ПСИХОЛОГИЯ

Эволюция представлений о предмете социальной психологии

Эволюция представлений о предмете социальной психологии в России

Поскольку психологическая наука в нашей стране в определении своего предмета исходит из принципа деятельности, Г.М. Андреева обозначает специфику социальной психологии как изучение закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных включением их в социальные группы, а также психологические характеристики самих этих групп. К такому пониманию своего предмета социальная психология пришла не сразу, и поэтому для уяснения вопроса полезно проанализировать содержание тех дискуссий, которые имели место в ее истории.

Традиционным был мнение о том, что истоки отечественной социальной психологии восходят к западной науке. Историко-психологические исследования показали, что социальная психология в нашей стране имеет самобытную историю. Возникновение и развитие западной и отечественной социальной психологии происходило как бы параллельно.

Отечественная социальная психология возникла на рубеже 19 и 20 в.в. Путь ее становления имеет ряд стадий: зарождение социальная психология в общественных и естественных науках, отпочкование от родительских дисциплин (социологии и психологии) и превращение в самостоятельную науку, возникновение и развитие экспериментальной социальной психологии. Таким образом, история социальной психологии в России имеет четыре периода.

Первый период (60-е г.г. 19 в. – начало 20 в.).

Социально-психологические идеи в этот период успешно развивались представителями общественных наук, прежде всего социологами. Для истории социальной психологии большой интерес представляет психологическая школа в социологии (П.Л. Лавров, Н. И. Кареев, М.М. Ковалевский, Н.К. Михайловский). Наиболее разработанная социально-психологическая концепция содержится в трудах Н.К. Михайловского. По его мнению, социально-психологическому фактору принадлежит решающая роль в ходе исторического процесса. Законы, действующие в социальной жизни, надо искать в социальной психологии. Михайловском принадлежит разработка психологии массовых социальных движений, одной из разновидностей которых являются революционные движения.

Действующими силами социального развития являются герои и толпа. Сложные психологические процессы возникают при их взаимодействии. Толпа, в концепции Михайловского, выступает как самостоятельное социально-психологическое явление. Вожак управляет толпой. Его выдвигает конкретная толпа в те или иные моменты исторического развития. Он аккумулирует разрозненные функционирующие в толпе чувства, инстинкты, мысли. Общественные настроения являются фактором. Который должен учитывать герой, чтобы массы шли за ним. Исследуя проблему общения между героем и толпой, м/л общение людей в толпе, он в качестве механизмов общения выделяет внушение, подражание, заражение, противопоставление. Главный из них – подражание людей в толпе. Основой подражания является гипнотизм. В толпе часто возникает автоматическое подражание, «нравственная или психическая зараза».

Особое место в предреволюционной истории развития российской социальной науки занимает В.М. Бехтерев. В специальной социально-психологической работе «Предмет и задачи общественной психологии как объективной науки» (1911) содержится развернутое изложение его взглядов на сущность социально-психологических явлений, на предмет социальной психологии, методы этой отрасли знания. Через 10 лет Бехтерев публикует свой фундаментальный труд «Коллективная рефлексология» (1921), который можно рассматривать как первый в России учебник по социальной психологии. Здесь он дает развернутое определение предмета социальной психологии. Им является изучение психологической деятельности собраний и сборищ, составляемых из массы лиц, проявляющих свою нервно-психическую деятельность как целое. На нынешнем языке – это изучение поведения коллективов, личности в коллективе, условия возникновения социальных объединений, особенности их деятельности, взаимоотношениях их членов.

Бехтерев выделяет системообразующие признаки коллектива: общность интересов и задач, побуждающих коллектив к единству действий. В качестве социально-психологических феноменов В.М. Бехтерев выделяет взаимодействие, взаимоотношения, общение, коллективные наследственные рефлексы, коллективное настроение, коллективное творчество, согласованные коллективные действия. Объединяющими людей в коллективе факторами являются: механизмы взаимовнушения, взаимоподражания, взаимоиндукции. Особый фактор – язык.

В.М. Бехтерев рассматривал вопрос о методах этой новой отрасли науки. В его работе содержится описание большого эмпирического материала, полученного при применении объективного наблюдения, анкет, опросов. Эксперимент, поставленный им совместно с М.В. Ланге, показал, как социально-психологические явления – общение, совместная деятельность – влияют на формирование процессов восприятия, представлений, памяти. Работой этих ученых положено начало в России экспериментальной социальной психологии. Их исследования положили начало особому направлению в психологии – изучению роли общения в формировании психических процессов.

Второй период (20-е годы – первая половина 30-х г.г. 20 в.).

Характерной особенностью развития социальной психологии в этот период был поиск своего пути в развитии мировой социально-психологической мысли мысли. Этот поиск осуществлялся двумя способами:

1) в дискуссиях с основными школами зарубежной социальной психологии;

2) путем освоения марксистских идей и применения их к пониманию сущности социально-психологических явлений.

Освоение марксизма в 20-30 г.г. осуществлялось в социальной и общей психологии совместно. Это было естественно и объяснялось тем, что их представителями обсуждался ряд кардинальных методологических проблем: соотношение социальной психологии и индивидуальной; соотношение социальной психологии и социологии; природа коллектива как основного объекта социальной психологии.

При рассмотрении вопроса о соотношении индивидуальной и социальной психологии существовало 2 точки зрения. Ряд авторов утверждал, что если сущность человека, согласно марксизму, есть совокупность всех общественных отношений, то и вся психология, изучающая людей, есть социальная психология. Никакой социальной психологии наряду с общей якобы не должно быть. Противоположную точку зрения представляли взгляды тех, кто утверждал, что должна существовать только социальная психология. «Существует единая социальная психология, — утверждал В.А. Артемов, — распадающаяся на социальную психологию индивида и социальную психологию коллектива». В ходе дискуссии эти 2 крайние токи зрения преодолевались. Преобладающими становились взгляды, что между социальной пихологией и индивидуальной должно существовать равноправное взаимодействие.

Особое место в дискуссиях по вопросу о перестройке психологии на основе марксизма занимал Г.И. Челпанов. Отстаивая позиции идеалистической психологии, он предложил разделить психологию на 2 части – социальную психологию и индивидуальную. Социальная психология изучает общественно детерминируемые психические явления. Она тесно связана с идеологией. Ее связь с марксизмом естественна. Собственно же психология должна остаться эмпирической наукой, независимой от мировоззрения вообще и от марксизма в частности. Таким образом, он признавал право социальной психологии на существование и ратовал за создание Института социальной психологии. Резко полемизируя с представителями авторитетного психологического направления – рефлексологии, Г.И.Челпанов утверждал, что задачей реформы психологии должно быть не устройство собачников, а организация работ по изучению социальной психологии.

Одним из направлений в социальной психологии 20-30 г.г. было исследование проблемы коллектива. Обсуждался вопрос о природе коллективов. Были высказаны 3 точки зрения.

1) Согласно первой точке зрения коллектив — простая сумма составляющих его индивидов.

2) Представители другой утверждали, что поведение индивида фатально предопределено общими задачами и структурой коллектива.

3) Среднее положение между двумя крайними заняли представители третьей точки зрения, согласно которой индивидуальное поведение в коллективе изменяется, вместе с тем коллективу как целому присущ самостоятельный творческий характер поведения.

В детальной разработке теории коллектива участвовали многие социальные психологи – Б.В. Беляев, А.С. Залужный, М.А. Рейснер, Г.А. Фортунатов и др. Таким образом, вопрос относительно предмета социальной психологии не был решен. С одной стороны, социальная психология отождествлялась с учением о социальной детерминации психических процессов, и сторонники этой точки зрения справедливо утверждали, что вся психология социальная и никакой другой социальной психологии не надо. Те же, кто считал задачей социальной психологии исследование личности в коллективе и самих коллективов, — не смогли предложить адекватное решение проблем, используя в качестве методологических основ марксистскую философию.

В результате борьбы мнений закрепилось понимание социальной психологии как науки о социальной детерминации психики. Так как в этом случае никакого самостоятельного статуса для социальной психологии не предполагалось, попытки построения ее как самостоятельной дисциплины (или хотя бы как части психологической науки) прекратились на довольно длительный срок.

Третий период ( вторая пол. 30-х г.г. – вторая половина 50-х г.г. ХХ века).

Во второй половине 30-х г.г. ситуация резко изменилась. Началась изоляция отечественной науки от западной психологии. Перестали публиковаться переводы трудов западных авторов. Внутри страны возрос идеологический контроль за наукой. Это порождало боязнь исследовать социально острые вопросы. Наступил перерыв в развитии российской социальной психологии.

Кроме общеполитической ситуации, причины этого перерыва заключались в практической невостребованности результатов исследований. Изучение мнений, интересов, настроения людей, психологической атмосферы в обществе были никому не нужны. Более того, тот факт что социальная психология в тоже время продолжала развиваться на Западе в рамках немарксистской традиции, привел некоторых психологов к отождествлению социальной психологии вообще с ее «буржуазным» вариантом, исключив саму возможность существования социальной психологии в нашей стране. Само понятие «социальная психология» стало синонимом реакционной дисциплины.

Но это был перерыв в самостоятельном существовании социальной психологии, что не исключало реального существования отдельных исследований, являющихся по своему предмету социально-психологическими. Эти исследования были продиктованы потребностями педагогической практики. Определяющими облик социальной психологии были работы А.С. Макаренко. В историю социальной психологии он вошел как исследователь коллектива и воспитания личности в коллективе. Стержневая идея социально-психологической концепции А.С. Макаренко – единство коллектива и личности. Это определило его практическое требование: воспитание личности в коллективе, посредством коллектива и для коллектива.

Четвертый период (вторая половина 50-х – первая половина 70-х г.г. ХХ века).

В этот период сложилась особая социальная и интеллектуальная ситуация в стране. «потепление» общей атмосферы, ослабление администрирования в науке, снижение идеологического пресса, демократизация во всех сферах жизни обусловили возрождение творческой активности ученых. Для социальной психологии было важно то, что возрос интерес к человеку. Начался период возрождения социальной психологии. Формально начало возрождения связывают с дискуссией по социальной психологии. Эта дискуссия началась публикацией А.Г. Ковалева «О социальной психологии» в Вестнике ЛГУ, 1959, №12. Дискуссии продолжились на 11 съезде психологов СССР, на страницах журналов «Вопросы психологии» и «Вопросы философии».

Основная полемика касалась двух вопросов:

1) понимания предмета социальной психологии и соответственно круга ее задач;

2) соотношение социальной психологии с психологией, с одной стороны, и с социологией с другой.

Источник

Эволюция представлений о предмете социальной психологии

Предмет социальной психологии

ЧАСТЬ I. ПРЕДМЕТ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Социальная психология является одной из самых молодых и перспективных областей психологического знания, прошедшей характерный для любой системы знания, особенно гуманитарного, период шараханий, смены приоритетов и переопределения предмета. Сложность становления социальной психологии связана., прежде всего с тем, что ее появление в системе научного знания носило временный, компромиссный характер. являясь ребенком двух матерей – психологии и социологии – ей пришлось приложить немало усилий для освобождения от жестких рамок опекунства.

Само «появление на свет» социальной психологии было связано с тем, что в рамках психологии господствовал персоноцентризм, а в рамках социологии социоцентризм, при понимании ими обоими, что существует класс явлений, который не может быть пока объяснен возможностями ни первой, ни второй. В рамках традиционного психологического изучения крайне сложно было объяснить феноменологию малой группы как не сводимой к простой сумме психологических особенностей составляющих ее отдельных индивидов. Групповые же процессы были столь наглядны и те трансформации, которые имели место в группе у отдельного индивида, столь очевидны, что игнорировать их стало просто невозможно. В рамках социологии столь же остро ощущалась проблема нахождения внутриличностных (психологических) оснований социальных процессов и явлений, которые тоже игнорировать без внесения существенных изменений в собственный предмет было весьма сложно по крайней в той исторической ситуации. Как компромиссное решение была признана возможность появления социальной психологии на тот период, пока не будет найдено решений в рамках родительских дисциплин.

Столь необычное появление на свет оказало определенное влияние на всю последующую историю становления и развития социальной психологии. Первейшей задачей стала необходимость конституирования как истинно научного знания, претендующего и обладающего возможностями объективного изучения социальной активности людей, открытия универсальных законов социального поведения. Более того, эти законы должны были распространяться не только на человека, но и на других представителе животного мира, что во многом стимулировало исследования на крысах и т.п. Т.к. в основании социального поведения лежит психика, а психика универсальна в животном мире, то научное выявление закономерностей ее проявления на уровне социальных общностей воспринималось вполне очевидным и возможным. Проблема заключалась лишь в малом нахождении таких инструментов, которые позволили бы изучать эту психическую активность и соотносить с тем, с чем сталкиваются люди в реальной жизни. Эта проблема оказалась значительно сложнее разрешаемой, что и предопределило последующие шараханья из крайности в крайность, постоянное уточнение предмета.

Для прослеживания истории и динамикисоциально-психологических представлений полезно исходно определиться в содержании самой категории хотя бы в общем плане. С этой целью мы будем придерживаться такого определения – социальная психология – область знания, занимающаяся изучением особенностей социального взаимодействия и взаимовлияния людей и их социального контекста. Отталкиваясь от положения о социальной сущности человека как производной его взаимодействия с непосредственным социальным окружением, социальная психология фиксирует внимание на процессах и эффектах межличностного взаимодействия в рамках объединений различного уровня сложности. Изучаемый круг вопросов ранжируется от интраличностных процессов (например, формирования и проявления самости, социальной идентичности, социального познания, переживания и т.п.) до межличностных взаимоотношений.

Официальной датой конституирования как самостоятельной области знания считается 1908 год – год опубликования «Введения в социальную психологию» McDougall и «Социальной психологии» Ross. Примечательно, что первая из них посвящена «естественным склонностям и способностям человеческого мышления» (1908, с. 18), а вторая – «планам и настоящему, возникающему между людьми как следствие формирующихся ассоциаций» (1908, с. 1), т.е. имеющих весьма отдаленное отношение к предмету социальной психологии в современном его понимании. В данном вопросе существует определенная контрадикция между Американской и Европейской традицией. В Американской традиции, наиболее мощной, социальная психология конституируется как новая дисциплина, предметом которой являются индивидуальные и интраличностные процессы, как и в психологии в целом (McDougall, 1908; Simmel, 1908). В Европейской традиции предмет социальной психологии исходно видится в исследовании роли социальных (структурных контекстов) в отношении индивидуальных процессов (Lindner, 1871; Durkheim, 1908; Ross, 1908).

Признание и наиболее интенсивное развитие социально-психологических исследований происходит в период между Первой и Второй Мировыми войнами. Именно после Первой Мировой войны социальная психология развивается как наука об индивидах, основывающаяся на экспериментально-поведенческой методологии. Доминирование этой исследовательской методологии отражает общее стремление психологической науки быть признанной естествознанием как «равной среди равных». Последнее становится возможным при соблюдении тех же «правил игры», т.е. использования позитивистской методологии с ее принципами операционализма и верификации. Отсюда доминирование экспериментальных исследований, в основном реализующихся по стимульно-реактивной схеме.

Расхождения в ориентациях на интра-индивидуальные и социально-контекстуальные процессы приводят к параллельному существованию психологической и социологической социальной психологии, имеющих свои ассоциации, периодические издания и центры, игнорирующие друг друга. Подобная отчужденность двух «самостоятельных» социальных психологий сохранялась вплоть до 1990-х годов. Более известной и распространенной является психологическая социальная психология. Психологическая социальная психология фокусируется на психологических процессах и путях понимания влияния социальных стимулов на индивида, адаптируя экспериментальную методологию.

Менее распространенной, но более глубинной традицией, является, идущая от интеракционистских разработок Чарльза Хортона Кули (Cooley) и Джорджа Герберта Мида (Mead), социологическая социальная психология. Социологическая социальная психология концентрируется на взаимности общества и составляющих его индивидов, рассматривая в качестве своих основополагающих задач объяснение социального взаимодействия. В качестве исследовательской методологии доминируют наблюдение в естественных условиях и опрос, преимущественно глубинное интервью.

Не смотря на проявляющуюся тенденцию к интеграции и нахождению точек соприкосновения, различия подходов и взаимное непонимание по прежнему имеют место. Определенные различия имеют место и между Американской и Европейской социально-психологическими традициями. Эти различия менее выражены и определенны по сравнению с предыдущими. В общем же они сводятся к доминированию ориентации на индивидуализм в первой и социальность – во второй. Тэджфел (Tajfel), обсуждая проблему социального измерения, обосновывает, что «социальная психология должна включать в качестве своих теоретических и исследовательских приоритетов прямую заинтересованность во взаимоотношениях между психологическим функционированием человека и широкомасштабными социальными процессами и событиями, формирующими это функционирование и формируемыми им» (1981, с. 7). Мортон Дойч (Doise) конкретизирует эти различия в предлагаемой дифференциации четырех типов объяснения или «уровней анализа» социально-психологического исследования: «(1) Интрапсихологический уровень фокусируется на механизмах, посредством которых люди организуют свое восприятие и оценку социального окружения (уровень 1). (2) интериндивидуальный и ситуационный уровень, охватывающий интериндивидуальные процессы в том виде, в котором они реализуются в данной ситуации; различные позиции, занимаемые индивидом и принимаемые во внимание по отношению к ситуации (уровень 2). (3) Социально-позиционный уровень, охватывающий экстраситуационные различия в социальных позициях, таких как принадлежность к различным группам и категориям членства участников (уровень 3). (4) Идеологический уровень, относящийся к системам представлений, репрезентаций, оценок и норм, разделяемых субъектом в ситуации эксперимента (уровень 4)» (1986). Дойч утверждает, что американцы более концентрируются на первом и втором уровнях, как в теории, так и в исследованиях, в то время как европейцы – на третьем и четвертом уровнях. Тем не менее, сегодня присутствует определенное согласие в определении предмета социальной психологии в научном изучении взаимовлияния индивида и его социального контекста (A. Manstead, M. Hewstone, 1999, с. 588).

Особое место в существующем многообразии подходов принадлежит советской социальной психологии, пытавшейся найти свой третий путь, основанный на попытках воплощения идей марксисзма-ленинизма с их претензией на разработку и внедрение уникальных возможностей диалектико-материалистической методологии. Предмет социальной психологии определялся в изучении закономерностей поведения и деятельности людей, обусловленных их включением в социальные группы, а также психологических характеристик этих групп (Психологический словарь, с. 373). В качестве основополагающего принципа провозглашался принцип единства сознания и деятельности, в качестве метаподхода – деятельностный подход. Неопределенность как первого, так и второго привела к отсутствию какой-либо строгой метатеоретической основы. Наиболее оригинальной категорией, разработанной в рамках советской социальной психологии, имеющей претензии на оригинальное происхождение является категория «общение», в содержании которой действительно присутствует несколько продуктивных идей. Наряду с общими различиями в исследовательских ориентациях с позиций американской, европейской и, с определенной долей условности, советской социально-психологических традиций, можно говорить о различиях с позиций теоретических перспектив или традиций.

Применительно к современной социальной психологии с большей или меньшей определенностью можно говорить об экспериментальной, когнитивистской, интеракционистской, психодинамической, экзистенциально-феноменологической, гендерной и социально-конструктивистской перспективах, обладающих определенными оригинальными идеями, исследовательскими средствами и достижениями. В целом, существующее многообразие подходов сегодня воспринимается как способствующее углублению представлений о сущности изучаемой феноменологии и способствующее взаимообогащению и развитию. В области теоретических построений констатируется отсутствие какой-либо универсальной и всеобъемлющей теории (Hewstone, Manstead, 1999). Присутствие огромного количества мини теорий приводит к фрагментации социально-психологических представлений и все большему осознанию необходимости разработки интегрирующего их теоретического основания. Одну из наиболее известных и неоднозначно воспринимаемых попыток разработки такого рода метатеории представлены в рамках теории социальных репрезентаций Серджо Московичи (Moscovici), пытающейся разрешить одну из фундаментальных проблем социальной психологии – разрыв академической психологии и психологии обыденного сознания или здравого смысла.

Проблема нахождения способов и средств максимально возможного адаптирования исследовательского инструментария к экзистенциальной феноменальности и пространственно-временной континуальности социального бытия личности и ее окружения наиболее активно обсуждается и сегодня. Становится все более очевидной ограниченность возможностей лабораторного эксперимента, жестко структурированных опросных методов и наблюдения, ориентированных на количественную исследовательскую методологию. Осознание ограниченности возможностей позитивистского подхода приводит к обострению дискуссий о соотношении количественных и качественных методов в социально-психологическом исследовании и более глобального вопроса – научности исследования в условиях специфического предмета, не подлежащего прямой операционализации (количественному измерению) и верификации (пространственно-временному подтверждению).

Представленные сложности в определении предмета социальной психологии во многом связаны с ее привязанностью к социокультурному контексту. Так как этот контекст находится в постоянном процессе изменения и развития он не может не влиять на представления социальных психологов, побуждая их к поиску новых, более адекватных решений. Культурная обусловленность социальной феноменологии ставит необходимым условием нахождение механизмов взаимовлияния общества и культуры их взаимозависимости. Не случайно в социальной психологии пробуждается все больший интерес к изучению культуры. Более того, имеют место попытки формирования культурной психологии. Понимание же эволюции предмета социальной психологии, в свою очередь, ставит вопрос о необходимости прослеживания ее исторической подоплеки. Именно прослеживание эволюции социально-психологических представлений в их культурно-историческом контексте позволяет прийти к более адекватному пониманию человека как социальной сущности в его взаимодействии с социальным окружением.

Дата добавления: 2014-12-29 ; Просмотров: 860 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть