ОТНОШЕНИЯ

Эволюция трудовых отношений в российской промышленности в xix начале хх в

Общие сведения о проекте

Проблемы социально-экономических реформ в России последнего десятилетия повысили интерес к изучению эволюции трудовых отношений в российской промышленности в процессе ее модернизации ; это особенно относится к периодам радикальных перемен, неустойчивого развития, присущего первым десятилетиям ХХ в.

Данный проект имеет целью создание многофункциональной информационной системы, призванной обеспечить информационными ресурсами исследования по широкому спектру вопросов эволюции трудовых отношений в России, включая трудовое законодательство, оплату труда, страхование и социальное обеспечение рабочих, трудовые конфликты и т.д. Создание такого многоцелевого информационного ресурса сможет заметно облегчить доступ как исследователей, так и студентов к источникам и историографическим материалам по теме проекта. Особое внимание при этом уделяется процессам дореволюционной и социалистической индустриализации.

Выполнение задач проекта включало следующие этапы:

  • Выявление и отбор архивных документов, статистических и аналитических публикаций, материалов периодической печати, изобразительных (графических) материалов и других источников.
  • Формирование представительного набора историографических работ по эволюции трудовых отношений в российской промышленности конца XIX в. – 1930-х гг.
  • Создание библиографии по теме проекта.
  • Перевод отобранных материалов в электронный вид (сканирование и распознавание текстов, разработка баз данных, оцифровка изображений и т.д.).
  • Мониторинг существующих Интернет-ресурсов по теме проекта, размещение ссылок на выявленные ресурсы.
  • Создание электронных коллекций материалов по теме проекта, связанных между собой гиперссылками; разработка структуры метаданных.
  • Обеспечение информационного поиска, оптимизация разработанной информационной системы и организация on-line доступа к ней.

Участники проекта:
Бородкин Леонид Иосифович (проф., Исторический ф-т МГУ)
Валетов Тимур Якубович (ассистент, Исторический ф-т МГУ)
Володин Андрей Юрьевич (ассистент, Исторический ф-т МГУ)
Гарскова Ирина Марковна (доцент, Исторический ф-т МГУ)
Изместьева Тамара Федоровна (ст.н.с., Исторический ф-т МГУ)
Коновалова Анна Владимировна (ассистент, Исторический ф-т МГУ)
Медникова Татьяна Юрьевна (лаб., студентка IV курса, Исторический факультет МГУ)
Полевая Алла Николаевна (ассистент, Исторический ф-т МГУ)
Саломатина Софья Александровна (доцент, Исторический ф-т МГУ)

В работе по проекту участвовали также:
Ашмарина Светлана Викторовна (ст. преп., Историко-архивный ин-т)
Голубинский Алексей Алексеевич (аспирант, Исторический ф-т МГУ)
Дорофеюк Мария Александровна (студентка V курса, Исторический ф-т МГУ)
Ильяшенко Владимир Александрович (студент V курса в/о, Исторический ф-т МГУ)
Ковалевский Викентий Станиславович (студент IV курса, Исторический факультет МГУ)
Сафонова Елена Ивановна (к.и.н., Историко-архивный ин-т)
Соколов Алексей Константинович (профессор, ИРИ РАН)
(в.н.с., ИРИ РАН)

Источник

Становление рабочего законодательства России во второй половине XIX — начале XX веков

Усиление рабочего движения, беспокойство общественного мнения и настойчивые предложения административных органов крупных фабрик и заводов по «упорядочению» отношений рабочих и капиталистов приводят заинтересованные ведомства к попытке выработки фабричного законодательства.

В 1882 году был принят закон запрещающий труд детей до 12 лет на фабриках и заводах и ограничивающий труд малолетних детей (от 12 до 15 лет) 8 часами в сутки, а также запрещающий их работу в ночное время, воскресенье и праздничные дни. На администрацию была возложена обязанность составлять списки вредных для здоровья работ. Закон обязал хозяев предоставлять возможность малолетним работникам посещать училище не менее 3 часов в день. Для надзора за исполнением закона был учрежден специальный орган фабричных инспекторов.

В 1884 году был издан закон о школьном обучении малолетних, занятых на промышленных предприятиях.

3 июня 1885 года был издан закон, запрещающий ночной труд женщин и подростков до 17 лет на хлопчатобумажных, полотняных и шерстяных фабриках. Необходимо отметить, что закон был принят только на три года.

Владельцы текстильных предприятий Центрально-промышленного района, где ночной труд был наиболее распространен, пытаясь обойти закон, перевели работниц из ночной смены в дневные, а мужчин — в ночные смены. На это рабочие ответили стачками протеста, заставив фабрикантов исполнить закон.

3 июня 1886 года после длительных проволочек, вступил в силу закон «О надзоре за заведениями фабричной промышленности и о взаимных отношениях фабрикантов и рабочих». Принятию этого закона способствовала Морозовская стачка в Орехово-Зуеве в январе 1885 года, которая получила не только широкий резонанс в России, но стала известна и за границей. В соответствии с законом, на фабриках и заводах предусматривалось составление правил внутреннего распорядка, утвержденных фабричной инспекцией. Вводилась обязательная выдача расчетной книжки, устанавливался перечень взысканий. Подробно были уложены пункты о дисциплине рабочих.

В 1886 году выходит закон «О штрафах», в соответствии с которым была упорядочена система штрафов. По новому закону предприниматели могли штрафовать рабочих только за прогул, нарушение порядка, неисправную работу. В случае прогула более трех дней хозяин мог уволить работника. Размер штрафа не должен был превышать более 1/3 зарплаты рабочего. Штрафные деньги должны были идти не заводчикам, а в особый фонд, из которого в случае необходимости (увечье, болезнь, беременность, погребение и др.) выдавались пособия рабочим.

В тоже время законом были значительно, по сравнению с практикой прошлых лет, ужесточены наказания за стачки. Участников стачки могли подвергнуть тюремному заключению от 2 до 4 месяцев, а «зачинщиков» — от 4 до 8 месяцев.

Но принятые законы часто нарушались, не выполнялись, что приводило к разногласиям между министерством финансов, связанным с предпринимателями, и министерством внутренних дел, стремящимся к сохранению общественного порядка.

4 февраля 1885 года министр внутренних дел граф Д.А. Толстой писал, что изучение причин беспорядков требует настоятельной необходимости разработки таких правил, которые ограничивали бы произвол фабрикантов.

В 1886г. были изданы постановления, регулирующие наем рабочих на фабрику и взаимоотношения хозяев и рабочих. Запрещена была выдача зарплаты натурой. Расчёт должен был производиться не реже одного или двух раз в месяц. Запрещалось производить вычеты из зарплаты, брать проценты за ссуду, ограничивались права хозяина в расторжении договора о найме, расширялись права фабричной инспекции, которая должна была определять размеры штрафов и могла не разрешать открытия фабричных лавок.

Однако, позднее, под давлением предпринимателей, правительство в 1890 году «исправило» законы в сторону, желательную фабрикантам.

Сплоченность, массовый характер стачек заставили правительство дать обещание сократить рабочий день.

23 января 1897 года Николай П. предложил учредить комиссию по составлению закона, а 2 июня был издан закон «О продолжительности и распределении рабочего времени в заведениях фабрично-заводской промышленности», устанавливающий продолжительность рабочего дня для взрослых в 11,5 часов без времени обеда, а накануне праздничных дней – 5 часов. Кроме того, ночная работа ограничивалась 10 часами, воскресения и праздничные дни объявлялись выходными. Сверхурочные работы могли производиться только по особому соглашению рабочих с фабрикантами и не должны превышать более 120 часов в год.

Но этот закон, как и предыдущие, часто нарушался и не исполнялся, так как одновременно с принятием законов об охране труда, путем различных циркуляров, их действие сводилось на нет. Циркуляр министра финансов от 14 марта 1898 года отменил для всех фабрик и заводов установленную норму сверхурочных работ. Практически одновременно был поставлен вопрос об усилении фабрично-заводской полиции. По закону от 1 февраля 1899 года учреждалось 160 новых должностей полицейских надзирателей и 2320 городовых на фабриках и заводах с численностью 200 и более рабочих.

Чем дальше развивалось рабочее движение, чем более широкие массы оно охватывало и чем больше принимало революционный характер, тем грубее и жестче становилось вмешательство властей в борьбу рабочих, когда, например, правительство приравнивало сосланных стачечников к уголовным поселенцам и лишало их в ссылке обычных пособий.

Выступление рабочих 1895-1897 годов и принятие закона 2 июня 1897 года показали силу и значимость пролетариата в общественном развитии России. Рабочее движение поднялось на новый качественный уровень.

Царская власть, обеспокоенная таким ходом развития событий, вновь пошла на выполнение некоторых требований рабочих, издав 2 июня 1903 года Закон об ответственности предпринимателей за увечья и смерть рабочих и 10 июня того же года – Закон об учреждении старост в фабричных предприятиях.

Закон о старостах намечалось принять ещё в начале 1901 года после рабочих выступлений. Совещание из представителей ведомств решило, что в интересах предупреждения волнений среди фабричных рабочих необходимо предоставлять им возможность избирать из своей среды старост, которые могли бы обращаться с заявлениями о нуждах рабочих в заводоуправление.

Государственный совет отметил, что лучше избранные старосты, чем наиболее обеспокоенные личности, которые выдвигаются при возникновении беспорядков на почве решения экономических вопросов, а «этим обстоятельством политическая агитация пользуется для своих целей».

Закон о старостах от 10 июня 1903 года позволил создавать первые легальные организации рабочих на отдельных фабрично-заводских предприятиях. Принимая закон, правительство предусмотрело в нем различные «условия», которые не давали рабочим возможности развивать свои объединения на свободной, демократической основе.

  • Во-первых, рабочие не могли собираться и организовываться на общем собрании, а разбивались на разряды по усмотрению правления предприятия.
  • Во-вторых, рабочие могли избирать только кандидатов в старосты, из числа которых администрация определяла старосту по собственному выбору.
  • В-третьих, в старосты не допускалась молодёжь, так как для рабочих избираемых на данную должность, был установлен возрастной порог в 25 лет.
  • В-четвёртых, местные власти, в лице губернатора, могли отстранить любого старосту своим распоряжением, не считаясь с мнением рабочих.

Закон не допускал придания рабочим старостам прав юридического лица. Он запрещал собрания рабочих всего предприятия, ограничив их только собраниями различных разрядов или цехов. Старосты имели право ходатайствовать только исключительно по коллективным прошениям.

Закон о старостах не пользовался популярностью среди рабочих. Со своей стороны, предприниматели всячески тормозили его проведение в жизнь. В результате, в 39 губерниях данный закон практически не применялся.

Более значимым для рабочих был закон от 2 июня 1903 года об ответственности предпринимателей за увечья и смерть рабочих. Он обязывал владельцев предприятий оказывать рабочим, получившим увечья, бесплатную медицинскую помощь и расходы на лечение: выдавать увечному пособие во время болезни в размере половины заработка, а в случае смерти потерпевшего выдавать на похороны 30 рублей для взрослого, 15 рублей для малолетнего рабочего. Но действие закона распространялось только на фабрично-заводские предприятия, горную и горнозаводскую промышленность. Предприниматели освобождались от выплат, если рабочий получил увечье в случае «грубой» неосторожности или злого умысла.

До 1905 года государство запрещало свободную организацию профсоюзов. Любая профессиональная организация рабочих, которая создавалась для борьбы за экономические интересы работников, сразу же включалась в число «противозаконных сообществ». Данные общества подлежали запрету «под опасением суда и ответственности по всей строгости законов, почему всем начальствам и полиции поставляется в обязанность, чтобы нигде и ни под каким предлогом таковых сообществ не учреждалось».

Практическое влияние правительственного законодательства на условия жизни рабочих в течение второй половины XIX века было незначительным. Противодействие промышленников всякий раз сводило усилия правительства по улучшению положения рабочих к минимуму. На всей территории Российской империи могли существовать только «благонамеренные», «полезные» и «разрешённые» объединения. Таковыми являлись общества взаимопомощи, пенсионные и похоронные кассы, ссудо-сберегательные и вспомогательные кассы ремесленников, приказчиков и рабочих. Всё что выходило за рамки данных сообществ, подвергалось преследованию и запретам, как вредное и опасное для государства.

4.«Зубатовские профсоюзы» и крах политики «полицейского социализма» (1901 -1904гг.)

Одновременно с робкими попытками законодательным путем регулировать взаимоотношения между рабочими и работодателями предпринимались и более изощренные меры. Представители МВД считали, что дальнейшее развитие законодательства в сфере трудовых отношений неизбежно приведёт к легализации профсоюзов. По их мнению, это было опасно для существующей политической системы. Исходя из этого, они попытались решить рабочий вопрос административным путём, подчинив рабочее движение влиянию полицейского аппарата.

Попытка наладить взаимодействие между трудом и капиталом была предпринята московской полицией и жандармерией в мае 1901 года. Главным идеологом этого процесса выступил начальник московского охранного отделения полковник С. В. Зубатов. Он понимал, что основной причиной недовольства рабочих является тяжелое экономическое положение и социальное бесправие. В рабочей среде к тому времени сформировался довольно широкий слой прошедших через разочарования в социалистическом радикализме и желающих легально и немедленно улучшить свое положение. Существенную идейную мощь в поисках законного основания для самоорганизации рабочих оказали такие известные ученые, как академик И.И. Янжул, профессор Московского университета И.Х. Озеров и доцент В. Ден. В феврале 1901 года И. Озеров и В. Ден разработали проект Устава общества рабочих механического производства Москвы и губернии. А 18 марта группа рабочих обратилась в полицию за разрешением собраться для обсуждения Устава общества и проведения постоянных собраний по воскресеньям. Такое разрешение было получено. И в мае 1901 гола была образована организация – «Общество взаимного вспомоществования рабочим в механическом производстве». Во главе общества стоял совет из 17 членов, председателем которого был рабочий М. Афанасьев.

В докладе директору департамента полиции С. Зволянскому С. Зубатов отмечал, что «члены совета организуют встречи рабочих в различных районах города, но мы знаем время и место каждой встречи, и вообще этот совет под нашим полным контролем». И даже темы лекций, докладов, совещаний через председателя совета согласовывались с департаментом полиции.

Лекции для рабочих по самым разным вопросам: о фабричном законодательстве, о квартирном вопросе, о бирже труда и др. читали московские преподаватели: профессор И.Х. Озеров, доценты В. Ден, А.А. Мануйлов. После лекций, докладов проводился обмен мнениями. По выходным, особенно для молодежи, организовывались так называемые семейно-танцевальные вечера.

Таким образом, С. Зубатов, с одобрения московского полицмейстера Д.Ф. Трепова и московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, для ослабления влияния социал-демократии на рабочие массы, начал создавать сначала в Москве, а затем и в других городах России организации рабочих, которые при содействии полиции и жандармерии вели экономическую борьбу с предпринимателями. В Минске, Вильно, Одессе действовала под контролем С. Зубатова так называемая Независимая рабочая еврейская партия, вербовавшая своих сторонников среди рабочих легкой и кустарной промышленности. Такая политика властей получила название «полицейский социализм».

В августе 1902 года С. Зубатов за успехи в борьбе с рабочим движением был переведен в Петербург и назначен заведующим особого отдела департамента полиции, где он с помощью своих «инициативных» рабочих В.И. Пикунова, С.А. Горшкова, И.С., Соколова и др. попытался развернуть деятельность своего общества. Осенью произошла первая встреча С.В. Зубатова с Г. Гапоном, который часто присутствовал на различных собраниях организации, но особой активности не проявлял.

Несмотря на определенные успехи зубатовских организаций, их деятельность встречала серьезные трудности не только в рабочем движении, но и среди работодателей. Заводчики и фабриканты предпочитали говорить с рабочими с позиции силы, а не уступок, тем более экономических. В тоже время предприниматели справедливо полагали, что отношения с рабочими должны строиться на основании закона, а не путём административного вмешательства полиции. Шел противоречивый процесс, пугавший предпринимателей и ставивший в двойственное положение правительство, с ведома которого в центре и на местах действовали зубатовские организации.

Предпринимателей интересовала только прибыль и они не хотели в угоду «затеям» охранки идти ни какие издержки, тем более, когда рабочие начинали борьбу за свои интересы. Поэтому буржуазия, в подавляющем большинстве, выступала против зубатовских организаций. В этих условиях организация С. Зубатова не смогла остановить развитие рабочего движения, несмотря на все усилия. Это убедительно показали забастовки на юге страны весной – летом 1902 года, выступления пролетариата на московских заводах и фабриках с требованиями повышения заработной платы.

В начале августа 1903 года министр внутренних дел фон Плеве вызвал С. Зубатова и, не разбираясь в причинах забастовок, приказал ему в 24 часа освободить должность и покинуть Петербург. Затем последовала ссылка во Владимир. В марте 1917 года, узнав об отречении царя от престола, С.В.Зубатов покончил жизнь самоубийством.

«Зубатовские профсоюзы» оставили заметный след в рабочем движении России. Но поражение С. Зубатова не остановило попытки правительства в поиске путей ограничения рабочего и стачечного движения. Полиция решила повторить московский опыт в Петербурге.

15 февраля 1904 года в министерстве внутренних дел утверждается устав «Собрания русских фабрично-заводских рабочих Санкт-Петербурга» под руководством священника Г. Гапона. В соответствии с уставом, основным направлением собрания была культурно-просветительская деятельность. В частности: борьба с пьянством и азартными играми, организация различных кружков, создание библиотек и читален.

Г. Гапону и его Собранию разрешалось открывать свои отделения по всему Петербургу. Число членов организации быстро росло. Если в мае 1904 года в нем состояло 170 рабочих, к осени — 1200 человек, то к декабрю 1904 года — почти 8 тысяч человек.

По воскресеньям члены общества посещали лекции, танцы, чаепития. Рабочие слушали лекции по самым разным отраслям знаний: литературе, истории, экономике и т.п. Постепенно из самих рабочих образовалась группа лекторов и пропагандистов, которые собирались у Г. Гапона и обсуждали политические вопросы. В этих обсуждениях принимали участие и рабочие социал-демократы. В середине ноября часть уполномоченных от отделов стали требовать у Гапона подготовки заявления правительству о необходимости установления некоторых политических свобод. После опроса участников Собрания, проходившего в конце ноября на квартире Гапона, было принято решение о разработке петиции и мирного шествия к царю 19 февраля 1905 года – в день освобождения крестьян. Но военные неудачи России в русско-японской войне резко активизировали антиправительственные выступления рабочих. А заурядный незначительный конфликт на Путиловском заводе привел к событиям, которые потрясли страну.

В середине декабря 1904 года мастером завода Тетявкиным было уволено четверо рабочих, входящих в организацию Г. Гапона. Рабочие обратились за помощью к Собранию. Переговоры делегации рабочих с директором завода Смирновым о восстановлении на работе уволенных не принесли результата. 1 января 1905 года Г. Гапон предложил начать забастовку на заводе. Руководству завода был предъявлен ультиматум. Но ответа не поступило. 3 января Путиловский завод остановился, а к 7 января забастовали все заводы и фабрики столицы. Бастующие требовали установления восьмичасового рабочего дня, улучшения условий труда, отмены сверхурочных и воскресных работ и др. Вновь всплыла мысль о необходимости шествия к царю с петицией. В течение нескольких дней, вплоть до субботы 8 января 1905 года, петицию читали по отделам собрания. В ней, составленной в духе верности престолу и отечеству, был призыв к царю защитить народ от обнищания, надругательства, непосильного труда. По инициативе представителей социал-демократических организаций, присутствующих на обсуждениях петиции, в нее были внесены пункты о введении политических свобод. Николай II знал о предстоящем шествии и дал распоряжение о наведении порядка. В ночь с 8 на 9 января в город были введены дополнительные войска. О событиях 9 января 1905 года хорошо известно. Расстрел рабочих стал не только концом существования гапоновского Собрания, но и начальным пунктом конца династии Романовых.

Кроме Собрания Г. Гапона, примерно в это же время в Петербурге под контролем полиции действовали малочисленные рабочие организации М.А. Ушакова и В. Смесова, которые не имели серьезного влияния среди рабочих и с образованием независимых профсоюзов перестали существовать.

Борьба российских рабочих против жестокой эксплуатации, законодательного и политического бесправия прошла непростой путь – от бунтарских стихийных выступлений до организованных действий и привела к созданию профсоюзов. Уже в 80-90 годы XIX века стачки становятся главной формой борьбы рабочих. В ходе их организации создавались стачечные комитеты, стачечные кассы, кассы взаимопомощи, другие формы объединения в том числе «зубатовские», которые стали предшественниками профессиональных союзов. Правительство не смогло удержать рабочее движение в допустимых властью пределах. Провал политики «полицейского социализма» привёл к появлению независимого профсоюзного движения в России.

Раздел 2. Возникновение и развитие профсоюзов в России (1905 — февраль 1917гг.)

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector