ПСИХОЛОГИЯ

Экстремальность это в психологии стресса

Экстремальность это в психологии стресса

«Понятие экстремальные факторы окружающей среды — писал

А. Г. Кузнецов,— очевидно, утвердилось в литературе в годы второй мировой войны как результат естественного стремления представителей научной медицины выделить разрушительные факторы военного времени в особую категорию факторов, воздействие которых на организм вызывает напряжение и перенапряжение нервных процессов. В печати этот термин начал регулярно появляться в послевоенные годы в связи с разработкой проблемы стресса и раз витием исследований в области прикладной физиологии». Понятие «экстремальные факторы» предполагает, что эти факторы значимы для организма, более того, что они вызывают в нем предельно до пустимые, по тем или иным соображениям, изменения Вместе с тем следует помнить, что «внешняя ситуация способствует лишь выявлению адекватности или неадекватности функциональных, в том числе психических, возможностей человека в процессе вы полнения той или иной деятельности» [Леви Л. (ред.), 1970, с. 6]. Напомним, что «экстремальные воздействия» Г. Селье предложил называть «стрессорами» [Селье Г., 1966, 1979].

Понятие «экстремальное состояние» предполагает опреде ление какого-то «предела» психологических и физиологических адаптационных возможностей переносить, терпеть стрессор. Конечно, прежде всего, следует иметь в виду предел существования организма, индивида, т. е. начало его разрушения при губительных, экстремальных воздействиях. Но этому «предельному» состоянию умирания, деструкции организма или его элементов, как правило, предшествует состояние болезней, характеризующееся включением аварийных, защитных механизмов, направленных на предотвращение умирания, на ликвидацию или избегание действия опасного, вредоносного фактора.

В ряду этих состояний рассматривают еще одно предельное состояние. Это, так называемое, третье состояние, промежуточное между нормой и болезнью. Именно его всегда называют экстремальным Показателем такого состояния могут быть «вну- триорганизменные» сигналы к сознанию человека, вызывающие у него защитные эмоции, неприятные, болезненные ощущения, побуждающие избегать опасных вредоносных стрессоров. Это первый субъективный комплекс, психологический показатель наличия экстремальных воздействий на человека. Он может иметь градацию от слабо заметных неприятных ощущений дискомфорта до чувства непереносимой болезненности

В качестве второго показателя экстремальности воздействия на человека часто используется показатель его дееспособности (работоспособности) при экстремальном воздействии. Широко используются так называемые «объективные» показатели состояния человека, устанавливаемые при инструментальной регистрации состояний. Приоритет тех или иных показателей диктуется прагматическими устремлениями диагностов и исследователей.

Отмечено, что важными являются экстравертированность или интравертированность человека, рассматриваемые в мыслительном, чувственном, сенсорном, интуитивном планах. «Понятие экстремальности не может быть абсолютным и имеет вероятностную природу. Таким образом, к экстремальному может быть отнесено такое значение фактора, которое с определенной вероятностью вызывает появление того или иного состояния. Величина заданной вероятности определяется или характеристикой заданного состояния, или условиями трудовой деятельности» [Медведев В.И., 1979,

В цитированной работе В.И. Медведева выделены два основных типа условий, делающих ситуацию экстремальной: физические и информационно-семантические. Относительно определения критериев предельного состояния в настоящее время нет общепринятого мнения. В определении экстремальности В.И. Медведев исходил из представлений о существовании двух видов состояний — как бы допредельного и запредельного. Первое — состояние «адекватной мобилизации» —характеризуется полным соответствием степени мобилизации и напряжения функций требованиям, предъявляемым данными условиями. Состояние адекватной мобилизации может нарушаться под влиянием внешних и внутренних условий. Результат — переход в состояние «динамического рассогласования». Оно характеризуется тем, что поведенческие, физиологические, психологические реакции не обеспечивают в заданной мере жизнеспособности и работоспособности индивида. По мнению цитируемого автора. более частым бывает смешанный тип ответа, когда первичное изменение физиологических реакций является поводом к последующему изменению поведенческих реакций, может быть и обратная последовательность.

Из чего складывается экстремальность стрессора, т е каковы экстремальные, стрессообразующие факторы? Различные авторы обращали внимание на разные характеристики стрессоров [Селье Г., 1966, 1979; Суворова В.В., 1975; Чапек А.В., 1954]. При прогнозировании спектра действия стрессоров надо учитывать их специфичность и неспецифичность. Основные факторы, от которых зависит экстремальность стрессоров 1) субъективная оценка опасности стрессора для целостности субъекта (физической целостности, целостности социального статуса, «целостности исполнения его желаний» и т. п.); 2) субъективная чувствительность к стрессору, т. е. степень субъективной определенности, значимости стрессора для субъекта; 3) степень неожиданности стрессора. Неожиданной для субъекта может оказаться сила действия стрессора и чувствительность к нему субъекта; 4)

близость действия стрессора к крайним точкам субъективной шкалы «приятно — неприятно»; 5) продолжительность действия стрессора при сохраняющейся его субъективной значимости (чувствительности субъекта к нему); 6) неопределенность продолжительности сроков действия стрессора либо неожиданное его продление и т. п.

В.А. Абабков и М. Пере добавляют к этому списку: 7) контролируемость стрессов «Смертельная болезнь объективно поддается слабому влиянию. Наоборот, подготовка к экзамену в обычных условиях более контролируема» [Абабков В. А., Пере М., 2004, с. 18]; 8) изменчивость экстремальной ситуации вследствие ее собственной динамики; 9) не рассчитываемая заранее, непредвиденная субъективная избыточность длительного стресса или вновь появляющихся микрострессоров.

Указанные авторы предают большое значение субъективным параметрам стрессовой ситуации. Это 1) ее индивидуальная значимость (валентность); 2) субъективная оценка личной способности контроля над стрессовой ситуацией; 3) субъективная оценка того, что стрессовая ситуация изменится самостоятельно без участия субъекта; 4) субъективная оценка неясности ситуации; 5)

субъективная оценка возможности ее повторения; 6) степень личного опыта переживания подобных ситуаций.

Выдающийся российский психиатр А.А. Портнов указал на резкое отличие психических реакций на неожиданную и ожидаемую острую опасность. Неожиданный стресс, травмируя психику, часто вызывает оглушенность человека и далее неадекватные складывающейся обстановке аффективное либо депрессивное поведение. Острая опасность, даже для ожидавших ее людей, всегда внезапна. Хорошо, если они смогли подготовиться к отражению этой опасности, тогда нарушения их стрессово-напряженной психики маловероятны. Опасность, беда, горе становятся наиболее психотравмирующими, когда, ожидая их, люди не имели никакой возможности предотвратить или хотя бы уменьшить их вред. Изнуренные ожиданием беды, истощив свои адаптационные резервы, люди становятся подверженными не только острым эмоционально-психическим реактивным расстройством, но и более глубоким параноидным формам реактивных психозов [Портнов А.А., 2004].

При управлении современными техническими средствами, тем более когда аварийная ситуация создает смертельную опасность, понятие «экстремальное воздействие» (стрессор) значительно усложняется, и вместе с тем при его прогнозировании требуется тщательная детализация. На основании многолетних исследований в военной авиации профессор В.А. Пономаренко подразделяет аварийные ситуации, возможные в полете, на пять классов. 1.

Конфликтная ситуация. Для нее характерно то, что перед летчиком встает задача выбора одного из двух противоположных, но субъективно одинаково возможных и значимых решений. При этом выбор делается без четкого предсказания того, что именно произойдет в случае реализации того или иного решения. 2.

Ситуация, характеризующаяся неожиданным результатом. Ко второму классу относятся ситуации, в которых человек, совершая целенаправленные действия, ожидает один результат, а встречается с противоположным эффектом. 3.

Ситуации, сочетающие дефицит времени и информации. К такому классу относятся ситуации, в которых летчик, несмотря на отсутствие информации, должен принять единственно правильное решение. Такая ситуация объективно наиболее сложная. 4.

Ситуация неопределенности. Эта ситуация возникает при неправильной оценке летчиком противоречивых факторов и руководстве в своих действиях этой оценкой. 5.

Определенная ситуация. В этой ситуации летчик точно знает, что надо делать, и эффект его действий совпадает с ожидаемым результатом.

Пять классов ситуаций, различных по степени сложности. Но при этом нет однозначной связи между объективной сложностью ситуации и объективным ее воздействием на данного летчика» (Пономаренко В.А., 2006, с. 127-128].

Отвечая на вопрос, каким образом разные факторы могут вы зывать одинаковые проявления стресса, т. е. объясняя неспецифическое действие разных стрессоров, Г. Селье указывал, что для развития стресса нужно сочетание воздействий. Он отнес стресс к категории так называемых плюрикаузальных (многопричинных) синдромов. Для них, а ими могут быть и патологические синдромы, характерно, что «целая совокупность обусловливающих (сенсибилизирующих) факторов может таким образом подготовить организм, что он будет отвечать на разные выявляющие агенты стереотипной реакцией, характер которой можно предсказать» [Селье Г., 1979, с. 80]. В связи с тем что плюрикаузальное состояние не проявляется до того, как начнет действовать весь комплекс факторов, необходимый для его развития, возможно ошибочное представление о его причине. «Как правило, конечное звено, завершающее набор патогенных условий (и, следовательно, дающее возможность проявиться самому заболеванию), производит на нас впечатление решающего фактора, в то время как на самом деле оно имеет не более существенное значение, чем все остальные» [там же].

Таким образом, развитию неспецифического адаптационного синдрома — стресса, по мнению Г. Селье, должен предшествовать целый ряд факторов, действующих на человека извне и внутри его, казалось бы, не являющихся стрессорами сами по себе. Поэтому неблагоприятные психические состояния и телесные болезни, возникающие в результате стресса (например, язвенная болезнь желудка, инфаркт миокарда, нефросклероз, гипертоническая болезнь и др.), могут быть далеко не у каждого человека, подвергшегося действию одного и того же «ключевого» стрессора.

Г Селье были разработаны понятия интенсивности и специфичности стрессобразующих факторов. Стрессор малой интенсивности, не способный вызвать стрессовое состояние, повышает устойчивость организма к действию такого же или любого другого сильного стрессора. Стрессор, обладающий в силу своей небольшой интенсивности местным действием, вызывает местный адаптационный синдром, т. е. локальные проявления стресса, которые во многом напоминают генерализованный стресс. Возрастающий по интенсивности стресс-фактор, увеличивая локальные проявления стресса, может вызвать генерализованный стресс, который, возникнув, начинает тормозить локальный стресс. Таким образом, местный и генерализованный адаптационные синдромы находятся в сложных взаимоотношениях. По мнению Г. Селье, всякий стимул, вызывающий адаптацион- иЫе реакции организма, обладает специфическим и неспецифическим действием. Однако «недостаточно различать специфические и неспецифические поражения. Следует признать, что существуют разные степени специфичности. Некоторые изменения индуцируются многими агентами, другие лишь несколькими. Чем больше число рецепторов, реагирующих на данный агент, тем менее специфично его действие» [там же, с. 83—84].

Указанные закономерности стрессоров были обнаружены на патофизиологических моделях стресса. В какой мере эти закономерности имеют аналоги в структуре психологических стрессоров, в настоящее время судить трудно. Обобщая взгляды многих авторов на сущность психологического стрессора [Зин- герман А.М., 1973; Китаев-Смык Л.А., 1977, Короленко Ц П., 1978; Косицкий Г.И., Смирнов В.М., 1970; Кузнецов А.Г.. Ильин Е.А., ПоггепольВ.С., 1969; Кузнецов О.Н., Лебедев В.И., 1972, Медведев В.И.,1979; Наенко Н.И., 1976; Платонов К.К., 1960; Разумен С.А., 1976; Суворова В.В., 1975; ФейгенбергИ.М., 1972; Франкенхойзер М., 1970 и др.], можно сказать, что стрессогенная ситуация предъявляет человеку требования, воспринимающиеся им либо как превосходящие его возможности ответить на них, что ведет к дистрессу, либо как позволяющие реализовать свои возможности ответить на эти требования и благодаря этому достигнуть желаемых последствий. При этом играет роль субъективная неопределенность требований и возможности им отвечать, а также субъективная значимость (положительная или отрицательная) последствий ответа. Это определение стрессора как степени соответствия компонентов системы «человек—среда». Предлагают различать в этой системе: требования среды к человеку и требования человека к среде. Реальное или потенциальное неудовлетворение и тех, и других требований ведет к дистрессу, их удовлетворение способствует возникновению эустресса. Возможны ситуации, когда одно и то же событие может одновременно порождать и удовлетворенность, и неудовлетворенность человека. Такого рода конфликт между стрессорами «первого уровня» может стать стрессором ?второго уровня».

Следует сказать, что, присваивая стрессору название, используют название доминирующей особенности действующего фактора либо название процесса, преобладающего в развитии стресса при действии данного стрессора. Это позволяет при обозначении стрессора в одних случаях отметить его особенности, в Других — основные эффекты его воздействия на организм. 1.3.4.

Источник

3. Психофизиология стресса. Стресс экстремальных ситуаций. Профилактика стресса

3. Психофизиология стресса. Стресс экстремальных ситуаций. Профилактика стресса

Стресс (англ. stress — напряжение) — неспецифический адаптационный синдром (комплекс реакций организма), возникающий в ответ на действие слабых пролонгированных, сильных или сверхсильных раздражителей.

В основе формирования стресса лежат нервно-эмоциональные напряжения и перегрузки, вызывающие нарушение адаптационно-защитных свойств и механизмов компенсации нарушенных функций. Характерно, что стресс почти всегда развивается на фоне гиподинамии, обусловленной, как это ни парадоксально, стремлением современного человека к максимальному комфорту.

В то же время современные условия жизни в быту, на производстве, в сфере обслуживания и т. д. предъявляют человеку требования, выходящие за рамки его физических, интеллектуальных и умственных возможностей.

Умственный, интеллектуальный труд в эпоху индустриализации и компьютеризации требует от человека высокого уровня эмоциональной напряженности, ответственности за принятие решений, переработки большого количества информации, что само по себе не может быть скомпенсировано резервными возможностями организма. Мышление и сознание человека явно отстают от тех ритмов и темпов, нагрузок, которые задаются самим социумом во всех сферах его проявлении. Отметим, что социум в своей сущности несет специфический фактор (стресс), способный создавать дестабилизацию в определенных ситуациях и приводить к рассогласованию механизмов регуляции и саморегуляции, как на уровне пространственно-временных ниш, так и на уровне каждой конкретной структурно-функциональной единицы социума — человеке. Это важное положение необходимо запомнить для того, чтобы в дальнейших моделях конкретных чрезвычайных ситуаций адекватно выстраивать алгоритм стратегии и тактики антиэкстремума.

Многочисленные и многолетние наблюдения и исследования врачей, педагогов, социологов, психологов позволяют сделать вывод о том, что у людей, длительное время испытывающих информационные перегрузки, может развиться состояние «информационного невроза». Это состояние чревато тем, что мозг человека не успевает, вследствие развития процесса утомления, адекватно обрабатывать поступающую оперативно информацию и начинает давать сбои, приводящие к возникновению экстремальных ситуаций.

Установлено, что сильные и продолжительные неадекватные реакции на стресс вызывают в организме человека не только функциональные, но и органические нарушения, а при определенных условиях могут закончиться шоком или комой, со всеми вытекающими последствиями.

Могут развиться состояния, которые Г. Селье назвал «болезнями адаптации». Причем, характерно, что адаптационные болезни чаще являются следствием перенапряжения прежде всего в сфере умственной (информационной) деятельности. Если соотнести данный феномен с процессами утомления и перенапряжения, возникающими при физической мышечной работе, то в последнем случае усталость является своеобразным защитным механизмом, предохраняющим организм от чрезмерного и невосполнимого расходования энергоресурсов мышц и всего организма. В случае умственной работы, часто связанной с проявлениями эмоциональной сферы, организм человека не располагает еще теми защитными механизмами, которые должны были бы возникнуть как естественный результат эволюции человека. Поэтому наступает срыв адаптационно-защитных механизмов и, как следствие, возникновение психосоматических заболеваний.

Согласно исследованиям, проведенным специалистами НИИ Безопасности (США), стресс вошел в десятку ведущих факторов заболеваемости, связанных с производственной деятельностью. Интересно отметить, что частота стрессовых ситуаций зависит от вида деятельности человека, его профессии. Так, согласно данным лондонской газеты «Санди Таймс», опубликовавшей результаты исследований психологов, частота стрессовых ситуаций выражается в следующем распределении (исходя из десятибалльной системы): шахтеры — 8,3; полицейские — 7,7; летчики гражданской авиации — 7,5; шофер такси — 6,8; акушерка, кинорежиссер — 6,5; пожарник, музыкант — 6,3; учитель — 6,2; продавец — 5,7; шофер автобуса — 5,5; крестьянин, дипломат — 4,8; военнослужащий — 4,7; инженер, адвокат, секретарь, парикмахер — 4,3; архитектор — 4,0; служащий банка, программист — 3,7; священник — 3,5; астроном — 3,4; библиотекарь — 2,0.

Разумеется, в конкретных ситуациях могут складываться условия более стрессоопасные даже для совсем мирных профессий, но статистика все же позволяет выделить приоритетные виды трудовой деятельности людей в отношении возможности развития стресса.

Логика сопоставлений говорит о том, что стресс — это своеобразный механизм адаптации к экстремальным факторам внешней среды. По-видимому, в процессе эволюции сложились определенные, генетически закрепленные механизмы адаптации к стрессорным нагрузкам, но специфика бурного развития технократически ориентированного социума предъявляет к современному человеку слишком высокие уровни психогенных нагрузок, слишком стремительный темп жизни, с которым нервная система не справляется и вынуждена искать способы и механизмы компенсации нарушенных функций, активируя внутренние, эндогенные механизмы защиты. Это, в свою очередь, приводит к истощению резервов психосоматики и развитию неадекватных, патологически измененных состояний.

Факторы формирования стресса

Если рассматривать стресс как некую зависимую переменную от комплекса внешних факторов, то необходимо признать, что качественная характеристика воздействующих факторов более адресована к специфике каждого конкретного человека (или группы людей), в то время, как количественные характеристики внешних сигналов, т. е. сила и продолжительность воздействия, могут быть аппроксимированы на все случаи и все типы нервной системы. На схеме 50 приведены факторы формирования стресса. Для каждой конкретной модели, в реальных условиях, доминирующим может оказаться какой-либо из приведенных факторов, хотя встречаются ситуации, спровоцированные комплексом факторов стрессорного характера.

Здесь следует отметить, что хотя концепция Селье о неспецифическом адаптационном синдроме выдержала испытания временем, все же придавать ей некие черты всеобъемлемой парадигмы было бы несколько предвзято. Так, например, было установлено, что воздействие некоторых стрессорных факторов (голод, повышенные физические нагрузки, повышенная температура окружающей среды) не вызывает проявлений общего адаптационного синдрома. Отсюда можно сделать вывод, что стрессорные проявления могут задаваться, помимо чисто внешних факторов, еще и состоянием внутренних, эндогенных, компенсаторных механизмов организма человека.

Также было установлено, что действие факторов, вызывающих тревогу, обусловлено повышением концентрации адреналина в крови, а реакции и проявления агрессивности сопровождаются повышенной концентрацией норадреналина. Оба катехоламина, продуцируемые надпочечниками, таким образом, оказались задействованными в реакциях стресса. При этом необходимо помнить, что и реакция тревоги, и реакция агрессивности — это проявления прежде всего психической сферы человека, хотя, разумеется, они проявляются и в конкретных поведенческих (физиологических) реакциях.

Есть основания считать, что паттерн (специфическая картина) реакции на стрессорные факторы задается не столько самими факторами, сколько их информационным воздействием на психику человека.

Если считать стресс независимой переменной, то можно свести к трем группам вышеприведенные факторы:

нарушающие физиологические функции;

провоцирующие напряжение нервной системы.

При этом факторы осознаваемой угрозы, согласно мнению американского психолога Лазаруса, являются центральным, доминирующим звеном в развитие стресса.

Существует также концепция, согласно которой стресс рассматривается, как следствие нарушений глубоких, сбалансированных взаимоотношений человека с окружающей средой. При этом стресс может быть описан, как часть сложно организованной системы саморегуляции социума. Поскольку первичный звеном, реагирующим на стрессорную ситуацию, является психика человека, также являющаяся составной частью личности и социума, необходимо в цепи формирования сложных психосоматических реакций выделять приоритеты в области сознания и мышления человека, глубоко встроенного в структуры био— и ноосферы, в структуры социума и цивилизации.

Вышесказанное можно проиллюстрировать схемой 51. Пунктиром обозначены вероятные связи между функциональными блоками регуляции и дестабилизации социума. Такие связи могут проявляться при определенных обстоятельствах, но могут быть скрытыми и не оказывать прямого воздействия на уровень организации социума. Во всяком случае, при анализе конкретных моделей стрессорных проявлений на уровне социума или его отдельной ячейки, необходимо учитывать потенциальную возможность проявления этих связей, чтобы выработать более адекватные способы и механизмы компенсации нарушенных функций и структур в системе социума или его звена.

Стресс как часть системы саморегуляции социума

Параллельно понятию стресса необходимо также рассмотреть понятие дистресса (distress — истощение, несчастье). Дистресс возникает как комплекс истощения и глубокой дисфункции организма в результате длительного воздействия стрессорных факторов.

Если биологическое значение стресса, как одного из факторов мобилизации адаптационно-защитных сил организма, может быть принято как естественное положительное начало, то дистресс, наступающий на определенных стадиях развития стресса, принимается как негативное начало, свидетельствующее об угрозе организму вследствие истощения резервных возможностей.

Применительно к психосоматическим реакциям человека в стрессорной ситуации можно проследить пути и этапы формирования этих реакций и конкретные структуры нервной системы, задействованные в реализации реакции стресса. Прежде всего любой, в том числе и стрессорный сигнал через систему афферентных связей поступает в ЦНС, конкретно — в проекционные зоны коры больших полушарий мозга. При этом необходимо отметить, что по мере прохождения через все многочисленные цепочки афферентных путей и синапсов, через промежуточные ядра таламуса, этот сигнал на каждом очередном этапе нейрохимического преобразования, не утрачивая своей модальной специфичности, тем не менее, подвергается предварительному анализу и в конце пути, подойдя к группе нейронов коркового представительства, получает окончательную функциональную оценку как обычный или как стрессорный, что возможно при сравнительном анализе параметров сигнала с уже имеющейся в мозге информацией о сходных, ранее происходивших ситуациях.

При определенных комбинациях параметров сигнала, соответствующих паттерну тревоги, угрозе, нестандартности ситуации, включаются нейрохимические механизмы, формирующие психоэмоциональную компоненту вначале ориентировочной, а затем ответной реакции организма. На этом этапе подключаются корково-подкорковые связи и структуры, лимбическая система, симпатоадреналовая система, гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковый комплекс, т. е. все системы, формирующие ответную поведенческую реакцию организма. Психологическая компонента при этом может играть доминирующую роль, поскольку, как это следует из рассмотренных выше механизмов формирования стресса, именно сознание и мышление человека выстраивает систему фильтров, определяющих уровень тревоги, угрозы и биологической значимости развернувшейся ситуации.

Все вышесказанное можно проиллюстрировать схемой 52, где обозначены структурно-функциональные фрагменты формирования стресса в ЦНС человека.

Еще раз необходимо подчеркнуть, что столь подробное освещение проблемы стресса проведено в настоящей работе для того, чтобы будущие специалисты, которым возможно придется исследовать стресс и его последствия не на страницах научной и специальной литература, а в реальных (полевых) условиях, ясно представляли себе пути и этапы формирования стресса и выстраивали адекватную систему ответных реакций с целью ликвидации или предупреждения его последствий. Если человеческий фактор является центральным звеном в любой чрезвычайной ситуации, то стресс — центральное звено в формировании ответной адаптационно-защитной реакции человека на действие экстремального фактора.

В формировании стресса или общего адаптационного синдрома (по Селье) различают три стадии: тревоги, резистентности, истощения.

Стадия тревоги состоит в мобилизации защитных адаптационных механизмов организма человека. На этой стадии может отмечаться снижение сопротивляемости стрессу. На стадии резистентности происходит повышение мобилизации защитных сил организма, нивелирование симптомов тревоги и включение резервных возможностей организма. Стадия истощения наступает, как правило, в результате длительного действия стрессорного фактора, приводящего к постепенному или быстрому исчерпанию резервов организма, вторичному проявлению симптомов тревоги и возможной гибели организма, если не будут своевременно приняты меры вывода организма из состояния стресса.

Психофизиологические составляющие стресса

Вегетативные проявления реакции стресса выражаются в увеличении частоты сердечных сокращений, повышении артериального давления, изменения частоты и глубины дыхания, потоотделении, в отдельных случаях — тремора (непроизвольное сокращение мелких групп мышц, дрожь). Все это обусловлено поступлением в кровь адреналина, норадреналина, кортикостероидов, дофамина и серотонина. Такова вкратце биохимия стресса. Но при этом необходимо помнить, что все же ведущим звеном в запуске и формировании адаптационного синдрома, во всяком случае на его начальных стадиях, является возрастание концентрации адреналина и норадреналина в крови, лимфе и тканевой жидкости. Норадреналин, воздействуя на адренореактивные элементы ретикулярной формации ствола мозга, повышает уровень активности не только стволовых структур, но и коры больших полушарий мозга, т. е. всю симпатоадреналовую систему. Повышенный выброс адреналина в кровь вызывает активацию нейронов задней доли гипоталамуса, что в свою очередь стимулирует образование кортикотропных факторов, синтез адренокортикотропного гормона в передней доле гипофиза и выделение его в кровяное русло. Таким образом, реализация стрессорной реакции осуществляется с участием различных структур мозга и различных медиаторов адренергической, холинэргической и серотонинэргической природы.

При длительных стрессорных воздействиях стадия декомпенсации, приводящая к болезни и общему угнетению функций, формируется следующим образом: кортикостероиды, выделяющиеся в коре надпочечников, химически связываются с белком крови транскортином. Это новое соединение не проходит через гематоэнцефалический барьер, хотя и постепенно накапливается в крови. Таким образом в ЦНС перестает поступать информация о концентрации в крови кортикостероидов, что в свою очередь, нарушает механизм обратной связи и приводит к рассогласованию регуляторных функций.

Согласно концепции, разрабатываемой отечественным клиницистом и физиологом Г.Н. Кассилем, формирование стадии истощения при стрессе можно рассматривать как «нарушение механизма саморегуляции вследствие блокады гематоэнцефалическим барьером информации о переизбытке в организме кортикостероидов».

Здесь необходимо подчеркнуть, что механизм развития первой стадии стресса (стадия тревоги) в основном обусловлен спецификой действия адреналина и норадреналина. Эти вещества, поступая в кровь, активируют деятельность сердечнососудистой системы, сужают просвет артерии и артериол, повышая давление крови, частоту сердечных сокращений, объем сердечного выброса, увеличивают скорость распада гликогена и повышают концентрацию сахара в крови. Все эти особенности могут быть использованы для прогнозирования поведения человека в необычных, экстремальных условиях. При этом необходимо учитывать, что адреналин осуществляет быструю, но не продолжительную мобилизацию энергетических возможностей человека, в то время, как норадреналин способен к более продолжительному действию и активации ресурсов организма. Выше мы уже отмечали, что состояние тревоги, страха, ужаса и других эмоционально отрицательных проявлений сопровождается выделением в кровь адреналина, который недаром называют гормоном тревоги. Норадреналин является гормоном гомеостаза. Интересно отметить, что люди с высоким уровнем адреналина в крови, в спокойных обычных условиях способны проявлять более высокий уровень работоспособности. При стрессорных, чрезвычайных ситуациях более оптимальные реакции и более высокую устойчивость демонстрируют люди с пониженным содержанием адреналина в крови. Этот фактор также следует учитывать при тестировании и отборе контингента, способного работать в очагах экстремальных ситуаций.

Несколько необычная аналогия возникает при сопоставлении стресса (напряжения) с процессами, происходящими на чисто физическом уровне, например, накоплением зарядов электричества в грозовом облаке. Напряжение возрастает до известного предела, за которым следует грозовой разряд — линейная молния. После разряда наступает фаза покоя, т. е. относительно стабильного состояния уровня электрических потенциалов облака относительно потенциала земли. Разумеется, это всего лишь аналогично общая картина динамики весьма схожа с процессами накопления внутренних напряжений в человеческом социуме, разряжающемся время от времени локальными или тотальными военными конфликтами, революциями, переворотами и прочими социальными потрясениями.

Необходимо остановиться еще на одной особенности в формировании стрессорных реакций организма. Вышеприведенные факторы, в результате действия которых может развиться стресс, по сути можно объединить в интегральный фактор опасности. Этот фактор может быть мономодальным (иметь одну качественную характеристику) или полимодальным, т. е. включать сразу несколько одновременно действующих, но различных по своей природе факторов. В любом случае человек оценивает прежде всего именно опасность воздействующего фактора или факторов.

Независимо от того, какой вид стресса реализуется в конкретной ситуации — физический или эмоциональный, фактор опасности (тревоги) проявляется через сенсорные системы, включает механизмы памяти (опыта) и пока еще слабо изученные механизмы интуиции, что позволяет оценить ситуацию, сформировать стереотип ответной реакции и саму реакцию, которая может выражаться в избегании, сопротивлении или возникновении состояния ступора, близкого к состоянию шока, когда ответные действия полностью заблокированы страхом перед надвигающейся опасностью (схема 53).

Последняя реакция наиболее неадекватна для разрешения ситуации, поскольку может привести к гибели организма не столько в результате прямого действия внешнего фактора, сколько в результате развития шока и коматозного состояния.

Система реализации ответной реакции на фактор опасности

Анализируя механизмы стресса, необходимо отметить, что эмоциональная компонента стрессорной реакции превалирует в общей картине проявлений стресса как для психики личности, являющейся «мишенью» стрессорного фактора, так и для групповых проявлений стрессорной реакции. Сильное эмоциональное возбуждение, сопровождающее стрессорную ситуацию, как правило, легко и быстро передается от одного человека к группе людей, его окружающих. Феномен толпы хорошо описан и подробно проанализирован в работе французского психолога и психиатра Лебона «Психология толпы».

Специалисты, изучающие массовые коллективные проявления в экстремальных ситуациях, должны учитывать при этом роль пейсмеккера (водителя ритма), задающего исходное состояние возбуждения и синхронизирующего поведенческие реакции случайного или сформированного по определенному признаку коллектива.

Интересно отметить, что феномен синхронизации поведения при определенных экстремальных ситуациях наблюдается, помимо человека, и у других представителей животного царства. Это и массовые миграции насекомых, стайные действия хищников, преследующих добычу, синхронные действия скоплений мелких рачков при появлении опасности или синхронные повороты косяка рыб, насчитывающего тысячи особей, при появлении дельфинов или других животных, представляющих опасность. При этом поражает не только синхронность в выполнении маневров, но и геометрия фигур, которые выстраивает косяк, подчиняющийся синхронизирующим командам, по-видимому, исходящим из единого функционального центра. Более того, до сих пор не понятно, каким образом передается синхронизирующий сигнал, практически мгновенно заставляющий выполнить синхронный поворот для тысяч единиц. Неизвестна и физическая природа синхронизирующего сигнала, поскольку гидроакустика, электромагнитные колебания и другие известные виды передачи энергии и информационного сообщения в данном феномене не могут быть реализованы.

Мы остановились на этом феномене столь подробно лишь для того, чтобы обратить внимание на необходимость исследования физики процесса синхронизации поведенческих реакций животных в стрессовых ситуациях, поскольку решение этого вопроса может пролить свет и на феномен поведенческих реакций людей в критических ситуациях, а также позволит более успешно корректировать коллективные проявления в чрезвычайных ситуациях.

Возвращаясь к психоэмоциональной компоненте стрессорных реакций, мы должны отметить следующую характерную деталь: во всех моделях стресса и на всех уровнях его проявлений присутствует (порой незримо) компонента информации. Разумеется, информационная посылка, создающая прецедент стресса или чрезвычайной ситуации, является необходимым условием для запуска процесса, реализующего феномен, выходящий за рамки обычной ситуации. Но вот, что интересно: в последние десятилетия все чаще проявляется так называемый информационный стресс, который возникает вследствие информационных перегрузок, с которыми мозг человека, его психика не справляются в конкретных условиях производственной сферы, а иногда и в быту. Мощный и по своей сути полимодальный поток информации, буквально захлестнувший человечество не только благодаря усилиям СМИ, но и самой структурой и алгоритмами современной жизни, создает условия для формирования готовности к психологическим срывам, развитию индивидуальных и массовых психозов, возрастанию суицидов, конфликтных ситуаций в рабочей сфере и в бытовой, в семье, в проявлениях общей социальной напряженности.

И здесь особенно остро проявляется эмоциональная компонента, механизмы которой столь подробно были рассмотрены выше. Эмоциональный стресс уже становится не частным случаем психологического стресса, но реальной составляющей любых экстремальных ситуаций именно вследствие социальной обусловленности этого негативного явления. Здесь необходимо подчеркнуть что эмоциональные проявления могут носить отнюдь не только негативный характер и без них просто невозможно представить себе естественную жизнь человека во всех ее сферах. Более того, до определенного предела эмоциональная компонента даже в экстремальной ситуации может играть позитивную роль, помогая человеку преодолеть трудности или быстрее принять адекватное ситуации решение. Чрезмерно выраженная эмоциональная компонента, сопровождающаяся мощным выбросом в кровь катехоламинов и других биохимических реализаторов стресса, лишь усугубляет ситуацию, приводя к сбою нейроэндокринных механизмов регуляции гомеостаза.

Весьма интересные результаты были получены в исследованиях школы К.В. Судакова, разрабатывающей экспериментальные и клинические аспекты теории функциональных систем П.К. Анохина. При создании модели острых конфликтных ситуаций у экспериментальных животных (крысы) наблюдались глубокие физиологические и биохимические сдвиги в системах, поддерживающих течение жизненных процессов, при этом животные, находящиеся в наиболее неблагоприятных условиях опыта (изоляция, стимуляция электротоком), погибали в различные сроки 30-часовой нагрузки. Исходя из экспериментальных данных, исследователями была выдвинута гипотеза, согласно которой депрессия вызывается преобладанием в ЦНС ацетилхолина (по сравнению с катехоламинами), а маниакальные проявления — преобладанием катехоламинов. Эти весьма интересные и значимые по существу эксперименты могут не только пролить свет на роль психоэмоциональной компоненты в формировании стресса, но и при дальнейшей разработке дать ключ к управлению и коррекции психоэмоциональных проявлений. И не только в критических условиях экстремальных ситуаций. Как известно, клиника неврозов сегодня остро нуждается в разработке новых более эффективных и доступных средств лечения этих столь широко распространенных в наше время заболеваний. Интересно отметить, что в социально-значимых ситуациях, когда доминирующей установкой является сохранение статуса, т. е. поиск компромисса, реализуется механизм, активирующий выделение адренокортикотропного гормона, стимулирующего, в свою очередь, выброс кортикостероидов корковым веществом надпочечников. Таким образом, психоэмоциональная компонента, оценивая ситуацию применительно к конкретному индивидуальному типу темперамента и характера, включает избирательно внутренний биохимический механизм реализации комплекса поведенческих реакций организма. Биохимические и биофизические механизмы, реализующие эмоциональные реакции, являются тем звеном стресса, которое можно регулировать физиологическими и фармакологическими средствами с целью коррекции поведения в экстремальных ситуациях.

Все вышесказанное относительно механизмов реализации поведенческих реакций в различных, в том числе и экстремальных ситуациях, можно проиллюстрировать на схеме 54.

Биохимические компоненты реакций организма на ситуацию

Как следует из текста и схемы, различные по качеству паттерны поведенческих реакций при стрессорных состояниях обеспечиваются различными биохимическими механизмами. В одних случаях преобладают катехоламины, а в других — гормоны коры надпочечников. Необходимо подчеркнуть, что выдвинутая в свое время Лазарусом и Фолкманом концепция преодоления основана на физиологическом, когнитивном и оценочном аспектах эмоций. Преодоление ситуации может, как это уже указывалось выше, быть активным или пассивным. Но в любом случае решающим фактором для формирования данной и последующих систем (конструкций) поведенческих реакций является результат, который также может быть позитивным или негативным. Исходя из теории функциональных систем П.К. Анохина, именно результат является важнейшим системообразующим фактором. Разумеется, в том случае, если отрицательный результат в критической ситуации не приведет к разрушению системы. Поэтому в реальных условиях мышление и сознание человека всегда пытается представить (учитывает) крайнюю возможность развития негативной фазы ситуации, даже если таковая не является прямой и явной угрозой для жизни.

Это происходит путем формирования системы оценки как самой ситуации, так и ее развития и результата. Оценка есть не что иное как суждение, формирующееся в мышлении и сознании человека и представляющее собой сложный комплекс образов, р ечевых (словесных) сочетаний и заключений, также формирующихся либо в виде образов, либо в виде смысловых словосочетаний. Оценка — есть этап формирования системы экстремум — антиэкстремум, позволяющий выстроить последующую цепочку причинно-следственных связей в ситуации.

Интересно отметить, что люди, склонные к агрессивному проявлению в любой, в том числе и чрезвычайной ситуации, чаще дают неадекватную оценку своим действиям, чем люди, склонные к спокойному, взвешенному анализу ситуации. Но в то же время агрессивное начало в определенных ситуациях может сыграть позитивную роль в формировании адекватной ответной реакции.

Необходимо подчеркнуть, что независимо от того, что является причиной стресса, какова длительность воздействия стрессорных факторов, предшествующих развитию стресса, и даже в какой форме проявляется стресс, главной и наиболее уязвимой мишенью стресса является сердечнососудистая система человека. Ишемическая болезнь сердца сама по себе может на первых этапах развиваться медленно и почти бессимптомно, но в условиях стрессорных нагрузок она может резко активизироваться и принять крайне негативные формы вплоть до инфаркта миокарда и, так называемой мгновенной смерти (причина та же). При этом отмечено, что люди с выраженной эмоциональной компонентой в стрессорных условиях чаще подвергаются опасности синдрома мгновенной смерти, чем люди, менее эмоциональные, более уравновешенные и спокойные. Следует отметить, что в индустриально развитых странах смертность от заболеваний сердечнососудистой системы (инфаркт миокарда, ишемия, инсульт) составляет более 50 % всех летальных исходов. Даже в Швеции — европейской стране с наиболее высоким уровнем жизни и социальной защищенности — 2 тыс. человек в год кончают жизнь суицидом, а 20 тыс. совершают попытки к самоубийству. Все это говорит о том, что проблема стресса и борьбы с ним выходит на одно из ведущих мест среди прочих тревожных проблем человеческой цивилизации.

Мишени стресса

По восприимчивости сердечнососудистой системы к стрессу людей можно подразделить на два типа: стресс-коронарный тип А — наиболее восприимчив к воздействию стрессорных факторов именно на сердце и сосуды и тип Б — устойчивый в реакциях сердечнососудистой системы к стресс-факторам.

Характерологически, люди типа А отличаются повышенной реактивностью, напряженным темпом и ритмом жизни, они тщеславны и стремятся во что бы то ни стало достичь поставленной цели. Чаще это люди с невротическим складом характера и очень подвижной, реактивной эмоциональной компонентой.

Отмечено, что атеросклероз коронарных сосудов у людей типа А наблюдается в 6 раз чаще, чем у людей типа Б. У типа А чаще наблюдается повторный инфаркт миокарда. В то же время следует отметить, что люди типа А в экстремальных ситуациях, при необходимости быстрой реакции в условиях дефицита времени, могут сформировать более адекватную ответную реакцию, чем люди типа Б. Но при этом последующая «цена» такого напряжения, как правило, более негативна со стороны проявлений сердечнососудистой системы, чем у типа Б.

Мы уже отмечали, что первичным звеном, включающимся в формирование ответной реакции на стрессорные факторы, является нервная система и в первую очередь кора больших полушарий мозга, ее центральные проекционные зоны, в которых происходит первичный анализ и синтез афферентных сигналов. Здесь будет интересно и полезно рассмотреть один из механизмов ЦНС, позволяющий более адекватно сформировать стереотип ответной поведенческой реакции человека на стрессорное воздействие внешней среды. В последующих разделах мы будем неоднократно обращаться к этому механизму, чтобы показать насколько важно в реальной обстановке стресса и чрезвычайной ситуации владеть способами управления ситуацией, используя приемы тренинга и концентрации внимания.

Известно, что любой сигнал, поступающий с периферии в ЦНС, формирует в соответствующей корковой зоне очаг возбуждения. Активация группы центральных нейронов, которые интегрируют и анализируют первичный афферентный сигнал, может происходить более успешно (адекватно) и в более короткие сроки, если вокруг очага возбуждения возникает зона торможения нейрональной активности. Принцип доминанты (по А.А. Ухтомскому) позволяет понять, каким образом среди массы других афферентных сигналов, ежесекундно поступающих в ЦНС, мозг, мышление и сознание выделяют один сигнал или группу сигналов, имеющих наиболее важное значение для организма. Процесс периферического торможения, возникающего вокруг очага возбуждения, имеет строго определенную пространственную конфигурацию, лабильность и длительность.

Он выстраивается в нейрональных ансамблях по строго определенной программе, существующей изначально в ЦНС. И хотя механизм доминанты изучен давно, нейрофизиология сегодняшнего дня все еще не может дать достаточно четкого ответа, каким образом в нейрональных цепочках формируется именно тот вариант соотношения возбуждения и торможения, который в конечном итоге создает адекватную или даже единственно возможную последовательность сигналов, запускающих механизм адекватной поведенческой реакции организма. Фактор опыта несомненно играет определенную роль. Но как тогда объяснить случаи, когда человек, ранее никогда не имевший и малейшего представления о том, что необходимо делать в первую очередь в экстремальной ситуации, тем не менее находит единственно правильное решение? Таких случаев зафиксировано множество и данный феномен никак не укладывается в общепринятую парадигму мышления. Совершенно очевидно, что здесь срабатывают иные механизмы и на ином уровне, чем это можно представить, исходя из классических нейрорефлекторных концепций, использующих принцип доминанты.

И здесь ранее упомянутая версия о возможности мозга (мышления и сознания) в определенных ситуациях и состояниях проникать в глубинную сущность вещей и событий, представляется единственно возможным вариантом объяснения феномена прекогниции или выбора варианта. Подчеркнем еще раз, что этот феномен характерен именно для критических, экстремальных ситуаций.

Можно допустить, что стрессорная ситуация, которую необходимо рассматривать гораздо шире, чем состояние человека при действии необычных факторов, в самой своей сущности изначально несет элемент антиэкстремума, который может быть проявлен и реализован адекватными действиями человека или, напротив, нивелирован неадекватным поведением.

Это, скорее, версия, чем рабочая гипотеза, но анализ причин, последствий чрезвычайных ситуаций любой «этиологии» настойчиво возвращает нас к этой мысли. Стресс действительно является центральным звеном в любой экстремальной ситуации. Но в проявлениях стресса просматривается определенная закономерность и алгоритм взаимоотношений человеческого фактора с особенностями и этапами развития экстремальной ситуации. Разработка этой версии требует дальнейших усилий, которые не будут бесплодными. Об этом говорит логика наблюдений и анализа и, как уже отмечалось выше — интуиция.

В начале данного раздела мы давали интерпретацию процессов регуляции и саморегуляции сложных систем, включающих в том числе и человеческий фактор. Своеобразие проявлений стресса, его специфика и последствия во многом зависят от того, как интерпретируется экстремальное стрессорное состояние самим человеком, т. е. от эмоциональной компоненты, особенностей характера человека, подвижности его нервных процессов. Отсюда следует вывод, что если изменить отношение человека к происходящему, скорректировать его оценку стрессорной ситуации, можно добиться более адекватных действий или снизить те негативные последствия, которые вызывает стрессорная экстремальная ситуация. Собственно на этом и базируется профилактика и лечение последствий стресса.

Мы уже говорили о роли обратной связи в процессе саморегуляции, поэтому в приложении к рассматриваемой проблеме коррекции поведенческих реакций человека в экстремальной ситуации необходимо подчеркнуть, что информация, позволяющая человеку оценить динамику развития ситуации и устранить негативное действие фактора времени, является необходимым условием для снятия эмоционального напряжения в процессе разрешения сложившейся ситуации. Адекватная оценка фактора времени есть первое звено в системе профилактики стресса и устранения его последствий.

Опыт показывает, что люди, регулярно занимающиеся спортом и привыкшие к определенным физическим нагрузкам, с меньшими физическими и эмоциональными затратами реагируют на стресс экстремальной ситуации. Мы не рассматриваем данный аспект применительно к большому спорту, где физические и эмоциональные нагрузки таковы, что по сути сами являются источником постоянного стресса. Мы имеем в виду обычную физическую культуру человека, позволяющую поддерживать определенный уровень тонуса опорно-двигательной системы, нервной и сердечнососудистой. Система постоянных физических упражнений, тренировок и владения своим телом создает положительный эмоциональный фон, активирующий все адаптационно-защитные гомеостатические системы организма. Это второе необходимое условие профилактики и защиты от стресса.

Поскольку человек есть существо социальное, следовательно, он глубоко встроен в сущность социума, в его законы, правила, обязанности и ограничения, диктующие общественно значимый паттерн поведения. Следовательно, жизненные позиции человека, его мораль, этика, осознание роли своего «Я» в обществе должны быть согласованы и в себе самом и с другими коллективными проявлениями. Соответствие или несоответствие запросов человека возможностям может служить причиной развития стресса и провокации экстремальной ситуации в обществе, коллективе, семье и т. д.

Отсюда следует вывод о третьей составляющей профилактики стресса; необходимости воспитания в своем сознании качеств, позволяющих более гибко адаптироваться к условиям социальной среды в семье, рабочем коллективе, во взаимоотношениях с людьми, стоящими как выше, так и ниже в табеле о рангах, понимании своего человеческого долга. Исследования социологов и психологов показывают, что на протяжении второй половины минувшего столетия, даже несмотря на опыт и жертвы минувшей Второй мировой войны, общечеловеческие ценности, такие как добродетель, способность к самопожертвованию, пассионарность, духовность начинают тонуть в проявлениях жестокости, властолюбия, обособленности и замкнутости, перемещаться к явному превалированию физических ценностей над духовными. Все это ведет к прогрессивному накоплению внутренних напряжений в социуме, выражающихся в крайней степени агрессивности поведения людей, разгуле преступности, бандитизма, терроризма, в локальных военных конфликтах, экономических потрясениях, дефолтах и т. д.

Можно стать невольным участником конфликтной ситуации, но можно и спровоцировать ее, можно ее избежать, но главное — адекватно для себя и для общества разрешить эту ситуацию, оценить ее причины и не допустить повторения. Это становится возможным при изучении и понимании социально значимых причин конфликтных и чрезвычайных ситуаций, т. е. владении информацией о сути и механизмах явления. Кто владеет информацией — владеет всем. Этот тезис нелишне повторить еще раз. Чтобы применить в конкретной ситуации, а еще лучше — предотвратить ее.

Мы уже отмечали, что стресс, являясь составной частью системы экстремум — антиэкстремум, проявляется в индивидуальных чертах характера и поведения человека и в то же время выходит за рамки личностных проявлений, поскольку человек глубоко встроен в систему социума. Но изначально именно характерологические особенности человека служат причиной развития или преодоления стресса. Такие черты характера как агрессивность, властолюбие, жестокость, жадность, эгоизм, объединенные в рамках негативных проявлений, однозначно могут служить причиной провокации конфликтной ситуации, которая при определенных условиях может стать экстремальной не только для узкой группы людей в нее вовлеченных, но и для более резко выраженных и широких по своим масштабам и последствиям экстремальных событий.

Социологи и психологи, занимающиеся изучением причин возникновения и развития конфликтных ситуаций, давно отметили характерную деталь: экстремальные, чрезвычайные ситуации наиболее часто возникают в коллективах, которыми руководят люди с выраженными чертами властолюбия и стремлением любой ценой продвинуться по служебной лестнице, сделать себе карьеру. На своих подчиненных они смотрят лишь как на материал, пригодный или не пригодный для достижения собственной поставленной цели. Причем, эти люди могут обладать достаточно высокой степенью организационных способностей, высоким профессионализмом и интеллектом. Но примат цели нивелирует в них все остальные позитивные черты характера, превращая в жестоких и равнодушных деспотов, способных не задумываясь перешагнуть через судьбу любого, подчиненного ему человека. При этом, они прекрасно понимают и соблюдают этические нормы и правила в общении с вышестоящими по служебной лестнице людьми и, как это не странно на первый взгляд, ценятся начальством именно за свои деловые качества. На самом деле ничего странного в этом нет. Взаимоотношения в деловой, производственной сфере выстраиваются согласно строгой иерархии, хотя базируются на сугубо личностных характеристиках человека. Такие «издержки», как судьбы людей с их характерами, особенностями личной жизни, привязанностями и приоритетами для людей, достигших определенного уровня в обществе и в своей, деловой сфере, карьере, уже не имеют значения. Выстраивается, как это было отмечено выше, своеобразная цепочка взаимосвязей между руководящими звеньями, где алгоритмы жестко детерминированных условий превращают людей в послушные автоматы, полностью зависимые от начальствующей личности. Психологами отмечено, что в коллективах, руководимых людьми с вышеозначенными особенностями и установками характера наиболее высок риск невротических срывов и возникновения конфликтных ситуаций. На сегодня наработано множество рекомендаций, программ обучения, правовых документов, определяющих и регламентирующих алгоритмы поведения руководящих работников в профессиональной сфере. Понятно, что чем выше ранг руководящего работника, тем выше его доля ответственности не только за принимаемые решения, но и за тот психологический микроклимат, который формируется в коллективе решениями и поступками руководителя. Современный руководитель малого, среднего и высшего звена должен быть не только высокопрофессиональным работником, но и экономистом, менеджером, социологом и психологом. Последнее не менее важно, чем профессиональный уровень. Способность задать не только рабочий алгоритм коллективу, но и создать при этом благоприятный психологический микроклимат — задача со многими вводными. Тем не менее, синхронизирующее начало (пейсмеккер), присутствующее в любом коллективе, является необходимым звеном успеха. Отмечено, что помимо официального руководителя — лидера, в коллективе может быть и скрытый лидер (теневой пейсмеккер) — человек с не менее выраженными профессиональными способностями и к руководству коллективом, но в силу обстоятельств вынужденный исполнять роль подчиненного. При наличии двух личностей, стремящихся к навязыванию воли коллективу и друг другу неизбежно возникает напряженность, которая со временем перерастает в конфликт и создает экстремальную ситуацию.

При этом, конфликт не исчерпывается взаимоотношениями двух лидеров, а, как правило, вовлекает в себя весь коллектив. Здесь также возможны несколько вариантов развития событий. Реакции членов коллектива могут быть настолько различными, что приводят к расколу на два лагеря, один из которых поддерживает официального руководителя, а другой — скрытого лидера. В зависимости от объективной позиции обоих лидеров и каждого конкретного члена коллектива может быть и объективный выбор и исход конфликта. Это при прочих равных условиях «поединка». Если же один из лидеров проявляет менее жесткие условия для разрешения конфликта, т. е. отличается более слабой волей, то он неизбежно проигрывает, поскольку коллектив, как правило, принимает сторону более сильного лидера, с жесткими установками и правилами игры. Часто результатом такой конфликтной ситуации бывает не объективное решение вопроса (спора), а желание коллектива сохранить прежний статус относительной стабильности (рабочие места, заработную плату, положение в обществе и т. д.). Другим неизбежным результатом такой ситуации является длящееся неопределенно длительный срок напряжение отношений, взаимная подозрительность, тревожность, переходящая порой в страх потерять работу. Все это создает предпосылки для развития типичной стрессорной ситуации, которая при любом, даже самом незначительном поводе может снова перерасти в открытый конфликт и вызвать очередную волну сбоев в работе и взаимоотношениях в коллективе.

Особенно опасны по своим последствиям конфликтные ситуации вышеозначенного типа в коллективах, выполняющих профессиональную работу в сферах с повышенной и высокой степенью ответственности, таких, как предприятия атомной энергетики, военные производства, диспетчерские службы на транспорте (особенно диспетчерские службы современных гражданских и военных аэропортов), объекты оборонного и стратегического назначения, топливно-перерабатывающие и химические производства. И если на военных и оборонных объектах, как и вообще, в армии, сдерживающим началом является жесткая воинская дисциплина, то на гражданских объектах этот фактор играет менее значимую роль в стабилизации коллективных взаимоотношений.

Ряд крупнейших аварий, произошедших в последней четверти минувшего столетия, был спровоцирован не только объективными факторами, но и сугубо субъективными, в которых роль человеческого фактора, личности сыграли далеко не последнюю роль. Достаточно напомнить трагедию Чернобыля, которой могло бы не быть, если бы ряд грубых ошибок, вызванных иерархией взаимоотношений в руководящем звене АЭС и министерствами атомной энергетики и среднего машиностроения, не спровоцировал в конце концов чрезвычайную ситуацию планетарного масштаба.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

Если стресс может убить, что для меня является наибольшим источником стресса?

Если стресс может убить, что для меня является наибольшим источником стресса? Исследования, проведенные врачами и психологами, установили, что сильный стресс может вести к серьезным заболеваниям и даже к смерти. Определение главного источника стресса в жизни человека —

Кто уязвим для стресса

Кто уязвим для стресса К сожалению, мы все подвержены ему. Хронический стресс может случиться на любой стадии жизни. Когда он овладевает вами или кем-то из ваших близких, страдают все. Это эффект домино: если стресс у начальника — он скажется на его подчиненных. Если стресс

Кто уязвим для стресса

Кто уязвим для стресса К сожалению, мы все подвержены ему. Хронический стресс может случиться на любой стадии жизни. Когда он овладевает вами или кем-то из ваших близких, страдают все. Это эффект домино: если стресс у начальника — он скажется на его подчиненных. Если стресс

3. Реальные модели экстремальных ситуаций

3. Реальные модели экстремальных ситуаций Экстремальные ситуации и ситуации чрезвычайного характера — события, различающиеся по масштабам последствий, но по сути — это ситуации, возникающие вследствие воздействия на природу, людей, жилища, производственную сферу

6. Медицина экстремальных ситуаций

6. Медицина экстремальных ситуаций Существует сравнительно молодой, но весьма важный раздел современной медицины — медицина катастроф. Для более детального знакомства можно рекомендовать монографии по данному разделу под редакцией В.М. Рябочкина и Г.И. Назаренко

Эндокринология стресса

Эндокринология стресса Эндокринология стресса Кленовый лист — символ Канады. Клены встречают вас на улицах и площадях, бульварах и скверах, парках и чемоданных бирках в аэропортах, на государственном флаге, почтовых открытках и официальных бумагах. Ранней

Все болезни от стресса

Все болезни от стресса Я студентка престижного вуза, туда не всякий еще поступит, если папа с мамой не подмажут. А меня родители не так воспитывали и сразу мне сказали, когда я универ выбирала, чтобы все сама: и курсы подготовительные, и экзамены. Я в школе была отличница, с

СЕАНС РЕЛАКСАЦИИ – ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ СТРЕССА, СТРЕССОВЫХ СИТУАЦИЙ

СЕАНС РЕЛАКСАЦИИ – ИЗБАВЛЕНИЕ ОТ СТРЕССА, СТРЕССОВЫХ СИТУАЦИЙ Так как стресс и стрессовые ситуации – явление в нашей жизни довольно частое и их жертвой может стать каждый человек, то регулярный 20-30-минутный сеанс психологической разгрузки не повредит никому. Начните

Стадии стресса

Стадии стресса В своем развитии стресс проходит три стадии.Стадия 1. Стадия мобилизации, напряжения или тревоги. Организм задействует все свои защитные силы. Активизируются все функциональные системы и резервы психики. Субъективно эта стадия воспринимается как

«Антистресс-алгоритм» для экстремальных ситуаций

«Антистресс-алгоритм» для экстремальных ситуаций Вы оказались в экстремальной ситуации. И независимо от того, в какой (природная катастрофа, захват в заложники, кораблекрушение и пр.), наиболее эффективную и максимально обеспечивающую самосохранение модель поведения

ГЛАВА 3 Антистресс-профилактика Методы предотвращения стресса

ГЛАВА 3 Антистресс-профилактика Методы предотвращения стресса Людей расстраивают не события, а то, как они на них смотрят. Эпиктет Задачи тренинга «Антистресс-профилактика»1. Изучение влияния индивидуальных установок на развитие негативных последствий стресса и их

Дружба без стресса

Дружба без стресса – Я хочу сходить куда-нибудь с Элисон, чтобы она развеялась, – говорит Джули.Элисон славная. Она одна из лучших подруг жены со второго класса. Их связала общая любовь к «Иосифу и его разноцветному плащу снов»[134]. Сейчас у Элисон трудная полоса. Ее друг

Симптомы стресса

Симптомы стресса Физиологические: • стойкие головные боли, мигрень;• головные боли;• неопределенные боли;• нарушение пищеварения;• вздутие живота образующимися газами;• запор или диарея;• спазматические, резкие боли в животе;• сердцебиения (ощущение, что сердце

ДЛЯ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ

ДЛЯ ЭКСТРЕМАЛЬНЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЙ Мы постоянно подчеркивали, что аутотренинг пригоден почти во всех повседневных ситуациях. Однако он особенно хорош для экстремальных ситуаций в самом широком смысле этого слова. Когда ныне покойный мореплаватель-одиночка Клаус

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть
Adblock
detector