ПСИХОЛОГИЯ

Энвайронментализм в психологии это

Конституционализм—инвайронментализм

Студенты, изучающие личность, часто задают вопрос: «В какой степени то, что называется личностью, представляет собой результат действия генетических факторов, а в какой степени она — продукт окружающей среды?» Проблема «природа или воспитание» [2] обсуждалась в разных ракурсах с древнейших времен. Она и сегодня стоит перед нами: незаметно вкрадывается она в размышления современных теоретиков личности, и влияние ее бывает настолько ощутимым, что сказывается на их представлениях о природе человека, а следовательно, на их концепциях структуры личности и личностного развития.

У конституционализма (положение о наследовании черт) длинная история в психологии. Еще Гиппократ и Гален высказывали мнение о том, что темперамент индивидуума обусловлен уникальным соотношением (балансом) четырех соков организма. Их единомышленники — ученые XX века создали сложнейшие методики для установления влияния наследственности на диспозиции, или темперамент (Buss, Plomin, 1984). Кроме того, в разработанных Кеттелом и Айзенком теоретических направлениях (глава 6) подчеркивается значимость генетической предрасположенности и физической конституции в развитии основных черт личности. В некоторых наиболее значительных теориях личности важным фактором считается также биологический субстрат индивидуума. Такова, например, фрейдовская концепция ид, представленного в виде унаследованного базисного компонента личности, закрепленного в конституции данного индивидуума.

Инвайронментализм — тоже не новая идея в психологии. Уотсон делал упор на основных процессах обусловливания, основываясь на исходной предпосылке о том, что окружающая среда имеет определяющее значение в формировании поведения человека. В самом деле, исследование научения считают таким важным именно потому, что научение — психологический процесс, посредством которого окружающая среда формирует поведение. Этой точки зрения придерживались многие видные психологи; у них было большое число последователей, каждый из которых сделал свои теоретические выводы из положений предшественников. Эти выводы, важные для психологии личности, просматриваются наиболее явно в современной бихевиористской теории научения, хотя бихевиоризм и не обладает монополией на инвайронментализм. Черты инвайронментализма можно найти практически во всех теориях личности.

Каковы могут быть последствия того, что персонолог опирается на один из крайних полюсов оси конституционализм—инвайронментализм? Теоретик, склоняющийся к конституционализму, будет вероятнее всего рассматривать личность человека как продукт внутренних физических сил, а не как результат влияния внешних факторов (например, Джейн и Джон очень агрессивны, потому что у них сильное ид или потому что агрессия — наследуемая черта). Даже если теоретик признает определенные внешние влияния на поведение, в его личностных концепциях будут, тем не менее, отражены положения о конституциональной предрасположенности. Напротив, теоретик, придерживающийся инвайронментализма, будет рассматривать природу человека как в гораздо большей степени подвластную прихотям окружающей среды (например, Джейн и Джон очень агрессивны, потому что таким был их прошлый опыт научения — по существу, их сделало такими окружение). Персонолог, склоняющийся к инвайронментализму, будет выстраивать свои доводы с этих позиций и, вдобавок, сфокусируется на процессах научения, посредством которых среда влияет на развитие личности.

Наконец, следует признать, что почти все современные психологи по данному положению занимают интеракционистскую позицию (Blass, 1984; Kihlstrom, 1987; Magnusson, 1981). С этой возобладавшей над другими точки зрения, поведение человека рассматривается неизменно как итог взаимодействия конституции и окружающей среды. Это значит, что данный конституциональный фактор проявляется по-разному в разных условиях среды, а влияние среды будет давать различный эффект в зависимости от конституции данного человека. Однако для наших целей будет полезным отделить конституцию от окружающей среды. Благодаря этому концептуальному разделению нам станет более понятен личный вклад каждого ученого-теоретика.

Источник

Инвайронментализм, как новая социальная парадигма. Или еще раз об экологии.

Сегодня взгляд на существующие проблемы во взаимоотношениях между человеком и средой все больше принимают радикальный характер.

Инвайронментализм, (от англ. environment — окружение), как социальное движение за спасение среды обитания, нам больше известно, как Движение Зеленых.

Инвайронментализм — слово для нашего уха не очень благозвучное, и оно не прижилось, несмотря на ту легкость с какой старые русские понятия уступают место заимствованиям из иностранного словаря.

В переводе на понятный нам язык мы имеем дело со «средологией».

Общество вынуждено было обратить внимание на проблемы экологии еще пятьдесят лет тому назад. Неконтролируемая урбанизация, перенаселение, дефицит природных ресурсов, загрязнение окружающей среды, и прочие беды цивилизации стали актуальны еще в 70-х годах ХХ столетия.

Постепенно все эти проблемы были объединены и сформулированы в понятие экологического кризиса.

Эта проблема в первую очередь социальная, так как речь идет о выживании не отдельного человека, а целых сообществ, и, в печальной перспективе, человечества в целом.

За прошедшие десятилетия экологический кризис стал более глубоким, а полемика вокруг него более острой.

Само появление философии инвайронментализма свидетельствует о том, что совершился поворот в отношении «экологического вопроса».

Мы по инерции продолжаем жить в системе старых парадигм, но сама природа будет нас разворачивать лицом к среде обитания, требовать коллективного принятия новой концепции существования.

Радикальные инвайронменталисты требуют восстановить гармонию человека и природы, представая перед мыслящей частью общества, как утописты.

Примитивный инвайронментализм пытается все свести к обнулению отношений человека и природы, но это не достижимо, и не пойдет на пользу ни человеку, ни природе. Разворот вспять вызывает тектоническое противодействие, которое трудно спрогнозировать.

Оставим в стороне «зелёный» экстремизм. Средология сегодня должна пытаться сохранить не только первозданность природы, но и привычную для человека среду обитания.

В этой связи экологические проблемы приобретают междисциплинарный характер.

Помимо естественных наук экология требует внимания экономики, правовой сферы и претендует на участие в политике. Что мы и наблюдаем в последнее время.

Что в этой связи делать отдельно взятому человеку? Менять свой взгляд на предмет. Именно: менять психологию своего существования в среде.

Ещё раз остановимся на том, чего мы не должны делать. Прежде всего поддаваться кликушеству.

Радикальный инвайронментализм претендует на то, чтобы узурпировать право определять направления и способы решения экологических проблем.

При этом способы решения не предлагаются. Пока дело ограничивается делом массового внушения человечеству чувства вины за научный прогресс.

Каждый, кто хоть раз в своей жизни проехал в поезде, должен ответить перед историей наравне с Джорджем Стефенсоном, изобретшим паровоз. Но следуя этим путём, недолго разделить вину с далеким предком, который вынужден был вырубить участок леса, чтобы согреться, приготовить пищу и расчистить участок земли, для того, чтобы эту пищу вырастить.

Зелёное движение упорно не желает дружить с наукой. Сегодня полемика между представителями «зелёных», выкрикивающих очередные громкие обличения, и представителями науки, которые пытаются вернуть полемику в русло коллоквиума, напоминает перебранку нахального студента с профессором.

Несмотря на крики: «шеф, все пропало», — транслируемые СМИ, проблемами экологии уже много лет занимаются ученые, и стоит доверять именно их выводам и советам.

Без участия науки нам не осознать масштаб проблемы и не выработать стратегию. Кто может с цифрами в руках доказать, что наносит больший вред природе: вырубка лесов под плантации бананов и маиса или стадо овец, пасущихся на участке такого же размера? Это относится и к промышленности и добыче полезных ископаемых. Соотношение пользы для человека и вреда для природы должно быть жизненно обоснованно. Не говоря уже о том, что нанесенный вред должен быть компенсирован, что невозможно сделать без помощи науки.

Практическому участию каждого человека в инвайронментальном процессе должно предшествовать образование и воспитание. Формирование экологической культуры — непростой процесс. Отношение к среде должно быть осознанным, только тогда оно сможет быть правильно сформировано.

Дети, надо признать, сегодня в сфере защиты окружающей среды просвещены больше, чем их родители.

Взрослым остаётся подтягиваться до современного уровня понимания основ социоэкологии.

Новая инвайронментальная парадигма потребует от каждого человека отношения к окружающей среде (в широком смысле), как исключительному, жизненно важному фактору. Природные аномалии, экологические катастрофы, эпидемии могут коснуться каждого человека, повлиять на его жизнь и даже изменить коренным образом.

Жизнь каждого человека индивидуальна. Существование отдельных общественных формаций также определяется сформированными на протяжении длительного времени факторами и привычками. Общим для всех может стать одно: сохранение среды обитания, разумное существование в рамках симбиоза интересов триады: Человек-Общество-Природа.

Источник

ЭНВАЙРОНМЕНТАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Энвайронментальная психология (Holahan, 1982, p. 21) зародилась в 1960 х годах, но название вошло в употребление в 1970 х, когда исследователи при влекли внимание к влиянию на человеческое пове дение среды, сконструированной людьми. Согласно Голахану (Holahan, 1982, p. 21), «исторические кор ни энвайронментальной психологии уходят в иссле дования, проводившиеся в 1950 х годах Баркером и Вригтом на Психологической полевой станции Сред него Запада (см. главу 6), но ее появление было вы звано совместным действием ряда факторов (Moore,

1987; Sommer, 1987), включая такие непохожие вли яния, как формулирование Куртом Левином концеп ции поведения как функции человека и среды и движение за социальные реформы в 1960 х годах. В 1960 х годах факультеты психологии начали вво дить курс энвайронментальной психологии, после чего последовали программы, рассчитанные на при суждение ученых степеней. Сейчас в США и Канаде насчитывается свыше 20 программ, выполнение ко торых позволяет получить степень доктора филосо фии, и еще больше рассчитанных на получение сте пени магистра. Они распределены по факультетам психологии, географии, архитектуры, социологии и природных ресурсов.

Энвайронментальная психология занимается та кими темами, как восприятие среды; уединенность; перенаселенность; страх перед преступностью; шум, температура и загрязнение окружающей среды; лич ное пространство и территориальность; проектирова ние зданий, мебели и игровых площадок; развитие и среда; восприятие и среда; стресс и среда; защита окружающей среды; стихийные бедствия и техноло гические катастрофы; городское планирование. Она изыскивает способы, какими люди могут реагировать на среду, контролировать ее или лучше ее проекти ровать, с тем чтобы повысить благосостояние чело века.

Не существует какого то всецело удовлетвори тельного определения энвайронментальной психоло гии, но следующие два в значительной мере переда ют то, что входит в ее компетенцию:

«Энвайронментальная психология — это изучение взаимосвязи между поведением и сконструирован ной или естественной средой» (Fisher, Bell & Baum,

«Энвайронментальная психология — это дисцип лина, занимающаяся взаимодействиями и связями между людьми и их средой» (McAndrew, 1993, p. 2, after Proshansky, 1990).

Большинство видов психологии включают в себя среду. Это неизбежно следует из принятия во внима ние стимула. Стимул принадлежит среде, даже когда он связан с телом индивида. Соответственно, разде лительная линия между энвайронментальной психо логией и другими видами психологии не является ярко выраженной и может быть сравнена с эко бихе виоральной наукой (см. главу 7), в которой различия между этим и другими видами психологии еще ме нее отчетливые. Дифференциация, однако, заключе на в акценте: общепринятый подход центрируется на организме, тогда как эко бихевиоральная наука фо кусирует внимание на четко определенных сеттингах поведения, а энвайронментальная психология — на более широких связях среды и человека. Иногда ис следования сеттингов поведения (такие как исследо вание Бехтеля [Bechtel, 1982b], упоминавшееся выше), которые используются для оценки среды, сливаются с энвайронментальной психологией. Два других примера подобных слияний — в данном слу чае в области архитектуры — можно найти в работе Гампа и Гуда (Gump & Good, 1976), которые исполь зовали малые синоморфы (см. главу 7), называемые

«сегментами», для оценки двух типов школьной ар хитектуры по ряду образовательных параметров, и в работе Осборна (Osborn, 1988), который изучал чер ты личности в поведенческих сеттингах, различав шихся дизайном интерьера. Независимо от различий между энвайронментальной психологией и эко бихе виоральной наукой, тот факт, что «. при конструи ровании школ, больниц и других общественных сет тингов постоянно уделяется лишь минимум внима ния взаимодействию их социофизической среды с желательным сеттингом поведения, свидетельствует о потребности в большем внимании к экологической психологии» (Winett, 1987, p. 38).

Оперантное обусловливание также придает особое значение влияниям среды на поведение (см. главу 6). Его роль в энвайронментальной психологии включа ет исследования, показывающие, как оперантное обусловливание может способствовать уменьшению замусоривания окружающей среды, сохранению вод ных и энергетических ресурсов, расширению исполь зования общественного транспорта, а также распро странению самообразовательных материалов, посвя щенных улучшению питания и внесению изменений в пищевой рацион (Winett, 1987).

Несколько примеров из области исследований дают представление о широте энвайронментальной психологии.

Исследователи продемонстрировали, что взрос лые плохо понимают потребности детей в игре и проектируют игровое пространство, основываясь на ложных допущениях (Bishop & Peterson, 1971). Игра служит удовлетворению множества потребностей,

таких как социализация в обществе сверстников, высвобождение энергии, исследование окружающе го мира, разговор и проигрывание ситуаций с помо щью воображения и творческой способности. Стаци онарное оборудование может удовлетворить эти по требности только в ограниченной степени. На типовое оборудование игровых площадок, такое как качели, горки и устройства для лазанья, приходится лишь небольшой процент игрового времени детей. Исследование, использовавшее видеозаписи сеттин гов поведения, интервью с детьми и картирование поведения на трех типах игровых площадок, обнару жило, что наиболее популярными компонентами каждой площадки были те, которые обеспечивали максимальную свободу игры, особенно для детей старшего возраста, которые чаще других компонен тов использовали игровой домик (clubhouse). Песок и вода также пользовались успехом на тех двух пло щадках, где их можно было найти (Hayward, Rothenberg & Beasley, 1974). Площадки с такими эле ментами, как игровые домики, песок и вода способ ствуют игре воображению и, как указывают Суса (Susa) и Бенедикт (Benedict, 1994), творческому по ведению. Одна из попыток удовлетворить потреб ность в улучшенной планировке детских игровых зон включала международный студенческий конкурс на лучший проект двух общественных пришкольных территорий в Гарлеме, Нью Йорк. При участии шко лы и местной общины лучшие идеи были объедине ны с целью внедрения (Hart et al., 1992).

Важнейшей энвайронментальной проблемой яв ляется безопасность детей. Чтобы сделать условия более безопасными, мы должны прислушиваться к мнению и родителей, и детей (Garling, 1985), ибо родители переоценивают способность своих детей избегать опасности и дают различные оценки степе ни опасности, исходящей от каждого элемента обо рудования и техники (Valsiner & Mackie, 1985). В США Комиссия по безопасности потребительских товаров (U. S. Consumer Product Safety Commission,

1975) установила, что детские игровые площадки и лесенки входят в число источников наибольшей опасности, а поверхность под игровым оборудовани ем является одним из основных виновников несчаст ных случаев. В 1981 г. Комиссия (U. S. Consumer Product Safety Commission, 1981) разработала и опубликовала национальные стандарты безопаснос ти игровых площадок.

Важным является проявление внимания к энвай ронментальной поддержке проектов, адресованных женщинам. Сюда относятся местные центры бытово го обслуживания (Wekerle, 1988) и городское строи тельство, призванное облегчить женский труд, вына шивание и воспитание детей (Saegert, 1988).

Контроль за молодежными группировками наибо лее эффективен там, где местная община имеет фор мальные и неформальные социальные структуры. Количество преступлений против людей и собствен ности растет по мере социальной дезорганизации

(Sampson & Groves, 1989). Страх перед преступнос тью снижается, когда люди чувствуют себя частью местной общины (Hunter & Baumer, 1982). Воспри нимаемый социальный контроль повышается, а страх перед преступностью понижается по мере увеличе ния процента домов, рассчитанных на одну семью (Gates & Rohe, 1987). Последние исследования по священы разрешению местных проблем, загрязне нию окружающей среды, насилию на национальном и международном уровне, влиянию технологических изменений на людей и коллективы, улучшению мест ного здравоохранения и проектированию среды для стареющего общества (Stokols, 1995). Обзор иссле довательской деятельности в 1984–1994 годах обна ружил рост количества исследований в естественных сеттингах, увеличение видов и количества публика ций, а также все большее разнообразие исследова тельских сеттингов (Sundstrom et al., 1996).

На взгляд Крэйка (Craik, 1996), центральными для данной области являются теоретические и иссле довательские вопросы взаимодействий человека и среды, как они происходят ежедневно в обычной жизни, в ходе развития, непрекращающегося от рож дения до смерти. С другой стороны, согласно Бехте лю (Bechtel, 1996), важнейшими являются приклад ные задачи, особенно при оценке пригодности зданий для тех, кто в них проживает. В энвайронментальной психологии множатся вопросы, касающиеся теории, методологии, фундаментальной и прикладной науки. Количество новых вопросов превышает количество ответов, но такая ситуация типична для бурно раз вивающейся науки. Приходится пожалеть лишь о том, что она получает мало внимания со стороны и психологии в целом, и общества, несмотря на ее по тенциальную способность внести огромный вклад в обе эти сферы. Однако данная область теперь расши рилась до международного масштаба, что благопри ятствует ее жизнеспособности (Stokols, 1995). Сто колс (Stokols, 1996) предполагает, что в будущем эн вайронментальная психология будет развиваться более эффективно в междисциплинарных програм мах, чем на традиционных факультетах психологии.

ЭВОЛЮЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Эта система заимствует одну из двух своих основ ных посылок из событий эволюции, а другую — из конструктов когнитивной психологии. Из эволюци онной биологии берется принцип естественного от бора. На протяжении многих поколений в популяции укореняется какая то характерная особенность, кото рая способствует выживанию и размножению. Анти лопа, которая бегает быстрее всех и ускользает от хищников, выживет и передаст потомству свою про ворность. Из когнитивной психологии берется кон

структ ментальных механизмов, которые обрабаты вают информацию таким образом, чтобы реализо вать желания, влечения, предпочтения и т. д., кото рые, в свою очередь, как предполагается, вызывают определенное поведение. Система постулирует, что эти механизмы имели значение для выживания в типичных средах обитания и закрепились в структу рах головного мозга представителей популяции, ко торые выжили благодаря им. (Другое допущение со стоит в том, что мозг продуцирует поведение.) Таким образом, согласно эволюционной психологии, отби раются не образцы поведения, а ментальные механиз3 мы или инстинкты. Эти механизмы специфичны для определенного вида и вызывают у этого вида соот ветствующее поведение. Наблюдаемые закономерно сти в поведении заставляют эволюционного психо лога искать эволюционирующие психологические механизмы, которые лежат в основе поведения.

Например, наблюдение, показывающее, что муж чины ведут более беспорядочную половую жизнь, чем женщины, может подтолкнуть к поиску адаптив ного механизма, который заставляет мужчин искать множество партнеров, и контрмеханизма, который заставляет женщин искать одного партнера. Так, в типичной среде наличие множества партнеров повы шало шансы мужчин на репродуктивный успех, а их предпочтения в пользу множественности отбирались как мозговой механизм. Та же самая типичная среда могла предоставлять женщинам большие возможно сти в моногамных отношениях, которые обеспечива ли стабильную семейную ситуацию, необходимую для воспитания детей до репродуктивного возраста и, тем самым, для продолжения своей линии насле дования. Подобные ментальные механизмы могли отбираться и передаваться из поколения в поколе ние.

Некоторые механизмы, соответствующие этой схеме, увидеть достаточно легко, особенно в отноше ниях между мужчинами и женщинами. Для выявле ния других требуется немалая изобретательность. Рассмотрим одну гипотетическую эволюционную функцию. Женщины предпочитают мужчин, кото рые отличаются добротой, пониманием и надежнос тью. Структуры мозга, которые отдают предпочтение этим характеристикам, — это адаптации, нацеленные на успешное воспитание детей, которое, в свою оче редь, ведет к продолжению рода женщины. Или мож но заметить, что юноши, как правило, любят риско вать, что позволяет им получить больше потенциаль ных брачных партнеров и, тем самым, больше возможностей для размножения, когда ведется борь ба за брачных партнеров. Предпочтение, которое мужчины отдают молодым, привлекательным жен щинам, скорее приведет к репродуктивному успеху, чем выбор немолодых или болезненных женщин. Однако критик может возразить, что в наше время женское тело, которое более всего пригодно для бе ременности и деторождения (например, с широкими бедрами) не является идеалом мужчины.

Возможно, мужская ревность к супруге призвана отпугивать других мужчин и повышает вероятность отцовства для ревнивого мужчины, но ревность име ет свои сложности. Чтобы изучить сложность ревни вого поведения, Басс (Buss, 1995) спрашивал мужчин и женщин, что их больше расстроит: мысль, что их супруг или супруга имеют сексуальные отношения с кем то еще или что у них завязались тесные эмоцио нальные отношения с другим человеком. Почти все женщины сочли, что эмоциональная привязанность более неприятна, тогда как большинство мужчин посчитали, что сексуальная связь хуже — хотя отно шение составило лишь 60% к 40%. Физиологические реакции испытуемых, когда они мысленно представ ляли ситуацию, согласовывались с их ответами. Для многих мужчин альтернатива, которую они выбира ли, зависела от того, был ли у них опыт верных сек суальных отношений. Эмоциональная привязан ность была на первом месте у того большинства, ко торое имело опыт верных сексуальных отношений, а сексуальная неверность — у тех, кто не имел такого опыта. Тем самым, согласно исследователю, важную роль в чувстве ревности играют не только эволюци онные механизмы, но также контекст и индивидуаль ные различия.

Перейдем от отношений между мужчинами и женщинами к другим вопросам. Данбар (Dunbar,

1996) заявляет, что разговоры являются заменой

груминга, который практикуют приматы. Эти жи вотные удаляют друг у друга из шкуры грязь, спу танные волосы и кусочки омертвевшей кожи. Со

гласно стандартной интерпретации, эта активность способствует сплочению группы. Данбар считает,

что у людей ей на смену пришел язык. Происхож дение языка, особенно разговоров, не связано с за дачей собирания пищи или охоты. Он функциони

рует исключительно как связующий социальный компонент. И большой объем мозга необходим для того, чтобы отслеживать сложные социальные отно

шения, которые возникают в процессе развития. Данбар обнаруживает корреляцию между площа

дью новой коры и численностью групп животных. У людей максимальная численность группы состав ляет 150 человек. Внутри такой группы каждый че

ловек может знать всех остальных и то, как они свя

заны друг с другом. Сто пятьдесят человек — это

численность кланов в сообществах охотников соби рателей и число работников в организациях, кото рые могут функционировать, обходясь без бюрокра

тии. Теория Данбара о происхождении языка в кор не отличается от теории Пинкера (Pinker, 1994), хотя обе опираются на эволюционную схему. Пин

кер говорит о языковом инстинкте. Среди много

численных моделей поведения, на которые обраща

ет внимание эволюционная психология: коопера тивное поведение (Ridley, 1997), восприятие (Shepard, 1992) и половые различия в социальном

поведении (Archer, 1996). Перечень 30 последних исследований, посвященных адаптации и отбору,

простирается от эволюционных предпочтений в от ношении ландшафта до конфликта между матерью и плодом (Buss et al., 1998).

Туби и Космидис (Tooby & Cosmedes, 1992) и Космидис и Туби (Cosmedes & Tooby, 1997) уводят эволюционную психологию в сторону от основно го течения, отвергая то, что они называют «стан дартной моделью социальной науки» (Standard Social Science Model). Эта модель постулирует об щие механизмы, такие как рассуждение, научение и память, которые лишены врожденного содержа ния и должны заимствовать все содержание из окружающего мира. Названные же исследователи утверждают, что в психике / головном мозге всех людей формируется большое количество стандар тных схем, специализирующихся на выполнении определенных задач. Эти «домен специфичные» механизмы обусловлены биологической эволюци ей и «генерируют поведение», адекватное среде. Поскольку эти механизмы эволюционировали на протяжении миллионов лет жизни охотников со бирателей, они зачастую не слишком хорошо соот ветствуют нынешним потребностям; но вследствие их огромного количества люди имеют множество возможностей выбора, что обеспечивает большую гибкость (Buss, 1995). Согласно сторонникам этой системы, в современном мире сложных техноло гий, бизнеса и коммерции эгоистичный способ функционирования генов часто скрыт за слоями поведенческих паттернов. Эволюционный психо лог признает, что эти модели поведения часто не связаны с репродуктивной функцией — просмотр фильмов, привыкание к табаку, профессиональная карьера, написание стихов и т. д. — и должны быть отделены от того поведения, которое с ней связа но. Один из этих сторонников, по видимому, рас сматривает эволюционную биологию всего лишь как ступень, которая ведет к иному уровню орга низации, предполагающему сложные интеракции:

«люди развивались в соответствии с одной груп пой законов, законов естественного отбора и гене тики; а то, как они взаимодействуют друг с другом,

соответствует другому набору законов, законов

познания и социальной психологии, человеческой

экологии и истории» (Pinker, 1997, p. 208).

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть