ОТНОШЕНИЯ

Эволюция взглядов на предмет науки о международных отношениях

Тема 1. Теория международных отношений: её объект, предмет, методы познания

Лекция 1. Объект и предмет международно-политической науки

  1. Международные отношения: становление и развитие. Системы международных отношений.
  2. ТМО как учебная дисциплина, История её становления и современное состояние.
  3. Предмет изучения ТМО. Особенности её объекта.
  4. Роль теории в изучении международных отношений.

Международные отношения издавна занимали существенное место в жизни любого государства, общества.

Следует иметь в виду, что международные отношения не являются раз и навсегда застывшими, а постоянно меняются, эволюционируют. Сегодня они не такие, какими были 200 и тем более 2 тыс. лет назад, а через 100 лет будут совсем иными, чем в наши дни. На динамику международных отношений оказывает существенное влияние внешняя среда — внесоциальная и социальная. Под внесоциальной средой международных отношений принято понимать то, что существовало до появления человека и человеческого общества. Это природа в её первоначальном, не затронутом внешним воздействием, виде. Природа, представляющая объект изучения геологии, географии, метеорологии, экологии и т.д.

По сравнению с темпами развития общества изменения природной среды происходят крайне медленно. Очертания материков и континентов, морей и океанов, расположение рек и горных хребтов остались такими же, как 2 – 3 тыс. лет назад. Но сегодня сама внесоциальная среда испытывает воздействие технического и технологического прогресса и, в свою очередь, меняясь, оказывает влияние на международные отношения. Понятно, что, например, исчерпание того или иного природного ресурса не может не отразиться на экономике и на повседневной жизни людей, а тем самым — и на отношениях между странами.

Воздействие социальной среды на международные отношения гораздо глубже и динамичнее. Социальной средой называется всё, что появилось вместе с человеком, и то, что определяет жизнь общества. Это экономика, политика, техника, технология, идеология, культура, религия. Приведу конкретный пример воздействия внешней среды на международные отношения. В XX веке многие международные проблемы возможно было решать путем переговоров с использованием технических средств без личных контактов между политическими лидерами разных стран (Хрущев – Кеннеди. Карибский кризис). А вот Александр Македонский не мог сделать то же самое, позвонив персидскому царю Дарию по телефону потому, что таковой не существовал. Отмечу, что в последнее столетие особое влияние на эволюцию международных отношений оказало развитие транспортных и информационных технологий.

Современные международные отношения имеют богатую предысторию. Как вы знаете из истории, в течение многих веков люди селились вместе, создавая деревни, города, образовывая страны. Поселения взаимодействовали между собой — торговали и воевали, заключали договоры и даже имели различного рода представительства. Всё это было прообразом современных международных отношений.

В исторической литературе множество рассказов о том, как осуществлялось взаимодействие между народами. Одной из первых классических работ, в которой рассматривался конфликт между народами, была работа древнегреческого историка Фукидида получившая название «Мелосский диалог». В ней Фукидид описал Пелопонесскую войну (431 – 404 гг. до н.э.), которая велась между союзами греческих полисов – Делосским, возглавляемым Афинами, и Пелопонесским во главе со Спартой. События, описанные в этой работе служат примером использования силы в качестве главного аргумента при решении международных проблем.

Греческие города-полисы имели относительно небольшое население, и власть их ограничивалась стенами городов. Одни из них были сильными и подчиняли своему влиянию другие, а слабые нередко просили о военной защите. Взаимодействие между городами-полисами осуществлялось, в том числе через обмен представителями, которые ставили определенные условия, занимались решением спорных вопросов, заключали торговые и мирные соглашения.

С возникновением государств стали складываться новые типы отношений: между государственно неорганизованными племенами и древнейшими государствами, а также между древнейшими государствами. Примеров отношений первого типа в истории немало, достаточно вспомнить многовековую борьбу Западной Римской империи с германскими племенами или Византийской империи со славянскими.

Межгосударственные же отношения встречаются в древности гораздо реже, поскольку государства формировались не одновременно и не во всех регионах мира. Постепенно, по мере распространения государственных форм организации межгосударственный тип отношений между территориально обособленными социумами стал доминирующим, а затем и единственным.

Практически все межгосударственные отношения Средневековья выглядели как межличностные отношения между монархами. Воевали между собой не народы, а короли, цари, князья и императоры. Вступали в соглашения, принимали на себя обязательства не государства, а те, кто себя с ними отождествляли.

С эпохи Ренессанса и Реформации, примерно с XV — XVI вв., Европа стала доминирующим регионом в мире. В раздробленной Европе к середине XVII в. усилили свой контроль над отдельными территориями князья, которые добились независимости от Папы Римского и власти императора. В Европе велись бесконечные междоусобные войны. Наиболее масштабной оказалась Тридцатилетняя война (1618 — 1648). В ней участвовали по разным причинам — религиозным, династическим, территориальным значительная часть европейских государств. После её окончания, в 1648 г., был заключён Вестфальский мир. Это стало важнейшей вехой в историческом развитии. Она ознаменовала собой формирование новой политической системы. В её основу была положена идея национального государства. Эта возникшая в Европе модель политического устройства распространилась потом на другие континенты, став действительно мировой. Она получила дальнейшее развитие и сохранилась до наших дней.

В качестве одного из ключевых Вестфальский мир признал принцип национального (государственного) суверенитета. Он предполагал, что каждое государство обладает всей полнотой власти на своей территории, определяет внутреннюю и внешнюю политику, определяет экономическую, социальную и культурную стратегию. В результате Тридцатилетней войны и Вестфальского мира в Европе сложилось определенное равновесие, илибаланс сил между крупнейшими государствами того времени, при котором ни одно из них не располагало решающим перевесом над другими. (Термин баланс сил появляется в начале XVIII в. и получает широкое распространение в политической лексике второй половины XX в.). Поэтому баланс сил стал играть стабилизирующую роль в международных отношениях. Суверенные национальные государства взаимодействовали между собой, образуя систему международных отношений, которая охватывала различные сферы: политическую, военную, экономическую, правовую, социальную, культурную и т.д. Взаимодействие государств на международной арене отчасти упорядочивалось через их союзы, которые по ряду параметров согласовывали свои внешнеполитические действия.

Таким образом, Вестфальский мир положил начало новой системе отношений, которая в последствии получила название Вестфальской, или государственно-центристской, модели (системы) мира.

В 1815 г., после окончания наполеоновских войн, Венский конгресс подвел им итог и восстановил нарушенный принцип национального суверенитета. В рамках Вестфальской системы мира стала складываться система международных отношений, получившая название Венская системамеждународных отношений. Венский порядок основывался не только на поддержании баланса сил в Европе, но и на так называемом «европейскомконцерте». Это было новое явление в истории международных отношений. Так называли политику могущественных европейских монархий (в т.ч. и России), направленную на мирное разрешение противоречий между собой, на коллективное разрешение всех спорных проблем. «Венский концерт» предполагал возможность коллективного вмешательства наиболее могущественных европейских монархий в дела тех государств, которым угрожают революции; проведения дипломатических консультаций по территориальным и прочим проблемам.

В начале XX столетия на мировую арену вышли новые государства. Это, прежде всего, США (они стали мировым экономическим лидером), а также Япония, Германия, Италия. С этого момента Европа перестала быть единственным континентом, где формировались основные мировые государства — лидеры.

Двумя мировыми войнами ознаменовалось XX столетие. Первая (1914 — 1918) закончилась поражением Германии и её союзников. По результатам первой мировой войны сложилась Версальско-Вашингтонская, илимежвоенная система МО. (Версальский мирный договор (июнь 1919 г.) зафиксировал новые границы Германии и передел Европы. Вашингтонская мирная конференция (1921-1922 гг.) зафиксировала новую расстановку сил в Тихоокеанском регионе). Как и «Европейский концерт», она находилась в рамках Вестфальской модели мира и стала первой системой международных отношений, вышедшей за пределы одного континента и охватившей мир в целом.

Окончание Второй мировой войны дало начало новой системе международных отношений — Ялтинско-Потсдамской, или послевоенной, которая как и предыдущие, являлась частью Вестфальской системы мира. Её основу заложили договорённости стран-победительниц во Второй мировой войне, оформленные на Ялтинской и Потсдамской конференциях. Основной чертой этой системы международных отношений стала биполярность мира по линии противостояния Восток (блок социалистических государств) — Запад (капиталистический мир). Гонка вооружений, её ограничение, проблемы военной безопасности были центральными вопросами международных отношений. В целом же жесткое соперничество двух блоков, которое не раз грозило вылиться в новую мировую войну, получило название холодной войны. Опаснейшим моментом в истории послевоенного периода был Карибский (Кубинский) кризис 1962 г., когда США и СССР всерьёз обсуждали возможность нанесения ядерного удара.

Исследователи признают, что Ялтинско — Потсдамская система МО прекратила существование в 1991 г. с распадом СССР и прекращением биполярного противостояния, однако нет единой точки зрения по вопросу, какая система международных отношений складывается на нынешнем этапе.

2. Конец XX и начало XXI вв. ознаменован важнейшими событиями. Это — окончание холодной войны и распад мировой социалистической системы, выход на международную арену бывших советских республик в качестве самостоятельных государств; это — поиски новой Россией своего места в мире, определение её внешнеполитических приоритетов, переформулирование национальных интересов. Все эти и многие другие обстоятельства международной жизни оказывают непосредственное влияние на повседневное существование людей и судьбы россиян, на настоящее и будущее нашей страны, её ближайшее окружение и, в известном смысле, на судьбы человечества в целом.

Из сказанного выше становиться понятно, что в наши дни резко возрастает объективная необходимость в теоретическом осмыслении международных отношений, в анализе происходящих здесь изменений и их последствий. И в этом плане важная роль принадлежит «теории международных отношений», которая является очень старой и, одновременно, очень молодой. Уже в древние времена политическая философия и история ставили вопросы о причинах конфликтов и войн, о средствах и способах достижения порядка и мира между народами, о правилах их взаимодействия и т.п. Но к систематическому изучению наблюдаемых феноменов, призванному объяснить поведение, раскрыть типичное, повторяющееся во взаимодействии международных акторов, ТМО приступила в межвоенный период первой половины XX века.

Как учебная дисциплина теория международных отношений (ТМО) впервые появляется в университетах США и Великобритании после первой мировой войны, когда возникают первые исследовательские центры и университетские кафедры. Тогда же появляются и первые программы соответствующих учебных курсов, в которых излагаются и обобщаются результаты нового научного направления. Новый импульс в своём развитии теория международных отношений получила после второй мировой войны. Лидирующие позиции США на мировой арене, убежденность политической элиты в ответственности Америки за судьбы международного порядка вызвали у неё потребность осмыслить глубинные корни разрушительных международных конфликтов. Цель: не допустить их в будущем, найти пути мирного разрешения спорных вопросов в отношениях между государствами, повысить роль межправительственных организаций в достижении коллективной безопасности и, конечно, надежно защитить свои национальные интересы в условиях быстро меняющегося международного окружения. Стали выделяться крупные средства на изучение международных проблем. Это в сочетании с гибкой университетской системой превратили США в крупнейший научный центр по исследованию мировой политики и международных отношений. Благодаря работам таких учёных, как Николас Спайкмен, Рейнхольд Нибур и особенно Ганс Моргенау (который в 1948 г. издал свой главный труд «Политические отношения между нациями. Борьба за власть и мир»), в социальных науках прочно утверждается относительно самостоятельное направление, изучающее международные реалии. Сегодня, по различным оценкам, от 80 до 85% всей мировой литературы по международным отношениям издается в США. Вместе с тем в последнее время теория международных отношений достаточно интенсивно развивается и в Европе, в частности в Англии, где эта дисциплина имеет прочные традиции, во Франции и др. странах.

В нашей стране судьба теории международных отношений, как и социальных наук, в целом, была достаточно сложной. С одной стороны, государство испытывает потребность опираться на научные подходы при планировании международно-политических акций, при принятии соответствующих решений. Поэтому власть была вынуждена создать и терпеть в рамках Академии наук специализированные исследовательские центры — такие, как, например, Институт мировой экономики и международных отношений или Институт экономики мировой системы социализма. С другой стороны, бдительный контроль за «идеологической чистотой» научного поиска, стремление оградить граждан от «опасности проникновения буржуазного влияния», зачастую фактически сводили этот поиск на нет. Результаты научных исследований находили свой выход, во-первых, в «аналитических записках в инстанции», а во-вторых, в закрытых публикациях в системе закрытых институтов, которые существовали при ЦК КПСС, КГБ и т.п. Что касается теории международных отношений как учебной дисциплины, то ей не было места в рамках марксистско-ленинских общественных наук (исключения составляли полузакрытые «ведомственные» вузы типа МГИМО).

Положение начинает меняться только с 1990-х гг. Коренные социально-политические изменения в стране породили настоятельный «социальный заказ» на разработку научной базы в решении таких задач, как эффективная политическая социализация общества, повышение уровня политической культуры и политического участия граждан. Появляются как переводные, так и отечественные труды по проблемам политической науки, переориентируются многие из ранее существовавших политических изданий по общественным наукам, возникают новые научные и публицистические журналы политологического профиля. Вводится курс политологии в программы высших учебных заведений, появляются признаки зарождения отечественной политологической школы.

Что же касается международных отношений, то здесь сложилось несколько иное положение. В настоящее время в стране существует множество центров международно-политических исследований. Однако их усилия в большинстве своем разобщены, направлены на выполнение сиюминутных прогнозов. И часто далеки от разработки фундаментальных проблем международных отношений. Анализа и теоретического обобщения результатов подобных исследований не происходит. И тем не менее ситуация в этой области постепенно изменяется. В российских вузах ширится подготовка специалистов в области политологии, социологии, международных отношений, регионоведения. Учебные планы этих специальностей предусматривают изучение вопросов теории и практики современных международных отношений. Подобные учебные курсы стали изучаться также на исторических и других гуманитарных факультетах вузов. Существенным препятствием в подготовке такого рода специалистов было недостаточное число учебных пособий по проблемам международных отношений. В последнее время ситуация изменилась в лучшую сторону. Основные учебные пособия я вам назвала во время вводного семинара. И все- таки работ, которые одновременно охватывали бы разнообразные аспекты теории международных отношений, практические проблемы международной политики, внешнеполитической деятельности России и её отношений с различными странами и регионами современного мира недостаточно.

3. Итак, международные отношения развиваются, хотя очень медленно и непоследовательно. Сложность и противоречивость такого развития, его далеко неявный характер порождают множество дискуссий, которые составляют важную часть теории международных отношений. Без знания основных аргументов этих дискуссий трудно понять эволюцию ТМО и соответственно — составить общее представление о её объекте и тех изменениях, которые она претерпевает в ходе исторического развития человечества.

Объектом изучения теории международных отношений (ТМО) является сложная социально-политическая реальность. Она включает в себя:

— материальные факторы: экономические, военные, геополитические, демографические, технологические и т.п.

и нематериальные: идеологические, юридические, информационные, этнические и др.;

— дипломатические, стратегические, научные и другие события; нравственные, правовые, социальные, культурные и иные нормы.

— информационные, финансовые, коммуникационные, миграционные потоки;

— такие процессы как принятие решений, сотрудничество, переговоры или конфликты;

— результаты или последствия факторов, событий, потоков и процессов. Это: стабильность или нестабильность отношений между действующими лицами (государственными или негосударственными акторами международной жизни), глобализация и/или фрагментация мирового развития. Факторы, события, нормы, потоки и процессы международной жизни не отделены друг от друга непроходимой стеной. Внутриобщественные и мировые процессы тесно переплетены между собой.

Основу международных отношений составляют политические отношения взаимодействия (имеющие по преимуществу, конфликтогенный характер) и взаимозависимости («обязывающие» участников к сотрудничеству). Главным критерием международных отношений — до тех тор пока существует такой политический институт, как государство, — остается межгосударственная граница. Факторы, события, нормы внутренней жизни того или иного общества, чтобы стать международными, должны пересечь государственные границы.

Современным международным отношениям присущи следующие особенности:

элементы архаичности, так как здесь отсутствует верховная инстанция, власть которой была бы общепризнанной, а решения носили бы, безусловно, обязательный характер, подкрепленный соответствующими принудительными механизмами. Поэтому международные отношения во многом остаются сферой риска, где каждый участник принимает решения, основываясь на собственных предпочтениях и имеющихся в его распоряжении ресурсах;

— влияние на поведение международных акторов возрастающей институционализации международных отношений, а также норм и правил, которые были выработаны на протяжении веков, и которые диктуются самим состоянием международных отношений, их структурой и конфигурацией;

противоречивость характеристик: целостность и фрагментарность, историческая преемственность и разрывы, т.е. возникновение качественно новых феноменов; сотрудничество и конфликты, которые могут переходить друг в друга; интеграция и самоидентификация социальных общностей;

— влияние глобализации мирового развития, экономические культурные, финансовые, стратегические и экологические последствия которой способствуют как сближению, так и разделению интересов различных стран и народов, влекут за собой как размывание национального суверенитета и территориального принципа политической организации, так и стремление к их укреплению;

— участие наряду с традиционными международными акторами — государствами и межправительственными организациями — новых действующих лиц: тысяч неправительственных организаций, транснациональных корпораций, фирм, банков и предприятий, крупных медиагрупп, множества профессиональных объединений, террористических группировок, преступных синдикатов, перебежчиков тех или иных спецслужб, финансовых спекулянтов и т.д.;

уменьшение роли государства как гаранта индивидуальной и социальной безопасности граждан. В ряде аспектов государство препятствует экономическому развитию социальных общностей, расцвету прав и свобод личности, становиться помехой в формировании единого мирового сообщества, которое развивалось бы в интересах всех народов и каждого человека, населяющего нашу планету. Однако антигосударственные тенденции и процессы, противопоставление индивидуальных интересов и индивидуальной безопасности государственным интересам и безопасности не приводят к желаемым результатам для всех членов общества. «Меньше государства», а тем более слабое государство не влечет за собой автоматического увеличения прав, свобод и безопасности граждан.

Международные отношения — это процесс и результат деятельности людей, наделенных сознанием, волей, индивидуальными физическими и психологическими особенностями, личными достоинствами и слабостями, подверженных настроениям, влиянию самых разных обстоятельств.

Вывод: международные отношения отличаются чрезвычайной сложностью, Познание, понимание и объяснение международной жизни не поддается упрощениям.

Итак, международные отношенияэто многообразные факторы, события, процессы, нормы и потоки, пересекающие национально-государственныеграницы. Однако сами по себе они мало говорят о том, что происходит в мире, каковы тенденции его развития. Именно теория придает этим разрозненным феноменам взаимосвязь, наполняет их содержанием. Проще говоря, ТМО изучает а) взаимодействие между различными акторами, участвующими в международной политике, б) индивидуальное и групповое поведение этих акторов в международных процессах (например, НАТО, ЕЭС).

Роль теории состоит в «просеивании», отборе и систематизации (упорядочении) эмпирического материала.

Во-2, теория вырабатывает систему наиболее общих понятий и категорий, используя которые, можно анализировать поведение международных акторов. Содержание определений и категорий должно все время находиться в поле зрения того, кто изучает международные отношения. Почему? Во-1-х, это содержание периодически требует уточнения и конкретизации, т.к. международная жизнь непрерывно изменяется и развивается; во-2-х, набор понятий, или, иначе говоря, методологический инструментарий, определяется целями и задачами самого изучения (например, выяснение причин международного события или совокупности вызвавших его факторов), а также его конкретным объектом (конфликтная ситуация).

Задача любой науки — выявление причинно-следственных связей, поиск устойчивости, повторяемости, скрытой за хаотическим многообразием внешних связей. Любая наука стремиться сформулировать законы развития своего объекта, на основе которых она сможет предвидеть его будущее. Но в данном случае — это дело исключительно трудное. Сфера международных отношений и сегодня остается во многом сферой непредопределенности, ее закономерности носят чаще всего стохастический характер, каждая тенденция сталкивается с множеством контртенденций.

Как правило, теория призвана выполнять две главные функции:

во-1-х, объяснения особенностей своего объекта, многообразие связей, составляющих его структуру элементов (прежде всего, причинно-следственных связей);

во-2-х, прогнозирования его будущей эволюции. Эта функция в теории международных отношений развита гораздо слабее, чем первая. Так, поведение сторон международного конфликта предсказать значительно труднее, чем, например, последствия засушливого лета для урожая зерновых культур, Стал уже классическим пример, когда теория международных отношений не смогла предсказать крупнейшие события мировой истории конца XX в.: падение Берлинской стены, окончание холодной войны и распад СССР.

Объяснение связано с нахождением особых причин, которые вызвали данное событие или состояние дел. Для того чтобы сделать вывод, что такой-то фактор вызвал такой-то результат, необходимо исследовать множество случаев, которые должны показать, был ли данный фактор действительно причиной данного результата или имело место лишь их случайное совпадение.

А вот понимание предполагает не столько поиск причин события, сколько выяснения его значения. При этом будет исследоваться скорее одно событие или состояние дел, чем набор случаев. Таким образом, понимание и объяснение являются взаимодополнительными и дают определенные основания для претензий теории на прогнозирование возможной эволюции своего объекта. Прогностическая функция любой теории тесно связана с потребностями социальной практики. В самом деле, наука изучает тот или иной общественный процесс, явление или событие не только для того, чтобы понять и объяснить его особенности, но и для того, чтобы предсказать, в каком направлении пойдет дальнейшее его развитие, дать ответ на вопрос, можно ли такое развитие ускорить или, наоборот, предотвратить исходя из наших интересов. Но здесь следует иметь в ввиду, что в сфере социальной жизни вообще, а международных отношений в особенности, необходимое и закономерное чаще всего скрыты за многообразием спонтанного и случайного. Более того, здесь нередко доминируют случайности не связанные с необходимостью. Поэтому здесь неплодотворны суждения типа «сочетание таких-то факторов (событий, норм и т.д.) неминуемо влечет за собой такие – то результаты».

Отсюда следует, что еще одна функция теории международных отношений состоит в том, чтобы предупреждать аналитиков и экспертов от чрезмерной самоуверенности и скоропалительных оценок, а практиков — от поспешных масштабных действий, основанных на тех или иных аналитических выводах или экспертных рекомендациях.

— упростить сложное международное окружение;

— помочь объяснить реальность

— продемонстрировать и объяснить отношения, которые могут быть индефицированы как норма;

— предсказать возможную эволюцию своего объекта.

Дата добавления: 2014-01-07 ; Просмотров: 10628 ; Нарушение авторских прав?

Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector