ПСИХОЛОГИЯ

Эго психология и проблемы адаптации

X. Хартманн. «Эго-психология и проблема адаптации»

Работа «Эго-психология и проблема адаптации» («Ich-Psychologie und Anpassungsproblem») была впервые представлена Венскому психоаналитическому обществу в 1937 году, а затем опубликована в Германии в 1939 году в «Internationale Zeitschrift für Psychoanalyse und Imago». Исторически она представляет собой поворотный пункт в развитии современной психоаналитической теории. Она является дальнейшей разработкой формулировок Фрейда по структурной гипотезе и его вклада в эго-психологию. С ее появлением началась эволюция в психоаналитическом мышлении, которая продолжается, порождает новые разветвления и вся значимость которой для теории и практики еще не полностью осознана.

Читатели, хорошо знакомые с современной психоаналитической эго-психологией, найдут в данном эссе первые формулировки некоторых из ее базисных концепций. Многие из них покажутся хорошо известными, так как идеи Хартманна в значительной степени сформировали современное психоаналитическое мышление и стали его составной частью. Осознаешь громадное влияние его теорий, когда обнаруживаешь, что именно в этом эссе были впервые представлены такие концепции, как недифференцированная фаза развития, свободная от конфликтов эго-сфера, свободное от конфликтов эго-развитие и первичная и вторичная автономия. Хартманн рассматривает роль вкладов (внешних) и врожденных эго-механизмов и их адаптивную природу. Идея о том, что эго-защиты могут одновременно содействовать контролю над инстинктивными влечениями и адаптации к внешнему миру, находит выражение в этом эссе. Концепция адаптации Хартманна никоим образом не ограничивается «культурным» смыслом этого термина. Это подлинно инклюзивная концепция, и он рассматривает адаптацию как непрерывно продолжающийся процесс, который имеет свои корни в биологической структуре, со многими своими манифестациями, отражающими постоянные попытки эго сбалансировать внутрисистемные и межсистемные напряжения. Также рассматривается применимость его теории к развитию процессов восприятия и мышления, к концепциям эго-силы, эго-слабости и нормальности. В это эссе вполне органично включено описание хода нейтрализации и показано воздействие этой концепции на концепцию сублимации.

В этой работе просматривается упорная попытка создать в рамках психоаналитической эго-психологии основу для теории человеческого поведения в целом, как нормального, так и аномального. Широта интересов и чрезвычайно глубокий интеллект Хартманна дали ему возможность объединить для решения этой задачи все психоаналитическое знание и соответствующие области биологии, психологии, социологии и философии.

Читая данное эссе, психоаналитики познакомятся с основным требованием научного метода, которого придерживается д-р Хартманн в этой работе, а именно — непреложная точность методологии и логическая согласованность теории. Вместе с тем, тонкая ткань теории пропитана духом гуманизма, терпимости и понимания, что ощущается в обсуждении рационального и иррационального поведения, автоматизма и механизмов интеграции.

Вследствие того, что данная работа никогда ранее полностью не публиковалась на английском языке, возник пробел в психоаналитической литературе для англоговорящих психоаналитиков. Теперь он заполняется благодаря решению журнала Американской психоаналитической ассоциации опубликовать данное эссе в качестве своей первой монографии. Мы гордимся тем, что сделали его доступным для многих изучающих психоанализ людей, которые никогда не знали полного содержания этой классической работы.

Потребовались усилия многих людей, чтобы осуществить данный проект. На первом месте здесь стоит имя д-ра Давида Раппопорта, который первоначально перевел отрывки из этой работы и включил их в свою книгу «Организация и патология мышления», а затем сделал полностью новый перевод специально для данной монографии. Его глубокое знание оригинала, а также тот факт, что сам д-р Хартманн разъяснял некоторые важные моменты, являются гарантией высокого качества английской версии первоначальной немецкой статьи. Кроме нашей огромной признательности д-ру Раппопорту, мы хотим выразить благодарность фонду Форда, чья субсидия Центру Austen Riggs дала возможность д-ру Раппопорту и его коллегам осуществить подготовку данного перевода.

Мы также хотим поблагодарить д-ра Мертона Гилла за его помощь в переводе; мисс Сьюзетт X. Аннин, которая является сопереводчиком и полностью ответственна за английский язык данной монографии, и мисс Розмари Ранзони, которая отвечала за перепечатку многих вариантов этого перевода. Наконец, мы выражаем нашу глубокую признательность за постоянную помощь в редактировании, а также за библиографическую работу, миссис Лотти Мэури Ньюмэн, редактору International Universities Press. Благодаря совместным усилиям именно этих людей публикация данной работы, первой из серии монографий журнала Американской психоаналитической ассоциации, станет, как мы надеемся, заслуживающим внимания событием.

От автора

Это эссе, которое появилось на немецком языке примерно двадцать лет тому назад, публикуется здесь по сути в неизмененном виде. Я все еще считаю большинство представленных в нем мыслей обоснованными. Некоторые из них получили дальнейшее развитие, новые формулировки или более систематическое выражение в последующих работах. Тем не менее, мне представляется, что тщательное исследование исторических путей развития в психоанализе все еще является главной предпосылкой для его более полного понимания. Поэтому я принял решение опубликовать данное эссе в его первоначальном виде, а не переписывать его в соответствии с нынешним состоянием нашего знания. Сноски, составленные для этого издания, помогут читателю проследить последующее развитие в моей работе тем, рассматриваемых в данном эссе.

Я хочу выразить свою самую сердечную благодарность д-ру Давиду Раппопорту. Я вполне сознаю, сколь много творческих сил и интеллектуального труда было затрачено на подготовку перевода всего этого эссе.

Хайнц Хартманн, Нью-Йорк
Март, 1958

I. Свободная от конфликтов эго-сфера

Психоанализ сталкивается с проблемой адаптации в трех формах: как с проблемой эго-психологии, как с терапевтической целью и как с педагогической проблемой. Поразительно, что несмотря на то, что понятие «эго-сообразный» определено довольно хорошо, опыт показывает, что термин «сообразный реальности» является столь эластичным, что охватывает разнообразные и даже частично несовместимые точки зрения.

Один психоанализ не в состоянии решить проблему адаптации. Она также является предметом исследования для биологии и социологии. Однако, те важные глубинные прозрения (инсайты), которые дал и будет давать психоанализ относительно адаптации, вряд ли могли быть получены при других подходах и методах. Поэтому мы вправе ожидать, что все ученые, исследующие проблему адаптации, примут во внимание фундаментальные факты и отношения, открытые психоанализом. Возрастание нашего интереса к проблемам адаптации обусловлено, главным образом, теми продвижениями в психоанализе, которые сосредоточивают наше внимание на его функциях: но оно также питается нашим растущим интересом ко всей личности, а также нашей озабоченностью относительно определенных теоретических формулировок о психическом здоровье, которые используют «приспособление к реальности» в качестве критерия.

Copyright © «Социальная фобия» — познавательный сайт 2001-2020.

Источник

X. Хартманн. «Эго-психология и проблема адаптации»

Мне придется касаться некоторых вопросов, которые хорошо известны, и некоторых других, которые могут являться спорными, и тех немногих, которые не являются, строго говоря, психоаналитическими. Но все, что я должен сказать, находится, по моему мнению, в согласии с базисными взглядами психоанализа. Я утверждаю, что психоанализ стремится — в более широком смысле — переносить концепции, которые были разработаны в связи с конкретными проблемами центральной сферы личности, на другие области психической жизни и исследовать изменения в этих концепциях, которые необходимо сделать вследствие условий, преобладающих в этих других областях.

В начале я скажу несколько слов о границах данной проблемы, которые я для себя определил, не пытаясь дать ее глобальный охват.

Психоанализ довольно рано, а возможно, даже с самого начала, выявил более узкую и более широкую цели. Он начался с исследования патологии и феноменов, которые находятся на границе обычной психологии и психопатологии. В то время его работа была сосредоточена на ид и инстинктивных влечениях. Но вскоре возникли новые проблемы, концепции, формулировки и новые потребности в объяснении, которые выходили за рамки этой более узкой сферы в направлении к общей теории психической жизни. Решающим и, возможно, наиболее ясно очерченным шагом в этом направлении является наша современная эго-психология: работы Фрейда в последние пятнадцать лет, а затем следование теми путями исследования, которые он открыл, — сюда, главным образом, относятся исследования Анны Фрейд, и, в другой области, исследования английской школы. В настоящее время мы более не сомневаемся, что психоанализ может утверждать, что он является общей психологией в самом широком смысле этого слова и что наша концепция рабочих методов, которые могут справедливо считаться психоаналитическими, стала более широкой, более глубокой и более разборчивой.

Анна Фрейд (1936, стр. 4—5) определила цель психоанализа как достижение наиболее полного возможного знания о трех психических инстанциях. Но каждое усилие в психологии, которое содействует этой цели, может быть названо психоаналитическим. Отличительной характеристикой психоаналитического исследования является не его предмет обсуждения, а те научная методология и структура концепций, которые он использует. Все психологические исследования разделяют некоторые из своих целей с психоанализом. Эти частично разделяемые цели способствуют особенно резко выраженному показу отличительных характеристик психоаналитического мышления. (Сравните, например, контраст между психоаналитической эго-пси-хологией и психологией Альфреда Адлера.) Недавние продвижения в психоанализе не изменили его заметных характерных особенностей, а именно, его биологическую ориентацию, его генетическую, динамическую, экономическую и топографическую точки зрения и объяснительную природу его концепций. Поэтому, когда психоанализ и неаналитическая психология изучают один и тот же предмет, они непременно будут приходить к различным результатам. В конечном счете, они различаются по своему взгляду на то, что является существенно важным, а это неизбежно приводит их к различным описательным и соотносительным утверждениям. Сходная ситуация существует в анатомии, где описательно маловажные характеристики могут быть онтогенетически или филогенетически решающими; и в химии, где уголь и алмаз идентичны аналитически, хотя с других точек зрения они поразительно различны. В общем, характеристики, которые уместны в более широкой теории, могут быть не относящимися к делу в более ограниченном контексте. Хотя это простые аналогии, они имеют силу, так как у психоанализа действительно есть потенциал, чтобы стать общей теорией психического развития, более широкой, как в своих предположениях, так и в охвате, чем любая другая психологическая теория. Однако, для того, чтобы осознать этот потенциал, мы должны рассмотреть с точки зрения психоанализа и охватить в рамках нашей теории те психологические феномены, которые являлись предметом исследования психологии до возникновения психоанализа, а также те, которые в настоящее время являются предметом исследования психологии, но не психоанализа.

Часто высказывалось мнение, что в то время как психология ид была и остается «заповедником» психоанализа, эго-психология является его общей стыковочной площадкой с неаналитической психологией. Даже возражения против психоаналитической эго-психологии отличаются от тех, которые направлены против ид-психологии; они похожи на те возражения, которые обычно встречаются в научной критике — менее враждебные и менее категоричные. Для некоторых психоаналитиков эго является свидетельством того, что открытия эго-психологии необоснованны или не представляют особой важности. Но это несправедливо: сопротивление новому открытию определенно не является непосредственно мерой его научной значимости. Также возможно, что эго-психология критикуется более мягким образом лишь потому, что неаналитики редко могут постичь ее предпосылки и подтексты. Хотя Фрейд справедливо отказался рассматривать психоанализ как «систему», он тем не менее является связной организацией утверждений, и любая попытка изолировать его части не только разрушает его всеохватывающее единство, но также изменяет и лишает законной силы отдельные части. Следовательно, психоаналитическая эго-психология радикально отличается от «поверхностных психологий», даже не смотря на то, что — как недавно заметил Фенихель (1937 г.) — ее все больше, интересуют, и будут интересовать, детали поведения во всех оттенках сознательного восприятия, в редко исследуемых предсознательных процессах и во взаимоотношениях между бессознательным, предсознательным и сознательным эго. Динамическая и экономическая точки зрения, хотя они применяются ко всей душевной жизни, редко применялись к этим сферам. История развития психоаналитической психологии объясняет, почему мы еще сравнительно мало понимаем те процессы и рабочие методы психического аппарата, которые ведут к адаптивным достижениям. Мы не можем просто противопоставить эго как небиологическую часть личности ид как его биологической части; сама проблема адаптации предостерегает против такого разделения, но об этом будет сказано дополнительно. Однако, справедливо и естественно, что чистое феноменологическое описание деталей психических поверхностей, которое мы ранее могли не принимать во внимание, существенно важно и приобретает особую значимость в эго-психологии. Но, возможно, мы все согласимся с тем, что эти феноменологические детали, которые теперь приковывают наш интерес, служат нам просто как отправные точки. Цель собирания максимума описательных деталей является в действительности целью феноменологической психологии, а не психоаналитической эгопсихологии: здесь лежит фундаментальное различие между ними. Например, эго-психология Федерна, которая фиксирует внимание на разнообразии эго-восприятий, определенно не является только феноменологией: разнообразие восприятий служит в ней индикатором других (либидинозных) процессов и используется в терминах скорее объяснительных, нежели описательных концепций.

Copyright © «Социальная фобия» — познавательный сайт 2001-2020.

Источник

Скачать «Эго психология и проблема адаптации»

На этой странице вы можете скачать книгу
«Хартманн Хайнц, Эго психология и проблема адаптации».

doc.zip

Скачивание архива «Хартманн Хайнц, Эго психология и проблема адаптации» займет несколько минут и завист от скорости вашего соединения с интернетом.

Работа, написанная в 1937 г., явилась поворотным пунктом в развитии современной психоаналитической теории. Здесь были впервые представлены такие концепции, как недифференцированная фаза развития, свободная от конфликтов эго-сфера, свободное от конфликтов эго-развитие и первичная и вторичная автономия. Многие из этих формулировок теперь хорошо известны, так как идеи Хартманна в значительной степени сформировали современное психоаналитическое мышление и стали его составной частью.

Читайте еще:

От автора.8.6.3. Специфические языки, разработанные для практических нужд, в силу их более широкого характера нежели специализированные языки современной науки, дают возможность воспроизведения самых различных смыслов и потому породят уже не узко специальные жаргоны, а полноценные иные языковые формы, еще.

Глава шестаяНо что, если вы окажетесь в ситуации, когда и отвлечься-то не на что? Предположим, вы сидите в остановившемся поезде, у вас с собой нет никакой книжки, мобильный телефон не ловит сигнал, попутчиков тоже нет. В этом случае вы должны поступить ровным счетом наоборот: раз отвлечься от того, что вас.

Часть вторая. ВСЕ, ЧТО НУЖНО ЗНАТЬ ОБ ЭМОЦИЯХ СОБЕСЕДНИКА• вегетативный компонент эмоции – это вторая наиважнейшая часть эмоции, то, как ведут себя в момент реализации той или иной эмоции внутренние органы (сердце, сосуды, легкие, почки и пр.) человека, от них удовлетворение потребности находится в прямой зависимости.

??К традиционной “совковой” системе воспитания, подчеркивающей необходимость делать то, что сказано, и ратующей за самоограничение, всемерно эксплуатировавшей чувство ответственности младшего школьника, добавилось более современное течение, направленное на продление детства, пытающееся дать.

Затем родитель заготавливает карточки около 7Затем родитель заготавливает карточки около 7,5 см высотой, а длиной по самому длинному слову из текста (это четвертый шаг). Буквы опять простые черные 5 см высотой. Теперь вы имеете готовые материалы для перехода к следующему шагу.

СЕССИЯ 5. ЛЮБОВЬПоначалу экспериментируйте с чувствами, которые менее выражены или не укоренились. Потренировавшись как следует на более простых случаях, вы обнаружите, что даже глубоко сидящие обиды и разочарования могут быть с достаточной легкостью высвобождены. Поработайте со следующими полярностями

Часть I. Фиаско сексуальной морали.Препятствия развитию сексуальности, обусловленные идеологией и воспитанием, с одной стороны, и наблюдение над самыми интимными действиями взрослых, их сопереживание, с другой, уже закладывают в ребенке основу сексуального лицемерия. Это явление несколько смягчено в рабочих семьях, в которых не.

И действительно – с какой бы точки зрения мы ни посмотрели на феномен жизни вообще, и в частности – жизни человеческой – с медицинской, биологической, теологической, кибернетической, физико-химической – все они сходятся в едином фокусе: жизнь есть не только творение, но и – творчество.

Хозяин и слугаДругой случай, когда в дружбе может сохраниться активный Родитель, даже критический, — это если критикуют других людей, но не друг друга. Раньше уже был приведен классический пример «членов комитета», которые могут быть хорошими друзьями именно потому, что «все ужасно в наше время (кроме нас)».

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Adblock
detector