ПСИХОЛОГИЯ

Экспериментальный метод в психологии разновидности

Виды эксперимента в психологии

Сам по себе такой метод исследования в психологии, как эксперимент, подразделяется на лабораторные, естественные и формирующие эксперименты. Роме этого, возможно подразделение на пилотажное исследование (первичное) и собственно эксперимент. Они могут быть как явными, так и со скрытой целью. Рассмотрим их все.

По способу проведения различают следующие типы экспериментов в психологии:

· лабораторный эксперимент. Это наиболее престижный, уважаемые, и вместе с тем распространенный вид эксперимента. В нем доступно максимально точное управление переменными — как зависимыми, так и независимыми.

· естественный (полевой) эксперимент. Это самый необычный эксперимент, поскольку он проводится в обычной жизни. Т.е. по факту практически никаких перемен не происходит, и экспериментатор практически не вмешивается, но в то же время наблюдение проходит.

· формирующий (психолого-педагогический) эксперимент.В данном случае человек или группа людей принимают участие в обучении с целью формировании неких навыков или качеств. В данном случае, если результат оказывается сформирован, нет необходимости гадать, почему произошли перемены – эксперимент считается успешным.

Кроме этого, существует деление на явные и скрытые эксперименты. Это влияет на уровень осознанности эксперимента со стороны испытуемого.

1. Явный эксперимент— испытуемому даны исчерпывающие сведения обо всех целях и задачах, которые ставит перед собой данное исследование.

2. Промежуточный вариант – испытуемому дается лишь какая-то необходимая часть информации, другая же часть либо утаивается, либо искажается.

3. Скрытый эксперимент— испытуемому неизвестно зачастую не только о целях эксперимента, но и вообще о самом его факте.

Таким образом, исследования проводятся самыми разными способами. Одни из них наиболее пригодны для изучения поведения взрослых людей, иные идеальны для рассмотрения особенностей детей. Кстати, именно на детской аудитории чаще всего приводятся скрытые эксперименты, поскольку дети нередко склонны замыкаться и менять свое поведение, если им сообщить все напрямую. Таким образом, скрытый эксперимент не является чем-то из области обмана – это необходимая мера для получения адекватных результатов.

Наблюдение — это такой способ, при котором явления изучаются непосредственно в тех условиях, в которых они протекают в действительной жизни.
На основе наблюдения делаются выводы о тех или иных психических процессах. Различают два вида наблюдения — сплошное и выборочное.

Сплошным называют наблюдение, когда фиксируются все особенности и проявления психической деятельности человека в течение какого-то определенного периода. В отличие от этого при выборочном наблюдении обращается внимание только на те факты в поведении человека, которые имеют прямое или косвенное отношение к изучаемому вопросу.

Результаты наблюдений, проводимых с исследовательской целью, как правило, фиксируются в специальных протоколах. И хотя в условиях повседневной деятельности развернутые записи обычно не ведутся, руководителю иногда полезно записывать результаты своих наблюдений. Хорошо, когда наблюдение ведет при этом не один человек, а несколько, и затем полученные данные сопоставляются и обобщаются (методом обощения независимых наблюдений).

При использовании метода наблюдения необходимо возможно полнее соблюдать следующие требования:
1. Предварительно намечать программу наблюдения с выделением наиболее важных объектов и этапов наблюдения.
2. Проводимые наблюдения не должны влиять на естественный ход изучаемого явления.
3. Наблюдение одного и того же психического явления целесообразно проводить на различных лицах. Даже если объектом изучения является конкретный человек, его лучше и глубже можно познать, сравнивая с другими.
4. Наблюдение должно быть повторным, а при изучении личности — систематичным. Важно, чтобы оно было преемственным, то есть повторные наблюдения учитывали сведения, полученные при предыдущих наблюдениях.

Эти требования к наблюдению как методу психологии имеют важное значение не только в процессе научно-исследовательской работы. Они должны учитываться и в практической деятельности современного руководителя.

Наблюдение может быть непосредственным, проводимым самим руководителем, и опосредствованным, при котором он обобщает ряд сведений, полученных им от других лиц (заместителей, начальников отделов и служб и т. д.)

Следует особо остановиться на так называемом методе самонаблюдения.Метод самонаблюдения, илиинтроспекция, в течение ряда столетий психологами-идеалистами рассматривался как основной и даже как единственный метод психологии. Но он не дал и не мог дать ответы на вопросы, стоящие перед психологией как наукой. Материалистическая психология не может ограничиваться тем, что говорит человек о себе на основе своих переживаний. И. М. Сеченов писал: «У человека нет никаких специальных умственных орудий для познания психических фактов, вроде внутреннего чувства или психического зрения, которое, сливаясь с познаваемым, познавало бы продукты сознания непосредственно, по существу».
Но это отнюдь не значит, что психология должна полностью отказаться от самонаблюдения, как это пытаются доказать американские психологи-бихевиористы («бихевиор» в переводе с английского — «поведение»). Они отрицают сознание или считают его непознаваемым и рассматривают психологию как науку только о поведении.

Конечно, правильно понимаемое самонаблюдение (в виде самоконтроля) играет в жизни человека и в психологии большую роль. Человек может путем самонаблюдения установить: «Я забыл сделать то-то». Но самонаблюдение не дает ему ответа на вопросы: «Почему забыл?», «В чем сущность памяти?» Поэтому самонаблюдение, хотя и служит важным предметом психологического исследования, не может являться самостоятельным и, тем более, основным методом познания сущности психических явлений.

Своеобразной формой наблюдения являетсябеседа, устная или письменная. Ее цель — выяснить ограниченный круг вопросов, трудно доступных непосредственному наблюдению. Однако большое практическое значение беседы наряду с широтой применения позволяет рассматривать ее в качестве самостоятельного, хотя и не основного, метода психологии.

Беседа должна проводиться в виде непринужденного разговора с человеком, являющимся объектом исследования. Эффективность этого метода изучения людей определяется соблюдением ряда основных требований. Необходимо заранее определить содержание беседы и продумать план выяснения намеченного круга вопросов. Очень важно перед беседой обеспечить хороший контакт с человеком, устранить все, что может вызвать у него напряженность, настороженность или неискренность. Задаваемые вопросы должны быть понятными. Наряду с прямыми вопросами могут ставиться и косвенные. Так называемые наводящие вопросы следует задавать продуманно, чтобы они не подсказывали ответы. Иногда в беседе ставятся неожиданные вопросы. Во время беседы надо наблюдать за поведением человека и сопоставлять результаты наблюдения с полученными ответами. Содержание беседы следует запоминать для последующих записей и анализа. Делать записи в процессе самой беседы не рекомендуется, так как это обычно лишает беседу непринужденности, настораживает человека и делает его ответы искусственными, надуманными.

О результатах беседы судят не только по содержанию и полноте ответов на вопросы, но и поих «подтексту»: замеченным недоговоркам, обмолвкам, а также по всему поведению человека.

В современной психологии этот метод известен также какопрос. Устный опрос позволяет глубже, чем письменный, проникнуть в психологию человека, его внутренний мир, однако требует специальной подготовки, обучения и, как правило, больших затрат времени на проведение исследования.

Используемые иногда для массового заполнения анкеты являются своего рода «заочной» беседой (или письменным опросом). Получаемые материалы, если можно так сказать, проигрывают в глубине и достоверности отдельных ответов, но выигрывают в массовости, экономят время.

Интересный материал психологии даетбиографический метод, то есть анализ жизненного пути человека по тем сведениям, которые он может сообщить о себе по памяти. Этот метод доступен каждому руководителю и не требует предварительной подготовки с его стороны. Однако надо помнить, что литературная обработка биографий часто искажает наиболее ценные для психолога непосредственные высказывания самих сотрудников.

В последнее время все большую популярность приобретает выделившийся из лабораторного психологического эксперимента метод тестирования.

Термин «тест» (по-английски — задача, или проба) был введен в 1890 г. в Англии. Тесты получили широкое распространение в детской психологии после 1905 г., когда во Франции были разработаны серии тестов для определения одаренности детей, и в практике психодиагностики после 1910 г., когда в Германии была разработана серия тестов для профессионального отбора.

Применяя тесты, можно получить относительно точную количественную или качественную характеристику изучаемого явления. От других методов исследования тесты отличаются тем, что предполагают четкую процедуру сбора и обработки первичных данных, а также своеобразие их последующей интерпретации. С помощью тестов можно изучать и сравнивать между собой психологию разных людей, давать дифференцированные и сопоставимые оценки.

Наиболее распространенные варианты теста: тест-опросник, тест-задание, проективный тест.

Тест-опросник основан на системе заранее продуманных, тщательно отобранных и проверенных с точки зрения их валидности и надежности вопросов, по ответам на которые можно судить о психологических качествах испытуемых.

Тест-задание предполагает оценку психологии и поведения человека на базе того, что он делает. В тестах этого типа испытуемому предлагается серия специальных заданий, по итогам выполнения которых судят о наличии или отсутствии и степени развития (выраженности, акцентуации) у него изучаемого качества.

Данные типы тестов применимы к людям разного возраста и пола, принадлежащим к различным культурам, имеющим разный уровень образования, любые профессии и жизненный опыт — в этом их положительная сторона. Но вместе с тем имеется и существенный недостаток, состоящий в том, что при использовании тестов испытуемый по собственному желанию может сознательно повлиять на получаемые результаты, особенно если он заранее знает, как устроен тест и каким образом по результатам будут оценивать его психологию и поведение. Кроме того, такие тесты неприменимы в тех случаях, когда изучению подлежат психологические свойства и характеристики, в существовании которых испытуемый не может быть полностью уверен, не осознает или сознательно не хочет признавать их наличие у себя. Такими характеристиками являются, например, многие отрицательные личностные качества и мотивы поведения.

В этих случаях обычно применяются проективные тесты. В основе их лежит механизм проекции, согласно которому неосознаваемые собственные качества, особенно недостатки, человек склонен приписывать другим людям. Такие тесты предназначены для изучения психологических и поведенческих особенностей людей, вызывающих негативное отношение. Применяя тесты подобного типа, о психологии испытуемого судят на основании того, как он воспринимает и оценивает ситуации, психологию и поведение людей, какие личностные свойства, мотивы положительного или отрицательного характера он им приписывает.

Пользуясь проективным тестом, психолог с его помощью вводит испытуемого в воображаемую, сюжетно неопределенную ситуацию, подлежащую произвольной интерпретации. Такой ситуацией может стать, например, поиск определенного смысла в картинке, где изображены неизвестно какие люди, непонятно чем занятые. Нужно ответить на вопросы, кто эти люди, чем они озабочены, о чем думают и что произойдет дальше. На основании содержательной интерпретации ответов судят о собственной психологии отвечающих.

Тесты проективного типа предъявляют повышенные требования к уровню образованности и интеллектуальной зрелости испытуемых, и в этом состоит основное практическое ограничение их применимости. Кроме того, такие тесты требуют достаточно большой специальной подготовки и высокой профессиональной квалификации самого психолога.

Еще одна важная проблема, относящаяся практически ко всем без исключения типам тестов, в процессе проведения самой процедуры тестирования заключается в формальной, поверхностной интерпретации получаемых результатов эксперимента, в сознательном отказе исследователя от познания сущности изучаемого явления и подмене ее случайным итогом выполнения задания; в фетишизации математической обработки формальных результатов «тестовых испытаний».

Данная проблема непосредственно связана с ошибочными взглядами метафизической функциональной психологии, которая рассматривает каждую «психическую функцию» как нечто неизменное, «всегда само себе равное» и не связанное ни с целями и условиями деятельности человека, ни с другими психическими функциями, ни с особенностями личности в целом. В соответствии с этим тесты нацелены только на учет количественного изменения «уровня развития» каждой отдельной функции — психометрию.

Сами задачи и задания (тесты различных типов) могут при правильном их применении давать весьма ценный материал для психологического анализа, однако неподготовленный в профессиональном отношении исследователь не сможет дать ему адекватную оценку и эффективно применить главный принцип практического психолога «не навреди».

Весьма ошибочным (а нередко и приводящим на практике к весьма печальным последствиям) является мнение, что любой человек, купив популярную книгу с психологическими тестами и бегло ознакомившись с ее содержанием, может представляться окружающим психологом и заниматься тестированием на профессиональном уровне.

25. Воля как высший уровень психической регуляции.Основные теории воли.

· Волевое действие сформировалось у человека в процессе труда. Направленное на какую-либо цель действие в своем ходе регулируется соответствием с этой целью. Цель, которую преследует действующий субъект, должна осуществиться как результат его действий. Поэтому специфические действия человека можно назвать волевыми в широком смысле – они все сознательны, целенаправленны, все включают целеустремленность и регулирование хода действия в соответствии с целью.

· Подчинение непроизвольной импульсивности сознательному регулированию предполагает специфическое отношение человека как субъекта к миру. Для того чтобы изменять непосредственно данное, он должен обрести свободу по отношению к нему. Свобода волевого акта, которая выражается в независимости человека от импульсов непосредственной ситуации, еще не означает, что поведение его не детерминировано его непосредственным окружением. Волевые действия так же закономерны, как и непроизвольные. Но только эта детерминированность из непосредственной становится опосредованной и волевое действие опосредуется через сознание личности.

· Наличие воли связано с наличием значимых для человека целей и задач. И чем более значимы для него эти цели, тем сильнее будет его воля, напряжение желания и упорнее стремление их осуществить. Значимая цель для человека – это то, что связано с его потребностями и интересами.

· Воля человека – это единство тенденции долженствования и тенденции влечений, соотношение между которыми может складываться различно. Должное является чем-то противостоящим воле индивида, когда все значимое для человека сводится партикулярно личностному. Если человек воспринимает что-либо как должное, он уже какой-то стороной существа хочет этого, даже если при этом ему непроизвольно хочется другого. Должное – это значимый моральный компонент воли индивида, для которого общественно значимое является и личностно значимым.

· Возникновение воли связано со становлением индивида как самоопределяющегося субъекта, который произвольно определяет свое поведение и отвечает за него. Таким субъектом человек становится через осознание своих взаимосвязей с другими людьми.

· Становление воли – это становление субъекта, способного к самоопределению. Но высшего своего выражения воля достигает тогда, когда выделившийся и осознавший себя субъект снова входит в объективное содержание и начинает жить и действовать так, что само объективное содержание, обретая в субъекте новую форму существования, начинает жить и действовать в нем и через него.

· Поведение человека обуславливается различными физиологическими и психологическими механизмами. Это, с одной стороны, безусловно-рефлекторные, и условно-рефлекторные механизмы, определяющие непроизвольную активность человека, и, с другой стороны, произвольное управление, связанное не только с физиологическими, но и с психологическими механизмами.

· К настоящему времени сформировалось несколько научных направлений, по разному истолковывающих понятие «воля»: воля как волюнтаризм, воля как свобода выбора, воля как произвольное управление поведением, воля как мотивация, воля как волевая регуляция. Правда, подчас отнесение того или иного автора к тому или иному направлению становится чисто условным, так как в излагаемой им позиции можно встретить моменты, относящиеся к разным направлениям.

· Воля как особая форма психической регуляции

· Одним из первых исследователей, обративших внимание на волю как особую форму психической регуляции поведения, был и М.Я. Басов (1922). Воля понималась им как психический механизм, посредством которого личность регулирует свои психические функции, прилаживая, их друг другу и перестраивая в соответствии с решаемой задачей. Воля лишена способности, порождать действия и мысли, она только регулирует их, полагал Басов.

· Р. Мэй ( R. May 1974) характеризует волю как категорию, определяющую способность личности организовывать свое поведение таким образом, чтобы совершалось движение к заданной цели, в заданном направлении. В отличие от желания воля подразумевает возможность выбора, несет в себе черты личностной зрелости и требует развитого самопознания.

· В.К. Калин считает, что исследования феномена воли в рамках анализа предметного действия не привели к успеху в раскрытии сущности воли. Специфику воли указанный исследователь видит в регуляции человеком собственных психических процессов и в перенесении цели волевых действий объекта на состояние самого субъекта. В воле отражаются самосубъективные отношения, т.е. активность человека, направленная не на внешний мир или на других людей, а на самого себя.

· В связи с данным им определением волевой регуляции В.К. Калин ставит вопрос об индивидуальных стилях волевой регуляции. Под этим он имеет в виду устойчивые способы организации волевых действий, т.е. структуру волевой регуляции. Индивидуальный стиль волевой регуляции обеспечивает соотнесенность функционирования психики с требованиями деятельности.

· Воля как механизм преодоления внешних и внутренних препятствий и трудностей

· В сознании большинства людей, несведущих в психологии, слово «воля» выступает как синоним волевой регуляции, т.е. способности человека преодолевать возникающие трудности.

· Однако и многие психологи понимают волю только как психологический механизм, способствующий преодолеванию препятствий. К.Н. Корнилов, в связи с этим, утверждает, что воля человека судят, прежде всего, по тому, насколько он способен справляться с трудностями.

· К этой же точке зрения можно отнести взгляды на волю П.В. Симонова(1987), рассматривающего волю как потребность преодолевания препятствий. Он полагает, что филогенетической предпосылкой волевого поведения является «рефлекс свободы», описанный И.П. Павловым. «Рефлекс свободы» — это самостоятельная форма поведения, для которой препятствие служит адекватным стимулом.

· В обосновании своей точки зрения П.В. Симонов ссылается также и на исследование В.П. Протопопова, показавшего, что «реакция преодолевания», возникающая при наличии преграды и дополнительная по отношению к потребностям, первично инициировавшей поведение, играет важную роль в формировании приспособительных действий.

· Симонов далее замечает, что у человека, по сравнению с животными, взаимоотношения между реакцией на препятствия и первичным мотивом усложняются. У человека могут быть не только внешние, но и внутренние препятствия, «Внутренние помехи» в виде конкурирующей потребности. Тогда доминирование одного из альтернативных побуждений будет определяться не только их относительной силой, но и возникновением специфической активности для преодолевания субдоминантного побуждения.

· Из всего сказанного выше он делает следующее заключение: воля есть потребность преодолевания препятствий (рефлекс свободы).

· Симонов полагает, что сеченовское определение воли как «побуждения, пересиливающего все прочие» справедливо с той оговоркой, что здесь имеется потребность, устойчиво доминирующая в структуре личности. Под доминирующей потребностью автор понимает потребность, сформированную, прежде всего и главным образом условиями воспитания человека на протяжении всей его предшествующей жизни.

· С одной стороны, Симонов говорит о том, что воля обслуживает доминирующую потребность, с другой стороны приводит примеры, показывающие, что воля нужна именно для преодолевания (торможения) субдоминантных потребностей.

· Симонов говорит не только о внешних, но и о внутренних препятствиях, понимая под последними только конкурирующие потребности. Но даже и при таком понимании потребность в нравственном поведении может стать препятствием для удовлетворения первичной потребности. Вследствие этого потребность преодоления должна была бы проявляться и в отношении нравственных принципов человека, преодолев которые человек становился бы волевым, а если не сумел бы «поступиться принципами», то стал бы, согласно Симонову, безвольным. Очевидно, логики в этом нет.

· Понимание воли, предложенное Симоновым, вызвало резкую критику со стороны Селиванова(1986), который указывает на свойственный такому пониманию отрыв воли от личностного самопознания и от сознательной регуляции целенаправленного

· Теории воли

· В настоящее время в психологической науке нет единой теории воли, хотя многими учеными и предпринимаются попытки разработать целостное учение о воле с его терминологической определенностью и однозначностью.

· Традиционно воля определяется как сознательное регулирование человеком своего поведения и деятельности, выраженное в умении преодолевать внутренние и внешние трудности при совершении целенаправленных действий и поступков.

· Среди наиболее популярных направлений в исследовании проблемы воли выделяются так называемые гетерономные и автономные (или волюнтаристские) теории воли.

· Гетерономные теории сводят волевые действия к сложным психическим процессам неволевого характера — ассоциативным и интеллектуальным процессам. Г. Эббингауз приводит пример: ребенок инстинктивно, непроизвольно тянется к пище, устанавливая связь между пищей и насыщением. Обратимость этой связи основана на таком явлении, при котором, почувствовав голод, он будет целенаправленно искать пищу. Подобный же пример можно привести из другой области — психологии личности. По Эббингаузу, воля — инстинкт, который возникает на основе обратимости ассоциаций или на основе так называемого «зрячего инстинкта», сознающего свою цель.

· Для других гетерономных теорий волевое действие ассоциируется со сложной комбинацией интеллектуальных психических процессов (И. Гербарт). Предполагается, что сначала возникает импульсивное поведение, затем на его основе актуализируется действие, вырабатываемое на основе привычки, а уже после этого — действие, контролируемое разумом, т.е. волевое действие. Согласно этой точке зрения, каждый поступок является волевым, т.к. каждое действие разумно.

· Гетерономные теории имеют достоинства и недостатки. Их достоинством является включение фактора детерминизма в объяснение воли. Тем самым они противопоставляют свою точку зрения на возникновение волевых процессов точке зрения спиритуалистических теорий, полагающих, что воля есть некая духовная сила, не поддающаяся никакой детерминации. Недостатком этих теорий является утверждение, что воля не субстанциональна, не имеет собственного содержания и актуализируется только в случае необходимости. Гетерономные теории воли не объясняют явлений произвольности действий, феномен внутренней свободы, механизмов образования волевого действия из неволевого.

· Промежуточное место между гетерономными и автономными теориями воли занимает аффективная теория воли В. Вундта. Вундт резко возражал против попыток выводить побуждение к волевому действию из интеллектуальных процессов. Он объясняет волю с помощью понятия аффекта. Самое существенное для возникновения волевого процесса — активность внешнего действия, которое непосредственно связано с внутренними переживаниями. В простейшем волевом акте Вундт выделяет два момента: аффект и связанное с ним действие. Внешние действия направлены на достижение конечного результата, а внутренние — на изменение других психических процессов, включая эмоциональные.

· Теории автономной воли объясняют этот психический феномен исходя из законов, заложенных в самом волевом действии. Все теории автономной воли можно разделить на три группы:

· — подход свободного выбора;

· Мотивационный подходозначает, что воля, так или иначе, объясняется с помощью категорий психологии мотивации. В свою очередь он делится на:

· 1) теории, которые понимают волю как сверхчеловеческую, мировую силу:

· Воля как мировая сила, воплощенная в человеке, была предметом исследования Э. Гартмана, А. Шопенгауэра, Г.И. Челпанова. Шопенгауэр считал, что сущностью всего является мировая воля. Она — совершенно иррациональный, слепой, бессознательный, бесцельный и притом никогда не прекращающийся и не ослабевающий порыв. Она универсальна и является основанием для всего существующего: порождает все (путем процесса объективации) и управляет всем. Лишь творя мир и глядясь в него, как в зеркало, она получает возможность осознавать себя, прежде всего в том, что она есть воля к жизни. Воля, существующая в каждом человеке — просто объективация мировой воли. Значит, учение о мировой воле является исходным, а учение о человеческой воле — вторичным, производным. Шопенгауэр представляет разные способы избавления от мировой воли. Общим является положение о том, что все способы реализуются через духовную деятельность (познавательную, эстетическую, нравственную). Оказывается, что познание, эстетическое созерцание способно избавлять от «служения» мировой воле. Большое внимание он уделяет нравственным способам.

· Такое же приблизительно понимание воли как активной силы, обеспечивающей действия человека, было характерно для Г.И. Челпанова. Он считал, что душа обладает собственной силой совершать выбор и побуждать действие. В волевом акте он выделял стремление, желание и усилие; позднее стал связывать волю с борьбой мотивов.

· 2) теории, рассматривающие волю как начальный момент мотивации действия:

· Воля как начальный момент мотивации действия — предмет исследования разных авторов (Т. Гоббса, Т. Рибо, К. Левина). Общим для всех концепций является положение о том, что воля обладает способностью побуждать действия. Т. Рибо добавлял, что она может не только побуждать к действию, но и тормозить какие-то нежелательные поступки. Отождествление Куртом Левиным побудительной функции воли с квазипотребностью как механизмом побуждения к намеренному действию привело западную психологию к отождествлению мотивации и воли. Левин различал волевое поведение, осуществляемое при наличии особого намерения, и полевое поведение, совершаемое в соответствии с логикой (силами) поля. В понимание воли Левин вкладывал в основном динамический аспект. Это — внутреннее напряжение, вызванное каким-то незавершенным действием. Реализация волевого поведения состоит в том, чтобы снять напряжение посредством определенных действий — движений в психологической среде (локомоций и коммуникаций).

· 3) теории, понимающие волю как способность преодолевать препятствия:

· Воля как способность преодолевать препятствия исследовалась в работах Ю. Куля, Х. Хекхаузена, Д.Н. Узнадзе, Н. Аха, Л.С. Выготского. В данном случае воля не совпадает с мотивацией, а актуализируется в трудной ситуации (при наличии препятствий, борьбы мотивов и проч.), такое понимание воли в первую очередь ассоциируется с волевой регуляцией.

· Ю. Куль связывает волевую регуляцию с наличием затруднений при осуществлении намерений. Он различает намерение и желание (мотивацию). Активная намеренная регуляция включается в момент возникновения препятствия или конкурирующих тенденций на пути желания.

· Х. Хекхаузен выделяет четыре стадии мотивации действия, на которые приходятся разные механизмы — мотивационные и волевые. С первой стадией соотносится мотивация до принятия решения, со второй — волевое усилие, с третьей — осуществление действия, с четвертой — оценка результатов поведения. Мотивация обусловливает выбор действия, а воля — его усиление и инициацию.

· Д.Н. Узнадзе соотносит формирование воли с деятельностью, которая направлена на создание независимых от актуальных потребностей человека ценностей. Удовлетворение актуальной потребности происходит с помощью импульсивного поведения. Другой вид поведения не связан с импульсом актуальной потребности и называется волевым. Волевое поведение отличается, по Узнадзе, от импульсивного тем, что оно имеет предшествующий акту принятия решения период. Поведение становится волевым только благодаря мотиву, который так видоизменяет поведение, что последнее становится приемлемым для субъекта.

· Преодоление препятствий, согласно Н. Аху, возможно при актуализации волевых процессов. Мотивация и воля не совпадают. Мотивация определяет общую детерминацию действия, а воля усиливает детерминацию. В волевом акте выделяется две стороны: феноменологическая и динамическая. Феноменологическая включает в себя такие моменты как 1) ощущение напряжения (образный момент), 2) определение цели действия и ее соотношение со средствами (предметный), 3) совершение внутреннего действия (актуальный), 4) переживание трудности, совершение усилия (момент состояния). Динамическая сторона волевого акта заключается в реализации, воплощении мотивированного (волевого) действия.

· Л.С. Выготский рассматривает преодоление препятствий как один из признаков воли. В качестве механизма усиления побуждения к действию он определяет операцию введения вспомогательного мотива (средства). Таким дополнительным мотивом может быть жребий, счет на раз, два, три и др. В своих ранних работах Л.С. Выготский объясняет произвольную форму регуляции психических процессов через намеренную организацию внешних стимулов. «Если вы заставляете ребенка часто делать что-нибудь по счету «раз, два, три», то затем он сам привыкает делать точно так же, как, например, мы делаем, бросаясь в воду. Нередко мы знаем, что нам нужно что-либо сделать, скажем, по примеру У. Джемса, встать с постели, но нам не хочется вставать… И вот в такие моменты предложение к самому себе извне помогает нам встать… и мы незаметно для самих себя находим себя вставшими» (Выготский Л.С., 1982. С. 465). В более поздних работах он меняет свой взгляд на волю, используя понятие смысловых образований сознания, которые, если в них изменить смысловой акцент, могут усилить/ослабить побуждение к действию. По его мнению, интересна тенденция, которая обнаруживается при выполнении бессмысленных поручений. Она состоит в том, чтобы путем создания новой ситуации, внесения изменений в психологическое поле, придти к ее осмыслению.

· При мотивационном подходе волю исследовали как самостоятельного психического феномена, но недостатки этого направления состоят в том, что объяснение механизмов возникновения воли не имело определенного источника: исходили то из телеологических интерпретаций, то из естественно-научных, то из причинно-следственных.

Подход свободного выборасостоит в соотношении волевых процессов с проблемой осуществления выбора, с ситуацией, в которой нередко оказывается любой человек. И. Кант интересовался вопросом о совместимости, с одной стороны, детерминированности поведения, а с другой — свободы выбора. Причинность материального мира сопоставлялась им с детерминированностью поведения, а нравственность предполагала свободу выбора. Воля становится свободной при подчинении ее нравственному закону.

· Кроме философской точки зрения, существует ряд психологических трактовок воли в русле проблемы свободного выбора. Так, У. Джемс считал, что основная функция воли состоит в принятии решения о действии при наличии двух или более идей. В такой ситуации главнейший подвиг воли заключается в направлении сознания на привлекательный объект. Выбор как одну из функций воли рассматривает и С.Л. Рубинштейн.

Регуляционный подход соотносит волю не с определенными содержаниями, а с функцией осуществлять контроль, управление и саморегуляцию. М.Я. Басов понимал волю как психический механизм, через который личность регулирует свои психические функции. Волевое усилие определяется как субъективное выражение регулятивной волевой функции. Воля лишена способности порождать мыслительные или иные действия, но она их регулирует, обнаруживаясь во внимании. По К. Левину, воля действительно может осуществлять управление аффектами и действиями. Этот факт доказали многие эксперименты, проведенные в его школе.

Исследования регуляции психических процессов, осуществленные в рамках проблемы воли, породили совершенно самостоятельное направление в психологии, занимающееся проблемой саморегуляции личности. Несмотря на тесную связь с волей и волевыми процессами, предметом исследования в этой области психологического знания являются приемы и способы регуляции поведения, состояний и чувств.

26. Образ «Я» и «Я-концепция».

· Продуктом самосознания принято считать «Я-образ» или «Я-концепцию». В.В. Столин утверждает, что «Я-концепция» не просто продукт самосознания, но и важный фактор детерминации поведения человека, такое внутриличностное образование, которое во многом определяет направление его деятельности, поведение в ситуациях выбора, контакты с людьми.

· В результате анализа «Я-образа» данный ученный выделяет в нем два аспекта: знание о себе и самоотношение. В ходе жизни человек познает себя и накапливает о себе различные знания, эти знания составляют содержательную часть его представлений о себе – его «Я-концепцию». Однако знания о самом себе, естественно, ему не безразличны: то, что в них раскрывается, оказываетсясубъектом его эмоций, оценок, становится предметом его более или менее устойчивого самоотношения. Не все реально постигаемо в себе самом и не все в самоотношении ясно осознается; некоторые аспекты «Я-образа» оказываются ускользающими от сознания, неосознанными.

· Таким образом, понятия «Я-концепция» и «Я-образ» В.В. Столин использует как синонимы, а при рассмотрении соотношения самосознания и «Я-концепции», следуя за У. Джемсом, исходит из того, что «Я-концепция» является продуктом самосознания.

· Сделанный вывод характеризует только один из подходов. Суть другого заключается в том, что «Я-образ» является продуктом самосознания, но в то же время «Я-концепция» рассматривается как синонимичное понятие самопознанию. И в этом случае «Я-образ» является структурным компонентом «Я-концепции» (самосознания).

· Так, например, словарь «Психология» под редакцией А.В. Петровского и М.Я. Ярошевского трактует «Я-концепцию» как относительно устойчивую, в большей или меньшей степени осознаваемую систему представлений индивида о самом себе, на основании которой он строит свое взаимодействие с другими людьми и относится к себе. Это идеальная представленность индивида в себе как в другом.

· Но, если в трактовке «Я-концепции» (самосознания) значительных расхождений нет, то её структурные компоненты понимаются различными учеными неоднозначно. Это обусловлено разноуровневым строением самосознания, включающим в себя как осознаваемые, так и трудно осознаваемые компоненты.

· Так, Р. Берне описывает «Я-концепцию» как совокупность всех представлений индивида о себе, сопряженную с их оценкой. Он предлагает рассматривать «Я-концепцию» как совокупность установок, направленных на самого себя. В «Я-концепции» он выделяет три составляющие:

· 1. «Я-образ» — представление индивида о самом себе.

· 2. Самооценка — адекватная оценка этого представления, обладающая различной степенью интенсивности в зависимости от уровня принятия тех или иных самохарактеристик.

· 3. Поведенческая реакция — те действия, которые вызываются образом «Я» и самооценкой.

· Каждый из этих компонентов, с точки зрения Р. Бернса, может быть представлен, по крайней мере, в трех модальностях:

· 1) реальное «Я», отражающее установки, которые связаны с актуальными способностями, ролями, статусами («Я»-на-самом-деле»);

· 2) социальное «Я», отражающее те установки, которые связаны с мнением человека о том, как его видят другие («Я»-глазами-других»);

· 3) идеальное «Я», отражающее те установки, которые связаны с представлением человека о желаемом «Я» («Я»-каким бы-я-хотел-быть»).

· Таким образом, «Я-концепция» используется Р. Бернсом как собирательный термин для обозначения всей совокупности представлений человека о себе. Итоговая структура «Я-концепции» по Р. Бернсу может быть представлена в схеме (см. схему 1).

В отличие от Р. Бернса Рут Стренг выделяет четыре основных аспекта «Я»:

1) общая или основная «Я-концепция»;

2) временная или переходная «Я-концепция»;

Общая или основная «Я-концепция» — это представление о собственной личности, восприятие своих способностей, статуса и ролей во внешнем мире. Переходная «Я-концепция» зависит от настроения, ситуации, от прошлых или текущих переживаний. Социальное «Я» — представление о том, что о нем думают другие. Идеальное — то, каким человек хотел бы стать. Это представление может быть реалистическим, заниженным или завышенным. Заниженное идеальное «Я» препятствует достижениям, завышенный образ идеального «Я» может привести к фрустрации и снижению самооценки. Реалистическое способствует принятию самого себя, психическому здоровью и достижению реалистичных целей.

В работах психологов установлено, что «Я-концепция» развивается в социальном взаимодействии (Дж. Мид, Ч. Кули, Т. Шибутани и др.). По исследованиям Дж. Мида, то, как человек оценивает самого себя, соответствует тому, как, по его мнению, о нем думают люди вообще, а также люди во временной группе, участником которой он является. То, что в действительности люди думают о нем, оказывается несколько отличным. Данную закономерность мы будем учитывать при разработке тренинговой программы.

Г. Крайг отмечает, что «Я-концепция» играет важнейшую роль в формировании целостной личности. Представления человека о самом себе даже в детском возрасте должны быть согласованными, то есть не противоречащими друг другу, иначе произойдет фрагментация личности. «Я-концепция» включает в себя как реальное, так и идеальное «Я» — наше представление о том, каковы мы на самом деле и о том, какими нам следовало бы быть. Человек, воспринимающий эти два «Я» как не слишком далеко стоящие друг от друга, скорее станет зрелым и приспособленным к жизни, чем тот, который ставит свое реальное «Я» намного ниже «Я» идеального.

Дата добавления: 2016-05-25 ; просмотров: 4998 ; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть