ОТНОШЕНИЯ

Шредер и эйприл отношения

Шредер и Эйприл — отзывы

Стих похож на белый. В принципе, ритм улавливается.

Можно плакать (над стилем или содержанием, как пойдет).

На этой странице вы видите все отзывы, которые получила работа. Оставить свой отзыв вы можете под текстом каждой конкретной части.

>**Anevka**
>Зацепился глаз на баше сегодня за цитатку:»Да нуЯ в невинном детстве тоже мечтал, чтоб Эйприл и Шредер подружились и поженились.Потом выяснилось, что не я один, и про это пишут тааакие фанфики. «И решила посмотреть, а какие же? А тут вы :)И мне понравилось.

Благодарю) Все может быть)

Зацепился глаз на баше сегодня за цитатку:
«Да ну
Я в невинном детстве тоже мечтал, чтоб Эйприл и Шредер подружились и поженились.
Потом выяснилось, что не я один, и про это пишут тааакие фанфики. «

И решила посмотреть, а какие же? А тут вы 🙂
И мне понравилось.

>**ДьЯвОлЕнОк666-ДрАкУлЕнОк666**
>И рифма есть

>**ДьЯвОлЕнОк666-ДрАкУлЕнОк666**
>Мило. Ставлю без вопросов лайк

>**Ernesta Kingsley**
>Ну, щито поделать! Тогда Лайк, за идею)
>

>**Ernesta Kingsley**
>Идея хорошая, но почти негде я рифмы не заметила. Уж простите, без лайка.
>

Это белый стих. Такие на ритм, без рифмы.

>**Katara1997**
>Очень красиво написанно!
>

>**Goldie**
>Пожалуйста, уж очень нравятся Ваши работы! Выкрою время и почитаю всё спокойно. 🙂

>**Pontia**
>Под конец написания фика мне уже хотелось сказать Эйприл: «Да что ж ты его так мучаешь?!» 😉

XD вот-вот! Чмокни его, стань боевой машиной Шредди и иди воевать против черепашек.

Пожалуйста, уж очень нравятся Ваши работы! Выкрою время и почитаю всё спокойно. 🙂

>**Goldie**
>Ой, это так мило ^_^ Красиво получилось

>**Goldie**
>Страдания и страсть бедного Шреддера.

Под конец написания фика мне уже хотелось сказать Эйприл: «Да что ж ты его так мучаешь?!» 😉

>**kaurukh**
>Такие получились у Вас. шекспировские прям страсти! Ричард 3-й и Анна))))
>

Вы почти угадали! Только на написание этого фика косвенно повлияли совсем другие личности: Генрих VIII и Анна Болейн.

>**Pontia**
>
>Тут даже не сколько помучить любимого героя, а пострадать вместе с ним (из-за того, что сама и помучила). такое извращенное удовольствие, что ли. Не знаю, как точнее выразиться, но догадываюсь, что Вы чувствуете также.
>

однозначно. некий интеллектуальный садомазохизм, если можно так выразиться — но по возможности с пользой для самого героя. Ведь меняться никогда не бывает легко

>**Анастасия Хавратова**
>
>Боюсь, что иначе просто невозможно. Любовь слишком ценный дар, чтобы даваться легко. У меня он тоже любимый герой — по сей день — но люблю ставить в непростые ситуации. Как говорится, кого люблю, того и мучаю.
>

Тут даже не сколько помучить любимого героя, а пострадать вместе с ним (из-за того, что сама и помучила). такое извращенное удовольствие, что ли. Не знаю, как точнее выразиться, но догадываюсь, что Вы чувствуете также.

Источник

Последнее дыхание страсти

Выражаю огромную благодарность моему редактору — в прошлом профессиональному журналисту **Анастасии Хавратовой**, без которой этот текст был бы просто нечитабельным.

Прекрасной художнице **Mirum angel** за чудесные арты к этой работе:

Я в душ.

Вычисляю где ты — Очень даже хорошо — Никаких запретов И ни грамма за душой. Если хочешь это — Значит, ты уже большой! (с)

– Ммммммм, – потянулась проснувшаяся на мягком диване Эйприл, ощутив под головой до сладости приятную подушку. – Открой, пожалуйста, окно, Тим, здесь душно. – мягко улыбнувшись, пролепетала девушка своему бойфренду, с которым они сожительствовали последние пару месяцев. – Ты просто не представляешь себе, какой сон мне сегодня приснился. – После того, что мне тут устроили, я, наверное, уже ничему не удивлюсь, – послышался в ответ слегка грубоватый голос Шреддера. – А что касается окна. если бы оно тут было, я бы уже давно открыл его и свалил бы отсюда ко всем чертям, но его, увы, нет, так что извиняйте. – Что за чёрт. – вскочив с дивана, как ужаленная, испуганно воскликнула Эйприл. Представшая её взору картина была настолько неожиданной, что опешившая девушка уселась обратно, серьезно сомневаясь в своём психическом здоровье. Её взору предстала небольшая (впрочем и не маленькая) комната с барной стойкой и мягкой мебелью, освещенная неярким голубоватым светом встроенных в потолок светодиодных ламп. Красивые фотообои в виде ночного морского берега, большие антикварные зеркала на стенах. – комната напоминала первоклассный гостиничный номер, но уж никак не руины Технодрома, которые ей «снились». – Где мы. – испуганно спросила Эйприл сидящего за барной стойкой Шреддера. – И что это на тебе?! – воскликнула она, увидев, что мужчина одет в черный короткий халатик, полы которого не доходили ему и до колен, а на всём его теле нет даже намёка на шипы и лезвия. – Кимоно. Одежда такая японская. – ответил Шреддер. – Кстати, в комбинезоне тебе, наверно, жарко будет. Вентиляция сломана, и помещение не проветривается. – Мне. раздеться при тебе? Что ещё прикажете, ваше тупейшество? – Эйприл недовольно наморщила носик. – Я спросила серьезно, где мы, черт побери, находимся?! – В моей тайной комнате отдыха, – с гордостью в голосе ответил Шреддер. – Учитывая, что в Технодроме вечно не хватало энергии, я припас здесь на всякий случай несколько хороших аккумуляторов. Про них даже Кренг не знал, – ниндзя улыбнулся, – представляю, какую истерику закатил бы мне этот проклятый слизень, узнай он про них. Кстати, если тебе душно, можешь принять душ. Он там, – Шреддер указал рукой в сторону двух близко расположенных деревянных дверей, – рядом с туалетом. – Я приму душ после того, как мы выберемся отсюда, а ты отправишься за решётку! – прокричала Эйприл, поражаясь его наглости. – А. ну-ну. Как жаль тогда, что мне придется умирать рядом с такой нечистоплотной девушкой, – горько усмехнулся Шреддер. – Умирать. – тихо переспросила Эйприл. – Да, – подозрительно спокойно ответил Шреддер. Еды здесь хватило бы на пару-тройку дней, хотя, возможно, я и недооцениваю ваш аппетит, а вот кислорода. Я, честно говоря, понятия не имею, через сколько часов он здесь закончится. – Нас спасут, – с уверенностью в голосе сказала Эйприл. – Нас скоро найдут и вытащат отсюда. – О ДА! – иронический тон Шреддера превратился в настоящий сарказм, – Я уже вижу, как по руинам Технодрома рыщут спасатели, чтобы найти меня! – Нас спасут Черепашки! – воскликнула она. – Они всегда приходят вовремя! И вот тут у Шреддера сдали нервы. – Черепашки. Спасут. Вовремя. Да эти куски дерьма могли спасти от войн и атомного оружия целую планету, если бы просто сидели в своей канализации и не показывали бы оттуда свои поганые морды! Весь мир утопает в войне, державы соревнуются в том, кто больше раз подряд может уничтожить планету! В целях демонстрации этой псевдосилы – Америка сожгла дотла два мирных города, унеся миллионы неповинных жизней, а спустя ещё несколько лет Советский Союз провел испытание водородной бомбы! Это будет продолжаться до тех пор, пока Земля не превратится в радиоактивную пустыню, в которой не выживет никто! И вот сегодня. сегодня, понимаешь. Всё это могло закончиться! Шреддер встал из-за стола и прошёл несколько шагов, а после его красивое смуглое лицо перекосила гримаса боли. – Я изобрел оружие, которое на десятилетия опережает всё боевую технику, что есть на этой планете! В то время как слепые люди чествовали первого человека в космосе и плакали от восторга, читая про высадку на Луну. я исследовал чужие галактики, общался с их учёными, собирал и аккумулировал их знания, чтобы принести их сюда и спасти от гибели эту безумную планету. Но теперь всё! – голос Шреддера дрогнул. – Ты понимаешь, что это конец, Эйприл? – Конец! Да что ты на себя напустил, тряпка! – в голосе Эйприл было больше вызова, чем обычно. – Это что я вижу? Ты и есть тот великий и ужасный Шреддер? Безумный гений и самый страшный из людей, который благодаря моим репортажам не сходит с экранов всех мировых СМИ? Нет! Я вижу перед собой жалкого нытика, который только и может, что жалеть себя и причитать о том-что-было-бы-если! Глаза Шреддера сверкнули дьявольским огнем, а разбитые в кровь кулаки сжались до боли в суставах. На лице стала появляться какая-то странная улыбка, от которой у Эйприл по спине пробежал холод. – Говоришь, черепахи будут искать тебя и придут за тобой? Хм. Может, и правда стоит подождать их. Как я и говорил, система вентиляции сломана и воздуха здесь, увы, не так уж много, – говоря это, Шреддер не отрывался от распахнутых зеленых глаз девушки и медленно приближался к ней, заставляя ту пятиться до тех пор, пока она не уперлась спиной в стену. – А может, мне стоит просто сломать тебе эту прелестную шейку и тем самым продлить свою жизнь здесь как минимум вдвое? М? – тяжелая рука легла на её ключицы и медленно, словно ползущая кобра, переместилась на её шею, заставляя несчастное сердце Эйприл биться в два раза сильнее. – Делай то, что считаешь нужным, Шреддер. – Эйприл опустила глаза, не в силах выдержать его взгляд. Вся видимая сила, стервозность и непробиваемость девушки исчезла, словно её никогда и не было, а в голосе появились нотки отчаяния и тихого страха перед неизбежным. Шреддер медленно поднял её подбородок и заставил ещё раз взглянуть в свои искрящиеся черные глаза. И снова, не выдержав этот взгляд, девушка зажмурилась. А в следующую секунду почувствовала, как к её губам приблизились его губы, увлекая их в свой властный и горячий поцелуй, который закончился так же неожиданно, как и начался. – Ты что, с ума сошёл?! – воскликнула пришёдшая в себя Эйприл, влепив Шреддеру звонкую пощёчину. – Совсем обнаглел! – Да не знаю, – засмеялся тот, во внешнем виде его уже не осталось ничего жуткого, но лишь торжество победителя (мол, испугалась, да!) – Не целовался уже ни с кем сто лет, а тут такие губки. Неужели мне так и умереть, не попробовав их? – Объясни, – потребовала Эйприл, не желая признавать этот бой проигранным. – А что тут объяснять, Эйприл? – В голосе Шреддера вдруг мелькнуло уязвленное самолюбие, – Ты чертовски, безумно соблазнительна, хотя и самая невыносимая стерва из тех, что мне доводилось видеть! Я не знаю, как ты это делаешь со мной, но я. Я просто с ума схожу по тебе, Эйприл! – И ты не мог найти более удобного времени, чтобы сказать мне это? – в голосе девушки было скорее раздражение, чем удивление, – Мы знаем друг друга уже несколько лет. Если я тебе так нравлюсь, то почему ты никогда не говорил мне об этом? Черт тебя побери, ты ведь Шреддер! Шред-деррр! Да я столько раз была у тебя в руках, и так, как ты, меня не трогал никто! Со связанными и закованными в наручники руками. Ты мог в любой момент просто взять меня, даже не спрашивая моего разрешения! – Я похож на насильника, Эйприл? – изумился Шреддер, «выпустив руль из рук» и окончательно утратив контроль над ситуацией. – Дурак! – очередная звонкая пощёчина очертила лицо Шреддера. В красивых зеленых глазах Эйприл сверкнул огонек (Ага, попался!) и она тут же, схватив его за отвороты одежды, притянула к себе и слилась с его губами в безумном, страстном поцелуе, обжигающем, как пламя, и ласкающем, как мёд. Её язычок нежно касался и облизывал его язык, касался десен. Переместив свои руки на его предплечья, она притянула и накрыла его ладонями свои груди. Её язык вышел из его рта и скользнул вниз по его подбородку и шее, а ладонь плавно легла на его пах и начали поглаживать его мужское достоинство, которое тут же отреагировало на это возбуждением и стало наливаться кровью и подниматься вверх. – Ничего себе! – Эйприл опустилась на коленки и, скользнув под халат двумя ладонями, ловким движением стянула вниз его трусы, обнажив его крепкий и твердый, словно камень, член, покрытый вздувшимися венами. – Какой большой. – воскликнула девушка, начав массировать его своей ладонью, то оголяя, то вновь пряча большую красную головку. – Сантиметров двадцать! – Не знаю, не мерил. – с трудом проговорил Шреддер, которому в данный момент было не до разговоров из-за пылающих в нём чувств и адского возбуждения. – А говорят, что у качков они маленькие. – коварные зеленые глазки сверкнули ехидством. – Конечно. – нет, Шреддер явно не был «в настроении» говорить про чьи-то члены, так как хотелось как можно скорее пристроить куда-нибудь свой собственный. – А ещё все качки тупые, неповоротливые импотенты. Хотелось просто запустить руку в эти кудрявые рыжие волосы и найти её ротику более достойное применение, чем это бессмысленное издавание звуков. Она и раньше возбуждала его и являлась объектом его самых сокровенных желаний, однако никогда ещё желание обладать ей (да что там! – отыметь её так, чтобы она кричала, как последняя сука!) не было таким сильным. Немедленно! Здесь и сейчас! Слегка чмокнув головку его члена губами, Эйприл, распрямилась в полный рост и приставила указательный палец к губам желающего было что-то сказать Шреддера. – Я в душ, – томно прошептала она и, выскользнув из занимаемого ей пространства между его телом и стеной Технодрома, подобно упархивавшей из рук бабочке исчезла, поспешно закрыв за собой дверь ванной.

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector