ОТНОШЕНИЯ

Я очень избирательна в отношении мужчин

Всегда ли женщины более избирательны в выборе партнера?

Гораздо бо’льшая избирательность женщин при выборе партнера — один из ключевых постулатов эволюционной психологии. Но здесь Канадзава столкнулся с экспериментом, который казалось бы противоречит этому постулату. Далее адаптированный перевод.

Эволюционная психология умерла?

Один из самых непреложных принципов эволюционной психологии – это то, что женщины гораздо более избирательны в своем выборе партнера, чем мужчины. Так как женщины несут существенно бо’льшие репродуктивные издержки, делая неправильный выбор, женщины были созданы эволюцией, чтобы быть более осмотрительными и придирчивыми в выборе партнера, чем мужчины. Как следствие – жеманная самка и сексуально настойчивый самец в каждом человеческом обществе из когда-либо найденных (так же, как и у большинства других видов млекопитающих).

Между тем, в готовящейся статье в «Psychologytoday» Эли Дж. Финкель и Пол Иствик из Северо-Западного университета опровергли этот проверенный временем консенсус в эволюционной психологии и засвидетельствовали, что в выборе партнера при некоторых обстоятельствах женщины могут быть так же настырны, как мужчины, или наоборот, мужчины могут быть такими же застенчивыми, как и женщины.

Финкель и Иствик, известные читателям блога «Psychologytoday» , применяют популярный формат скоростного свидания в своем исследовании по выбору партнера, как это сегодня делают многие психологи-экспериментаторы. Они знали, что на этих мероприятиях со скоростными свиданиями мужчины значительно менее придирчивы в выборе партнера, чем женщины; после знакомства со всеми потенциальными участниками свидания мужчины делают отметку «да» касательно гораздо большего количества женщин (что служит показателем их желания увидеть тех снова), чем это делают женщины касательно мужчин. Неудивительно, так как это отображает большинство настоящих ситуаций знакомств, когда мужчины чаще и настойчивее подкатывают женщинам, чем женщины подкатывают к мужчинам.

Гений Финкеля и Иствика берет свое начало тогда, когда они сделали одно на вид малозначимое, почти несущественное наблюдение. На всех мероприятиях в стиле скоростных свиданий (и коммерческих, и научных), все женщины остаются сидящими за соответствующими столами, в то время как мужчины ходят по комнате, чтобы в начале их непродолжительного «свидания» познакомится с каждой женщиной за её столом.

Согласно одному сотруднику службы скоростных свиданий, цитируемого в статье Финкеля и Иствика, это утилитарное решение. Женщины обычно несут с собой больше вещей (таких как сумочка и предметы одежды), чем мужчины, поэтому мужчинам физически легче быстро ходить по комнате, чем женщинам. По этой причине формат, где женщины остаются сидеть, а мужчины ходят по комнате, стал общепринятым на всех мероприятиях по скоростными свиданиям.

Финкель и Иствик задались вопросом: «А что, если мы изменим это? Что случится, если мы в корне изменим порядок и пусть на своих коротких свиданиях мужчины сидят за своими столами, тогда как женщины ходят по комнате, знакомясь с мужчинами за их столами в ходе быстрых свиданий?».

Итак они принялись смотреть, что случается, когда принципиально меняется общепринятый установленный порядок. В своем эксперименте они организовали 15 гетеросексуальных скоростных свиданий, с примерно 12 мужчинами и 12 женщинами в каждом мероприятии. В восьми из них мужчины циркулировали среди женщин, в то время как женщины оставались сидящими (в соответствии с общепринятым установленным форматом скоростных свиданий), а в других семи женщины циркулировали среди мужчин, тогда как мужчины оставались сидящими. Все остальное в отношении двух обстановок оставалось постоянным.

То, что они установили, было действительно поразительным. В традиционном порядке, когда «мужчины циркулируют, женщины сидят», мужчины были значительно менее избирательны в своем выборе партнера; они сделали отметку «да» касательно бо’льшего количества женщин, чем женщины сделали касательно мужчин, и они ощущали бо’льшее сексуальное влечение и химию романтического толка по отношению к женщинам, нежели женщины к мужчинам.

Это вовсе не удивительно, поскольку это то, что предугадала бы эволюционная психология и это то, что мы обычно наблюдаем в настоящей жизни (менее переборчивые, более настойчивые мужчины, а также более придирчивые и более застенчивые женщины).

Наоборот, в непривычных условиях, где «женщины циркулируют, мужчины сидят», женщины в своем выборе партнера были такие же настойчивые, как мужчины и, вследствие этого, менее избирательны; они сделали столько же отметок «да» в отношении мужчин, сколько и мужчины в отношении женщин, а также они ощущали столько же сексуального влечения и романтической химии в отношении мужчин, как и мужчины в отношении женщин.

Финкель и Иствик объясняют обратный ход принципа своей гипотезой воплощенного познания. Исследование воплощенного познания выявило некоторые довольно интересные (якобы совершенно непостижимые) результаты. К примеру, сидящие субъекты эксперимента, которые располагают свои ладони снизу стола и нажимают вверх (жест, ассоциирующийся со сближением), расценивают нейтральные китайские иероглифы как более привлекательные, чем те, кто кладет свои ладони на верхнюю часть стола и нажимает вниз (жест, ассоциирующийся с предотвращением).

Другими словами, поскольку они рассматривают иероглифы, в то время как участвуют в жесте сближения, они воспринимают их более позитивно. Аналогично не чернокожие участники, которых приучили тянуть джойстик на себя (жест, связанный со сближением), когда изображение чернокожего субъекта скрыто появляется на экране компьютера и отодвигать джойстик от себя (жест, связанный с предотвращением), когда появляется изображение белого субъекта, впоследствии проявляют более позитивное отношение к чернокожим и ведут себя с ними теплее, чем это делают не чернокожие участники, исполняющие либо обратное задание с джойстиком, либо задание с джойстиком, где условия постоянно меняются (нейтральное).

Финкель и Иствик рассуждают подобным образом, чтобы объяснить свои результаты. Само действие по физическому сближению к своему потенциальному романтическому партнеру – поведение намного более типичное для мужчин, чем для женщин – делает людей более уверенными и повышает их привлекательность для их потенциального партнера.

Другими словами, действуя более как мужчины (физически приближаясь к тем, с кем у них свидание), они также начинают больше думать как они (стают более уверенными, настойчивыми и менее переборчивыми). В поддержку своей гипотезы воплощенного познания Финкель и Иствик демонстрируют, что, независимо от того, мужчины это или женщины, «циркулирующие», которые приближаются к тем, с кем у них свидание, более уверенны в себе, чем «мишени», к которым приближаются, и с того момента, как они статистически контролируют в себе уверенность, установленный порядок (без различия, кто циркулирует – мужчины или женщины) перестает оказывать какое-либо влияние на то, кто более переборчив – мужчины или женщины.

Выводы Финкеля и Иствика в их эксперименте в действительности потрясающие и потенциально разгромные для эволюционной психологии. Более значительная избирательность женщин в выборе партнера по большому счету происходит из половой асимметрии в репродуктивной биологии, которая оставалась постоянной на протяжении миллионов лет, задолго до того, как мы стали людьми или даже обезьянами.

Проще говоря, женщины более переборчивы, чем мужчины в выборе партнера, потому что это они беременеют и после должны кормить потомство на протяжении многих лет. Так происходило всегда без исключений и поэтому половое различие в избирательности касательно партнера генетически глубоко закодированы в человеческой природе самцов и самок и поэтому-то оно является культурно универсальным. Как эволюционная психология объясняет беспрецедентные выводы Финкеля и Иствика? Или же они означают конец эволюционной психологии? Эволюционная психология умерла? Должен ли я перестать быть эволюционным психологом и получить реальную работу, трудясь, скажем, в пекарне моего дяди во Фресно?

Доклад о смерти эволюционной психологии сильно преувеличен

В моем предыдущем посте я рассуждаю о грядущей статье Финкеля и Иствика в «Психологической науке», демонстрирующей, что стандартная и общепринятая половая разница в избирательности партнеров, при которой мужчины гораздо менее переборчивы, чем женщины, может повернуться вспять всего лишь изменением установленного порядка, при котором мужчины подходят к женщинам.

Если женщины подходят к мужчинам, они начинают вести себя более похоже на мужчин, а также становятся такими же настойчивыми и неизбирательными как мужчины. Половые различия в избирательности касательно партнера это генетически глубоко закодированное звено и мужской, и женской человеческой природы. Так что как может оно быть обращенным вспять такими простыми временными изменениями в ситуативном порядке? Что это означает для эволюционной психологии?

Я был готов свернуть свою лавочку и подать заявку в феминистский тренировочный лагерь, когда моя подруга и коллега по Лондонской школе экономики Дайан Дж. Рейнье напомнили мне, что открытие Финкеля и Иствика могут быть не такими уж катастрофическими для эволюционной психологии, как я сначала опасался, и что мы можем в самом деле принять их во внимание сугубо с точки зрения эволюционной психологии.

Вот что предлагает Дайан. Допустим, у женщин есть развитый психологический механизм в области выбора партнеров, который обеспечивает правило двухшагового принятия решения.

1. Не подходить к мужчинам, а вместо этого ожидать, чтобы к вам подошли, за исключением случая, когда я вижу исключительно желанного мужчину (скажем, находящегося в 1% лучших по привлекательности) и в таком случае подхожу к нему.

2. Отвергать 99% мужчин, которые подходят ко мне (потому что большинство из них – неудачники, как ни крути), но говорить «да» намного большему количеству (скажем, 50%) мужчин, к которым я подхожу, потому что, если я к ним подошла, это означает, что я уже определила их как таких, которые исключительно высокого качества.

При большинстве всамделишных обстоятельств этот развитый психологический механизм обернулся бы тем, что женщины были бы намного осторожнее и «застенчивее» мужчин, так как по определению очень мало мужчин исключительно высокого качества, к которым женщины хотели бы подойти.

Вследствие этого чаще всего мужчины подходят к женщинам, женщины ждут, чтобы подошли и женщины отвергают большинство мужчин, которые подходят к ним – как сейчас, так и в ходе всей истории эволюции.

Что делает в эксперименте Финкеля и Иствика новый установленный порядок «женщины циркулируют, мужчины сидят», так это заставляет женщин подходить к мужчинам. Поскольку женщины подходят к мужчинам, условия могут хитростью заставить женский мозг думать, что мужчины, к которым они приближаются исключительно высокого качества.

В течение истории эволюции никогда не случалось обыденной ситуации, когда женщины часто подходили к мужчинам, разве что те были исключительно высокого качества, так что у женского мозга может возникнуть затруднение в понимании такой ситуации. В среде предков не было злых психологов-экспериментаторов, заставляющих женщин подходить к мужчинам.

Как следствие, женщины могут с большей долей вероятности сказать «да» значительно большему количеству мужчин, к которым они подходят, в условиях «женщины циркулируют, мужчины сидят», ошибочно полагая, что все эти мужчины исключительно высокого качества.

Материалы Финкеля и Иствика на текущий момент недостаточны, чтобы опровергнуть это альтернативное объяснение, так что понадобится больше экспериментов для вынесения решения, касающегося вышеприведенных объяснений Дайан с точки зрения эволюционной психологии на основе принципа саванны и толкования воплощенного познания Финкеля и Иствика. Но, если уж на то пошло, альтернативное объяснение Дайан спасает эволюционную психологию еще на один день и предполагает, что занятные выводы Финкеля и Иствика не обязательно означают смерть эволюционной психологии.

Извини, дядя Ларри, но я еще не готов переехать во Фресно и начать продавать штрудели…

Женатые мужчины привлекают женщин больше?

В более раннем посте я рассматриваю занятные выводы Финкеля и Иствика о том, что при некоторых обстоятельствах женщины могут быть такими же неизбирательными в выборе партнера, как и мужчины, а также в последующем посте говорю об одном возможном объяснении этого с точки зрения эволюционной психологии, предложенным моей коллегой. А теперь очень проницательный читатель предлагает другое вероятное объяснение.

Просто чтобы напомнить: эксперимент Финкеля и Иствика с использованием формата скоростного свидания показал, что в случае, когда мужчины по очереди сменяются перед женщинами, женщины были гораздо избирательнее в выборе партнера, чем мужчины (как и следовало ожидать), но когда женщины по очереди сменялись перед мужчинами, они были такими же неизбирательными и настойчивыми в выборе партнеров, как и мужчины.

В силу того, что половые различия в избирательности по поводу партнера – глубоко укоренившаяся часть мужской и женской эволюции сущности человека, то это бессмыслица, будто стандартная схема может так легко кардинально измениться временной переменой установленного порядка того, кто к кому подходит.

Моя подруга и коллега Дайан Дж. Рейнье позже предложила одно возможное объяснение, основанное на принципе саванны, касательно эволюционных ограничений человеческого мозга. Ввиду того, что экспериментаторы подталкивали женщин устанавливать контакт с мужчинами, тогда как в ходе истории эволюции женщины редко подходили к мужчинам – за исключением случаев, когда мужчина оказывался исключительно желанным, – временный установленный порядок может обманом заставить женский мозг думать, будто мужчины, к которым они подходят, были на редкость желанными. В итоге они могут сказать «да» гораздо большему их числу, чем обыкновенно.

Итак, постоянный читатель моего блога, мистер Алок Лал, предлагает еще одно возможное объяснение результатов Финкеля и Иствика с точки зрения эволюционной психологии. Пояснение мистера Лала также опирается на принцип саванны и включает в себя известный феномен наследования партнеров.

Исследования продемонстрировали, что у самок многих разнообразных видов существует склонность копировать выбор других самок в отношении партнера. При предоставленном выборе спариваться с самцом, который недавно спаривался с самкой, и другим самцом, который в последнее время не спаривался, многие самки предпочитают спариваться с первым, а не с последним.

Предположительно это связано с тем, что самки этих видов доверяют оценке друг друга. Если другая самка посчитала, что самец обладает достаточно высоким генетическим качеством для спаривания, тогда предполагается, что он будет лучше, чем другой самец, которого в последнее время не выбрала ни одна самка.

Этот принцип примененный на людях известен как эффект обручального кольца и объясняет, почему некоторые женщины могут предпочитать спариваться с женатыми мужчинами. Если другая женщина сочла, что он обладает достаточно высоким качеством для вступления в брак предположительно после долгого периода ухаживания и внимательного изучения, то он, вероятно, не может быть полным неудачником, что нельзя сказать о другом мужчине, которого никто не выбрал для брака.

Неженатый мужчина может быть очень высокого качества, но он также может быть и очень низкого качества (потому что он совершенно незнаком), тогда как женатый мужчина не может быть очень низкого качества; иначе говоря, мужчины в браке гарантируют минимальное качество.

Наряду с тем, что это интригующая идея с устоявшимися аналогами у других видов, эмпирические доказательства эффекта обручального кольца у людей по сей день были противоречивыми. Некоторые эксперименты обнаруживают, что женщин больше привлекают женатые мужчины, чем холостые, а другие эксперименты – что нет.

Не так давно на фоне того как она поднимала вопрос в своем посте, исследование 2009 года нового блогера «Psychologytoday» Мелиссы Беркли выявляет, что женщины находят мужчин, имеющих полового партнера, более желанными, чем мужчин, не имеющих полового партнера, но только тогда, когда сами женщины свободны.

Мистер Лал резюмирует следующим образом. В то время как женщины циркулируют на скоростном свидании среди мужчин и подходят к мужчинам, они могли бы наблюдать за тем, что делают другие женщины в комнате (это очень вероятно, учитывая, каковы конкурентоспособные женщины на поле сражения для спаривания, особенно на скоростных свиданиях).

Разговаривая с теми, с кем у них свидание, они могли бы наблюдать краем глаза, что другие женщины подходят к мужчинам в комнате. Опять же, поскольку женщины в ходе истории эволюции обычно не подходили к мужчинам, это могло бы обмануть женский мозг, заставив думать, что мужчины в комнате на их скоростном свидании должны обладать высоким генетическим качеством.

В попытке подражать другим женщинам в комнате в стремлениях к спариванию и в суждениях, циркулирующие женщины могут стать более склонными говорить «да» большему количеству мужчин в условиях «мужчины сидят, женщины циркулируют».

Как и в отношении объяснения Дайан ранее, я считаю, что мистер Лал тоже очень убедителен. Один из способов разрешить спор между двумя объяснениями в ключе эволюционной психологии – это создать условия, при котором женщины подходят к мужчинам, но не могут проследить, что другие женщины так делают.

Если верна версия Дайан, то женщины в таких условиях все равно должны быть неизбирательными в своем выборе партнера; если верна версия мистера Лала, то они такими быть не должны.

Как альтернативный вариант, можно создать условия, когда женщины наблюдают, как другие женщины подходят к мужчинам, но сами не подходят к ним. Если версия Дайан верна, то женщины-наблюдатели не должны быть склонны считать мужчин привлекательными, тогда как если верна версия мистера Лала – они должны быть склонны.

В принципе, если есть два взаимоисключающих типа мужчин (те, к которым женщины подходят, и те, к которым подходят другие женщины), то объяснение Дайан наводит нас на то, чтобы спрогнозировать, что женщин будет привлекать только первый тип мужчин, тогда как версия г-на Лала спрогнозирует то, что их привлечет исключительно второй тип мужчин. Конечно, всегда существует возможность того, что обе версии верны и могут частично объяснять данные Финкеля и Иствика.

В качестве отступления: мистер Лал обучался машиностроению и на данный момент работает разработчиком программного обеспечения. У него нет никакого опыта работы в сфере психологии, не говоря уже об эволюционной психологии, и не было уроков биологии со времен старшей школы (с другой стороны, у меня тоже).

Тот факт, что кто-то вроде мистера Лала может предлагать очень конструктивное объяснение сбивающего с толку явления с точки зрения эволюционной психологии, наводит на мысль, что слова Роберта Райта в его книге 1994 года «Моральное животное» в настоящее время все еще актуальны: «Пока что вот каково состояние эволюционной психологии: так много плодородной земли, а так мало фермеров». Поле эволюционной психологии до сих пор открыто нараспашку. Кто угодно, интересующийся предметом, и у кого есть блестящие идеи, как у мистера Лала, может сделать свой вклад в эту область.

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector