ПСИХОЛОГИЯ

Этапы развития инженерной психологии

История развития инженерной психологии

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РФ

Федеральное государственное бюджетное образовательное

учреждение высшего профессионального образования

«ПЕНЗЕНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Педагогический институт им. В.Г.Белинского

Реферат

История развития инженерной психологии

Выполнила: студентка группы

Инженерная психология — отрасль психологии, исследующая процессы и средства информационного взаимодействия между человеком и машиной, а также техническими средствами автоматизации. Важнейшими составляющими его стали процессы восприятия и переработки оперативной информации, принятия решений в условиях ограниченного времени, роста цены ошибочных действий. Она возникла и развивалась в условиях научно-технической революции, преобразовавшей психологическую структуру производственного труда.

Научные истоки инженерной психологии можно отнести к 1900 г., когда немецкий психолог В. Штерн ввел в научный оборот термин «психотехника». Предпосылкой ее развития явился запас накопившихся в психологии и физиологии экспериментальных данных и научных фактов, которые находили практическое приложение в разных сферах производства, медицины, педагогики, экономической жизни. Так, изучение чувствительности анализаторов обнаружило индивидуальные различия, наводившие на мысль о том, что необходим подбор людей с более низкими порогами чувствительности для тех профессий, где требуется высокая острота зрения, слуха или других органов чувств. Наблюдения, свидетельствовавшие о различном воздействии разных цветов на психику, привели к попыткам применить цвет в качестве стимулятора производственной активности рабочих, для лечения некоторых психических заболеваний и т. п.

Инициаторами создания этого направления выступили американские и английские психологи А. Чапанис, Мак-Фердан, У. Гарнер, Д. Бронбет и др. В России первые исследования инженерно-психологического типа были проведены в двадцатые годы XX века в рамках психологии труда и психотехники.

В марте 1957 года, на Всесоюзном совещании (конференции) по вопросам психологии труда в Москве, инженерная психология была определена как самостоятельная область исследований. В том же году была создана в институте лаборатория индустриальной психологии под руководством Д. А. Ошанина. Значительная роль в организации и консолидации исследовательских работ по инженерной психологии принадлежит созданной в ЛГУ в 1959 г. лаборатории индустриальной (инженерной) психологии, которую возглавил Б. Ф. Ломов.

В 70-х годах наметилась разработка методов проектирования системы «человек-машина». Одновременно стали решаться проблемы анализа деятельности людей, осуществляющих управление, проектирование и обобщение оценок функционирования систем «человек – машина».

Такимобразом, инженерная психология как научная дисциплина решала одновременно 2 задачи: 1) приспособление человека к технике; 2) приспособление техники и условий труда к человеку.

В связи с техническим оснащением производства, а также вооруженных сил становится вопрос управления человеком сложной техникой после качественного обучения и переобучения человека-оператора.

Все основные функции управления сложной техникой сводятся к преобразованию информации, циркулирующей в данной системе.

В этих условиях уже не физические и физиологические функции человека стали основными ограничивающими факторами успешности субъекта деятельности, а его когнитивные функции и эмоциональное состояние. Поэтому инженерная психология как научная дисциплина начинает изучать объективные закономерности процессов информационного взаимодействия человека и техники с целью использования их в практике проектирования, создания и эксплуатации систем «человек-машина» (СЧМ).

Бурное развитие инженерной психологии, ставшей самостоятельным, чрезвычайно продуктивным направлением психологии труда, привело к перестройке ее понятийного аппарата, ставшего благодаря обогащению технической терминологией не только более широким, но и более строгим.

Таким образом, развитие инженерной психологии в России как самостоятельного научного направления с самого начала было подчинено решению практических задач. Сегодня «Инженерная психология» является одной из научных отраслей психологического знания.

Как самостоятельная научная дисциплина инженерная психология начала формироваться в 40-х гг. XX столетия. Однако идеи о необходимости комплексного изучения человека и техники высказывались русскими учеными еще в XIX столетии. Так, Д. И. Менделеев еще в 1880 г. говорил о необходимости при конструировании воздухоплавательных аппаратов думать не только о двигателях, но и о человеке. Только тогда будет создан аппарат, «доступный для всех и уютный»,— подчеркивал ученый. В 1882 г. русским метеорологом М. А. Рыкачевым был поставлен вопрос о психологической пригодности к летному делу, разработан перечень качеств, необходимых для управления летательным аппаратом. Эти положения впоследствии использовались при отборе пилотов русской авиации. Русские ученые еще в конце XIX в. предприняли попытки разработать научные и теоретические основы учения о труде. Пионером в этой области является И. М. Сеченов, который одним из первых поставил вопрос об использовании научных данных о человеке для рационализации трудовой деятельности. И. М. Сеченов занимался также изучением роли психологических процессов при выполнении трудовых актов, поставил вопрос о формировании трудовых навыков и впервые показал, что в процессе трудового обучения изменяется характер регуляции: функции регулятора переходят от зрения к осязанию. Он ввел также понятие активного отдыха как лучшего средства повышения и сохранения работоспособности. Многие из этих положений не потеряли актуальности и в наши дни. Однако исследования этого периода носили эпизодический характер и выполнялись специалистами-одиночками. В 1918 г. под руководством В. М. Бехтерева в Петрограде организуется Институт по изучению мозга, в программе которого одной из центральных становится проблема труда. Бехтерев организовал в институте лабораторию труда, в которой сам вел экспериментальное изучение влияния труда на личность, на ее нервно-психологическое состояние. В своих работах он неоднократно выступал с идеей о комплексном изучении трудовой деятельности человека. В 1920 г. был организован Центральный институт труда (ЦИТ). Под руководством А. К. Гастева в институте был решен ряд вопросов по стандартизации рациональных приемов обучения и трудовой деятельности человека с учетом его биологических и психологических способностей. Гастев выдвинул новаторские идеи трудовой установки, социально-инженерной машины и др. Используя идеи Сеченова и И. П. Павлова, он разработал систему представления об организации двигательной активности человека в процессе труда, о построении его движений. Дальнейшие исследования трудовой деятельности связаны с развитием психотехники. В 20-х гг. на многих предприятиях создаются лаборатории психотехники, проводятся интенсивные исследования по рационализации трудовой деятельности и обучения, профессиональному отбору, организации рабочих мест. Многие из них явились прообразом современных инженерно-психологических разработок. Однако в силу целого ряда причин психотехника ни у нас в стране, ни за рубежом не оформилась в самостоятельное научное направление. Реальные социально-экономические условия для развития инженерной психологии сложились только к середине 50-х гг. Ее интенсивное развитие началось с 1959 г., когда при Ленинградском государственном университете была создана первая отечественная лаборатория инженерной психологии (Б. Ф. Ломов). Несколько позже аналогичная лаборатория была создана в Москве при НИИ автоматической аппаратуры (В. П. Зинченко). В своем развитии инженерная психология прошла два основных этапа. Первый из них связан с исследованием отдельных технических устройств с точки зрения соответствия их отдельно взятым психологическим характеристикам человека. Этот этап иногда называют коррективным (50 — 60-е гг.). Второй этап (начиная с 70-х гг.) более связан с изучением и проектированием деятельности оператора в целом. Он называется проективным, характерным для него является системный подход к изучению рассматриваемых вопросов.

Источник

Этапы становления инженерной психологии

Описывая процессы взаимодействия человека и техники, инженерная психология в своем развитии прошла несколько этапов: 1) приспособление техники к человеку; 2) приспособление условий труда к человеку; 3) передача трудовых функций человека технике.

Особенности деятельности оператора и тенденции развития современного производства.

Основные этапы деятельности оператора. Классификация видов операторского труда.

Увеличение сложности и скорости течения производственных процессов выдвигает повышенные требования к точности действий операторов, быстроте принятия решений в осуществлении управленческих функций. В значительной мере возрастает степень ответственности за совершаемые действия, поскольку ошибка оператора при выполнении даже самого простого акта может привести к нарушению работы всей системы «человек – машина», создать аварийную ситуацию с угрозой для жизни работающих людей. Поэтому работа оператора в современных человеко-машинных комплексах характеризуется значительными увеличениями нагрузки на нервно-психическую деятельность человека, в связи с чем по-иному ставится проблема критериев тяжести операторского труда. Основным критерием становится не физическая тяжесть труда, а его нервно-психическая напряженность.

В условиях современного производства изменяются условия работы человека. Для некоторых видов деятельности оператора характерно ограничение двигательной активности, которое не только проявляется в общем уменьшении количества мышечной работы, но и связано с преимущественным использованием малых групп мышц. Иногда оператор должен выполнять работу в условиях изоляции от привычной социальной среды, в окружении приборов и индикаторов. И если эти устройства спроектированы без учета психологических особенностей оператора либо выдают ему ложную и искаженную информацию, то возникает ситуация, которую образно называют «конфликтом» человека с приборами.

Повышение степени автоматизации производственных процессов требует от оператора высокой готовности к экстренным действиям. При нормальном протекании процесса основной функцией оператора является контроль и наблюдение за его ходом. При возникновении нарушений оператор должен осуществить резкий переход от монотонной работы в условиях «оперативного покоя» к активным, энергичным действиям по ликвидации возникших отклонений. При этом он должен в течение короткого промежутка времени переработать большое количество информации, принять и осуществить правильное решение. Это приводит к возникновению сенсорных, эмоциональных и интеллектуальных перегрузок.

Рассмотренные особенности операторского труда позволяют выделить его в специфический вид профессиональной деятельности, в связи с чем для его изучения, анализа и оценки недостаточно классических методов, разработанных психологией и физиологией труда и используемых для оптимизации различных видов работ, не связанных с дистанционным управлением по приборам.

Деятельность оператора в системе «человек – машина» может носить самый разнообразный характер. Несмотря на это, в общем виде она может быть представлена в виде четырех основных этапов.

Прием информации. На этом этапе осуществляется восприятие поступающей информации об объектах управления и тех свойствах окружающей среды и СЧМ в целом, которые важны для решения задачи, поставленной перед системой «человек – машина». При этом осуществляются такие действия, как обнаружение сигналов, выделение из их совокупности наиболее значимых, их расшифровка и декодирование; в результате у оператора складывается предварительное представление о состоянии управляемого объекта: информация приводится к виду, пригодному для оценки и принятия решения.

Оценка и переработка информации. На этом этапе производится сопоставление заданных и текущих (реальных) режимов работы СЧМ, производится анализ и обобщение информации, выделяются критические объекты и ситуации и на основании заранее известных критериев важности и срочности определяется очередность обработки информации. Качество выполнения этого этапа во многом зависит от принятых способов кодирования информации и возможностей оператора по ее декодированию. На данном этапе оператором могут выполняться такие действия, как запоминание информации, извлечение ее из памяти, декодирование и т.п.

Принятие решения. Решение о необходимых действиях принимается на основе проведенного анализа и оценки информации, а также на основе других известных сведений о целях и условиях работы системы, возможных способах действия, последствиях правильных и ошибочных решений и т.д. Время принятия решения существенным образом зависит от энтропии множества решений.

Реализация принятого решения. На этом этапе осуществляется проведение принятого решения в исполнение путем выполнения определенных действий или отдачи соответствующих распоряжений. Отдельными действиями на этом этапе являются: перекодирование принятого решения в машинный код, поиск нужного органа управления, движение руки к органу управления и манипуляция с ним (нажатие кнопки, включение тумблера, поворот рычага и т.п.).

На каждом из этих этапов оператор совершает самоконтроль собственных действий. На качество и эффективность выполнения каждого из рассмотренных этапов оказывает влияние целый ряд факторов. Так, например, качество приема информации зависит от вида и количества индикаторов, организации информационного поля, психофизических характеристик предъявляемой информации (размеров изображений, их светотехнических характеристик, цветового тона и цветового контраста).

Машиноцентрический и антропоцентрический подходы к анализу и проектированию деятельности оператора в АСУ, как отражение технократической и гуманистической концепции рассмотрения техники и роли человека в ней.

Человек только пассивное звено системы. Задача связана с тем, чтобы определить входные/выходные характеристики этого звена. Это машиноцентрический подход.

Деятельность человека направлена на поддержание ОУ в целевом состоянии, при этом оператор сам организует работу системы, формирует и решает частные задачи. Технические устройства служат только средством его деятельности. Это антропоцентрический подход.

Дата добавления: 2018-04-04 ; просмотров: 182 ;

Источник

История развития инженерной и психологии

Как самостоятельная научная дисциплина инже­нерная психология начала формироваться в 40-х годах прошлого века. Однако идеи о необходимости комплекс­ного изучения человека и технических устройств выс­казывались русскими учеными еще в девятнадцатом столетии. Так, великий русский ученый Д.И. Менделе­ев уже в 1880 г. говорил о необходимости при констру­ировании воздухоплавательных аппаратов думать не только о двигателях, но и о человеке и пользоваться данными различных наук. Только тогда будет создан аппарат, «доступный для всех и уютный»,— подчерки­вал ученый [цит. по 132].

В 1882 г. русским метеорологом МЛ. Рыхачевым был поставлен вопрос о психологической пригодности к летному делу. Он разработал перечень качеств, необ­ходимых воздухоплавателю для управления летатель­ным аппаратом: быстрота соображения, распоряди­тельность, осмотрительность, внимательность, ловкость, сохранение присутствия духа [132]. Эти положения впоследствии частично использовались при отборе пилотов русской авиации, причем гораздо раньше, чем в других странах. Особенно большое значение профот­бор имел для пилотов тяжелых многомоторных само­летов, которые впервые в мире появились в России. Русские авиаторы поставили вопрос о природе летных способностей и наметили возможные пути их опреде­ления и использования в летной практике.

Русские ученые еще в конце позапрошлого века предприняли попытки разработать научные и теоре­тические основы учения о труде. Пионером в этой области явился великий русский ученый Я.М. Сеченов, который первым поставил вопрос об использовании научных данных о человеке для рационализации тру­довой деятельности. И.М. Сеченов занялся изучением роли психических процессов при выполнении трудо­вых актов, поставил вопрос о формировании трудовых навыков и впервые показал, что в процессе трудового обучения изменяется характер регуляции: функции регулятора переходят от зрения к осязанию. Он ввел понятие активного отдыха как лучшего средства повы­шения и сохранения работоспособности. Работы уче­ного «Физиологические критерии для установки дли­ны рабочего дня» (1897), «Участие нервной системы в рабочих движениях человека» (1900), «Очерк рабочих движений человека» (1901) и другие не потеряли акту­альности и в наше время [40].

Однако в силу целого ряда причин многим идеям прогрессивных русских ученых не суждено было сбыться. Применение их на практике было скорее исключением, чем правилом.

Примерно в то же самое время на Западе (и преж­де всего в США) проявляется большой интерес к изу­чению трудовых актов. В связи с переходом капитализ­ма в его высшую стадию резко усилилась конкурентная борьба, усилилась погоня предпринимателей за полу­чением сверхприбылей. Это заставило их обратить самое серьезное внимание на повышение производи­тельности труда рабочих за счет его дальнейшей ин­тенсификации .

Одна из наиболее крупных попыток решения этой проблемы связана с появлением системы Ф. Тейлора. Она была направлена прежде всего на рационализа­цию движений рабочего, изгнание из трудового про­цесса лишних и ненужных движений, осуществление такого темпа работы, при котором производительность труда рабочего достигала максимальных показателей, обеспечивая получение предпринимателем наиболь­ших прибылей. В работах Ф. Тейлора определенное внимание уделялось также психологическим вопро­сам — профотбору, нормированию труда, приспособ­лению инструмента к рабочему.

Эти работы являлись типичным примером капита­листической рационализации труда и полностью отве­чали интересам предпринимателей. Поэтому в них совершенно не разрабатывались мероприятия по со­хранению внутренних ресурсов человека. Противоре­чивый характер системы Ф. Тейлора отметил В.И. Ле­нин [88, т. 36, с. 189—190]. Он писал, что, несмотря на ярко выраженный эксплуататорский подход к рабоче­му, она содержала ряд богатейших научных завоеваний в деле анализа механических движений при труде и выработки правильных приемов работы. Поэтому он призывал советских специалистов использовать все то ценное, что имеется в системе Ф. Тейлора.

Его работы были плодотворно продолжены Ф, Гил­бертом. Он выдвинул идею универсальных микродвижений (терблигов), из комбинации которых может быть представлена любая производственная операция. Кроме этого Ф. Гилберт обосновал необходимость изу­чения трудового процесса до его начала; т. е. его про­ектирования. Эти идеи были внедрены на заводах Г. Форда, что позволило резко повысить производительность труда.

Изучение трудовых процессов проводилось в за­падных странах также в рамках психотехники, которая зародилась в начале века. Ее задача заключалась в осу­ществлении рационализации труда психологическими средствами, в использовании законов человеческого поведения для целесообразного воздействия на челове­ка и регулирования его поведения. Предпосылкой раз­вития психотехники явилось изучение индивидуальных различий людей в дифференциальной психологии. Изу­чение этих различий и использование их для профес­сионального отбора в промышленности и армии стало одной из важнейших задач психотехники. Основным методом профотбора были тесты. Их применение было основано на идее врожденных способностей и на прин­ципе однозначного, фатального предназначения челове­ка для какой-либо одной профессии. Главным недостат­ком психотехники было механистическое понимание способности к деятельности как набора свойств, не связанных между собой и неизменных.

На рубеже 20-х годов в нашей стране вопросам оптимизации производственных условий и конструк­ции средств труда стало уделяться большое внимание. В 1918г. под руководством В.М. Бехтерева в Петрогра­де организуется Институт по изучению мозга и психи­ческой деятельности, в программе которого одной из центральных становится проблема труда. Бехтерев организует в институте лабораторию труда, в которой сам ведет экспериментальное изучение влияния труда на личность, на ее нервно-психическое состояние. В своих работах он неоднократно выступал с идеей о комплексном изучении трудовой деятельности чело­века.

В 1920 г. был организован Центральный институт труда (ЦИТ). Под руководством А.К. Гастева в ин­ституте был решен ряд вопросов по стандартизации рациональных приемов обучения и трудовой деятель­ности человека с учетом его биологических и психоло­гических особенностей. Гастев выдвинул новаторскую, концепцию «трудовой установки». Используя идеи И.М. Сеченова и И.П. Павлова, он разработал систему представлений об организации двигательной активно­сти человека в процессе труда, о построении его дви­жений.

Большой интерес представляла идея Гастева о создании «социально-инженерной машины», т. е. такой техники, которая в полной мере соответствует возмож­ностям человека и в которой проблема повышения производительности труда решается одновременно с созданием гуманизированных условий на производстве и обеспечением нормального комфорта в окружающей человека среде. Эта идея Гастева реализуется в совре­менной инженерной психологии при проведении ин­женерно-психологического проектирования.

В 20-х годах на многих крупных предприятиях промышленности и транспорта создаются лаборатории психотехники. Основное внимание в них уделялось работам по профессиональному отбору. Был проведен также ряд работ, явившихся прообразом современных инженерно-психологических разработок. К их числу можно отнести работу по выбору наиболее рациональ­ного расположения букв на клавиатуре пишущей ма­шинки с учетом времени двигательной реакции, рабо­ты по рационализации шкал авиационных приборов и кабины самолета, работы по организации рабочего места вагоновожатого и т. п. Эти работы проводились под руководством С.Г. Геллерштейяа, И.Н. Шпильрейна, Н.В. Зимкина и многих других ученых.

Передовые советские ученые-психотехники стре­мились преодолеть основные недостатки западной психотехники. Ими высказывались идеи о комплекс­ном подходе к изучению трудовой деятельности, об изменчивости способностей, о возможности компенса­ции одних психических свойств другими, о необходимости учета этих явлений при применении тестов. Однако для многих работ характерным оставалось некритическое применение методов западной психотех­ники» увлечение тестированием, механическое приме­нение тестов без раскрытия и анализа содержательной стороны вопроса, пренебрежение к теории и голый эмпиризм. В силу этих причин психотехника ни у нас в стране, ни за рубежом не оформилась как самосто­ятельное научное направление. Несмотря на это, в работах психотехников содержалось много фактичес­кого материала, представляющего интерес и для совре­менной инженерной психологии.

Реальные социально-экономические условия для развития инженерной психологии в нашей стране сло­жились только в конце 50-х годов. Ее интенсивное раз­витие началось с 1959г., когда при Ленинградском государственном университете под руководством Б.Ф. Ломова, а несколько позже и в Москве при НИИ автоматичес­кой аппаратуры под руководством В.П. Зинченко были созданы первые в стране научно-исследовательские лаборатории по инженерной психологии. Их создание дало большой толчок к интенсивному развитию отече­ственной инженерной психологии. Затем лаборатории и группы инженерной психологии создаются и в дру­гих организациях.

В своем развитии инженерная психология прошла два основных этапа. Первоначально в ней преоблада­ли исследования аналитического типа, связанные с оценками тех или иных отдельно взятых технических устройств и элементов с точки зрения их соответствия также отдельно взятым психологическим характерис­тикам человека. Так были выполнены многочисленные исследования восприятия показаний различных при­боров и индикаторов, различения и опознания цифр, букв, условных знаков и т. д., т. е. отдельно взятых сигналов, при помощи которых информация передается человеку. То же самое можно сказать и относительно исследования управляющих движений.

Эти исследования дали полезные результаты. Они позволили разработать инженерно-психологические требования к различным типам средств отображения информации и органам управления, к их взаимному расположению, последовательности использования и т. п. Однако реальная деятельность человека-операто­ра сводится в них к элементарным реакциям; поэтому накопленные в этих исследованиях данные имеют ог­раниченное значение. Этот этап развития инженерной психологии иногда называют коррективным. Характер­ным для него является машиноцентрический подход к анализу систем «человек — машина», т. е. подход «от машины к человеку», при этом человек рассматрива­ется как простое звено СЧМ.

В процессе дальнейшего развития инженерной психологии стала очевидной ограниченность такого подхода. Возникла необходимость психологического изучения деятельности человека-оператора в целом и рассмотрения всей системы психических и других функций, процессов и состояний в контексте этой де­ятельности. Главный упор в этом случае делается на проектирование деятельности оператора. Проект дея­тельности выступает как основа решения всех других задач, связанных с разработкой и построением СЧМ: от общей задачи определения ее принципиальной схе­мы и до конкретных частных задач, например оформ­ления шкал приборов и индикаторных панелей, выбо­ра типов органов управления и т. п. Этот этап развития инженерной психологии носит название проективно­го. Характерным для него является антропоцентричес­кий подход к анализу СЧМ, т. е. подход «от человека к машине». Необходимо отметить, что такой подход на­ходится пока в стадии становления. Методы его реали­зации разработаны еще не в полной мере. Однако от разработки методов проектирования деятельности во многом зависит эффективность инженерно-психологи­ческих исследований и разработок. Решению этой за­дачи должно уделяться первостепенное значение.

Таким образом, в процессе развития инженерной психологии осуществляется переход от относительно простых и частных вопросов к более сложным и об­щим, от изучения отдельных элементов деятельности к деятельности в целом с учетом влияния ее резуль­татов на показатели функционирования всей систе­мы «человек — машина», от рассмотрения человека-оператора как простого звена СЧМ к рассмотрению его как сложной высокоорганизованной системы. Первостепенное значение при этом имеет реализация системного подхода к анализу СЧМ. Все это вытекает как из логики развития инженерной психологии в качестве науки, так и из возрастающих требований практики.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть