ПСИХОЛОГИЯ

Эффекты внимания в психологии

Эффекты и критерии внимания

Эффекты внимания- проявления внимания, способствующие или препятствующие нашей практической или познавательной деятельности.

Эти эффекты могут быть положительными и отрицательными.

Ланге выделял 3 эффекта внимания (по сути — положительные):

1. Усиливающий эффект — впечатления от объектов, на которые внимание обращено, делаются субъективно интенсивнее: ярче, громче и т.д.

2. Фиксирующий эффект — благодаря усилению впечатления объект внимания выделяется среди прочих и удерживается в течение некоторого времени в нашем сознании.

3. Аналитический эффект — благодаря усилению впечатления мы можем выделить в объекте внимания большее число подробностей и деталей.

Отрицательные эффекты внимания:

1. Деавтоматизация — разрушение, прежде всего автоматизированной деятельности при обращении внимания на отдельные ее компоненты.

2. Эффект семантического пресыщения — если внимательно прочитать одно и тоже слово много раз подряд, то в конце концов оно потеряет для нас смысл.

3. Эффект возникновения медицинских симптомов

4. Сбой параллельно осуществляемых видов деятельности- внимания не может хватать на все.

Эффекты внимания, прежде всего положительные, дают возможность выявить критерии внимания.

Критерии внимания — это необходимые характеристики, признаки или правила, позволяющие установить, участвуют ли внимание в данном познавательном акте.

Гиппенрейтер предложила делать выводы об участии внимания на основе его проявлений в сознании, в поведении и в продуктивной деятельности.

1.Феноменальные (или субъективные). То, что можно уловить из самонаблюдения, и непосредственно связано с нашим сознанием.

a) Критерий ясности и отчетливости- при переживании яркости и отчетливость образа, представления, его содержание попадает в фокус внимания.

b) Критерий ощущения смены содержаний сознания, связанного со сменой фокуса сознания с одного на другое — момент перехода с одного содержания на другое субъективно отражает, что у нас сменился фокус внимания.

c) Критерий переживания усилия, интереса или чувства деятельности.

2. Поведенческие критерии — связаны с положением тела и тонусом мышц.

3. Продуктивные критерии — связаны с успешностью деятельности, которую осуществляет человек.

a. Познавательный критерий- человек лучше понимает и воспринимает то, на что было обращено его внимание.

b. Мнемический критерий- то, на что было обращено внимание, остается в памяти.

c. Исполнительный – если человек лучше осуществляет действие и допускает меньше ошибок в его выполнении, то он внимателен к тому, что делает.

При установлении участия внимания в том или ином познавательном или практическом действии эти критерии должны применяться в совокупности.

Источник

Эффекты внимания по Н.Н. Ланге

Эффект – последствия, результат — связанные с психическим опытом, с содержаниями сознания, с тем, что мы воспринимаем, пытаемся осмыслить. Первичный эффект – проблема для Ланге.

Главный эффект внимания, что «определенное представление занимает господствующее положение в сознания, отвергая другие представления».

Второстепенные эффекты – 3.

1. Аналитический – господствующее, последствие – лучшее выделение деталей, разъясняющий. Вундт – можно использовать – отчетливость. Негативный аспект этого эффекта – деструктурирующий эффект. –

2. Фиксирующий – обычно в неустойчиво, свойствами О определяется — сосредоточенность, удержание в сознании.

3. Усиливающий – например, Вундт, Титченер именуют ясность сознания. Синоним – повышение интенсивности представления.

23. Ресурсный подход к проблеме внимания. См Нуркову.

24. Определение и классификация видов памяти

Память— это способность живой системы фиксировать факт взаимодействия со средой (внешней или внутренней), сохранять результат этого взаимодействия в форме опыта и использовать его в поведении.

При рассмотрении памяти в контексте когнитивной переработки существует несколько способов квалификации ее собственных продуктов. Если допустить, что этот процесс имеет стадиальный характер, то правомерна попытка отыскания «мнемических» продуктов, специфичных для каждой стадии, и определения границ каждой стадии по этим продуктам. Такое понимание сущности психического процесса — путем его сведения к фазам — получило название дискретного подхода.

При дискретной трактовке мнемической системы принято выделять четыре процесса (или блока), которые описываются собственными закономерностями и имеют выраженные дискретные продукты: запоминание (кодирование),

В зависимости от запоминаемого материала различают виды памяти (зрительную, слуховую, образную, вербальную, моторную, эмоциональную и т. д.).

Нуркова: 12.2. Классификации видов памяти

По признаку наличия целей выделяют произвольную и непроизвольную память. Если при рассмотрении блоков запоминания и воспроизведения акцент ставится на используемых мнемических средствах, то говорят об опосредованном или непосредственном запоминании и воспроизведении. Если имеются в виду главным образом взаимозависимости между блоками хранения и воспроизведения, то выделяют имплицитную и эксплицитную память, также называемую осознаваемой и неосознаваемой, или активной и пассивной.

В отечественной психологии с 1960-х гг. изучалась роль мнемических средств в организации и функционировании мнемической системы. А. А. Смирнов (1966), рассматривая генезис мнемической функции, подчеркивал роль внешних опор запоминания. Термины «внешне и внутренне опосредствованная память» были введены А. Н. Леонтьевым (1972) для описания процесса «вращивания» знаковых средств при запоминании. Исследования В. Я. Ляудис (1976) показали, что в процессе развития памяти у детей знаки сначала используются для обозначения и внешней регуляции внутреннего плана представлений, а затем они интериоризуются и начинают выполнять регуляторную функцию в процессах запоминания и припоминания.

П. И. Зинченко (1961) провел серию экспериментов, направленных на изучение произвольного и непроизвольного запоминания. Автор сравнивал продуктивность непроизвольного запоминания одного и того же материала в зависимости от того, какое место занимает этот материал в структуре деятельности (мотив, цель, способ выполнения деятельности). Был получен убедительный результат: материал, связанный с целью, запоминается лучше по сравнению с материалом, связанным с условиями достижения цели; фоновые раздражители запоминались хуже всего.

Автор исследовал особенности запоминания в зависимости от того, насколько активной и содержательной была та мыслительная работа, «внутри которой осуществлялось запоминание». Испытуемым давалась задача механически запомнить слова или найти смысловую связь между словами. Было показано, что чем более осмысливалось содержание слов и чем больше требовалось активности при этом осмысливании, тем лучше запоминались слова.

Впервые эффект имплицитного научения был получен Ребером в 1967 г.: он предлагал испытуемым автомат, который работал по сложной программе. Эту программу, названную «грамматикой», испытуемые имплицитно усваивали, не зная о том, что такая программа существует. Имплицитная память — это память без осознания предмета запоминания, или бессознательная память. Осознаваемая память называется эксплицитной. Феномены имплицитной памяти были обнаружены не только при моторном научении, но в широком классе задач, который используется в парадигме запечатления. Например, Левики предлагал испытуемым серию фотографий с изображением женщин с длинными и короткими волосами. Демонстрация фотографий женщин с длинными волосами всегда сопровождалась рассказом об их доброте. В тестовой серии испытуемых просили вынести суждение относительно «доброты» ранее не демонстрировавшейся женщины: испытуемый оценивал последнюю как добрую, если у нее были длинные волосы.

Имплицитная память — память без осознания предмета запоминания, или бессознательная память.

Эксплицитная память — осознаваемая память.

В 1984 г. Граф и Шехтер описали больных амнезией, которые были способны к имплицитному научению, но имели серьезные нарушения в эксплицитной памяти. Действие имплицитной памяти проявляется в спонтанном отнесении примера к прототипу, в классификации объектов согласно импицитно усвоенному основанию и др. След имплицитной памяти имеет большую силу по сравнению со следом эксплицитной памяти, но одновременно он и более уязвим. При изменении семантического контекста продуктивность действия имплицитной памяти резко снижается. В экспериментах Шехтера и Графа был обнаружен феномен модальной специфичности имплицитной памяти. Оказалось, что имплицитная память чувствительна к смене модальности, особенно при переходе от зрительной к слуховой, тогда как на продуктивность эксплицитной памяти смена модальности не оказывает влияния.

Чувствительность имплицитной памяти к модальности лежит в основе чувства знакомости. Показано, что оценка стимулов как «знакомых» или как «незнакомых» во многом базируется на этом чувстве, причем само оно может быть неосознаваемым.

Наиболее явным и бросающимся в глаза свойством памяти является ее продолжительность. Некоторые события запоминаются надолго, другие оставляют мимолетные следы. Эта характеристика памяти, основанная на длительности хранения и хорошо известная каждому человеку по собственному опыту, нашла отражение в делении памяти на кратковременную и долговременную.

Использование критерия длительности хранения для выделения двух типов памяти приводит к некоторой двусмысленности, так как сама длительность хранения не является безусловной и легко измеримой величиной. Время удержания информации в памяти зависит от таких параметров стимула, как его осмысленность, знакомость, модальность, размер и др.

Кратковременная и долговременная память различаются также и по количеству материала, который удерживается в памяти. Эта характеристика называется объемом, или емкостью памяти. Объем и длительность хранения являются зависимыми параметрами: при определении объема как функции времени получается немонотонная кривая, которая, в частности, интерпретируется как доказательство двух типов памяти.

Классическая позиция состоит в том, что объем памяти является константой, и если количество информации превышает пропускную способность памяти, то «лишняя» информация теряется. В 1956 г. Дж. Миллер предположил, что в кратковременной памяти удерживается неизменное число единиц кратковременной памяти. Объем кратковременной памяти у взрослого человека является фиксированным, будь то единицы зрительной информации (буквы) или слуховой. Этот объем стал известен как «магическое число», равное 7 ± 2. Эта величина изменяется с возрастом; объем непосредственной памяти от 2 до 10 лет увеличивается от 2,5 до 5 единиц.

Для определения объема долговременной памяти невозможно разработать аналогичную (расчетную) экспериментальную процедуру; объем долговременной памяти принято считать бесконечным.

Если испытуемому предложить ряд стимулов для заучивания, а затем попросить его воспроизвести эти стимулы в произвольном порядке, то вероятность воспроизведения первых и последних стимулов будет выше, чем стимулов, расположенных в середине ряда. Этот феномен получил название «эффект первичности и недавности».

25. Основные процессы памяти и методы их изучения См еще Нуркову

Источник

Отрицательные эффекты внимания

Внимание — казалось бы, столь полезный процесс — может иметь и ряд отрицательных эффектов. Будем понимать под ними все случаи влияния внимания на эффективность познавательной и практической деятельности, когда внимание действует против намерений человека.

Прежде всего это так называемая деавтоматизация — разрушение прежде автоматизированной деятельностипри обращении внимания на отдельные ее компоненты. Выдающийся отечественный физиолог Николай Александрович Бернштейн (1896—1966) в качестве примера деавтоматизации приводит притчу о сороконожке [6], к которой обратилась зловредная жаба и спросила, с какой ноги та начинает ходить. Задумавшись, сороконожка не смогла сделать ни единого шага. Попробуйте внимательно последить за тем, как вам удается попадать по нужным клавишам, когда вы набираете текст на клавиатуре персонального компьютера. Эффект деавтоматизации не заставит себя ждать. Даже время простой двигательной реакции в ответ на появление заранее известного стимула, в противес «ускоряющему» эффекту внимания, по У.Джемсу, возрастает, если человек обращает внимание на само выполняемое

движение, а не на стимул, который должен его вызвать.

Как замечает известный израильский исследователь внимания Давид Навон [275], любая попытка контроля автоматических процессов посредством внимания приносит не меньше вреда, чем действия неопытного исполнителя, который пытается следовать предписаниям, рассчитанным на эксперта. У внимания — своя сфера компетентности, и «вторжение» его в иные сферы психической деятельности, начиная от выполнения автоматизированных движений и заканчивая отходом ко сну, может отрицательно сказаться на ее итоговом продукте.

У.Джемс описал еще один отрицательный эффект внимания — эффект семантического пресыщения. Если внимательно прочитать одно и то же слово много раз подряд или просто удерживать это

слово в сознании, многократно повторяя его про себя, то в конечном счете оно теряет для нас смысл. Это верно и в отношении наших чувств: попытка обратить внимание на собственную эмоцию, как правило, приводит к ее исчезновению. Эту закономерность подметил в свое время Э.Титченер, указав, что в целом внимание враждебно чувствам. Впрочем, иногда данный эффект может оказаться весьма положительным: чрезмерные эмоции полезны далеко не всегда, и порой имеет смысл вовремя от них избавиться, на что указывали античные философы-стоики. И только с болью ситуация противоположна: чем внимательнее мы к ее источнику, тем сильнее боль.

Куда более неприятен по своим последствиям эффект возникновения медицинских симптомов в результате чрезмерного внимания к определенной части тела. В клинической психологии такие симптомы называют психосоматическими: они носят телесный характер, но обусловлены чисто психическими причинами. У людей, склонных к истерии, симптомы той или иной болезни могут быть «наведены» только лишь знанием о том, что заболел кто-то из знакомых, и чрезмерным вниманием к процессам в собственном организме. Описаны даже случаи так называемой массовой истерии — целых эпидемий подобного рода, в основе которых — именно процессы внимания [275].

Наконец, вспомним, что даже у положительных эффектов внимания есть своя теневая сторона. Чем более мы внимательны к чему-либо, тем меньше остается внимания на все остальное. Почему рассеянный профессор надевает на правую ногу черный ботинок, а на левую — желтый? Потому что слишком внимателен.

Но не к одежде, а к собственным мыслям. Итак, еще один отрицательный эффект внимания — сбой параллельно осуществляемых видов деятельности. Внимания не может хватать на все, и если на что-то его потребуется больше, то на остальное останется меньше. В то же время чем лучше освоено действие, тем меньшего внимания оно требует. Поэтому оценить степень освоения навыка можно на основе того, насколько внимание к данному действию отрицательно сказывается на выполнении одновременно возникающих задач. Например, если невзначай заданный вопрос отвлекает юную особу от вязания, которым она занята, то вязание определенно освоено ею недостаточно. Если же она может ответить на вопрос, продолжая при этом вязать, то можно заключить, что она весьма преуспела в освоении навыка вязания.

Критерии наличия внимания

Эффекть||внимания, прежде всего положительные, позволяют сделать шаг в сторону выявления критериев внимания — необходимых характеристик, признаков или правил типа «если — то», позволяющих установить, участвует ли внимание в данном конкретном познавательном акте либо практическом действии или не участвует. Исследователи вынуждены использовать подобные критерии потому, что внимание крайне неуловимо и никогда не представлено как отдельный процесс с собственным содержанием и продуктом.

Пожалуй, наиболее полно суммировать критерии наличия внимания удалось Ю. Б. Гиппенрейтер [22], которая предложила делать выводы об участии внимания на основе его проявлений, во-первых, в сознании, во-вторых, в поведении, а в-третьих, в продуктивной деятельности. Таким образом, складываются три группы критериев внимания.

I. Феноменальные критерии. К этой группе критериев, именуемых также «субъективными», т.е. явленными исключительно самому субъекту познания, относятся как раз те характеристики, которые дали классику психологии сознания У.Джемсу право утверждать, что «каждый знает, что такое внимание». Открывает их нам самонаблюдение, на заре психологии облеченное в изощренную форму интроспекции (лат. introspecto — смотрю внутрь). Поэтому и сформулированы все эти критерии на языке содержаний сознания и наших субъективных переживаний.

Во-первых, это особое качество содержаний сознания: их ясность и отчетливость в фокусе внимания наряду со смутностью, расплывчатостью, недифференцированностью на периферии. Именно этот критерий позволил основателю психологии как научной дисциплины немецкому психологу Вильгельму Вундту (1832—1920) сравнить сознание со зрительным полем, фокусом которого является внимание.

Во-вторых, критерием внимания считается непрерывная смена содержаний в «фокусе» сознания: постоянное появление новых содержаний и уход на периферию старых. Иными словами, для объекта внимания характерно постоянное «развитие». Впрочем, У.Джемсу и вслед за ним целой плеяде психологов такое «развитие» представляется не столько критерием наличия внимания, сколько непременным условием его поддержания.

Наконец, в-третьих, факультативным (иначе говоря, не обязательным, но иногда полезным) субъективным критерием наличия внимания, прежде всего произвольного, может стать пережвание усилия, интереса или, по словам В.Вундта, «чувства деятельности».

Однако отнюдь не каждого можно спросить о том, что он переживает в данный момент времени. Иные (например, животные или младенцы) просто не ответят, а кому-то придется отвлечься от того, чем он был занят, а значит, он уже более не будет внимателен к своей задаче. Чтобы сделать вывод о наличии или отсутствии внимания в этих случаях, приходится опираться на две другие группы критериев.

II. Поведенческие критерии. Их называют еще внешне-двигательными или позно-тоническими, указывая на их связь с положением тела и тонусом мышц. Впрочем, сюда же относятся и вегетативные изменения в организме человека или животного, например: изменение кожного сопротивления, расширение и сужение кровеносных сосудов. В широком смысле эта группа критериев включает все «внешние проявления» внимания, по которым можно сделать вывод о его наличии и которые мы перечисляли, говоря о связи внимания и поведения (см. Введение). К ним относится и установка органов чувств (например, направление взгляда, поворот и наклон головы), и изменение мимики, и специфическая поза (в частности, ее «застывание» или задержка), и затаивание дыхания либо его поверхностный характер.

Для психолога-исследователя проблема выделения поведенческих критериев внимания тесно связана с проблемой поиска его объективных физиологических индикаторов — внешних «указателей» на его наличие, которые не проявляются в поведении прямо, но могут быть зафиксированы с помощью специальных приборов. Например, такими индикаторами внимания могут стать снижение частоты сердечных сокращений и расширение зрачка1. Частота сердечных сокращений (пульс) — один из самых распространенных индикаторов в исследованиях внимания младенцев, поскольку, в отличие от позы и мимики, он может быть измерен количественно [375], а иные данные о внимании младенца получить затруднительно. Что касается диаметра зрачка, то в 1970-е гг. он использовался в качестве показателя нагрузки на познание со стороны задач, предъявляющих особые требования к вниманию [218].

III. Продуктивные критерии внимания связаны с успешностью деятельности, которую осуществляет человек. Здесь можно выделить три критерия наличия внимания в зависимости от характера этой деятельности.

1. Познавательный критерий: человек лучше воспринимает и понимает то, на что было обращено его внимание, в сравнении с тем, на что оно не было обращено. Возьмем двух студентов с одинаковыми умственными способностями и познаниями в области математики и дадим им прочитать доказательство одной и той же теоремы. На основании того, кто быстрее и лучше его поймет, мы с определенной степенью уверенности сможем сделать вывод, кто был более внимателен, а кто отвлекался на посторонние

2. Мнемический критерий: то, на что было обращено внимание, остается в памяти. Неслучайно, когда нам нужно, чтобы человек что-то запомнил, мы обращаем на это его внимание. Напротив, то, что внимания не привлекло, впоследствии едва ли вспомнится. К примеру, когда группа школьников возвращается из музея, учитель нередко просит их припомнить, что именно они видели и слышали во время экскурсии. Это дает ему возможность оценить, были ли его ученики внимательны во время рассказа экскурсовода и на что именно они обратили внимание.

3. Исполнительный критерий: если человек лучше осуществляет действие и допускает меньше ошибок в его выполнении, то, по всей видимости, он внимателен к тому, что делает. Этот критерий часто применяется психологами в исследованиях распределения внимания при решении нескольких задач одновременно. Представим, что человек должен одновременно читать вслух отрывки из поэмы «Евгений Онегин» и складывать в столбик трехзначные числа.

Пусть задача декламации стихов — главная, в ней нельзя допустить ни одной ошибки, иначе придется начинать сначала. Как оценить, уделяется ли при этом хоть сколько-нибудь внимания решению задачи сложения? Очевидно, по количеству допускаемых ошибок. Если их много — значит человек не может быть внимателен к сложению, все его внимание занято чтением стихов. А если не больше, чем обычно, — значит он внимателен и к задаче сложения: возможно, потому, что стихи читает «автоматически», поскольку доводилось делать это не раз.

При установлении участия внимания в том или ином познавательном или практическом действии эти группы критериев должны применяться не по одному, а в совокупности: чем большее число критериев будет учтено, тем вернее окажется вывод. Например, когда Т. Рибо отнес к явлениям внимания — пусть болезненным, предельным — такое психопатологическое явление, как Шее fixe», Н.Н.Ланге высказал в его адрес следующую справедливую критику: здесь учтен только один критерий внимания, субъективный, а по продуктивному критерию данное явление не имеет отношения к вниманию! Да и в обыденной жизни несложно ошибиться. Например, если внешне человек — допустим, студент — являет собою само внимание, но, выслушав лекцию, ничего не может припомнить, то либо перед нами больной-амнестик, либо студент на самом деле не был внимателен к тому, что говорилось на лекции, а размышлял о чем-то ином.

Однако в исследовании внимания животных и младенцев могут применяться в лучшем случае два последних критерия, а иногда только поведенческий: сложно говорить о продуктивности познания там, где речь идет только о непроизвольных формах внимания. Например, когда сова поворачивает голову на малейший шорох и ждет, не последует ли еще какой-нибудь звук, свидетельствующий о приближении потенциальной жертвы, на основании ее поведения исследователь делает вывод, что сова способна обращать внимание на слуховые события. В экспериментальных условиях можно попытаться оценить скорость реакции совы на очередное событие с той стороны, куда, как предполагается, обращено ее внимание. Тогда к поведенческому критерию добавится исполнительный, и исследователь с большей уверенностью сможет утверждать, что речь идет именно о внимании, пусть и в простейших его формах.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть