ОТНОШЕНИЯ

Эволюция вестфальской системы международных отношений

Вестфальская международная система

История возникновения Вестфальской системы международных отношений, предпосылки её формирования и особенности. Проблема периодизации Вестфальской международной системы и ее влияние на складывание новых систем и на международную политику государств.

РубрикаМеждународные отношения и мировая экономика
Видкурсовая работа
Языкрусский
Дата добавления06.01.2016
Размер файла76,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Вестфальская международная система

Глава 1: Международная система — понятие и основные характеристики

Глава 2: Предпосылки формирования Вестфальской международной системы

Глава 3: Вестфальская международная система: общая характеристика

3.1 Принципы и особенности Вестфальской международной системы

3.2. Эволюция Вестфальской системы

3.3 Проблема периодизации Вестфальской международной системы

Список использованной литературы

Актуальность исследования. С конца XX века наблюдается динамика развития современных международных отношений, а также начинается формирование новой системы международных отношений после крушения биполярной модели мира.

Первой моделью системы международных отношений считается Вестфальская, её оформление связано с завершением Тридцатилетней войны и заключением в 1648 г. Вестфальского мира. Актуальность рассмотрения Вестфальской международной системы обусловлена тем, что в настоящее время формируется новая система международных отношений, и мы можем без сомнений утверждать, что часть элементов прежней схемы будет с меньшей или большей степенью вероятности «заимствована» нарождающейся структурой. В таком контексте становится чрезвычайно важным понять, как эволюционировала предшествующая модель международной жизни, как она зародилась и какие этапы прошла.

Степень научной разработанности темы. В настоящее время в России вышло достаточно книг, посвященных описанию Вестфальской международной системы. Стоит отметить, что теоретическая часть ясно изложена во всех доступных источниках. Однако очень мало внимания уделяется анализу влияния Вестфальской международной системы на складывание новой системы международных отношений в XXI веке, поэтому среди изученных работ необходимо отметить работу А. В. Торкунова «Современные международные отношения»[26] и работу В. Л. Хмылева «Современные международные отношения»[29].

Объектом работы являются международные отношения между государствами в XVII-XX вв., предметом — Вестфальская международная система.

Целью работы стало подробное изучение Вестфальской системы международных отношений, исследование истории ее становления, для определения роли данной системы в современных международных отношениях. Для достижения поставленной цели были поставлены следующие задачи: во-первых, изучить историю возникновения Вестфальской системы международных отношений, определить предпосылки её формирования; во-вторых, проанализировать принципы и особенности Вестфальской системы; в-третьих, проследить эволюцию данной системы; в-четвертых, проанализировать все данные и сопоставить теорию с практикой.

Логика исследования определила структуру работы, состоящей из введения, трех глав, трех параграфов, заключения и списка использованной литературы, включающего тридцать источников. Первая глава посвящена истории возникновения Вестфальской международной системы. Что касается второй главы, то первый ее параграф посвящен теоретической части, а именно выявлению принципов и особенностей Вестфальской международной системы. Во втором параграфе данной главы представлена эволюция данной системы. В целом данная работа направлена на исследование Вестфальской системы международных отношений и ее влияние на складывание новых систем и на международную политику государств. В заключении подводятся итоги проведенного исследования.

Глава I. Международная система — понятие и основные характеристики

вестфальский система периодизация

Прежде чем рассматривать Вестфальскую международную систему, нужно определить, что такое международная система и каковы ее основные характеристики.

Как такового определения понятия «международная система» в литературе нет, так как это сложная система, включающая в себя целый ряд аспектов. Как писал Р.Арон: «Я называю международной системой совокупность политических образований, поддерживающих между собой постоянные отношения и могущих быть вовлеченными в широкомасштабную войну».

Международная система в широком смысле представляет собой целостную совокупность, включающую[3. C. 4]:

а) самых разнообразных субъектов международной системы: суверенные государства; нации и народы, борющиеся за свободу, независимость и создание собственной государственности; универсальные и региональные международные межправительственные организации; многочисленные международные неправительственные организации; международные конференции, комитеты и комиссии, международные суды и трибуналы, транснациональные корпорации, физические и юридические лица различных государств и др.;

б) разнообразные отношения между субъектами международной системы: политические, экономические, торговые, научно-технические, культурные, конфессиональные, другие отношения материального и нематериального характера во всем их многообразии;

в) совокупность правовых систем, в том числе национальных, в рамках которых осуществляются разнообразные отношения между субъектами международной системы.

Условно международной системой в широком смысле можно назвать всю земную человеческую цивилизацию во всем многообразии ее проявления, взаимодействия и сотрудничества в рамках существующих правовых систем.

Любая международная система базируется на органическом сочетании военной, экономической, политической и идеологической власти различных стран и народов. Поэтому она охватывает множество сфер: экономические, дипломатические, политические, военные, культурные и т.д. При этом важно учесть, что взаимосвязи культур не всегда носят институционализированный характер и не всегда поддаются государственному регулированию[11. C. 35].

Международная система формируется с целью реализации определенного комплекса экономических, социальных, политических и иных интересов, так или иначе затрагивающих все субъекты этой системы. Независимо от того, о каких интересах идет речь — о безопасности, экономических выгодах, идеологических целях — достижение их государствами во многом зависит от характера международной системы. Последний определяется типом и мощью господствующих в ней акторов: империями, национальными государствами, союзами, наднациональными и интернациональными организациями и т.д.

Как правило, основные характеристики международной системы всегда, так или иначе, отражали усилия индивидуальных государств или групп государств, направленных на трансформацию институтов и всей этой системы для реализации своих интересов.

Любое государство, тем более крупное, стремится увеличить свои вес и влияние за счет других членов международного сообщества. С помощью угроз или действительного применения силы, формирования коалиций и завоевания зон влияния оно стремится создать такую международную среду и такие правила международной политической игры, которые позволяли бы ему реализовать свои интересы и цели[28. C. 34].

Иначе говоря, одним из важнейших принципов функционирования международной системы является стремление государств получить контроль над поведением других акторов международной системы. При этом очевидно, что интересы конкретных субъектов этой системы могут вступать в конфликт друг с другом[13. C. 43].

Более того, контроль над международной системой базируется на распределении сил и ресурсов между ее акторами, будь то отдельные государства или коалиции государств. Начиная с Древнего мира вплоть до исхода ХХ столетия в международной политике, как правило, доминировали великие военно-политические державы. Именно они устанавливали правила международной политической игры, определяли характер самого политического дискурса, структуру международной арены, располагали возможностями разрешать споры между малыми государствами или малыми и великими державами на приемлемых для последних условиях. Они могли контролировать решение всех вопросов, касающихся распределения мировых ресурсов, особенно тех, которые рассматривались ими как приоритетные.

Именно конфигурация распределения сил показывает, кто именно фактически правит международной системой и чьим интересам она более всего отвечает. В руках доминирующих в международной иерархии держав сосредоточиваются организация и контроль над процессами взаимодействия всех участников системы. Или, как отмечал Р.Арон, «структура международных систем всегда носит олигополистический характер».

Рассуждая в этом духе, Р. Гилпин, пришел к выводу, что на протяжении всей истории для международных систем были характерны три типа контроля[25. C. 16]:

1) имперский, или империалистический, — одно единственное могущественное государство контролирует остальные более слабые и мелкие государства;

2) биполярный — две могущественные державы контролируют и регулируют взаимодействия в пределах своих сфер влияния;

3) баланс сил — три или более государств контролируют действия друг друга с помощью дипломатических маневров, смены союзов и открытых конфликтов. Доминирующие государства или империи организуют и сохраняют сеть политических, экономических и других отношений внутри системы и особенно в их собственных сферах влияния. Они составляют и реализуют основополагающие правила, нормы и права, которыми руководствуются сами, а также более мелкие и слабые государства.

Нарушение равновесия и смена лидеров в международной иерархии приводит к экономическим, политическим и технологическим изменениям, в результате которых либо значительно увеличиваются потенциальные выгоды, либо уменьшаются потенциальные издержки одного или нескольких государств. Предупреждение потерь или увеличение выгод того или иного государства или группы государств становится в их глазах стимулом для содействия изменениям системы[27. C. 21].

В конечном итоге происходит разрыв между существующей международной системой и потенциальными выгодами (потерями) конкретных государств, получаемыми от происходящих в ней изменений. Это ведет к кризису в международной системе.

Хотя кризис возможно устранить мирными путями и средствами, все же главным механизмом его разрешения на протяжении всей истории была, как говорил Р. Гилпин, война за гегемонию, т.е. война, призванная определить, какое именно государство или группа государств займет доминирующее положение в международной системе. Последующий за гегемонистской войной мир характеризуется переустройством политических, территориальных и других основ системы.

Таким образом, цикл изменений завершается тем, что гегемонистская война и следующий за ней мир создают новые статус-кво и равновесие, отражающие новое распределение сил в системе. Как правило, в периоды стабильности и установившегося порядка международная система существует в состоянии некого гомеостазиса или динамического равновесия, хотя на уровне межгосударственных отношений и происходят постоянные изменения тактического уровня.

Можно сказать, что равновесие сил в принципе присутствует в любом политическом процессе, в том числе и мировом. Главную роль в этом процессе играет ведущая держава, проводящая политику, направленную на достижение равновесия и стабильности международной системы[1. C. 103].

Любая великая держава ревниво следит за тем, чтобы какая-либо другая великая держава не стала еще более могущественной за счет поглощения более мелких стран. Поэтому конфликты, споры между индивидуальными акторами в системе не подрывают определяющие характеристики системы. Например, на равновесие, достигнутое между великими европейскими державами на Венском конгрессе (1814), не повлияли ограниченные конфликты и дипломатические маневры, оно распалось в результате глубоких экономических, технологических и политических сдвигов во второй половине XIX веке.

Но при этом важно отметить, что хотя международная система и налагает определенные ограничения на поведение всех акторов, по крайней мере, первоначально она благоприятствует интересам наиболее сильных. Время от времени интересы различных акторов и баланс сил между ними в результате экономических, технологических и иных факторов изменяются. Причем те акторы, которые выигрывают от этого, склонны стремиться изменить систему так, чтобы она в наибольшей степени отвечала их интересам. Новая система будет отражать новое соотношение сил и интересов.

Таким образом, рассмотрев теоретическую часть — основные характеристики международной системы, можно перейти к практической части — рассмотрению Вестфальской международной системы.

Глава II. Предпосылки формирования Вестфальской международной системы

Ошибочно полагать, что история возникновения Вестфальской международной системы связана только с завершением Тридцатилетней войны 1618—1648гг. Чтобы понять, что послужило предпосылками формирования данной системы, следует изучить процессы, предшествовавшие становлению Вестфальской международной системы.

На рубеже средневековья началось формирование Европы как единого целого. Для европейской истории конец XV-начало XVI вв. имеет исключительное значение. Многие историки называют это время «временем великого прорыва», и этому есть все основания[21. C. 232]. Происходила смена геополитических интересов европейских государств.

Формирование в это время капиталистических отношений в Голландии, Англии и других европейских странах привело к превращению европейский истории во всемирную. Втягивание различных стран и континентов в мировой рынок содействовало разрушению феодальных форм производства, выдвинуло перед феодальными государствами новые задачи и проблемы, что привело к изменению форм государственного устройства — в этот период начиналась эпоха абсолютных монархий. Появление новых рынков сбыта дало мощный толчок развитию промышленности и торговли. Все это в конечном счете вело к складыванию капиталистических отношений.

Происходили существенные изменения в «умах людей», чему в той или иной степени способствовали Великие географические открытия и первые колониальные захваты. Расцвет европейской экономики и торговли вызвал потребность в драгоценных металлах. Несметные богатства Востока манили европейских купцов и мореплавателей. Португальские, испанские, а затем и другие корабли устремились к далеким берегам Индии. Попутно мореплаватели открывали новые побережья и острова, был открыт и гигантский континент — Америка (1492). Границы известного европейцам мира стремительно раздвигались. Великие географические открытия разрушили средневековую картину мира. Пределы его как бы раздвинулись, а кругосветное путешествие португальца Ф. Магеллана (1519-1522) подтвердило догадку о том, что земля имеет форму шара. Но главной причиной перелома в умах, в представлениях о мире был невиданный взлет научной мысли. Огромный рывок в развитии техники и естественных наук говорил о беспредельности возможностей человеческого разума.

В целом XVI в. можно определить как наиболее значимое время в истории Португалии и Испании. Также XVI в. известен в истории Европы как «золотой век Испании»[7].

Конец XV века можно охарактеризовать как новый период международных отношений в Европе. Подходит к завершению формирование ряда государств: Испании, Португалии, Франции, Польши и наметившейся в пределах Священной Римской империи германской нации Австрии, т.е. наследственных земель дома Габсбургов. Турция, а также менее крупные Скандинавские государства такие как Дания, Швеция и Норвегия и совсем уже мелкие западногерманские княжества, итальянские городские республики, герцогства дополняют политическую карту Европы[23. C. 72].

Во Франции еще сохранялась абсолютная монархия. Там сложилась своеобразная социальная структура, в которой преобладали не предприниматели, а ростовщики, откупные операции, сформировался самый большой административно-государственный аппарат. Такие исторические особенности обусловили значительное участие в экономических процессах французского государства, поддерживающего развитие мануфактур, активную внешнеторговую политику.

Особенностью развития Германии было сохранение политической раздробленности страны, что наряду с другими факторами замедлило развитие капиталистических отношений и обусловило тяжелое положение крестьянства[21. C. 234].

Проблемы экономического развития европейских стран оказывали огромное влияние на международные отношения. Уровень и темпы развития капиталистических отношений, их стабильность во многом определяли успехи отдельных государств в международной политике. Таким образом, в этой ситуации Германия, Италия, Испания уступали Англии, Франции, Голландии, теряя свое лидирующее положение

Также одной из важных черт XVI века считается изменение конфессиональной ситуации в Европе. Конфессиональный принцип ляжет в основу формирования межгосударственных союзов и военных конфликтов вплоть до середины XVII в. В XVI веке изменился характер религиозного противостояния: принципиальными политическими противниками выступали представители разных конфессий внутри христианской церкви, что приводило к межгосударственному противостоянию европейских стран, нарушало единство христианской Европы и ослабляло ее в борьбе с мусульманской экспансией в лице Османской империи.

Османская империя была едва ли не единственным государством Востока, которое не только заставляло европейцев считаться с собой, но и внушало им долгое время панический страх. Османская империя представляла собой сильнейшую мировую державу, уже превратилась в неотъемлемую часть европейской политической структуры. Утвердившись в Восточном Средиземноморье и на Балканах, она стала непосредственно угрожать Центральной и Западной Европе. Вплоть до 70-х годов XVII в. Порта предпринимала завоевательные походы против Европы. Она лишила Венецию большинства ее морских владений, захватила значительную часть Венгерского королевства, нападала на итальянские берега, австрийские и польские земли, подчинила дунайские княжества. Только к концу века Европа смогла перейти в контрнаступление. Османская империя стала важным фактором в жизни европейских государств. Они должны были выработать свою внешнеполитическую позицию перед лицом Порты[10].

В европейской политической фразеологии османы фигурировали как «естественный враг», который должен быть изгнан из Европы. Однако на протяжении столетий отношения с ним не ограничивались войной. Все большая роль отводилась дипломатии. Процесс возникновения дипломатической службы затронул и Порту» С середины XV до конца XVI в. в Стамбуле появились постоянные дипломатические миссии наиболее значительных европейских государств: Венеции, Франции, австрийских Габсбургов, Польши, Англии, Голландии и т.д. Наряду с Венецией и Римом, Стамбул превратился в важнейший дипломатический центр, куда сходились нити международной политики и информация о том, что происходило в мире[24].

Все большую роль приобретают противоречия между большими государствами. Эти государства создают вокруг себя коалиции средних и мелких государств. Таким образом, в дипломатические и военные конфликты оказывается втянутым значительное количество больших и малых стран, и сами конфликты принимают общеевропейский характер.

Возрастает роль морского флота в обеспечении государственных интересов и защите торговли от пиратства. Появились новые типы кораблей, обладающие большей скоростью, маневренностью, грузоподъемностью, вооруженные тяжелыми орудиями.

Создается система постоянных посольств при иностранных дворах, устанавливается дипломатическая иерархия государств. Разрабатывается форма дипломатического протокола, совершенствуется язык дипломатической переписки. В международном праве развивается учение о посольской неприкосновенности.

Среди причин, вызывавших международные конфликты, были пограничные споры, династические притязания, борьба за торговую монополию. В условиях формирования национальных государств с особой остротой встал пограничный вопрос. Неопределенность границ между отдельными странами, сохранение политической самостоятельности некоторыми пограничными областями разных государств с родственным по языку и культуре населением превращали пограничные области в объекты ожесточенной борьбы. Серьезной помехой развитию, национальных государств оставался средневековый династический принцип, в силу которого (путем браков или наследования) под властью одного государя могли оказаться страны и области, различные в национальном отношении и разобщенные территориально (пример — империя Карла V)[8].

С XVI в. усиливается борьба за овладение морскими путями, рынками сырья и сбыта, за монопольную эксплуатацию колоний. Торговые войны, отвечавшие интересам формирующейся буржуазии, сочетаются с чисто средневековыми колонизационными походами в интересах дворянства.

В XVI в. в Европе сложилось три основных узла международных противоречий, грозивших войнами[17]:

1. столкновения торговых и колониальных интересов Испании, с одной стороны, и Франции и Англии — с другой, вылившиеся в конце XV — первой половине XVI в. в Итальянские войны, а во второй половине XVI в. в войну между Испанией и Англией;

2. взаимоотношения между европейскими государствами и Османской империей;

3. борьба между странами Северной Европы за господство на Балтике.

Франко-габсбургское противостояние (имея в виду и испанских, и австрийских Габсбургов), борьба европейских стран за колонии, соперничество за преобладание на северных морских путях, османская экспансия и многие другие, более частные международные конфликтные ситуации, имели продолжение и во многом определили политику XVII столетия, в истории которого крупнейшим событием международной жизни стала Тридцатилетняя война 1618—1648 гг.

24 октября 1648 г. в г. Мюнстер (Вестфалия) был подписан мир, завершивший Тридцатилетнюю войну. Вестфальский мир традиционная историческая наука зачастую рассматривает как событие, которое заложило основы современного мирового порядка — разделения мира на национальные государства и появление новых принципов международного права. Таким образом, Вестфальский мир положил начало складыванию новой системы международных отношений, которая именуется как Вестфальская.

Таким образом, мы видим, что предпосылками формирования Вестфальской системы международных отношений были достаточно сложные процессы, которые требуют достаточно подробного описания. Это нужно для того, чтобы представить картину, которая сложилась перед Тридцатилетней войной, а также чтобы проследить, как те или иные события повлияли на отношения между странами и почему всё-таки сложилась эта система.

Глава III. Вестфальская международная система: общая характеристика.

3.1 Принципы и особенности Вестфальской международной системы

Рубиконом между эпохой империй и эпохой национальных государств стал Вестфальский мир, заключенный европейскими державами в 1648 году после кровавой Тридцатилетней войны в Европе. Она началась в 1618 году с чешского восстания против гнета австрийских Габсбургов, которые в это время контролировали территорию Священной римской империи германской нации. Правда, к тому времени эта империя, формально включавшая в себя такие страны, как Германия, Пруссия, Австрия, Испания, Италия, Нидерланды и др., уже находилась в состоянии упадка. Будучи конгломератом полусамостоятельных государств, она была весьма рыхлой в административном смысле слова и жила в основном набегами на сопредельные страны. От изначального имперского замысла там не осталось и следа.

Тридцатилетняя война была воистину мировой войной своего времени: она вовлекла в свой огненный водоворот все крупные европейские государства: Швецию, Францию, Германию, Нидерланды, Данию, Чехию, Англию, Испанию, Италию, в меньшей степени — Польшу и Россию. Попытка императора Фердинанда II спасти империю, подчинив себе хотя бы ее ядро — Германию — потерпела полное поражение. Главную роль в этом сыграла Франция, в частности, дипломатия Ришелье, который сделал все, чтобы этого не допустить. Вестфальский мир 1648 года подвел следующие итоги Тридцатилетней войны[15. C. 154]:

— две основные силы того времени — папство и империя — были сокрушены; правда, формально Священная римская империя германской нации существовала еще несколько столетий: последний гвоздь в гроб империи вбил Наполеон в 1806 году;

— был создан Швейцарский союз;

— Испания утратила доминирующие позиции в Европе, уступив их Франции, которая превратилась на полтора столетия в региональную сверхдержаву;

— другие страны, такие как Швеция, Португалия, Чехия, Дания, Италия и Нидерланды, сложились в национальные государства.

Последнее было, пожалуй, главным политическим итогом Тридцатилетней войны, поскольку это стало началом формирования мира национальных государств, который и составил Вестфальский мировой порядок или Вестфальскую систему международных отношений, основные элементы которого действуют и в наши дни.

Вестфальский мир, достигнутый в 1648 г. ознаменовал собой важный этап в эволюции международных отношений. Подписание Вестфальского мира по окончании Тридцатилетней войны положило начало созданию новой международной политической системы, в основу которой была положена идея «национального государства» (nation-state) [13, c. 49]. Исключительная важность произошедших в середине XVII в. трансформаций состоит в том, что возникла система отношений, основные принципы которой, пусть и с существенными изменениями и некоторыми оговорками, продолжают существовать и функционировать до сих пор.

Вестфальский мир 1648 г., положивший конец Тридцатилетней войне, не привел к коренной перекройке политической карты Европы. Вместе с тем, Вестфальским миром были зафиксированы глубокие сдвиги во всей системе международных отношений.

Только после Вестфальского мира из внешнеполитических целей правительств окончательно исчезли “идеологические”, связанные с вопросами подавления “ереси”, “спасения души” и “защиты веры” задачи, объективно прикрывавшие стремление определенных политических кругов и социальных сил в Европе того времени к экспорту социальной и политической реакции, к созданию универсальной империи. Одновременно, вместе с фактическим распадом единого европейского лагеря контрреформации естественным образом исчезла необходимость обеспечения противодействия этим стремлениям. В результате определяющим мотивом деятельности государств на международной арене становится государственный интерес, вне всякой религиозной или иной идеологической оболочки[4, c. 51].

Признание в качестве одного из ключевых «принципа национального государственного суверенитета» положило начало новой системе отношений, которая впоследствии получила название Вестфальской, или «государственно-центристской» модели (системы) мира. Принцип национального суверенитета предполагал, что каждое государство обладает всей полнотой власти на своей территории. Этот принцип не предполагал наличия еще какой-либо высшей власти.

В основе идеи национального государства, обладающего суверенитетом, были четыре главные характеристики[20. C. 48]:

— наличие населения, проживающего на данной территории;

— легитимное управление населением;

— признание другими национальными государствами.

При отсутствии хотя бы одной из этих характеристик государство перестает существовать, или становится резко ограниченным в своих возможностях.

Основой государственно-центристской модели мира стали «национальные интересы», по которым возможен поиск компромиссных решений (а не ценностные ориентиры, в частности религиозные, по которым компромиссы невозможны)[11, c. 331]. Суверенные национальные государства, взаимодействовали между собой, образуя «систему международных отношений».

Ключевыми особенностями возникшей системы международных отношений стало доминирование в ней современных “национальных” государств (обладавших полным суверенитетом, едиными механизмами административного управления, постоянными профессиональными армиями и т.д.), своеобразная деидеологизация, т.е. устранение конфессионального фактора как одного из основных факторов политики, а также постепенное формирование баланса сил (равновесия сил) в отношениях между наиболее сильными европейскими державами или их коалициями.

С Вестфальского мира система международных отношений окончательно оформилась как государство-центристская система. Главным субъектом международных отношений с этого периода становится суверенное государство. Каждое из государств обладало полным внутренним суверенитетом, самостоятельно определяя собственную форму правления, принципы внутренней организации, отношения с религиозными конфессиями и т.д. и не признавало над собой никакой иной верховной власти. Постепенно принцип суверенного равенства государств стал общепринятым в системе международных отношений, регулируя поведение государств в отношениях друг с другом вне зависимости от господствующих в каждом из них форм правления и преобладания тех или иных конфессий. Данный принцип постепенно превратился в стержневой элемент современного международного права[3. C. 15].

Мировая история до утверждения Вестфальской системы, т.е. международной системы национальных государств, — это история господства и противоборства различных империй. Расхожее мнение о том, что империи это абсолютное зло, является в лучшем случае добросовестным заблуждением, а в худшем — злонамеренной ложью. Все наиболее важные прорывы в мировой истории были связаны с подъемом и расцветом различных империй. И, напротив, упадок империй, как правило, влек за собой наступление смутных времен, экономическое прозябание целых государств и континентов, закат политических и правовых институтов, морально-нравственную деградацию народов. Место творца, осуществлявшего имперскую созидательную работу, в этом случае занимал демон разрушения и хаоса.

В ХIV-XV веках в мировой политике начинается процесс формирования нового государственного и общественного устройства — национальных государств, связанный как с распадом старых империй, так и с появлением и становлением основного субъекта национальных государств — национальной буржуазии. Внутри прежних империй, сохраняющих внешние имперские атрибуты, вызревают такие национальные государства, как Франция, Англия, Португалия, Швеция, Нидерланды, Испания. Все эти страны на протяжении еще нескольких столетий останутся колониальными империями — кто дольше, кто короче. Однако империи этого типа классическими империями уже не являлись: колонии захватывались и удерживались этими странами не для того, чтобы создать «мир миров», как это было прежде, а исключительно в целях развития национальных метрополий за счет хищнической эксплуатации заокеанских территорий. Хотя такого рода политика могла весьма искусно прикрываться имперской идеологией: мол, несли в Азию и Африку «цивилизацию», «культуру», «христианскую миссию» и проч. Собственно, именно тогда весьма рельефно проявилась разница между имперской и империалистической политикой, между имперским и империалистическим государствами.

В идейном плане становление национальных государств было обосновано в трудах Ж.Бодена («Книга шести государств»)[5], сформулировавшего понятие «суверенитет», Н.Макиавелли («Государь»), разработавшего категорию «государственный интерес» и Г.Гроция («О праве войны и мира»), создавшего основы корпуса международного права. Большую лепту в идейное обоснование национального государства внесли Т.Гоббс и Б.Спиноза.

Из всех европейских государств лишь Россия в эту эпоху продолжает оставаться подлинной империей, т.е. страной, объединенной общим имперским замыслом. К тому же она и не пытается создать национальное государство. Даже при Петре Великом, осуществляющим национальную модернизацию, она остается империей.

Расцветом Вестфальской системы был ХХ век, который одновременно стал началом ее упадка. Тем не менее, Вестфальская система закрепила в мировом порядке определенные правила игры, которые, с известными поправками и модификациями, работают до сих пор[15. C. 56]:

— Вестфальская система не запретила, а разрешила войны, в том числе и агрессивно-наступательные, начало и ведение которых она отнесла к законному праву суверенного государства;

— Вестфальская система не препятствовала, а по сути дела способствовала закреплению в международном праве права сильного;

— Вестфальская система утвердила в международном праве принцип невмешательства во внутренние дела других суверенных государств, следуя нормативной максиме, сформулированной Ж. Боденом: «Суверенитет — это абсолютная и постоянная власть государства над подданными и гражданами»[5, c. 11].

Именно поэтому ни в XVII, ни в XVIII, ни в XIX вв. никто не считал себя вправе вмешиваться во внутренние дела европейских тираний, в которых откровенно и в массовом порядке нарушались права человека и гражданина. И даже в первой половине ХХ столетия западные демократии не вмешивались во внутренние дела фашистской Германии и коммунистического Советского Союза. Мировое сообщество молчало, глядя на развертывающийся в Германии геноцид евреев или массовые репрессии в сталинском СССР. Да оно и не имело никаких рычагов воздействия на такие режимы.

Положение несколько изменилось лишь в последней трети прошлого столетия и то лишь потому, что Запад стал использовать права человека как инструмент борьбы с СССР. Но именно тогда и начался закат Вестфальской системы международных отношений[18, c. 99].

Очевидно, что решающую роль в становлении новой политики государств, новых отношений между странами сыграла Тридцатилетняя война. Также несомненно Вестфальский мир и Вестфальская система взаимосвязаны — одно вытекает из другого. Подводя итоги, мы можем назвать основные принципы Вестфальской системы: приоритет национального интереса, принцип баланса сил, приоритет государств — наций, принцип государственного суверенитета.

3.2 Эволюция Вестфальской системы

Начиная с 1648 года, Вестфальская система международных отношений претерпела шесть модификаций, каждая из которых была результатом крупных военных потрясений. После Тридцатилетней войны первым из таких потрясений, гораздо более масштабным и кровопролитным, стали наполеоновские войны. Они завершились разгромом Наполеона коалицией европейских держав при доминирующей роли Российской империи, которая внесла основной вклад в победу коалиции. Венский конгресс 1815 года закрепил очередной передел мира и образовал «Священный Союз» при фактическом лидерстве России. В 1830 году Союз развалился — не в последнюю очередь в результате антироссийских интриг Австрии и Англии.

Следующим потрясением Вестфальского мирового порядка стала Крымская война 1854-56 гг., закончившаяся поражением России и Парижским конгрессом 1856 года. Конгресс закрепил новый передел мира на Балканах и в акватории Черного моря не в пользу России: она была вынуждена вернуть Карс, согласиться с нейтрализацией Черного моря и уступить Бессарабию. Впрочем, Россия довольно быстро — в течение 13-15 лет — восстановила геополитический статус-кво[9].

Франко-прусская война 1870-71 гг., закончившаяся поражением Франции и триумфальной победой бисмарковской Германии, привела к установлению недолгого Франкфуртского мира, ставшего четвертой модификацией Вестфальской системы международных отношений[4. C. 34].

Эта модификация была разрушена Первой мировой войной 1914-18 гг., в которой поражение потерпели Турция и Германия, а также Россия, которая в военном отношении войну, безусловно, выиграла, но ее победу украли большевики. В результате сложился хрупкий Версальский мир, в котором впервые в истории была предпринята серьезная попытка создать универсальную международную организацию — хотя бы и в масштабе европейского континента — несущую ответственность за мир и безопасность в Европе: Лигу Наций. Версальский мир был основан на широкой и разветвленной договорно-правовой базе и включал в себя хорошо отлаженный механизм принятия и исполнения коллективных решений. Это, однако, его не спасло от полного крушения уже в преддверии Второй мировой войны. Кроме того, Версальский мир был недостаточно универсален: он не включал в себя не только такие крупные азиатские страны, как Китай, Индию и Японию, но в полной мере и США, которые, как известно, так и не вступили в Лигу Наций и не ратифицировали Версальский Договор. СССР был исключен из Лиги Наций после вторжения в Финляндию[11, c. 79].

Вторая мировая война вовлекла в военные действия и те страны, которые не были частью Версальского мира. Эта самая страшная война во всемирной истории, закончившаяся тотальным поражением Германии, Японии и их союзников, создала шестую и до сего времени последнюю модификацию Вестфальской системы международных отношений — Ялтинско-Потсдамский мировой порядок, который, как уже говорилось выше, был одновременно ее расцветом и началом ее заката как международной системы объединенных национальных суверенитетов.

Главным отличием Ялтинско-Потсдамского мирового порядка от Версальского было формирование — взамен рухнувшего многополярного — биполярного мироустройства, в котором доминировали и соперничали друг с другом две сверхдержавы — СССР и США. А поскольку они были носителями двух разных проектов мирового развития (и даже двух разных исторических проектов) — коммунистического и либерального — их соперничество с самого начала приобрело острый идеологический характер противостояния и борьбы между «миром победившего социализма» и «свободным миром». Сразу после Второй мировой войны эта конфронтация получила название «холодной войны» (которая продолжалась, по крайней мере, до 1985 года). В это же время в у США и СССР появилось ядерное оружие, и такая конфронтация сложилась в весьма специфический и неведомый доселе в мировой политике режим взаимодействия двух субъектов конфронтации — режим «взаимного ядерного сдерживания» или «взаимного гарантированного уничтожения». Этот режим, с одной стороны, удерживал СССР и США от третьей мировой войны, а с другой стороны воспроизводил всю совокупность конфронтационных отношений. Пиком холодной войны стал Карибский кризис 1962 года, когда СССР и США оказались на грани ядерной войны. Этот кризис, однако, и положил начало ядерному разоружению и разрядке международной напряженности[11. C. 91].

Таким образом, Ялтинско-Потсдамская система международных отношений носила ярко выраженный конфронтационный характер, хотя успешное сотрудничество антигитлеровской коалиции в годы Второй мировой войны давало определенные основания полагать, что и послевоенный мировой порядок станет кооперационным.

Доминирование и значительный военно-силовой отрыв двух сверхдержав от всех остальных стран мира, идеологический характер противостояния, его тотальность (во всех точках земного шара), конфронтационный тип взаимодействия, соревнование двух проектов мироустройства и исторического развития заставляло все остальные страны мира делать жесткий выбор между двумя мировыми полюсами. В условиях конфронтации СССР и США у других стран просто не было другой возможности кроме как стать союзниками той или иной стороны, т.е. передать часть своего суверенитета в Москву или в Вашингтон, что предопределило еще одну особенность Ялтинско-Потсдамской системы — это был мир ограниченного суверенитета. После Второй мировой войны США по существу распространили доктрину Монро (сформулированную в 1823 г. применительно к странам Латинской Америки как зоне жизненно важных интересов США; по сути она не признавала за этими странами внешнеполитического суверенитета) на все страны Западной Европы, большую часть Германии, Японию и ряд других стран. Де-факто во внешней политике СССР сформировалась (хотя публично это никогда не провозглашалось) своя, советская доктрина Монро; она была названа на Западе по факту внешнеполитического поведения СССР «доктриной Брежнева» или «доктриной ограниченного суверенитета» в отношении стран Восточной и Центральной Европы, а также Югославии (на определенном этапе), Монголии и Кубы. До идеологического разрыва СССР с Китаем последний также не обладал полным суверенитетом, числившись в союзе с СССР лишь «младшим братом»[30. C. 121].

Хотя Ялтинско-Потсдамский мировой порядок не имел прочной договорно-правовой базы (в отличие от Лиги Наций ООН не имела и не имеет ни разветвленной системы международных договоров, ни эффективного механизма подготовки, принятия и реализации коллективных решений), уровень стабильности и управляемости международной системы был весьма высоким. Стабильность обеспечивалась режимом взаимного ядерного сдерживания, который, помимо всего прочего, делал жизненно важным для двух сверхдержав стратегический диалог по ограничению гонки вооружений и разоружению и некоторым другим глобальным проблемам безопасности. А управляемость достигалась тем, что для решения сложных международных вопросов было достаточно согласования позиций лишь двух главных акторов — СССР и США.

Биполярный мир рухнул в 1991 году, сразу же после распада СССР. Одновременно началась эрозия Ялтинско-Потсдамского мирового порядка как шестой модификации Вестфальской системы международных отношений. Именно с этого времени становится особенно заметен упадок Вестфальской системы, размываемой процессами глобализации. Эти процессы наносят все более сокрушительные удары по основе основ Вестфальской системы — национальному государственному суверенитету.

Подводя итоги, следует отметить, что войны, начиная с 1648 года, сыграли ключевую роль в модификации и эволюции Вестфальской системы международных отношений. Нельзя говорит только о негативных результатах, ведь, с другой стороны, все эти процессы привели к складыванию новых систем международных отношений. Также это неплохая почва для усовершенствования современных международных отношений, ведь ни для кого не секрет, что принципы Вестфальской системы закрепились на века и стали основой и эталоном отношений между государствами.

3.3 Проблема периодизации Вестфальской международной системы

В своем историческом развитии Вестфальская международная система распадается на пять этапов, хронологические границы которых совпадают с окончанием крупных войн или военно-политических конфликтов. Но стоит отметить, что содержательная часть этих этапов включает в себя по большей части дипломатический (переговорный) процесс (хотя и не исключает войн), на фоне которого возникали условия для «разжигания» масштабных военных конфликтов.

В научной литературе предложено несколько вариантов периодизации Вестфальской международной системы. Ниже представлен вариант периодизации В.Л. Хмылёва[29. C. 23].

Первый этап ограничен 1648-1815 гг. Это самый продолжительный по времени период Вестфальской международной системы. Его содержанием стало англо-французское соперничество в Европе и некоторых частях мира.

Второй этап датируется 1815-1918 гг. В науке он получил наименование Венского концерта наций. Подведя черту под эпохой наполеоновских войн в Европе, он открыл новую, пожалуй, наиболее содержательную эпоху международных отношений в Европе за всю ее предыдущую историю. Итогом этого периода, однако, стала трагедия Первой мировой войны.

Третий этап совпадает с периодом 1918-1945 гг. и носит название Версальско-Вашингтонского периода. Это — межвоенный и военный период в Европе. Его начало связано с окончанием Первой, а завершение — Второй мировой войны.

Четвертый период — Ялтинско-Потсдамский, или период холодной войны. Его хронологические рамки — 1945-1989 гг. Своим названием он обязан конференциям стран Антигитлеровской коалиции в Ялте и Потсдаме в 1945 года. Завершение этого этапа совпало с падением Берлинской стены и окончанием холодной войны в Европе.

Пятый, или современный, период Вестфальской системы берет начало в 1989 г. и продолжается по сей день. В науке его обозначают термином «период после окончания холодной войны».

Как можно заметить, концепт Вестфальской системы международных отношений отличается европоцентризмом, основывается на анализе не мировых, а европейских событий межгосударственных отношений. Тем не менее он имеет право на универсальный статус, во-первых, по причине отсутствия реальной альтернативы, а во-вторых, из-за схожести содержания периодов Вестфальской системы современным межгосударственным отношениям в разных частях света.

Вестфальская модель — система историческая, у которой есть начало и завершение.

Вопрос краха Вестфальской международной системы — составляющее звено проблемы Вестфальской системы. Ученые по сей день спорят по этому поводу.

Существует три основных точки зрения относительно крушения Вестфальской международной системы[6]:

— крах Вестфальской международной системы произошел в начале XVIII века;

— крах Вестфальской международной системы произошел в начале XIX века;

— политологическая (современная) — краха Вестфальской системы не было, она существует по сей день;

По одной из версий крах Вестфальской международной системы произошел в начале 18 века. Это было обусловлено изменением соотношения сил в Европе, началом соперничества Англии и Франции. Ярким событием стала война за испанское наследство. С одной стороны наблюдался упадок международного влияния Франции, с другой стороны усиление международной роли Австрии и Великобритании. Наряду с этим шло усиление Пруссии. Вследствие всего этого сложилась новая международная система, именуемая в некоторой научной литературе как Утрехтская система международных отношений. Произошел крах Вестфальской системы.

Вторая точка зрения имеет следующее обоснование. После Семилетней войны Вестфальская система вступает в фазу распада под влиянием следующих основных факторов:

1) Образование Соединенных Штатов Америки.

2) Увеличение мощи России и упадок Османской империи вследствие

русско-турецких войн (1768-74 и 1787-91 гг.).

3) Раздел Речи Посполитой. В результате трех разделов (1772, 1793 и

1795 гг.) эта страна исчезла с политической карты Европы, а ее земли вошли в состав Австрии, Пруссии и России;

4) Великая французская революция 1789 г.

С весны 1792 г. началась череда войн, растянувшаяся почти начетверть века и постепенно охватившая всю Европу. Новая Франциястремилась экспортировать свои ценности за пределы страны, она вступилана путь перекройки политической карты Европы.

С приходом к власти Наполеона в политике Франции все отчетливее стала просматриваться тенденция к унификации Европы на тех же принципах, на которых строилась империя.

Длительные и кровопролитные войны Французской революции и Наполеона завершились разгромом Первой империи во Франции. Победители занялись дележом огромной наполеоновской империи и перестройкой международных отношений в послереволюционной Европе. Созданный ими новый международный порядок вошел в историю под названием «венской системы» (по Венскому конгрессу, где главным образом определялись новые границы в Европе). Создавая «венскую систему», ее творцы в рамках общей идеи реставрации ставили три главные задачи: во-первых, вернуть Францию к дореволюционным границам, восстановить на ее престоле «законную» (легитимную) династию Бурбонов, создать гарантии по предотвращению во Франции новых революций и восстановлению бонапартистского режима с его завоевательными войнами в Европе; во-вторых, осуществить такое территориальное переустройство Европы и колониальных владений, которое обеспечило бы главным участникам этого дележа — Англии, России, Австрии и Пруссии — благоприятный для каждой из них «баланс сил»; в-третьих, принять военные, политические и дипломатические меры, предохраняющие не только Францию, но и всю Европу от новых социальных и национальных конфликтов и революций. С этой целью была создана целая система союзов и соглашений (мирные договоры с Францией, Четверной союз Англии, России, Австрии, Пруссии против Франции, Священный союз), известная под общим названием «трактаты 1815 г.» Вся эта система договоров и союзов создавалась поэтапно, в период с мая 1814 г. по ноябрь 1818 г. Этот период включил в себя четыре крупные международные встречи: переговоры о заключении первого Парижского мира с Францией (май 1814 г.), Венский конгресс (сентябрь 1814 г. — июнь 1815 г.), переговоры о заключении второго Парижского мира (июль — ноябрь 1815 г.); наконец, некоторые аспекты созданной в 1814 — 1815 гг. международной системы были рассмотрены на международном конгрессе в Аахене (сентябрь — ноябрь 1818 года). Таким образом, в начале XIX века оформилась Венская международная система[12]. Ряд историков именно с этим связывают крах Вестфальской международной системы. Однако большинство историков определяют Венскую систему как подсистему Вестфальской международной системы.

Анализируя предложенный вариант периодизации В.Л. Хмылёва, можно сделать вывод, что Хмылёв является сторонником политологической точки зрения — Вестфальская международная система вовсе не рухнула — она существует и в настоящее время, просто она пережила некоторые изменения в своем развитии. Одним из весьма авторитетных сторонников такой точки зрения является Председатель Конституционного Суда РФ В. Зорькин. Сторонники данной позиции утверждают, что Вестфальская система продолжает жить, поскольку сохраняются государственные границы; количество суверенных (хотя бы формально) государств растет, увеличиваются их возможности воздействия на своих граждан; государства сами создают новые международные организации, в которые добровольно передают часть своего суверенитета; наконец, нет такого международного органа, которому государства были бы готовы передать весь национальный суверенитет. Таким образом, в современном мире речь идет о кризисе «вестфальского суверенитета», т.е. политической организации, основанной на том, что внешние факторы фактически не могут воздействовать на внутреннюю политику суверенных государств или могут, но очень ограниченно. «Вестфальский суверенитет» и правда, стал размываться, однако это не означает конец суверенитета вообще. В новых условиях он просто наполняется новым содержанием[15. C. 323].

Периодизация и крах Вестфальской международной системы по сей день вызывают споры ученых, политологов и историков. Сложно судить, какая точка зрения наиболее верна, ведь данной проблеме уделяется крайне мало внимания в научной литературе.

Руководствуясь целями данной курсовой работы, мы выявили, что Вестфальская система международных отношений оставила глубокий след в истории дипломатии мировых держав. Даже в конце XX века ряд ученых-международников рассуждают об уровне преемственности между новой, формирующейся моделью и системой, диктовавшей свои правила в далеком XIX веке и возможности функционирования принципов того времени в современном пространстве. Тем не менее, не стоит преувеличивать значение данного факта. Модель международных отношений, ведущая свое существование от мирного договора в Мюнстере не может быть примитивно перенесена на текущее положение дел в мире, поскольку слишком большое число элементов международной арены появились за прошедшие с 1648 г. века. Несмотря на это, необходимо учитывать, что ряд параметров международной сферы остался неизменным и полностью игнорировать «правила игры» XVII века не получится.

Источник

Показать больше

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Закрыть