ПСИХОЛОГИЯ

Эпоха возрождения представители психологии гуманистических принципов

3. Развитие психологии в эпоху Возрождения

3. Развитие психологии в эпоху Возрождения

Переходный период от феодальной культуры к буржуазной получил название эпохи Возрождения.

Мыслители Возрождения полагали, что они очищают античную картину мира от «средневековых варваров».

Эпоху Возрождения часто называют периодом гуманизма, поскольку он связан с пробуждением всестороннего интереса к человеку. Существенными сторонами психологических знаний в этот период являются стремление вернуть человека с божественных высот на земную почву, отказ от религиозных схоластических представлений о душе, призыв к правдивому и опытному описанию душевного мира людей.

В главном очаге Возрождения – Италии – разгорелись споры между спасшимися там от инквизиции сторонниками Аверроэса (аверроистами) и еще более радикально настроенными александристами.

Коренное различие касалось вопроса о бессмертии души, на котором покоилось церковное вероучение. Аверроэс, разделив разум (ум) и душу, считал его, как высшую часть души, бессмертным. Александр же настаивал, что все способности души начисто исчезают вместе с телом.

Оба направления сыграли важную роль в создании новой идейной атмосферы, проложив путь к естественнонаучному изучению организма человека и его психических функций. По этому пути пошли многие философы, натуралисты, врачи, которых отличал интерес к изучению природы, подавляемый теологией. Их творчество пронизывала вера во всемогущество опыта, в преимущество наблюдений, прямых контактов с реальностью, в независимость подлинного знания от схоластической мудрости.

Среди первых крупных мыслителей, попытавшихся выступить против традиций средневековой схоластики, видное место занимает Лоренцо Валла (1407–1457). Основные свои взгляды Валла изложил в трактате «О наслаждении как истинном благе». Он утверждал, что в основе всего лежит природа, а человек является ее частью. Поскольку человек есть часть природы, то и душа его есть не потусторонняя, надприродная сущность, а лишь проявление природы. Ведущим признаком, отличающим всю живую природу, Валла считал потребности и стремления.

С утверждением природной детерминации души человека выступал другой крупный представитель итальянской мысли XV столетия – П. Помпонацци (1462–1524). В книге «О бессмертии души» Помпонацци, критикуя схоластику, указывал, что Бог в делах природы участия не принимает. Бессмертие Бога и вечность души опытным путем установить невозможно. Душа – это земное, природное свойство, связанное с жизнедеятельностью организма.

Психические явления являются продуктом работы нервной системы и мозга. С разрушением и смертью тела, исчезают и все способности души. В равной мере это касается и мышления. Оно является функцией мозга, возникает и умирает вместе с гибелью и смертью человека. Психическое развивается от ощущений через память и представления к мышлению. Мышление предназначено для познания общих истин, устанавливаемых на основе частных, которые в свою очередь даны в чувственных формах познания, ощущениях, восприятиях и представлениях.

Выступление против церкви и богословия проявлялось не только в критических трактатах, но также в учреждениях научно-учебных центров, или академиях, которые были призваны кардинально изменить подход к изучению человека. Первый такой центр был создан в Неаполе известным итальянским мыслителем Б. Телезио (1508–1588). Собственную систему взглядов он развивал, ориентируясь на учение стоиков. По его мнению, в основании мира лежит материя. Сама по себе материя пассивна. Для того, чтобы она могла проявиться в многообразии своих качеств, необходимо взаимодействие с ней тепла и холода, сухости и влажности. Человек есть результат развития природы, причем у него, как и у всего живого, появляется психическое, душевное, названное лукрециевским термином «дух». Дух – это захваченное из окружающей среды наиболее совершенное, разряженное, не видимое на глаз материальное вещество, которое находится в мозгу, пульсируя и двигаясь от мозга к периферии и обратно. При переходе от ощущений к мысли большое значение, по мнению Телезио, принадлежит памяти и ассоциациям по сходству.

Проводя в целом передовые для того времени взгляды и утверждая естественнонаучный и опытный подход к изучению человека и его психики, Телезио, тем не менее, допускал некоторые уступки идеализму и теологии. Им формально признавалось существование Бога и высшей бессмертной души.

Одним из титанов Возрождения был Леонардо да Винчи (1452–1519). Он представлял новую науку, которая существовала не в университетах, а в мастерских художников и строителей, инженеров и изобретателей. Их опыт радикально изменял культуру и строй мышления.

В своей производственной практике они были преобразователями мира. Высшая ценность придавалась не божественному разуму, а «божественной науке живописи». Под живописью понималось не только искусство изображения мира в художественных образах.

Однако Леонардо известен не только как гениальный живописец, но и как блестящий анатом. В анатомических исследованиях он видел путь проникновения в тайны человеческих страстей, чувств и поведения. Большое место в анатомических опытах Леонардо занимали вопросы биомеханики, т. е. строения и работы двигательных систем организма. Движения всех тел, в том числе и живых, считал он, осуществляются по законам механики, следовательно, принципиально не должно быть препятствий для воспроизведения работы живого тела в механической конструкции. Таким образом, он выступил провозвестником современной бионики.

Он открыл, что мышечные реакции определяются нервной системой и что разные ее отделы отвечают за различные функции.

Большой интерес вызывают представления Леонардо относительно работы глаза. Леонардо показал, что работа глаза управляется не особой способностью души, а является ответной реакцией на световое воздействие. В приводимом им описании механизма зрения, давалась схема зрачкового рефлекса. Леонардо довольно близко подошел к открытию рефлекторного принципа.

Возрождение новых гуманистических взглядов на индивидуальную психическую жизнь достигло высокого уровня и в других странах, где подрывались устои прежних социально-экономических отношений. В Испании возникли направленные против схоластики учения, устремленные к поискам реального знания о психике. Так, Л. Вивес (1492–1540) в книге «О душе и жизни» доказывал, что человеческая природа познается не из книг, а путем наблюдения и опыта. Основным способом, с помощью которого открываются человеку отдельные проявления его души, является внутренний опыт, или самонаблюдение. Он вывел некоторые основные характеристики побуждений и эмоциональных состояний:

1) различные степени интенсивности: легкая, средняя и сильная;

2) длительность эмоциональных состояний;

3) качественное содержание эмоциональных реакций (разделение их на приятные и неприятные, положительные и отрицательные).

Взгляды Вивеса подготовили почву для зарождения в Европе эмпирической интроспективной ассоциативной психологии.

Другой врач, X. Уарте (XVI в.), также отвергая умозрение и схоластику, требовал применять в познании индуктивный метод, изложенный им в книге «Исследования способностей к наукам». Это была первая в истории психологии работа, в которой ставилась задача изучить индивидуальные различия между людьми с целью определения их пригодности к различным профессиям.

Еще один испанский врач, Перейра (1500–1560), предвосхитив на целый век Декарта, показал, что поведение животных управляется не душой, а воздействиями внешней среды и внутрителесными изменениями, и предложил считать организм животного своего рода машиной, которая не нуждается для работы в участии души.

Несколько в стороне от общей тенденции развития психологии в эпоху Возрождения стоят работы немецких мыслителей Меланхтона и Гоклениуса.

Меланхтон известен своей книгой «Комментарии о душе».

В ней немецкий неосхоласт пытается исходя из уровня современных ему знаний модернизировать учение Аристотеля.

Меланхтоном выделялись в душе три вида способностей:

Деятельности души по осознанию восприятий и установлению в них сходств и различий, относились Меланхтоном к уровню разумных способностей, или разумной душе, которая внедряется в тело Богом и которая лишь временно связывается с животными способностями.

Разумная душа вечна и бессмертна.

С комментарием идей Аристотеля выступил и другой немецкий ученый – Гоклениус. С его именем связывают появление термина «психология», которым и была названа его основная работа «Психология», вышедшая в 1590 г.

Почти никому из мыслителей эпохи Возрождения не удалось полностью преодолеть традиции средневековой схоластики и богословия.

Но у большинства ученых появилась потребность обратиться к самой природе, к реальному миру, к опытному изучению.

Это требование распространялось и на область психического. Выступая против схоластики и теологии, мыслители эпохи гуманизма пытались выяснить реальные телесные основания различных проявлений души.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Читайте также

5.18. Гороскопы в эпоху Антония и в эпоху Андроника

5.18. Гороскопы в эпоху Антония и в эпоху Андроника В книге «Царь Славян» при анализе соответствия между Христом и императором Андроником мы обнаружили, что в эпоху Андроника-Христа достаточно широкое распространение имели астрономические гороскопы. В ту эпоху астрономия

В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЛЮДОВИК XI — ДОМОВИТЫЙ ЛИС

В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ ЛЮДОВИК XI — ДОМОВИТЫЙ ЛИС Дофин Людовик нашел убежище в Бургундии. Герцог Филипп Добрый принял беглеца необычайно радушно, отвел ему поместье, назначил немалое содержание для него и его двора — 6 тысяч ливров ежемесячно. И попросил своего сына Карла

5.18. Гороскопы в эпоху Антония и в эпоху Андроника

5.18. Гороскопы в эпоху Антония и в эпоху Андроника В книге «Царь Славян» мы обнаружили, что в эпоху Андроника-Христа достаточно широкое распространение имели астрономические гороскопы. В ту эпоху астрономия бурно развивалась. Люди научились записывать даты с помощью

5. Неспокойная обстановка «в Сибири» в эпоху Ермака и смута «в Германии» в эпоху Германика

5. Неспокойная обстановка «в Сибири» в эпоху Ермака и смута «в Германии» в эпоху Германика Романовская версия сообщает, что некоторые татарско-сибирские ханы старались наладить хорошие отношения с Иваном Грозным. Дело в том, что в Сибири в то время шла борьба за власть

Музыка в Средние века и в эпоху Возрождения

Музыка в Средние века и в эпоху Возрождения Музыка и танец насчитывают столько же лет, сколько и сам род человеческий, и являются почти столь же фундаментальными средствами выражения, как речь. Удивительно поэтому, как мало внимания историки уделяли этим исконнейшим

1.10. И ещё раз о психологии.

1.10. И ещё раз о психологии. Мы ещё раз выражаем своё понимание того, насколько трудно для читателя будет поверить во всё вышесказанное. Кто-то примет эту гипотезу за шутку, кто-то за сумасшедшую теорию, кто-то за розыгрыш, поскольку всё это выглядит невероятно. Кто-то

36. ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В ЭПОХУ ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ

36. ПЕРИОД ПРАВЛЕНИЯ ЕЛИЗАВЕТЫ ПЕТРОВНЫ. СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ РОССИИ В ЭПОХУ ДВОРЦОВЫХ ПЕРЕВОРОТОВ Внутренняя политика Елизаветы Петровны (1741–1761) в целом отличалась стабильностью, продворянской направленностью, тенденцией к реформам в духе просвещенных

Пляски смерти в эпоху Возрождения

Пляски смерти в эпоху Возрождения С приходом новых времен произойдет свободное распространение новых идей — от самых уродливых гностических извращений до вполне умеренных заблуждений Реформации. Их совместное влияние на судьбу библиотек, пожалуй, превосходит

2.18. Ещё раз о психологии.

2.18. Ещё раз о психологии. Изложив этот материал, мы ещё раз выражаем своё понимание того, насколько трудно для вас будет поверить во всё вышесказанное. Кто-то примет всё это за шутку, кто-то за сумасшедшую теорию, кто-то за розыгрыш, поскольку это выглядит невероятно. Кто-то

1. Англия. Развитие ассоциативной психологии

1. Англия. Развитие ассоциативной психологии К числу замечательных и ярких фигур в истории философско-психологической мысли в Англии в XVIII столетии относят Давида Гартли (1705–1757) и Джозефа Пристли.Гартли своими взглядами начинает ассоциативное направление в английской

3. Германия. Развитие немецкой психологии в XVIII–XIX вв

3. Германия. Развитие немецкой психологии в XVIII–XIX вв После Лейбница в немецкую психологию начинают проникать эмпирические тенденции. Они стали особенно заметны в работах X. Вольфа (1679–1754). В психологии Вольф известен разделением психологии на эмпирическую и

7. Развитие экспериментальной психологии

7. Развитие экспериментальной психологии Успехи психологии были обусловлены внедрением в нее эксперимента. Это же относится к ее развитию в России. Научная молодежь стремилась освоить этот метод. Эксперимент требовал организации специальных лабораторий, Н. Н. Ланге

4. РАЗВИТИЕ РЕЛИГИИ ПРИРОДЫ В ЭПОХУ МОДЕРНА

4. РАЗВИТИЕ РЕЛИГИИ ПРИРОДЫ В ЭПОХУ МОДЕРНА Отношение человека к природе включает не только прагматические, но и эмоциональные и духовные мотивы. Это относится как к древности, так и к эпохе модерна. Однако не все эти мотивы располагаются на одной линии. Что они должны

III. ПЕРИОД ТЕХНИЧЕСКОЙ ХИМИИ И ИАТРОХИМИИ (ХИМИЯ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ)

III. ПЕРИОД ТЕХНИЧЕСКОЙ ХИМИИ И ИАТРОХИМИИ (ХИМИЯ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ) ЭПОХА ВОЗРОЖДЕНИЯ В ЕВРОПЕ Развитие ремесел и торговли, возвышение роли городов, а также политические события в Западной Европе в XII и XIII вв. повлекли за собой значительные перемены во всем укладе жизни

Источник

Доклад На тему: «Развитие психологии в эпоху Возрождения»

Донецкий институт психологии и предпринимательства

Кафедра общей психологии

На тему: «Развитие психологии в эпоху Возрождения»

Выполнила: ст. гр. ПСз-08а

Проблемы психологии в эпоху Возрождения

Духовная жизнь эпохи Возрождения

Психологически аспекты обучения и развития детей в эпоху Возрождения

ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИИ В ЭПОХУ ВОЗРОЖДЕНИЯ

В XI — XIII вв. происходит развитие городов и на­хождение буржуазии. Возникают университеты, которые, -однако, в это время являются опорой схоластов и духо­венства. В результате образование, как и духовная .жизнь, вылилось в схоластические словопрения. Вместо .природы занимались изучением церковной литературы и некоторых произведений античности, особенно «Орга­нона» Аристотеля — для оттачивания логического аппа­рата в целях доказательства верований религии. Это продолжалось до конца XIV в., пока дух Возрождения не положил конец всяким схоластическим абстракциям, а церковь должна была пойти на уступки и объединить этические религиозные идеалы с усиливающимися есте­ственнонаучными установками общества.

С XIII в. начинает развиваться научная деятельность во всех областях знания, происходит процесс отделения области веры и знания и рождения светской опытной науки. Первыми на этом пути были науки о природе -естествознание, астрономия и математика. Именно по­этому их развитие имело поистине революционное зна­чение, поскольку было признаком начала освобождения из-под власти религии.

Психология в средние века приобретает этико-теологический мистический характер. Развитие положитель­ных знаний о психике резко замедлилось. Изучение ду­шевной жизни подчиняется задачам богословия: пока­зать, как дух человека понемногу возвышается до цар­ства благодати. «Работа под знаком такого определе­ния цели совершалась в долгий промежуток времени между наивысшими стадиями развития патристики и схоластики (400—1250), отчасти в направлении, наме­ченном Августином и мистическими течениями, отчасти в связи с исследованием познавательных процессов» 5 . Вместе с тем накапливается некоторый конкретный материал об анатомо-физиологических особенностях че­ловеческого организма как основах душевной жизни. Особенно следует отметить деятельность арабов и мыс­лителей, писавших на арабском языке ( IX — XIII вв.). Крупнейшими представителями здесь являются Авицен­на (Ибн-Сина), Альгазен, Аверроэс (Ибн-Рушд). Исто­рическая заслуга прогрессивной арабоязычной культу­ры состоит также в том, что она вернула народам Европы греческую философию и развила ее дальше, подго­товив материализм XVIII в. 6 В трудах этих ученых про­водится мысль об обусловленности психических качеств естественными причинами, о зависимости психики от ус­ловий жизни, воспитания. Отвергается бессмертие ин­дивидуальной души. Авиценна дал более точное, чем Гален, описание связи процессов ощущения и мышле­ния с мозгом, наблюдая за нарушениями при ранениях мозга. Духовные силы не существуют сами по себе, а нуждаются в органе, в телесном субстрате. Им являет­ся мозг. Альгазен в «Оптике» развивает учение об ощу­щении. Впервые обращает внимание на длительность психических актов, указывает на то, что между раздра­жением чувствующего аппарата и самим ощущением должен пройти известный промежуток времени, необ­ходимый для передачи возбуждения по нервным провод­никам. Аверроэс «не остановился перед объявлением теснейшей связи между состояниями сознания и физио­логическими явлениями; некоторые силы души он пря­мо называл продуктами телесных органов» 7 . Он развил учение Аристотеля о пассивном и активном разуме. В целом арабоязычные мыслители «способствовали вос­становлению психобиологии, отчасти утверждению гос­подства аристотелевской психологии, ставшего с XIII в. абсолютным».

В духовной жизни европейского феодализма важ­ным направлением, с которым также было связано раз­витие психологических знаний, был номинализм. Это учение развивалось в обстановке борьбы с другим фи­лософским течением — реализмом. Оба течения сущест­вовали в рамках схоластики. Между ними возникает спор по вопросу о реальности общего и об отношении общего к единичному. Спор шел о том, самостоятельно ли существует общее, обладает ли отдельным бытием или существует в единичных чувственных вещах, обла­дает ли оно телесной природой или бестелесно.

В форме якобы логического спора об универсалиях ставились коренные вопросы философии и психологии познания; что чему предшествует — объективные, чувст­венно воспринимаемые вещи общим идеям или, наоборот, идеи — вещам; идет ли человеческое познание от ощущений, отражающих вещи, к понятиям или от по­нятий— к вещам. Господствующей в средние века была позиция объективного идеализма. В этих условиях но­минализм явился «. первым выражением материализ­ма».

Из растущего влияния исследований природы, мате­матических, астрономических исследований выделился вопрос; вера или знание? В эти бурные прения вмеша­лась церковь в лице крупнейших служителей — Альбер­та Великого и Фомы Аквинского.

Фома Аквинский (1226—1274)—самый видный схо­ласт, система которого стала ведущим направ­лением католицизма. Современные последователи этого учения — неотомисты — представляют одно из самых влиятельных течений буржуазной философии наших дней. Фома Аквинский решал задачу поддержания ре­лигиозного мировоззрения в условиях зарождающейся тяги к объяснению природы и ее опытному изучению. В психологии папский престол поручил Фоме борьбу против восстановленного аверроистами учения Аристо­теля за Аристотеля в его христианской интерпретации. Фома Аквинский учил, что душа одна. Она обладает бытием, отдельным от тела (хотя и помещается в те­ле), нематериальным и индивидуальным. Душа высту­пает источником движения тела. Различаются способно­сти, свойственные душе как таковой (разум (нус), во­ля), а также растительные (вегетативные) и животные функции. Растительная и животные функции нуждают­ся в теле для деятельности в земной жизни. Соотноше­ние между душой и телом рассматривается как соотно­шение формы и материи. Но учение о материи и фор­ме изменяется. Различаются чистые формы в бестелес­ном мире и формы, осуществляющиеся лишь в материи. Человеческая душа — низшая из тех чистых форм (по­этому она бессмертна) и высшая из форм второго рода (поэтому она — принцип всей органической жизни).. Благодаря такому расчленению понятий душа получа­ет значение узлового пункта в мироздании, а человеку выпадает на долю почетное призвание — соединить в себе оба круга бытия. Душа, которая причисляется к чистой форме, замкнута в себе, ее не касается разрушение тела. Она бессмертна. Но природа ее не вполне бо­жественна. Об этом свидетельствует процесс познания, который не есть чисто духовный процесс (как у Пла­тона).

В учении о познании различаются человеческое «ес­тественное» познание и «сверхъестественное», основа для

религиозной веры, откровение. Естественное познание — это познание истины посредством чувств и интеллекта. В нем различаются два уровня. Первый уровень обра­зует познание через внешние и внутренние познава­тельные органы. Внешние органы — это органы чувств. Восприятие начинается воздействием какой-либо вещи. Этот процесс нельзя считать, как думал Демокрит, ма­териальным. Образы, воспринимаемые чувствами, суть бестелесные впечатления души, лишены материи — в осо­бой форме интенциональности, В них открываются чув­ственные свойства отдельных вещей. Ощущение явля­ется актом телесного органа — глаза, уха и т. п. Дает знание о единичном. Чувственный образ есть подобие единичного предмета. В этом, а также в том, что он не охватывает сущности, проявляется ограниченность вос­приятия. Внутренние познавательные органы — это, во-первых, общее чувство, здесь происходит группировка впечатлений от внешних чувств; во-вторых, воображе­ние— это склад, где сохраняются все восприятия; в-третьих, память; в-четвертых, орган суждения, кото­рый воздействует на чувственные органы познания, до­бывая из представлений неизменное содержание — сущ­ность вещей. Это преддверие второго уровня познания — интеллектуального. Интеллект не является актом како­го-либо телесного органа. Через интеллект познаем сущ­ности, которые хотя и существуют в материи, но позна­ются не постольку, поскольку они даны в материи, а как абстрагированные от материи через интеллектуаль­ное созерцание. Интеллект расширяет человеческое по­знание, превышает ощущение, поскольку может воспри­нимать вещь обобщенно, в ее родовом естестве. В са­мом интеллекте различается ряд ступеней. На каждой из них происходит все большее отвлечение от матери­ального объекта, пока, наконец, не обнаруживается об­ласть имматериальных субстанций, т. е. таких сущно­стей, которые существуют без всякой материи (и отра­жают ее в виде понятий бытия, единого, потенции, ак­та), иными словами — бог. Бог есть высшая и конечная цель познания: познается путем откровения. Отстаива­ние абсолютной необходимости откровения как основы религиозной веры и утверждение превосходства церков­ных авторитетов над разумом приводят к тому, что ра­зум оказывается на службе у веры. Будучи не в состоя­нии доказать истинность религии, разум в силах огра­дить ее от нападок и сделать истину церковного учения понятной. Отрицая врожденное знание, Фома Аквинский вме­сте с тем признавал прирожденность ряда основных по­нятий (математические аксиомы и т. п.), которые на­зывал зародышами знаний, принципами познания, вло­женными самим Богом. В качестве одного из механизмов познания у Фомы Аквинского выступает специальная операция сознания — интенциональность. В человеческой душе есть какая-то сила, интенция, «внутреннее слово», которое придает определенную направленность (интенциональность) акту восприятия и познанию в целом. Интенциональность как активность и предметность познания есть внутреннее свойство человека, прирожденное ему. Учение об интен-циональности идеалистически объясняет активный ха­рактер процесса познания. Обладание разумом и возникающей на его основе свободной волей делают человека ответственным за свои поступки, ибо он в состоянии выбирать между доб­ром и злом. Разум имеет примат над волей; нельзя же­лать того, что до этого не признано разумом. Но воля иногда может побуждать к познанию. Впрочем, конеч­ным источником свободных человеческих решений, со­гласно Фоме Аквинскому, является не сам человек, а бог, который вызывает в человеке стремление поступать так, а не иначе. Дуне Скот (1265/1266—1308) и В. Ок-кам (1300—1349/1350) ставили деятельность воли выше разума. Оккам особенно известен положением, получив­шим название «бритва Оккама», направленным против умножения принципов, привлекаемых для объяснения различных явлений. Борясь с психологической конструк­цией, данной Фомой Аквинским, в которой в душе че­ловека различаются множество душевных способностей (сил, органов), он рассматривает единую душу. Разно­образие направлений в деятельности единой души до­статочно объясняет различие ее функций, а то, что на­зывают душевными силами (органами, способностями),— это разные названия для различных актов одной души. В мистицизме М. Экхарта ( XIII — начало XIV в.) развиваются мысли о душевных силах познания и воли» единство которых дает ту целостность, которая внедре­на в человека богом. Она открывается в религиозном переживании как «искорка» от первоначального боже­ственного света в человеке. Позже мистик XVII в. Я. Бёме причудливо сплетает божественное, душевное и телесное бытие. Он говорит о «муках материи». В этих положениях приоткрывается специфическое, исторически определенное понимание личности в сред­ние века. Интерес к человеку был характерен для сред­невекового Китая. Особенно большое внимание психи­ческому совершенствованию человека уделялось в фи­лософии чань-буддизма. К душевному самоанализу были направлены также такие формы религиозных об­рядов, как исповедь (введена в начале XIII в.), молит­ва, аскетизм. Искателем новых путей в науке, предтечей эпохи Возрождения был Роджер Бэкон (1214 —1292). В спо­рах со схоластами он провозгласил значение опытов и наблюдения в познании. Однако опыт, по Бэкону, дает возможность познавать тело, но он бессилен познать ду­шу. Для познания души нужно нечто другое, особый род вдохновения, некое внутреннее просветление, по­зволяющее постигать то, чего не может открыть чувст­венное восприятие. У Бэкона дается большой материал о зрительных нервах и зрительном восприятии, которое он объясняет из общих законов распространения, пре­ломления и отражения света. Естественнонаучное на­правление, развиваемое Р. Бэконом и некоторыми дру­гими учеными, было важной линией развития материа­листических идей средневековой философии.

В XIV в. в Италии начинается новая эпоха Возрож­дения, создавшая в дальнейшем великий расцвет циви­лизации во всей Европе. При переходе средневекового феодального общества в новую фазу его развития, ког­да в этом обществе стали вырисовываться элементы но­вых для того времени отношений — раннекапиталисти-ческих, вновь проявилось влияние античности. К XIV в. относится деятельность величайших гуманистов А. Данте (1265—1321), Ф. Петрарки (1304—1374), Д. Боккаччо (1313—1375). Здесь большой интерес к человеку, к его переживаниям. По словам Я. Буркхард-та (1818—1897), происходит «открытие человека». Ко-люччо Салютати (1331—1406) и Леонардо Бредни (1369—1444), последователи Петрарки, пустили в ход слово humanitas как то свойство человека, которое оп­ределяет его человеческое достоинство и влечет к зна­нию.

В их творениях искусство освобождается от рели­гиозного содержания. По существу, это поэтическое изо­бражение идей. Данте в «Божественной комедии», Бок­каччо в новеллах, Петрарка в сонетах и канцонах обру­шиваются с сокрушительной критикой на алхимию, ас­трологию, магию, мистику и аскетизм. Важнейшее изо­бретение XV в. (1440 год, И. Гутенберг, Германия) — книгопечатание — сделало реальной выполнение гума­низмом своей просветительской задачи. Гуманисты за­нимаются изданием классической античной литературы.

Важнейшей особенностью эпохи Возрождения явля­ется возрождение естественнонаучного направления, раз­витие науки и рост знаний. Возникает натурфилософия, свободная от непосредственного подчинения религии (Дж. Бруно, Б. Телезио, П. Помпонацци). В этот пери­од наука рождается не в стенах университетов, а в мас­терских художников, скульпторов, граверов, архитекто­ров, которые были также инженерами, математиками, техниками. Эти мастерские стали настоящими экспери­ментальными лабораториями. Здесь соединялись теоре­тическая работа и опыт. Именно деятельность художни­ков положила начало новым проблемам механики, оп­тики, анатомии, и других наук. В условиях социальных требований к художникам того времени они должны бы­ли знать все эти отрасли искусства, должны иметь зна­ния по сооружению больших конструкций. Для осуще­ствления задачи реалистического изображения было не­обходимо установление правил перспективы и колорита в живописи. Возникла необходимость в научном объ­яснении, а не только в наблюдательности, опытности и одаренности, в привлечении на помощь искусству опти­ки и механики, математики, анатомии. Эта необходимость отыскания правил перерастает в работу по откры­тию законов природы.

Новую трактовку эмоций и развития аффектов дал в своей работе Бернардино Телезио (1509-1588). Стремясь объяснить психическое из природных законов, он организовал первое общество естествоиспытателей, которое ставило своей целью изучать природу во всех ее частях, объясняя ее из нее самой. Поэтому на первый план в его концепции вышло учение о движущих силах, являющихся источником энергии для разных форм развития. В качестве основных он выделил тепло и холод, свет и темноту, способность щ расширению и сокращению и т.д. Эти силы, утверждал Телезио, находятся во взаимном проникновении, создавая новые образования, связанные с концентрацией определенных сил. Борьба противоположных сил и есть источник всякого развития.

Телезио также считал, что главной целью природы является сохранение достигнутого состояния. Таким образом, можно говорить о том, что в его концепции впервые появилась идея гомеостаза, хотя и изложенная на уровне науки того времени. Закону самосохранения, по его мнению, подчиняется и развитие психики, а разум и эмоции регулируют данный процесс. При этом в положительных эмоциях проявляется сила души, а в отрицательных — ее слабость, мешающая самосохранению. Разум же оценивает ситуации с этой точки зрения. Сопоставив эти взгляды Телезио с положениями последующих психологических концепций, доказывающих связь эмоций и разума со стремлением к адаптации, можно увидеть их родственность, связанную со стремлением объяснить психическое его ролью в поддержании жизнедеятельности организма. Однако если в последующем в таких объяснениях можно найти не только достоинства, но и недостатки, то концепция Телезио в то время была прорывом к новым объяснительным принци­пам, делающим психологию объективной наукой.

XVI век—время великих открытий в области механи­ки, астрономии, математики. Н. Коперник (1473—1543), И. Кеплер (1571—1630), Дж. Бруно (1548—1600), Г. Галилей (1564—1642) стоят у истоков классической науки Нового времени. Их значение состоит в том, что они доказали: необходимо анализировать действитель­ ные явления, процессы и вскрывать законы, руководст­ вуясь предположением, что природа повинуется самым простым правилам. Необходимо изгнать анимистические представления из понятий о движении и силе. Начина­ ется систематическая работа теоретического научного мышления.

Из всех областей естественнонаучного направления следует особо отметить развитие в разных странах ме­ дицины, анатомии и физиологии человека. А. Парацельс (1493—1541) выступил с новой теорией о природе че­ ловеческого организма и методах лечения болезней. В анатомии Андрей Везалий (1514—1564) выпустил фундаментальный труд «О строении человеческого те­ла». Книга пришла на смену анатомии Галена, в кото­ рой было много ошибок, ибо он судил о строении тела человека на основании данных, которые черпал при ана­ томировании обезьян и собак. Непрерывно росло число вновь открываемых частей тела. Итальянские современ­ ники Везалия — Г. Фаллопий, Б. Евстахий, И. Фабриций из Аквапенденте и др. делают ряд открытий, которые навсегда вошли в анатомию под их именами.

Важное значение имели работы врача и мыслителя Мигеля Сервета (1509/1511/—1553), его идеи о малом круге кровообращения. Новая эпоха в анатомии, физио­ логии и эмбриологии началась работами М. Мальпиги (1628—1694) и работами по экспериментальной физио­ логии. В. Гарвей в 1628 г. решил проблему кровообра­щения.

Так постепенно складывалось познание путем опыта, которое приходило на смену догмам и схоластике.

Немецкие схоласты Р. Гоклениус и О. Кассман впер­ вые ввели термин «психология» (1590). Это указывает на возросший интерес к психологическим вопросам и позволяет понять успехи психологического анализа в XVII в. у Ф. Бэкона и Р. Декарта.

2. ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ЭПОХИ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Главной особенностью этого периода стало воз рождение античных ценностей, без которых едва ли смогли бы существовать и арабоязычная, и латинскоязычная культура (в Западной Европе, как известно, языком образованности была латынь).

Мыслители Возрождения полагали, что они очищают античную картину мира от воззрений «средневековых варваров». Восстановление античных па мятников культуры в их подлинном виде действительно стало признаком нового идейного климата. Однако воспринималось в них прежде всего созвучное новому образу жизни и обусловленной им интеллектуальной ориентации. Возникновение мануфактурного производства, усложнение и совершенствование орудий труда. Великие географические открытия, возвышение бюргерства (среднего слоя горожан), отстаивавшего свои права в ожесточен ной политической борьбе, – все эти процессы изменили положение человека в мире и обществе, а следовательно – и его представления о мире и о самом себе.

Новые философы вновь обращаются к Аристотелю, который теперь из идола скованной церковными догмами схоластики превращается в символ свободомыслия. В главном очаге Возрождения Италии – разгораются споры между спасшимися от инквизиции сторонниками Ибн-Рошда (аверроистами) и еще более радикально настроенными александристами.

Последний термин происходит от имени жившего в Афинах в конце II века н.э. древнегреческого философа Александра Афродисийского, который прокомментировал трактат Аристотеля «О душе» иначе, чем Ибн-Рошд. Коренное различие касалось бессмертия души – главного вопроса в церковном вероучении. Если Ибн-Рошд, разделяя разум (ум) и душу, считал разум, как высшую часть души, бессмертным, то Александр настаивал на целостности аристотелевского учения и его тезисе о том, что все способности души начисто исчезают вместе с телом.

Оба направления, александристы и аверроисты, сыграли важную роль в создании новой идейной атмосферы, проложив путь к естественнонаучному изучению организма человека и его психических функций. По этому пути пошли многие философы, натуралисты, врачи. Их творчество пронизывала вера во всемогущество опыта, в преимущество наблюдений, прямых контактов с реальностью, в независимость подлинного знания от схоластической мудрости.

Одним из титанов Возрождения был Леонардо да Винчи (1452-1515). Он представлял новую науку, которая родилась не в университетах, где по-прежнему изощрялись в комментариях к текстам древних, а в мастерских художников и строителей, инженеров и изобретателей. В своей практике они были преобразователями мира, их опыт радикально менял культуру и строй мышления. Высшей ценностью становился не божественный разум, а, говоря языком Леонардо, – «божественная наука живописи». При этом под живописью понималось не только искусство отражения мира в художественных образах. «Живопись, – писал Леонардо, – распространяется на философию природы».

Изменения в реальном бытии личности коренным образом изменяли ее самосознание. Субъект осознавал себя центром направленных вовне (в противовес августино-томистской интроспекции) духовных сил, которые воплощаются в реальные, чувственные (в противовес христианской чистой духовности) ценности, он желал подражать природе, на деле преобразуя ее своим творчеством, практическими деяниями.

Наряду с Италией возрождение новых гуманистических взглядов на индивидуальную психическую жизнь происходило в других странах, где подрывались устои прежних социально-экономических отношений. В Испании возникли направленные против схоластики учения, устремленные к поискам реального знания о психике. Так, врач Хуан Луис Вивес (1492-1540) в ставшей знаменитой книге «О душе и жизни» доказывал, что природа человека познается путем наблюдения и опыта, позволяющих, опираясь на теорию, правильно воспитывать ребенка.

О необходимости развивать естественно-научный подход к ис­следованиям психики писал и известный испанский ученый Хуан Луис (Людовик) Вивес (1492-1540). Х.Вивес получил образование в Англии, долгое время работал в Англии, Голландии и Германии, поддерживая дружеские отношения со многими европейски-! ми учеными того времени — Т. Мором, Э. Роттердамским и другими. В своей работе «О душе и жизни» X. Вивес обосновывал новый подход к психологии как науке эмпирической, основанной на анализе данных чувственного опыта. Для правильного построения понятий он предлагал новый способ обобщения чувственных данных — индукцию. Хотя операционально-логические способы индуктивного метода были позднее детально разработаны Фрэнсисом Бэконом, X. Вивесу принадлежит доказательство возможности и обоснованности логического перехода от частного к общему. Основой такого перехода, по мнению Вивеса, служат зако­ны ассоциаций, трактовку которых он взял у Аристотеля. Ассоциация впечатлений определяет, по его мнению, природу памяти. На этой же основе возникают простейшие понятия, дающие материал для всей последующей работы интеллекта. Наряду с сенсор ной стороной душевной деятельности важное значение придавалось и эмоциональной. Вивес одним из первых пришел к выводу, что наиболее эффективным для подавления негативного пережи­вания является не его сдерживание или подавление разумом, а вытеснение другим, более сильным переживанием. Психологическая концепция X. Вивеса послужила обоснованием для разработки педагогической концепции Я. Коменского.

Не меньше значение для психологии имела и книга другого известного испанского психолога — Хуана Уарте (1530-1592) «Исследование способностей к наукам». Это была первая психологическая работа, ставящая в качестве специальной задачи изучение индивидуальных различий в способностях с целью профессионального отбора. В книге Уарте, которую можно назвать первым исследованием по дифференциальной психологии, в качестве основных было поставлено четыре вопроса:

1. Какими качествами обладает та природа, которая делает человека способным к одной науке и неспособным к другой?

2. Какие виды дарования имеются в человеческом роде?

3. Какие искусства и науки соответствуют каждому дарованию в частности?

4. По каким признакам можно узнать соответствующее дарование?

Анализ способностей сопоставлялся со смесью четырех элементов в организме (темпераментом) и с различием в сферах деятельности (медицина, юриспруденция, военное искусство, управление государством и т.д.), требующих соответствующих дарований.

Основными способностями признавались воображение (фантазия), память и интеллект. Каждая из них объяснялась определенным темпераментом мозга, т. е. пропорцией, в которой смешаны в нем главные соки. Анализируя разнообразные науки и искусства, X. Уарте оценивал их с точки зрения того, какую из трех способностей они требуют. Это направило мысль Уарте на психологический анализ деятельности полководца, врача, юриста, теолога и т.д. Зависимость таланта от природы не означает, по его мнению, бесполезности воспитания и труда. Однако и здесь имеются большие индивидуальные и возрастные различия. Существенную роль в формировании способностей играют физиологические факторы, в частности характер питания.

Уарте считал, что особенно важно установить внешние признаки, по которым можно было бы различать качества мозга, определяющие характер дарования. И хотя его собственные наблюдения о соответствиях между телесными признаками и способностями очень наивны (он, например, выделял в качестве таких признаков жесткость волос, особенности смеха и т.п.), сама идея о корреляции между внутренним и внешним была, как показал по­следующий путь дифференциальной психологии, вполне рациональной. Уарте мечтал об организации профессионального отбора в государственном масштабе: «Для того чтобы никто не ошибался в выборе той профессии, которая больше всего подходит к его природному дарованию, государю следовало бы выделить уполномоченных людей великого ума и знания, которые открыли бы у каждого его дарования еще в нежном возрасте; они тогда заставили бы его обязательно изучать ту область знания, которая ему подходит».

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть