 😉

– Мужчина хочет действовать, а не чувствует себя обязанным

– Метод работает как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе

– Метод не работает только с неудачниками

– Подобные манипуляции ведут в счастью обоих партнеров

Часто мужчины сами ищут женского влияния, оно им просто необходимо. Учитесь воздействовать искусно!

Подписывайтесь на Маятник – у нас еще много чего интересного 😉

Источник

Прием «Маятник» в отношениях и история о том, что мужчины тоже плачут.

Сперва расскажу, что это за прием такой. Его еще в НЛП психологии называют «ближе-дальше». Сначала вы демонстрируете мужчине сильный интерес со своей стороны, он видит и понимает, что вы вся — его (душой и вниманием, конечно же), думает, что так будет всегда, но в какой-то момент, без предупреждений и объяснений вы отдаляетесь от мужчины, не пишете ему, не отвечаете на звонки, не улыбаетесь при встрече. И вот тут, если вы все сделали правильно, мужчина начинает бегать за вами, бросаться мирами к вашим ногам, мыть посуду и охотиться на драконов, потому что для мужчины невыносимо терять то (или ту), что было его, а потом куда-то внезапно подевалось.

Помню, когда-то я недоумевала, как и многие девушки, почему вот я — все для него, стараюсь, балую, а отношения только портятся, а когда мое терпение лопается и я ухожу — он тут же превращается в героя и реально горы сворачивает лишь бы меня вернуть. Думаешь: «Ага, осознал какое сокровище потерял — ну теперь-то все будет с ним по-другому». Возвращаешься и опять — вся для него. Но очень быстро мужчина также возвращается в обычное состояние и снова в отношениях происходит то, из-за чего терпение лопнуло в первый раз. Так повторялось в моей жизни много раз (как и у миллионов других женщин), пока я не узнала об отношениях ВСЕ и не выстроила четкую систему отношений, вот тогда изменился мир вокруг, изменились отношения. впрочем, меня понесло, об этом не сейчас. ё

Так вот прием «маятник» работает всегда, даже когда вы о нем не знаете и применяете не осознанно, как в этой истории.

Был у меня один мужчина, который считал, что я его обожаю и никуда не денусь, он позволял себе пропадать на неделю и появляться как ни в чем не бывало, он совсем за мной не ухаживал и не дарил даже цветов. Наши встречи проходили в тусовках с его друзьями и, я подозреваю, что нужна я была ему только для статуса — я была молода и очень красива, плюс образованна, это он почему-то особенно подчеркивал в кругу друзей. И в какой-то момент мне это все просто надоело и я исчезла ничего не объясняя, перестала отвечать на его звонки.

Я думала, что пару раз позвонит и успокоится, ведь я не видела никаких особых чувств с его стороны. Как же сильно было мое удивление, когда через несколько дней он пришел ко мне домой, сильно выпивший, с огромным букетом роз, кольцом. Зашел на кухню, отобрал зачем-то у моей мамы сковородку и стал жарить блины вместо нее! Что хотел этим сказать, мы с мамой не поняли, но за подвиг засчитали. правда предложение его я не приняла, я терпеть не могу алкоголь и пьющих мужчин, и в тот момент у меня в голове разложилось по полочкам, что это не мой кандидат. На мой отказ он ответил, что все понимает. И расплакался. Конечно, алкоголь тоже этому поспособствовал, но основная причина слез была — потеря того, что он считал своим.

Думаете он успокоился на этом? Еще недели две он атаковал меня подарками, записками, звонками. И только когда окончательно уверился, что я не вернусь, потихоньку остыл и пропал. Правда не окончательно, он до сих пор поздравляет меня с днями рождениями и 8 марта, уже много-много лет.

Если вы хотите обсудить со мной этот прием из психологии отношений — пишите в комментариях, удачи и счастья, девочки!

Источник

Bookitut.ru

Глава седьмаяЭффект маятника или – чему верить: «люблю», «ненавижу»?

Странная история, конечно… Сегодня «люблю», завтра – «ненавижу», послезавтра снова «люблю», а потом тут же – «ненавижу». Эффект маятника. Эмоциональный маятник запускается в момент объявления – «Развод!» – а останавливается лишь спустя долгие месяцы, а иногда – годы. Колебания этого маятника и создают, собственно, всю динамику отношений в разводящейся паре. Именно из-за этого «эффекта» пара то сходится, то расходится, мужчина и женщина то ненавидят друг друга до смертоубийства, то готовы на все, только бы любить, быть рядом и так далее и тому подобное.

Что такое «эффект маятника»? Как мы уже с вами говорили, брак представляет собой сложнейшую нейрофизиологическую конструкцию. Развод – это не просто расставание двух людей, это расставание двух людей с частью самих себя. В головах разводящихся есть некий алгоритм жизни, прописанный многими миллиардами нервных связей, объединяющих одни миллиарды нервных клеток с другими. И это не просто какая-то условность – «штамп в паспорте», это весь мозг, который настроен определенным образом. Он адаптирован к тому, чтобы жить с этой женщиной или с этим мужчиной, в этих обстоятельствах, в этом «формате отношений», таким-то образом и с такими-то нюансами.

Решение о разводе принимается не мозгом, а его маленькой частью – сознанием. Причем не всем сознанием, а только его частью, маленькой частью маленькой части мозга. Сама по себе эта часть – там, где было принято решение о разводе – не способна переломить инерцию мозговой активности. Мозг будет настойчиво требовать возврата в прежнее русло, восстановления прежней системы отношений в паре и этой пары в системе жизненных обстоятельств. Все это будет происходить помимо «человеческой воли», почти магическим образом. Мозг просто будет препятствовать – и все тут, не поспоришь.

Но в дело вступают новые обстоятельства, вызванные объявлением о разводе, ответными реакциями партнера, собственной паникой и порывистостью. Мозг вынужден всю эту новую информацию обрабатывать, отрабатывать, принимать к сведению, учитывать, встраивать в общую конструкцию нервных связей. Вынужден и делает, и именно это разрушает стройность конструкции, привычную схему реагирования, функционирования, поведения, мысли и действия. Система начинает трещать по швам и теряет опору. Маятник пришел в движение. Спасайся кто может…

Мы, вообще говоря, не слишком склонны к рефлексии, то есть не привыкли отдавать себе отчет в том, что с нами происходит и какова природа наших эмоциональных реакций и состояний. Просто в какой-то момент женщина начинает чувствовать, что ее муж ей дорог, причем необыкновенно. Она хочет, чтобы он был рядом, чтобы он просто был. Она готова простить ему все, она готова взять всю вину на себя. Она абсолютно на все готова. Но спустя каких-то пару часов она уже его ненавидит, презирает, считает предателем, складывает все возможные ругательства на него, его любовницу, его друзей, родителей и родственников вплоть до пятого колена. А потом вдруг снова понимает, что без него не может, что он ей нужен, что он единственный человек, с которым она может быть счастлива.

Все это кажется странным и каким-то нелогичным. Но тут ведь не логика, тут маятник. Он качается то вправо, то влево, а точку инерционного нуля пролетает со свистом, в ней скорость максимальна. Отлетели в сторону «любви» и пошли обратно – в сторону «ненависти». Не знаю, кто придумал эту ерунду, что любовь и ненависть – это две составляющие одного явления. По мне, так любовь – это любовь, а ненависть – это ненависть. Но вот к разводу это определение – «любовь – ненависть» – подходит самым замечательным образом. «Любовь» – как желание близости, «ненависть» – как желание уничтожения объекта, выведение его прочь из пространства собственной жизни. «Ненависть» – это отчаянное желание избавиться от человека, от отношений с ним как от груза, балласта, как от камня, привязанного к ноге человека, оказавшегося на глубине.

В миг, когда женщине страшно перед будущим, маятник несется в сторону «любви». Ведь с ним, с этим мужчиной, в ее жизни ассоциируется чувство стабильности, защищенности, уверенности в завтрашнем дне. То, что это только иллюзия, и последние обстоятельства доказывают это самым серьезным образом, в расчет не принимается. Есть такая ассоциация в мозгу, есть желание вернуться в прошлое и снова «заполучить» таким образом будущее. Вот и будет «любовь».

А как только просыпается в женщине самоуважение, как только становится ей невмоготу от сложившегося положения, от неопределенности, от ощущения тотальной зависимости, так и полетел маятник в другую сторону. И сразу другие тексты – от «Выметайся! Чтоб ноги твоей больше не было в этом доме» до «Ненавижу! Ненавижу тебя! Если бы только знал, насколько я тебя ненавижу!» Лютая ненависть, презрение, отвращение. Проклятья и пожелания скорейшей и, по возможности, наиболее мучительной смерти.

Маятник… Если бы способность, а главное, навык к рефлексии был бы у нас сформирован, то мы бы, находясь в таком «качающемся» положении, разумеется, поняли, что дело не в том, что мы любим или ненавидим, а в том, что просто весь наш мозг, у которого выбили почву из-под ног, качается то туда, то сюда, не зная, а главное – не имея возможности где-либо остановиться.

И совсем не случайно я пишу слово «любовь» в кавычках, да и «ненависть» тоже у меня закавычена. Потому что это, конечно, не любовь и не ненависть, а движение маятника. Недаром в ряде случаев судебно – психиатрическая экспертиза признает людей, находящихся в состоянии аффекта, «невменяемыми» или «ограниченно невменяемыми». Потому что они в аффекте. И это не они действуют, это аффект ими движет.

Любовь будет любовью без всяких кавычек, если она возникнет, проявит себя, будет жить в человеке, когда его маятник остановится. Если день, два, три, неделю, месяц, несколько месяцев ваш маятник не находится в движении, чувства стабильны и ровны, это чувство. Если же вас мотает от одного полюса к другому, это аффекты, а не чувства, то есть не вы сами.

Как интерпретировать его поведение?

Часто женщины не могут понять поведения своих беглых мужей по той самой причине, что поведение их невнятно и противоречиво. Он то ли ушел, то ли не ушел. То ли просто решил сбегать туда на какое-то время и вернуться, то ли убежал навсегда и возвращаться не собирается ни на каких условиях. Про «эффект маятника» женщины, к сожалению, у нас не в курсе и ни движения своего маятника не могут отследить, ни мужниного. Его и подавно…

В условиях недостатка информации (а развод именно такой случай: информации мало, а достоверной – ноль) мы оказываемся в плену бесконечных, бессмысленных и беспощадных интерпретаций. Особенность интерпретативной системы человека заключается в следующем: какую бы информацию мы ни получили, мы истолкуем ее в соответствии со своей «линией партии».

Если женщина считает, что муж ее не любит, то каждый его поступок это «доказывает». Когда маятник ее эмоционального состояния движется в другую сторону, то эти же самые поступки начинают «доказывать» ей обратное. В момент отчаяния она видит, что все его поведение «насквозь ложь и предательство», в момент любовной экзальтации – напротив, умиляется, насколько он «прекрасен и благороден» в своих поступках.

И вот он приходит домой – подавленный, тоскливый. И ей кажется – «Он пришел! Какое счастье! Это он раскаялся! Понял, что я для него значу! Осознал наконец, что я его люблю больше жизни!» Подумав так, она бросается к нему на шею… Но тот ее объятия отстраняет. Пауза. Маятник, достигнув высшей точки «любви», с грохотом несется вниз, в позицию «ненависть»: «Ты зачем сюда пришел? Что тебе здесь надо? Издеваешься над нами!» Ну и так далее. В общем, все было бы смешно, если бы не было так грустно.

Причем интерпретируются не только мелкие события, но и те, что можно было бы назвать «знаковыми». Вот мужчина, объявивший о разводе, вступает с женой в интимные отношения. Что бы это могло значить. Все зависит от положения маятника. В моменты, когда он в позиции «люблю немилосердно», – это значит, что он скоро вернется, что все будет хорошо и все наладится: «Он любит меня. И давно бы бросил свою любовницу, но просто она его околдовала и держит…» В таком духе. А потом маятник пойдет в сторону «ненависти», и сразу: «Это ничего не значит! Он спит, потому что это ему надо! А на мои чувства ему наплевать! Он вообще эгоист! Всегда им был, есть и будет!» И так дальше.

Почему на самом деле мужчина решился, например, на этот интимный контакт? Ну потому что он сам находится в эдаком «колебательном» движении. Сейчас ему показалось, что семья – это самое дорогое, что у него есть, что жена его любит, а любовница просто решила им воспользоваться. Ну и так далее… Маятник в соответствующем углу. А потом он окажется в другом углу, и мужчина скажет себе: «Нет, я люблю свою любовь. А жена – она гарпия, она меня всю жизнь мучила, под каблуком держала, помыкала мной. Секс испрашивать приходилось! А вот сейчас – на, пожалуйста! А мне и не надо сейчас! Раньше надо было думать! И пошла ты!» В общем – другой угол, и привет.

Да, мозг мужчины, хоть сам этот мужчина все и затеял, точно так же, как и мозг его супружницы, лишился сейчас точки опоры, определенности. И в нем безобразничает такая же инерция. И мужчина то с жаром рвется из семьи, думает о том, что его там «морили, травили, гнобили», то, в другую секунду, жаждет туда вернуться. В конце концов, его стереотипы и привычки – все еще там, в семье. Плюс к этому – дети, друзья – знакомые, родители, материальные ценности… Есть, в общем, что оставлять, ничего не скажешь. Но можно ли расценивать это метание в сторону семьи как истинное его желание? Я бы поостерегся. Вполне возможно, что это лишь ситуативная «слабость», которая впоследствии, воплотись она в жизнь, приведет к дополнительным метаниям и страданиям.

К этому же надо добавить, что и мозг любовницы находится в этот момент в очень непростом положении. Конечно! А как же! У нее же тоже наступили значимые изменения жизненных стереотипов, коррекция, так сказать, сценариев жизни. Мужчина, которого она считала «не своим» в формально – бытовом плане, вдруг превращается в личную «частную собственность». А обретение – это для мозга не меньшая травма, чем потеря. Ведь и в том и в другом случае ему предстоит перестраиваться. И у нее, вы не поверите, тоже маятник! И его то в одну сторону: «Я жду, люблю! Ждала и ждать буду!», то в другую: «А ну немедленно к ноге! Если завтра же не скажешь своей жене, что все, ничего у нас с тобой не будет! Я тебе не верю!»

И вот мужчина в какой-то момент со всем своим тикающим по самое не хочу маятником превращается в «броуновское тело», которое возюкает из одной семьи в другую, из одной в другую под действием соответствующих женских маятников.

Трагифарс в том, что обе женщины сидят и интерпретируют, интерпретируют и сидят, интерпретируют и интерпретируют… Что уж они там себе наинтерпретируют, это, я вам скажу, одному богу известно! Ведь как можно интерпретировать движение маятника? Только одним – единственным способом – пока он не успокоится, а на это нужно время, и немалое, он будет двигаться – туда – сюда, туда – сюда, и где сила притяжения, мы не узнаем. Вот и вся интерпретация. Даже говорить не о чем! Но говорят, потому что хочется всякий раз найти определенность – то в той своей точке, то в другой. И не просто определенность, а «доказательную».

На самом же деле все тут достаточно просто: хватит терпения ждать – дождешься… может быть. Не хватит… тоже, может быть, дождешься. Это же маятник! Пока он не остановится – где, в какой точке у него инерционный покой, сказать невозможно. Тогда как это самое важное. Поскольку нет ничего хуже – вернуть в семью мужа, который все равно жить в ней не будет. Да и не вернуть, если он человек хороший и на самом деле счастлив будет в этой семье, тоже обидно.

Соответственно принимать какие-либо решения, значимые для вашей жизни, в таком состоянии вряд ли оправданно. Даже больше того скажу – противопоказано категорически. Знаю, что это необыкновенно тяжело, знаю, что это кажется невозможным, но все же… Все же лучше не принимать никаких решений. До этого куда вернее остановиться, перевести дыхание, прийти в себя.

Да, прежде чем что-то решать, надо дать своим чувствам проиграть, отыграть, выбрать всю силу инерции и оказаться в точке инерционного нуля. В ней, и только в ней – в этой точке эмоционального покоя – можно понять, что тебе на самом деле нужно: хочешь ли ты действительно восстановить этот брак или нет – не хочешь; дорог тебе этот человек или нет, наплевать и забыть; понимаешь ли ты его настолько, чтобы впредь никогда не держать на него зла, не просто простить, а понять и принять, или нет, ты не способна на это.

Дать честный, единственно верный ответ на все эти вопросы на волне аффекта практически невозможно. И разум здесь – плохой помощник. Эмоции, как известно, способны перестраивать логику мыслей почище любого Сократа с Аристотелем, вместе взятых.

Восстановится ли брак? Вероятно, приложив массу и массу усилий, это можно устроить. Иногда это вложение сил даже может оправдаться, но есть одно важное условие – нужно быть готовым к тому, чтобы строить отношения заново, совершенно по – новому. Даже системное реформирование прежних отношений не даст желаемого результата. Тут нужен совершенно новый «формат», новый «подход», новая «система отношений», основанная на доверии, понимании, эмоциональном участии, принятии, поддержке… Да, и еще чуть – чуть, и чтобы все обоюдно.

Прежняя система отношений была неправильной, она привела вас к разводу – к той ужасной линии войны – обороны, где два человека, которые вроде бы любили друг друга, приносят друг другу чудовищные страдания. Вот что можно сказать о том браке, что был. Поэтому есть большая вероятность, что надо поблагодарить мужа за то, что он, вольно или невольно, но явился причиной его завершения. Страшно, неловко, грустно… Понимаю.

Но, завершив прежнюю, неудачную эпопею, вы получаете шанс на новую жизнь. Причем теперь, обладая опытом, знанием, пониманием, вы вполне сможете создать такие отношения, которые будут достойны того, чтобы вкладывать в них силы и душу. Возможно, вашим партнером станет прежний супруг, но это в любом случае будут новые отношения. По крайней мере, так к этому надо подходить. А возможно, и другой человек… Что ж, тоже вариант. И отказываться от него заблаговременно я бы не стал. Ведь заранее никогда не знаешь, что принесет тебе счастье, а что обернется страданием. И тот, кто пережил развод, знает это лучше других.

Депрессия – от реакции до болезни

«Состояние субъективного дистресса и эмоционального расстройства, препятствующее социальному функционированию, продуктивности и возникающее в период адаптации к значительному изменению в жизни или стрессовому жизненному событию. Стрессовый фактор может поражать интегральность социальной сети больного (потеря близких, переживание разлуки), а также более широкую систему социальной поддержки и социальных ценностей. Проявления различны и включают в себе депрессивное настроение, тревогу, беспокойство (или их смешение); чувство неспособности справляться, планировать или продолжать оставаться в настоящей ситуации; а также некоторую степень снижения продуктивности в ежедневных делах. Индивидуум может чувствовать склонность к драматическому поведению и вспышкам агрессивности».

Знакомая картина, не правда ли? Это определение психического расстройства, которое значится в Международной классификации болезней Всемирной организации здравоохранения (МКБ ВОЗ). Шифруется оно под номером F43.2, а называется «Острая реакция на стресс. Расстройство адаптации». С этого, собственно говоря, все и начинается – с острой реакции на стресс (объявление о разводе – это как раз тот самый «дистресс», упомянутый в определении ВОЗ) и последующей дезадаптации. Дальше, как правило, депрессивные ноты постепенно берут верх. И через пару – тройку недель от начала бракоразводной истории, то есть от состояния острого стресса, мы узнаем, что такое депрессия. Депрессивная реакция постепенно превращается в болезнь – депрессию.

Теперь бы мне хотелось рассказать о том, чем «реакция» отличается от «болезни». Это, поверьте мне, очень важно. Депрессивная реакция – просто реакция. Настроение снижается, есть ощущение подавленности, тоски. В общем, несчастье, и себя жалко. Но это не все. Вместе с этим человек, как правило, испытывает сильное чувство тревоги (правда, часто мы тревожимся, а чувства этого не осознаем; это вообще характерно для тревоги – быть в нас инкогнито). Депрессия и тревога стартуют одновременно, но пока бегут по разным дорожкам: человек подавлен, потому что все в его жизни теперь не так, и одновременно с этим начинает тревожиться: «А как жить дальше?!» Когда нам больно, мы плачем, но еще мы и пытаемся бежать – в укрытие, под чью-нибудь защиту. Так вот, слезы – это депрессия, бегство – тревога.

Итак, пренеприятнейшее известие, стресс – отчего депрессивная реакция и чувство тревоги. И вот мы грустим – грустим, печалимся, устаем даже (с непривычки-то!) грустить столько. А тревога тем временем становится все больше и больше – ведь чем дальше, тем отчетливее ты понимаешь, что определенности все меньше и меньше, а «неизвестных», напротив, все больше, все более уязвимой и незащищенной становится наша жизнь. Тревога нарастает, депрессия идет вниз. Отсюда может возникать ложная бодрость, внутри колотит – хочется куда-то бежать, что-то делать. Но все это активность пустая, бессмысленная… и беспощадная. Короче говоря, в какой-то момент напряжение начинает зашкаливать и наша психика оказывается перед угрозой. Да, долго терпеть неопределенность она не может, постоянно находиться в состоянии стресса и напряжения невозможно. Вообще говоря, от длительного стресса животные во время экспериментов умирают. Я лично был свидетелем. И когда такое дело, психика должна найти какое-то решение, какой-то способ совладать с этой внутренней ситуацией, спасти жизнь. И она это делает. Депрессивная реакция превращается в болезнь.

• сниженное настроение, чувство уныния, подавленности, тоски на протяжении более двух недель;

• утрата интереса к жизни, способности испытывать удовольствие;

• общая слабость, снижение активности, энергичности, повышенная утомляемость, быстрая истощаемость;

• трудно сосредоточиться, удерживать внимание, рассеянность;

• снижение самооценки, возникновение чувства неуверенности в себе, идеи виновности и самоуничижения;

• мрачное и пессимистичное видение будущего;

• идеи или действия по самоповреждению и суициду;

• нарушения сна – трудно заснуть, поверхностный сон, ранние утренние пробуждения;

• изменения аппетита – может возникнуть полное отвращение к пище (женщины теряют за первый месяц до десяти килограммов), иногда, напротив, может начаться неконтролируемый жор;

• ощущение физического недомогания.

В книге «Средство от депрессии»[6] я уже рассказывал о том, что депрессия является защитным механизмом. Она защищает психику от избыточной тревоги. Депрессивные мысли, депрессивное состояние – это что-то вроде пены из огнетушителя. Чтобы от тревоги, образно выражаясь, мозги не закипели, депрессия начинает заливать их классическими своими утверждениями – «все плохо», «все пропало», «я никуда не гожусь», «будущего нет». Когда же человеку удается убедить себя в том, что все, конец, надеяться больше не на что, жизнь погибла, утрачена безвозвратно, то ему на какой-то миг становится легче. Конечно! А вы подумайте сами – коли так, если все пропало, то ведь можно больше и не стремиться ни к чему, никуда не бежать, ни о чем не переживать, не мучиться. Зачем, если все кончено?! Незачем!

И от этого инсайта, от этого внезапного прозрения вдруг наступает столь желанное облегчение. Напряжение резко идет вниз, а психика, смирившись с фатальным исходом, переживает чувство тихой радости – счастье – счастье… Странно, конечно, но это приятное чувство, очень! И оно становится тем положительным подкреплением, которое заставляет наши мысли двигаться теперь только так, а не иначе.

Теперь все – мы думаем только о том, что все плохо, что все кончилось, что мы сами никуда не годимся и поэтому рассчитывать нам не на что. Повторяем это внутри своей головы как священную мантру. Повторяем и повторяем, с одной – единственной целью – только бы снова не начать тревожиться, только бы снова не испытывать того страшного чувства тревоги, паники перед неопределенностью, перед необходимостью действовать, предпринимать какие-то шаги, двигаться в неизвестное. Все, об этом можно забыть. И таким образом печальная депрессия становится для нас счастливой избавительницей.

Женщина, идущая по этому пути, то есть от стресса и тревожно – депрессивной реакции к болезни, к депрессии, делает это неосознанно. Это происходит само собой, природа защищает ее таким образом от психологического стресса, останавливает в тревожном метании, как бы замораживает. С одной стороны, это вроде бы и хорошо, поскольку, конечно, лучше в депрессии быть, чем помереть от тревоги. Но, с другой стороны, хорошего в этом нет ничего абсолютно, потому что если вовремя все это безобразие не пресечь, то быть беде: эти мысли настолько укоренятся в ее сознании, что пиши пропало. Женщина станет верить в то, что она действительно свое отжила, никому она не нужна, ничего из себя не представляет и ни на что, соответственно, рассчитывать не может. Все это, разумеется, полная ерунда, еще пару месяцев назад она так и близко не думала, но сейчас депрессия, а у нее свои правила.

К чему я все это рассказываю? Да к тому, что, если не принять меры, есть риск ввалиться в тяжелую, серьезную, затяжную депрессию, выйти из которой крайне сложно. Понимаю, что легче, конечно, лечь на кровать, отвернуться носом к стенке и лежать так, свернувшись комочком, днями напролет. Тоже вариант, конечно, но плохой. И на самом деле нет ничего хуже, чем приучить себя быть депрессивным человеком. Да и жизнь тем временем проходит… А ведь можно было эти силы, а тревога – это именно силы, инвестировать в жизнь, потратить с пользой.

Прежде всего употребить силы своей тревоги следует в профессиональной сфере. Не складывается личная жизнь, ну так работой займемся. Желательно, правда, не новой, потому что «нового» нам и так сейчас в жизни хватает, но если неновой нет, то и новая подойдет, а там опять же – люди, общение. То, что нужно. Впрочем, догадываюсь, что сейчас «не до этого», но и с этим «не до этого» надо бороться. Ведь по большому счету у нас и вариантов-то других нет. Необходимо тратить силы, нужно обретать самостоятельность, нужно поддерживать самооценку.

И главное, конечно, на фоне всего этого – ни в коем случае не потакать своей раздражительности, не позволять несчастьям превращаться в некую догму, довлеющую над вашей жизнью, и ни в коем случае нельзя думать, что люди плохи – что все мужчины предают, а все женщины – разлучницы. В общем, не надо обобщать. Ведь любое обобщение в такой ситуации – это столбовая дорога в депрессию. «Все плохо», «ничего не получится», «все кончилось», «я никуда не гожусь» – это обобщения и это депрессия.

Поэтому, как бы ни было тяжело, мы должны поставить этому «гению пропаганды» заслон, глушить его всеми возможными глушилками, жестко цензурировать его установки, разрушающие нашу жизнь. И делать это изо всех сил, потому что депрессия – это худшее из последствий развода. Хуже ее – нет.

История из практики«Мой организм не выдерживает…»

Передо мной сидит милая девушка Аня, ей 27 лет. Она окончила Педагогический институт (художественно – графический факультет), там же защитила диссертацию. Сейчас преподает рисунок в Университете технологии. Причина обращения в клинику – проблемы в семейной жизни.

Анна пять лет замужем. Молодая женщина уже давно не удовлетворена браком, но не чувствует себя достаточно уверенной для того, чтобы решить – нужен ей этот брак или надо разводиться. Анна считает себя замкнутым и необщительным человеком и думает, что, расставшись с мужем, не сможет из-за своего сложного характера найти другого спутника жизни.

Страх остаться одной заставляет Анну жить с мужчиной, которого она перестала уважать. Ситуация осложняется также тем, что родители супруга уже четыре года живут с ними в одной квартире. Вялотекущие отношения с мужем, состояние неопределенности обусловливают пессимистическое и подавленное настроение молодой женщины.

– Первый год мы прожили вдвоем с мужем, – рассказывает Анна. – Я, конечно, обнаружила множество неприятных сюрпризов в его характере, но вдвоем было еще куда ни шло. Вообще он оказался довольно инфантильным товарищем, без всякого желания самостоятельности, честолюбия. Он даже не хотел работать! У них вообще в семье принято – женщина работает, а мужчина лежит на диване. Так он хороший, добрый в принципе человек. Меня предупреждали об этой его лености перед тем, как мы поженились, но тогда я закрыла глаза на это. Хотела создать семью, да и любила его… Когда-то, – с легкой улыбкой добавляет Анна.

– Первый год брака – это минное поле, – мимоходом замечаю я.

– Да, я знаю, и начались у нас проблемы, непонимание, и он стал просить родителей, чтобы они «помогли» спасти наш брак, – рассказывает Анна.

Родители супруга Анны – эстонцы. Долгое время жили у своих родителей на хуторе в Эстонии, а потом с готовностью откликнулись на просьбу сына – приехали в Санкт – Петербург и поселились в его квартире. Необходимо отметить следующую немаловажную деталь: из всей этой «честной компании» работала (и параллельно училась в аспирантуре) одна Анна. Раньше муж работал на совместном предприятии, но после кризиса 1998 года в стране все развалилось, и он оказался не у дел. Несмотря на то что Анна приносила в семью деньги, на которые все и существовали, по хозяйству ей никто не помогал.

– А вы вообще говорили мужу, что устаете, что вам нужно, чтобы он вам помогал, взял часть работы по дому?

– Да, я говорила, конечно, – вздыхает Анна. – Но это было бесполезно. У них не принято, чтобы мужчина помогал, они даже посуду за собой в раковину не могли убрать. Для меня это такая дикость!

– Стало накапливаться раздражение…

– Да, – подтверждает Анна.

– Ну, я пыталась держать себя в руках. Думала, если мы начнем ругаться, совсем тошно будет, – объясняет Анна. – Мне даже домой после работы идти не хотелось. И знаете, все эти четыре года у меня были проблемы с руками и ногами, – Анна немного смущается. – Периодически они синеют, становятся холодными, и прямо трясучка какая-то начинается!

– Это ваша вегетососудистая система так проявляет свое недовольство вашим внутренним состоянием, – шучу я.

На почве неблагополучных отношений в семье у Анны обострилась астма и начался нейродермит. Вообще психосоматические заболевания развиваются у людей, которые длительное время находятся в состоянии хронического стресса. Когда наша психика пытается справиться с жизненными обстоятельствами и это ей не удается в полной мере, то в голове на уровне подкорки происходит своеобразное переключение – наши негативные эмоции, вместо того чтобы проявляться в рамках тех отношений, которыми они и были вызваны, ударяют по внутренним органам.

Это может влиять на желудочно – кишечный тракт – гастриты, язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. Пострадать могут и легочная система – обострение тонзиллитов, астматические приступы, и сердечно – сосудистая – колебания артериального давления, сердцебиения, сосудистые реакции (от холодеющих конечностей до головных болей).

Кожные реакции, как правило, связаны с постоянной фрустрацией (когда у человека есть некая потребность, желание – в том числе и агрессивное, но оно постоянно оказывается нереализованным). Соматические состояния, телесные недуги, которые присущи людям в той или иной степени, только кажутся самостоятельными болезнями, на самом деле они являются отражением эмоционального состояния человека. Другими словами, наша психика разговаривает с нами языком тела.

– Анна, мне нужно понять: на сегодняшний день – какая для вас существует самая главная проблема?

Аня какое-то время раздумывает и потом отвечает:

– Самая главная проблема – как быть уверенной по жизни? Мне уже давно надо принять решение: разводиться или оставаться в браке, а я не могу определиться! Так, знаете, в лодочке по течению плыву, и все хуже и хуже становится на душе. Дело в том еще, что я не уверена в своей способности общаться с другими людьми. Я считаю себя замкнутым человеком, и если останусь одна, то надо будет как-то свою жизнь устраивать, а как?

Пока, глядя на Анну, у меня сложилось впечатление, что у нее есть некое представление о самой себе: она думает, что она – замкнутая, не способная к общению и так далее. Это представление о самой себе Аня принимает как некую незыблемую аксиому. Но так и не скажешь… Может быть, в реальности дело обстоит совсем иначе?

– Муж мой всегда мне говорил: «Ты пессимистка, ты неконтактный человек», – продолжает Аня. – И сейчас он приходит меня навещать сюда в клинику и спрашивает: «Ты с кем-нибудь подружилась?» Я говорю: «Нет». Он говорит: «Ну вот видишь!»

– Анна, душа моя, а какие-то другие аргументы в пользу вашей замкнутости есть? То, что ваш муж говорит, – это ваш муж говорит. А то, что вы в клинике ни с кем не подружились, это, знаете ли, тоже не аргумент. Вы здесь не в клубе по интересам, а на лечении находитесь.

– Не знаю, – Анна выглядит растерянной.

– Давайте подумаем вместе, – предлагаю я. – За свою профессиональную жизнь я видел такое количество замкнутых людей, что и не со – счи – та – ешь! И скажу по секрету – вы на них не похожи!

Анне самой становится смешно. Она не испугалась сесть в «красное кресло» и в присутствии других людей рассказывает о том, что с ней происходит. Хотя сегодня у нас на группе двадцать человек, с которыми она «не подружилась».

– Ну, может быть, я неправильно сформулировала, может, я стеснительная?

– Проблема в том, что я и стеснительных тоже много видел. – смеюсь я. – И под эту категорию вы никак не подпадаете!

Анна опять смеется:

– Ну я не знаю! Страх какой-то необъяснимый, неуверенность в себе. Например, меня утомляют ночные клубы, мне там скучно.

– И мне, я вам признаюсь, там скучно! – подхватываю я.

Мне приятно наблюдать, как у Анны улучшается настроение. В глазах появился блеск, и такое впечатление, что она как будто избавляется от какого-то внутреннего комплекса.

– Ну, я еще требовательна, – говорит Анна, старательно припоминая еще одну свою «плохую» черту. – Требую часто от людей многого.

– Это у нас профессиональное, вы же педагог, это ваше естественное перманентное состояние – требовать от людей, – уточняю я. – Ответственность за учеников накладывает на педагога обязанность быть требовательным. Другое дело, что в семейных отношениях вам, видимо, следует найти иную форму проявления своей требовательности. В случае, когда муж не убирает за собой – если вы командным тоном потребуете, чтобы он это делал, то у него, скорее всего, возникнет обратное желание. Но это уже политика… Учитывая вашу психологическую интуицию, вашу способность понимать другого человека, подумайте, как по – другому, с большей эффективностью донести до другого человека то, что вы хотите, чтобы он услышал.

Многих людей кто-то или что-то в этой жизни раздражает, но не у всех возникает астма. Многие переживают по самым разным поводам, но не у всех появляется нейродермит. Многие люди тревожатся, но синие руки – это все-таки какой-то эксклюзивный вариант. И я спрашиваю себя: что не так с Анной? Почему не получается построить такие отношения, которые бы ее устраивали?

У каждого человека есть некое представление о себе. Даже не представление, а целая идеология – кто я, что я, каков я, что мне, как я, с кем я… Хотелось бы, конечно, чтобы это представление о себе (эту идеологию) мы формировали сами, потому что мы – именно тот человек, который лучше всего нас знает. Но для этого необходима смелость – желание и готовность противостоять мнению, которое нам навязывают. И поэтому часто наше представление о себе – это набор сентенций, которые мы слышали о себе от других людей.

При этом важность этой нашей внутренней идеологии огромна! Именно она определяет наше поведение. Если я считаю, что я несообразительный, я буду всячески избегать ситуаций, где мне надо будет эту сообразительность – которой у меня якобы нет – проявлять. И в конце концов, разумеется, сам поверю в то, что «дурак я эдакий».

В личных отношениях все точно так же. Если женщина считает, что не подходит некоему мужчине (по каким-то там причинам), она говорит себе: «Я не подхожу ему. У нас не может быть отношений». Ну и при таком подходе никакие отношения – естественно – не складываются. По сути дела, это программа. Если Анна думает о себе, что у нее вздорный характер и с ней невозможно ужиться, она и не уживется. Даже если ее характер – шелк и мед.

– А вы мне сейчас о себе наговорили столько гадостей! – удивляюсь я. – Что вы сложный и тяжелый человек…

– Ну да, мне муж всегда говорил, что у меня отвратительный характер! – восклицает Анна.

– Муж сказал! А вы-то что сами думаете?

– Ну я тоже думаю, что у меня характер – не супер, – сникает Анна.

– Расскажите, пожалуйста, как вы представляете себе эту картину. Вот у вас идеальный характер – вы должны быть добрее, покладистее, сговорчивее, ответственнее, жестче? Что?

– Да, может быть, добрее. У меня есть такие циничные нотки, часто проскакивают. Я могу зло пошутить над человеком.

– Вы этому человеку сознательно хотите сделать плохо, когда так поступаете?

– Нет, это его реакция такая, – Анна пристально смотрит мне в глаза.

– Опять – реакция на вас чужого человека. А вы-то что сами думаете о себе? Не ваш муж, не его родители, не ваши знакомые – вы сами?

– Хорошо, – Анна, кажется, поняла, что я таки своего добьюсь и придется поразмыслить над моим вопросом. – Что думаю о себе. Надо же, никогда не думала, что так трудно будет ответить на этот вопрос.

– Ладно, сформулируем иначе. Упростим. Хотя это, конечно, симптоматично: я спрашиваю у человека его мнение о нем самом, и он оказывается в полнейшем тупике. Вас саму это не настораживает?

– Настораживает, – соглашается Анна.

– Принимаем это к сведению и двигаемся дальше, в обход затора. Как вы думаете, вы с вашим характером можете быть счастливы и успешны?

– Ну да, при определенных обстоятельствах…

Нам так свойственно ссылаться на какие-то там мифические «внешние» или, вот как здесь, «определенные обстоятельства». Что это такое. Никому не известно. Чудо, наверное! Когда все складывается само собой – это «хорошие обстоятельства», а если не складывается – «ужасные».

Но правда в том, что вся наша жизнь – это одни сплошные обстоятельства. И они никогда не бывают идеальными. Поэтому важны не сами обстоятельства, а то, как мы поступаем в этих обстоятельствах. И ведь это же мы выбираем, как действовать в тех или иных обстоятельствах! И поэтому наша жизнь зависит не от них, не от этих обстоятельств, а от наших действий, поступков в этих обстоятельствах.

Конечно, мы можем сказать себе: «Это хорошие обстоятельства, они нам подходят, будем их использовать». Или: «А эти обстоятельства нам не нравятся, поэтому мы будем их игнорировать». Но ведь это глупость! Обстоятельства – это сама жизнь, и она несется на нас с бешеной скоростью. Представьте себе: вы стоите в центре оживленной автотрассы, а вокруг вас машины, много машин, они несутся с сумасшедшей скоростью, меняя свои траектории. Это – обстоятельства!

Рассказывают, что иногда эти машины вдруг останавливаются и подвозят попутчиков. Не знаю. Думаю, это редкость, и еще этот попутчик должен очень хорошо знать, куда он направляется, в противном случае его увезут туда, куда ему в принципе не стоило ехать. Так что «счастливые обстоятельства» по большому счету – это просто фикция.

А во всех остальных случаях обстоятельства в целом вещь опасная. И вы решаете, метнуться ли вам вправо, влево ли отскочить, а может – на месте остаться? Убьют вас эти машины (читай – обстоятельства) или не убьют – это зависит от вас.

И я настойчиво повторяю свой вопрос:

– Аня, вы можете быть счастливой и успешной с вашим характером или нет? Как вы считаете?

– Да, – улыбаясь, отвечает Анна. – Могу, наверное. Смогу, в общем. Я согласна с вами насчет обстоятельств, ведь, если подумать, я себе сама мужа выбирала и сейчас живу с ним, это ведь мое решение.

Разлом лежит не между Анной и ее супругом, не между ней и его семьей. Разлом – внутри нее. Почему ее эмоции не проявлялись так, как им следовало проявляться, а начали разговаривать «языком тела»? Просто она так относится к собственным чувствам. Она их не понимает, не анализирует, не дает им выйти наружу. Напротив, она загоняет свои чувства внутрь, и вот они всяческой чесоткой вылезают на теле.

Например, Аня раздражалась и ненавидела себя за это чувство. Есть люди, которые наслаждаются в своем раздражении. Есть женщины, которые получают удовольствие, устраивая истерики собственным мужьям. А Анне некомфортно с ее раздражением, ведь она куда более требовательна к себе, чем к другим. И ей становилось еще хуже в эмоциональном плане. Она так ненавидит свои чувства, что они становятся просто огромными, и их действительно уже нельзя выносить. Вот организм и спускает пары эмоционального котла через астму, нейродермит, сосудистые реакции.

– Итак, что делать? Перестать ненавидеть себя за свои чувства. Сказать себе: «Да, я чувствую раздражение. Может быть, я не права, но это меня действительно раздражает». И уже после этого вы будете думать – имеет вам смысл раздражаться или нет? Вы можете контролировать себя, только признав свои чувства, только сделав их явными внутри собственного сознания. Но обещайте себе, что вы не будете корить себя за эти чувства, не будете третировать и ругать себя за них, не будете убеждать себя в том, что, раз вы раздражаетесь, следовательно, у вас сложный и неуживчивый характер.

– Вы так все раскладываете по полочкам! – с улыбкой говорит Анна.

– Да, прежде всего вы должны разрешить себе испытывать те чувства, которые вы испытываете. В конечном счете вы же их испытываете! Что ж с собой-то в прятки играть. Раньше вы раздражались и думали: «Боже мой, опять он так делает! Неужели сложно убрать за собой посуду?» И потом: «Нет, я должна держать себя в руках! Я не должна раздражаться!» Но когда вы себе сказали это, вы уже раздражены, вы уже себя накрутили. Дальше только давить эти чувства, но это тупик, и они вылезут через тело! А я вам даю парадоксальный совет: разрешите себе раздражаться! Потому что только после такого внутреннего разрешения вы сможете что-то сделать со своим раздражением!

Я не имею в виду битие посуды о голову супруга, упаси господь! Вы позволите себе быть раздраженной, и после этого у вас будет выбор: либо кричать, плакать и бить пресловутую посуду, тем самым давая выход вашему раздражению и гневу, либо подумать, что вы можете сделать – от вас зависящее, – чтобы изменить ситуацию. И тогда внутреннее напряжение не будет избыточным, оно будет направлено в конструктивное, созидательное русло. И вы будете в мире с самой собой. А сейчас вы не в мире с собой, потому что вы не разрешаете себе быть естественной. Разрешите себе стать плохой, только это позволит вам стать по – настоящему хорошей.

Заставляя себя быть «хорошей», накапливая раздражение и недовольство внутри себя, Анна словно воздвигает стену между собой и окружающими миром. И попадает в ловушку: убеждая себя, что раздражаться – плохо, она раздражается дополнительно – уже на себя, причем еще больше. И так по кругу. Такое «самоедство» делает жизнь Анны мучительной и вызывает физические заболевания.

Обращаясь к Анне, я говорю:

– Я не собираюсь давать вам совет: разводитесь или же – бегите, спасайте ваш брак. Во – первых, я не имею права. Ведь, что бы я ни насоветовал, вам жить с последствиями этого решения. А жить с последствиями даже правильных решений по первости всегда тяжко. Поэтому вы должны иметь силы, а силы у вас будут только в том случае, если вы сами примете это решение. И это, надо сказать, общее правило: если вы хотите быть успешными, вы должны взять на себя ответственность за свои решения. В противном случае, как говорят, – «дороги не будет». Вы не сможете полноценно реализовать это решение.

Во – вторых и в – третьих, я не знаю вашего мужа так, как знаете его вы, и я не знаю вас, как знаете себя вы сами. Любит ли он вас, важно ли для вас это? Я не знаю. Любите ли вы его или нет, дорожите вы этими отношениями или нет? Это знаете вы и только вы. Поэтому сейчас вы должны дать себе отчет в собственных чувствах, посмотреть правде в глаза, оценить ситуацию и принять правильное, то есть устраивающее вас, решение. Поговорите с собой, помогите себе, найдите и раскройте свой потенциал, новую себя. И тогда начнется новая жизнь, другая, в которой правильные решения всегда дают неплохие результаты.

Анечка, резюмирую все вышесказанное: во – первых, вам следует перестать повторять то, что говорят о вас другие люди. Вас должно интересовать то, что вы сами можете сказать о себе. Во – вторых, если вам кажется, что другие люди вас плохо понимают, подумайте о том, как вы можете донести вашу мысль до другого человека так, чтобы он вас услышал. В – третьих, позвольте себе быть «плохой», естественной, и это даст возможность вашим положительным чувствам проявляться. И тогда, выполнив эти три пункта, поверьте мне, вы почувствуете внутреннее раскрепощение, а обретенная вами внутренняя свобода поможет вам определиться.

Особая глава

Наверное, вы заметили – всю книгу я старался не говорить о детях. Хотя, если они есть у разводящихся супругов, они всегда – вольно или невольно – оказываются втянуты в эту историю. Но я намеренно не говорил о том, как это может быть, потому что самая главная задача разводящейся пары, то есть мамы и папы – исключить детей из этой истории. Исключить! Оградить и спрятать.

Отношения между родителями – это отношения между родителями. Мы не имеем право вмешивать своих детей в свои проблемы. Развод в любом случае, как бы мы ни старались, будет для них травмой. Но чем меньшую роль они будут играть в происходящем, чем меньше они будут участвовать в этом, чем меньше они будут видеть, тем менее болезненной будет эта травма.

Да, хочется сохранить семью, да, хочется, чтобы отец жил вместе с детьми. Да, все это важно. Но если не получается, дети не могут быть ни инструментом возврата беглого мужа, ни способом выяснить через них (или посредством их) отношения с ним. Шантажировать ребенком, пользоваться им как «миротворцем» или «гонцом», «почтовым голубем» – это неправильно. Как-либо «настраивать ребенка» – это просто преступление. Как бы родители ни провинились друг в отношении друга, они навсегда остаются для ребенка родителями, и он нуждается в нормальных, гармоничных отношениях и с тем и с другим.

Ситуация проходит более – менее гладко, когда ребенок находится еще в совершенно юном и малосознательном возрасте. Хотя даже в этом возрасте – не бесследно, ведь он прекрасно чувствует состояние матери, напряжение отца, и, конечно, это не прибавляет ему ни жизненных сил, ни веры в будущее, ни оптимизма. Но если дети вошли в препубертатный или пубертатный возраст, то есть им больше десяти – двенадцати лет, то проблема действительно становится весьма серьезной.

Скорее всего, у детей – подростков возникнет желание проучаствовать в происходящем. И они предпринимают соответствующие попытки. Как правило, они вступаются за «слабого», занимают сторону «обиженной стороны» и в меру своих сил, жизненного опыта, а также в меру своего детского, наивного понимания ситуации пытаются восстановить справедливость.

А восстановить справедливость для ребенка – это отомстить. И мстить в такой ситуации им придется не кому-нибудь, то есть не Змею Горынычу и не Бабе Яге, а собственному отцу. При этом он их отец, и этого факта никто и никогда не отменит. Он всегда, по крайней мере психологически, будет являться для них важной фигурой, и конфликт с ним – явный или скрытый – потом проявит себя в том, как они будут строить уже свои семьи, вообще – всю свою жизнь. И если вам не безразлично будущее ваших детей, защитите их.

Девочки теряют чувство уверенности, отношения с мужчинами начинают казаться им впоследствии страшными, опасными, неприличными. Может сформироваться предубеждение, что мужчинам нельзя доверять, что мужчины непременно обманут, тогда как именно подобный настрой, как это ни парадоксально, и провоцирует мужчин на соответствующее поведение. Но возможна и обратная реакция – напротив, агрессивно – развязное поведение, конфликтное, протестное – «вопреки», «назло» и так далее.

Мальчики частенько воспринимают уход отца как сигнал к конкурентной борьбе за маму. Сын начинает противопоставлять себя отцу, пытается демонстрировать «взрослое поведение» – агрессивное, оскорбительное, попросту некрасивое. Он лишается чувства авторитета, теряет способность к уважительному и доброжелательному контакту со старшими. То, что взрослыми запрещается или осуждается, для него становится «его правом» – алкоголь, нарушение закона, наркотики. Впрочем, и со сверстниками отношения у таких молодых людей часто не ладятся – мальчику кажется, что он стал старше, он ведет себя более конфликтно и агрессивно.

Другим страшным последствием развода родителей может стать двуличное, манипулятивное поведение. Ребенок понимает, что он нужен и матери, и отцу, а поскольку они – его родители – находятся в конфликте, он начинает играть на этих чувствах, пытаясь, пользуясь ситуацией, получить желаемое то от того, то от другого. Родители, сами того не осознавая, начинают «подкупать» своих детей, «покупать» их расположение. А там, где началась коммерция, человеческие качества – порядочность, честность, ответственность – детям зачастую отказывают. Об этом надо помнить, ведь негативное влияние на личность ребенка оказать куда проще, чем позитивное.

Я понимаю чувства женщины, я понимаю, что ей нужны помощь, поддержка, я понимаю, что она подсознательно рассчитывает на детей, но… Отношения родителей – это отношения родителей. Два взрослых человека находятся в непростой ситуации, и их задача – решить эту ситуацию с наименьшим ущербом для всех заинтересованных сторон. А ребенок, что бы ни случилось, должен иметь хорошие, глубокие, доверительные отношения и с мамой, и с папой. Это необходимо. Поэтому – побережем детей. Побережем.

Побережем и свои будущие отношения с ними, ведь когда они вырастут, они все поймут. Но по – своему, у них будет своя точка зрения на родительский развод, не мамина, не папина, не нынешняя. И важно, чтобы, став взрослым, ребенок не думал, что его использовали, манипулировали им, а понимал – родители делали все возможное, чтобы его защитить.

Заключение

Такой, в общем и целом, предстает картина развода. Таковы механизмы и внутренние пружины эмоциональных реакций участников действа, которые, собственно, и пишут эту картину. Таков здравый смысл, который позволяет не потерять себя, не наделать лишних ошибок, не надорваться. Как бы там ни было, главное – выжить в этом долгом, изматывающем и тяжелом марафоне с препятствиями.

Обычно у доктора спрашивают: «А решение-то какое принять – плюнуть или бороться?!» Но этот вопрос, как говорят в таких случаях, «не по окладу». Я не знаю, какое решение надо принять. И ни один доктор в этом мире не знает. Важно все делать – правильно — то есть по чести и по – человечески. Понимать, что происходит, чутко следить за своими чувствами, видеть – где «мозг помутняется», а где настоящее и серьезное.

В конце концов, мы же не можем знать, что в нашей жизни происходит «к лучшему», а что – «к худшему». Но если ситуация зашла в тупик и случился взрыв, то прежде надо выжить, выкарабкаться наружу, привести себя более – менее в порядок, прийти в чувство, а потом оглядеться и уже после этого принимать какое-либо решение. Не торопитесь с решениями. Не рассчитывайте, что вы знаете, как будет лучше. Вы не знаете.

Лучше будет только в том случае, если ничего не будет происходить через силу. Лучше будет, если все будет происходить естественным путем. Лучше будет, если вы воспримете эту травму – как большое разочарование, нежели чем как вселенскую катастрофу. Лучше будет, если вы найдете в себе силы и здравый смысл вынуть из этой горящей избы главное и по – настоящему ценное: детей, собственные добрые воспоминания о прожитых годах с мужем и опыт, драгоценный опыт своих ошибок – как не надо строить брак.

Это было бы самым лучшим.

Удачи! Сил и терпения!

Верьте, что вы справитесь, и вы справитесь!

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector