ОТНОШЕНИЯ

Яковлев гражданско правовой метод регулирования общественных отношений

Глава I. Предмет гражданского права как объективная основа

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОГО МЕТОДА РЕГУЛИРОВАНИЯ

§ 1. Гражданско-правовой метод — разновидность правового

способа воздействия на отношения

1. Гражданское право, как и другие отрасли, самим фактом своего существования свидетельствует о дифференциации права, о наличии у него специфических свойств. В то же время, поскольку гражданское право входит в системы права, государственного управления, социального регулирования, оно обладает и интегративными свойствами перечисленных систем. Познание гражданско-правового метода требует, следовательно, установления заложенных в нем общих (идущих от социального регулирования и государственного управления), особенных (присущих праву) и специфических (характерных для самого гражданского права) свойств.

В системе социального регулирования право, в том числе и гражданское, обладает такими общими (например, с нравственностью, нормами общественных организаций) признаками, как единство основных принципов , нормативность и др.

См.: Недбайло П.Е. Применение советских правовых норм. М.: Юрид. лит., 1960. С. 28.

См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. С. 23 — 24.

Система государственного управления включает гражданское право, как и право в целом, посредством таких интегративных свойств, как властный характер государственно-управленческой деятельности и единство функционального назначения. Суть последнего сводится к тому, что право в составе системы управления обеспечивает упорядоченность и согласованность в действиях граждан и их организаций .

Ю.А. Тихомиров подчеркивает, что государственная власть — интегрирующий элемент системы социального управления (см.: Советское государство и право. 1972. N 7. С. 4).

См.: Основин В.С. Указ. соч. С. 45.

Но право представляет собой и самостоятельное общественное явление, определенное целое со своей сущностью, содержанием, структурой, функциями и формой. Свойства права, с одной стороны, позволяют установить его связь с системами, в которые оно входит, а с другой — выделить, обособить его как самостоятельный элемент соответствующих систем. Эти же свойства интегрируют отрасли права в целое и, следовательно, характеризуют их.

Трудно отграничить право от других средств социального регулирования и государственного управления по объекту их применения, поскольку ввиду тесного взаимодействия права с иными средствами регулирования и управления сферы их использования (например, норм права и нравственности) в значительной степени совпадают.

В теории указывают на такие специфические свойства права, отражающие его сущность, как высшая нормативность, формальная определенность его норм , их общеобязательность , системность , гарантированность права государством .

См.: Недбайло П.Е. Указ. соч. С. 34.

См.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 129 — 130.

См.: Шейндлин Б.В. Сущность советского права. Л.: Изд. ЛГУ, 1959. С. 8 — 12.

См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 23.

Одни авторы относят все перечисленные свойства к форме права , другие полагают, что какие-то признаки относятся к форме, а какие-то — к содержанию . Не углубляясь в обсуждение этого вопроса, можно тем не менее заметить, что перечисленные признаки права прямо или косвенно выражают его содержание. Одновременно все они, и в первую очередь такие из них, как нормативность, формальная определенность, общеобязательность, обеспеченность права авторитетом, а в необходимых случаях принудительная сила государства, раскрывают право со стороны специфики его воздействия на общественные отношения.

Так, если нормативность О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородский относят к форме права, то его общеобязательность они рассматривают в плоскости содержания права (см.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 47, 53, 129).

Таким образом, право отличается от иных средств социального регулирования и государственного управления не столько кругом охватываемых общественных отношений, сколько формой, способом воздействия на социальные связи. И это вполне закономерно. Если право — средство социального регулирования и государственного управления, да к тому же не единственное, то очевидно, что способ воздействия такого средства на общественные отношения приобретает первостепенное значение как для выявления особенностей самого права, так и для отграничения его от иных средств регулирования и управления.

Правовой способ воздействия на общественные отношения отличается от всякого иного: а) четкостью нормативно-правовых предписаний, реализующихся в виде прав и обязанностей участников регулируемых отношений; б) общеобязательностью этих предписаний, поскольку они олицетворяют собой волю, властным образом установленную или санкционированную государством; в) системностью, т.е. тем, что нормы действуют не каждая в отдельности, а в совокупности с другими нормами как составная часть целой правовой системы; г) обеспеченностью реализации правовых норм авторитетом и принудительной силой государства.

В самом общем виде специфика правового способа воздействия выражается в том, что право регулирует поведение людей и их коллективов посредством нормативного установления прав и обязанностей, реализация которых обеспечивается государством.

Таким образом, с одной стороны, свойства права в аспекте воздействия его на поведение людей характеризуют общеправовой метод регулирования общественных отношений .

А.М. Витченко также рассматривал метод правового регулирования в двух аспектах: как общий метод права в целом и как метод отраслевой. Но признаки общего метода, приводимые им, отличаются от перечисленных выше признаков. Возможно, это объясняется тем, что предварительно А.М. Витченко разграничил «правовое воздействие» и «правовое регулирование» и охарактеризовал метод по линии проведенного им отграничения, отнеся категорию метода лишь к «правовому регулированию» в узком смысле этого термина (см.: Витченко А.М. Указ. соч. С. 6 — 8).

С другой стороны, особенности правового воздействия на общественные отношения оказываются юридическими признаками самого права, раскрывают его своеобразие как особого средства социального регулирования и государственного управления. Следовательно, именно метод правового регулирования позволяет выделить право в системе социального регулирования и управления. Поэтому метод должен считаться основным структурным признаком права. В качестве такового метод воздействия на общественные отношения характеризует право как целое, обладающее органическим единством безотносительно к внутренней дифференциации права. Поэтому правовой метод регулирования присущ всем отраслям права, является для них общим.

Поскольку метод правового регулирования отражает типичные элементы содержания права, постольку он должен быть квалифицирован в качестве содержательного признака самого права.

Особенности правового способа воздействия на общественные отношения определяют функциональное назначение права в системе социального регулирования и государственного управления. В этом смысле метод правового регулирования является и функциональным признаком права. Именно с особенностями регулирующих свойств права связана его полезность, необходимость, социальная ценность как формы экономических отношений общества.

2. Если метод раскрывает своеобразие права, отличающее его от других средств социального регулирования и управления, то эта категория должна занять подобающее место при раскрытии понятия права. По существу категория метода используется при характеристике права и в формулировках его определений . В то же время в литературе утверждалось, что общее определение права должно содержать в себе указание на моменты, раскрывающие право со стороны его сущности, формы и функций . Очевидно, что перечень должен быть дополнен категорией метода, ибо хотя последний и связан с сущностью права, его содержанием, формой, социальным назначением (функцией), но ни одной из этих категорий не поглощается и ни с одной из них не совпадает.

См.: Алексеев С.С. Указ. соч. С. 27; Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 59.

См.: Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 46.

Можно заметить, что ни один из названных моментов, характеризующих право, не охватывает метода правового регулирования, как не раскрывает и специфики воздействия права на общественные отношения.

Представление о праве как об особом общественном явлении приобретает должную полноту лишь при условии учета способа его воздействия на социальные связи .

Обычно в теории права термин «метод правового регулирования» при общей характеристике права не используется и упоминается (если вести речь об учебниках, пособиях, курсах общей теории права) лишь при раскрытии системы права. К исключению можно отнести учебное пособие С.С. Алексеева «Общая теория социалистического права» (1963). В этом труде категория метода раскрывается уже в главе первой «Понятие социалистического права». Но связывает С.С. Алексеев метод правового регулирования не с понятием права, а с другим, более широким понятием «правовое регулирование».

С.С. Алексеев указывает, что категория правового регулирования позволяет ввести в науку понятия предмета правового регулирования, механизма правового регулирования и метода правового регулирования (С. 42 — 44). Но весьма примечательно то, что если предмет и механизм правового регулирования характеризуются С.С. Алексеевым применительно к праву в целом, то метод связывается с отдельными отраслями, но не с правом в целом. Действительно, метод, отвечающий на вопрос, как право воздействует на отношения, непосредственно связан с категорией правового регулирования, понимаемого как юридическое воздействие на общественные отношения (С. 42 — 43). Но очевидно и то, что особенности правового воздействия на отношения заложены в самом праве. Отличия правового воздействия на отношения от неправового проистекают из отличий самого права от иных надстроечных категорий и средств социального регулирования. Поэтому если бы метод по сложившейся научной традиции не связывали только с отдельными отраслями права, но прежде всего с правом в целом, то, очевидно, он занял бы достойное место не только в раскрытии категории правового регулирования, но и при характеристике самого права как средства регулирования общественных отношений.

Такой подход является тем более обоснованным, если учесть, что при характеристике отдельных отраслей права их юридическое своеобразие раскрывается именно через метод регулирования (С. 44, 218 — 221). Но подобно тому, как каждая отрасль права представляет собой часть единого целого — права, так и отраслевые методы регулирования отношений представляют собой модификации единого правового, юридического способа воздействия на общественные отношения. Юридическое своеобразие отрасли, отраженное в ее методе, есть своеобразие внутри единого юридического целого. И если своеобразие отраслей выражается через их метод, то весьма важно сопоставить не только методы различных отраслей права между собой, но и отраслевые методы с методом общеправовым, что и позволит в полной мере уяснить дифференциацию права и специфику его отдельных отраслей.

Категория общеправового метода регулирования позволяет, во-первых, с одной стороны, установить связь между правовым регулированием и социальным регулированием, а также государственным управлением, а с другой — отграничить право как особый регулятор общественных отношений от иных средств социального регулирования; во-вторых, вскрыть органическую связь правового регулирования с общественными отношениями, выявить обусловленность самого его существования и его особенностей, очертить рамки возможного использования правового метода ; в-третьих, всесторонне изучить общее и особенное в самом правовом регулировании.

В юридической литературе неоднократно отмечалось, что правовое регулирование имеет определенные пределы, существуют отношения, недоступные для правового регулирования, но подвергающиеся воздействию через иные нормы социального регулирования (см., например: Явич Л.С. Проблемы правового регулирования советских общественных отношений. С. 24).

3. Российское право выступает как единая юридическая форма общественных отношений . Оно едино не только по своей социальной сущности, но и по своим специальным, юридическим чертам, выражающимся, в частности, в особом, правовом способе воздействия на общественные отношения.

Термин «форма» применительно к праву употребляется в различных смыслах. Часто он используется для обозначения формы самого права как самостоятельного общественного явления, имеющего также и свое содержание. От этого значения следует отличать другое, когда все право рассматривается в качестве формы общественных отношений (Иоффе О.С., Шаргородский М.Д. Указ. соч. С. 133). Именно в последнем смысле употребляется в данном случае термин «правовая форма».

Но термин «правовая форма» отношений употребляется и во множественном числе. Пишут и говорят об административно-правовой, гражданско-правовой и других формах отношений. Это обстоятельство отражает реально существующую дифференциацию в праве и тот факт, что отношения в обществе принимают правовые формы, которые обладая отмеченным единством, в то же время отличаются друг от друга. Если термин «правовая форма» обозначает право в целом, то под различными правовыми формами понимаются прежде всего отдельные отрасли права .

Термин «правовая форма» употребляется в литературе еще для обозначения отдельных институтов, используемых для опосредования той или иной группы отношений, например экономических отношений купли-продажи. Но на этом значении мы сейчас не останавливаемся.

Что же служит причиной дифференциации права, деления его на отрасли и в чем эта дифференциация выражается?

Общепризнанным в теории права является вывод о том, что система права определяется структурой регулируемых правом общественных отношений. Каждой отрасли права, если она действительно является таковой, соответствует группа однородных общественных отношений, опосредствуемых данной отраслью.

Определить предмет регулирования той или иной отрасли права — это значит, во-первых, установить сферу действия этой отрасли. Но определение предмета немыслимо без выявления типичных черт этих отношений, так как именно характерные черты придают отношениям ту качественную однородность, которая обусловливает единство их правовой формы. Поэтому определение предмета регулирования отрасли права состоит, во-вторых, в выявлении указанных признаков отношений.

Утверждение, что отрасли права отличаются друг от друга по предмету регулирования, еще не позволяет считать задачу познания системы права выполненной. Ведь поскольку речь идет о системе права, то классифицируемым «материалом» оказываются не сами общественные отношения, а право как самостоятельное общественное явление. Общественные отношения даже тогда, когда становятся предметом правового регулирования, в состав самого права не включаются, они получают в нем лишь идеальное отражение.

Различия в содержании отношений, т.е. в предмете регулирования разных отраслей права, получают в праве не прямое, а трансформированное, переведенное в юридические категории отражение.

Вывод о том, что данная группа общественных отношений представляет собой предмет регулирования особой отрасли права, сам по себе нуждается в проверке и достоверным может оказаться лишь при доказанности того факта, что данная группа общественных отношений требует специфического регулирования и предопределяет существование особой правовой формы.

Поиски в теории такой схемы (структуры) общественных отношений, которая совпадала бы со сложившейся в настоящее время системой права, — дело безуспешное. И это естественно. Общественные отношения подразделяются по разным признакам: по содержанию деятельности людей, по объективным закономерностям, под воздействием которых они складываются, по субъектам отношений, по сферам, в которых они функционируют, по интересам и целям их участников и т.п. Но далеко не всякая дифференциация общественных отношений отражается в праве.

Дифференциация социальных связей имеет непосредственное значение для права, если она обусловливает различия в самой правовой форме отношений. Именно поэтому изучение дифференциации общественных отношений, безотносительно к особенностям правовой формы, мало что дает для познания системы права.

Предмет правового регулирования позволяет выявить, как уже отмечалось, сферу действия отраслей права и факторы, определяющие формирование содержания правового регулирования, но его анализ не может ни заменить, ни исключить исследования особенностей самой правовой формы. В противном случае задача специального правового исследования была бы выполнена лишь наполовину: были бы изучены определяющие факторы, но не было бы изучено определяемое явление.

Таким образом, при изучении системы права и его отраслей должное внимание необходимо уделить и характерным юридическим признакам отраслей права, которые при таком подходе становятся непосредственным, хотя и производным, классификационным признаком системы права.

4. Итак, предметный признак системы права и его отраслей — лишь признак, определяющий отличия в правовых формах общественных отношений. Изучение обусловленности различных правовых форм объективными факторами общественного развития составляет важную задачу науки. Но не менее важной задачей правовой науки является изучение самих правовых форм.

Чем же отличаются сами отрасли права друг от друга?

Предмет регулирования и сама отрасль соотносятся как содержание и форма. Отношения, опосредуемые отраслью, предопределяют ее юридическое содержание. Поскольку отрасли имеют разные предметы регулирования, постольку каждая из них имеет специфическое юридическое содержание. Именно юридическим содержанием, т.е. правилами поведения, устанавливаемыми правами и обязанностями, отрасли права и отличаются друг от друга.

Однако отношения, охватываемые той или иной отраслью, в частности гражданским правом, весьма разнообразны по своему конкретному содержанию. Многообразие регулируемых отношений определяет и многообразие конкретного содержания норм, образующих в совокупности отрасль права. Поэтому провести разграничение отраслей права по их многообразному содержанию едва ли возможно.

Предмет отрасли права представляет собой группу общественных отношений, характеризующихся общими чертами и в силу этого допускающих применение к ним единой правовой формы. Социально-экономическая однородность отношений предопределяет общие элементы их юридической формы. Общие черты содержания норм, которые объединяют их в единую отрасль права, и позволяют четко отграничить данную отрасль от любой другой. Типичные для отрасли черты содержания ее норм отражают сущность регулируемых отношений. Вместе с тем они выражают качественное своеобразие самой отрасли права как особой правовой формы общественных отношений.

Какие же отраслевые категории концентрируют в себе основные черты юридического содержания отрасли?

В период проведения первой дискуссии о системе права (1938 — 1940 гг.) основное внимание уделялось предметному (материальному) признаку системы. Во время второй дискуссии (1954 — 1955 гг.) должное значение придавалось также отраслевому методу (как юридическому признаку системы права). В литературе также настойчиво пробивал себе дорогу взгляд на отрасль права как на явление, которое должно раскрываться во всем многообразии его сторон. В.М. Чхиквадзе и Ц.А. Ямпольская полагали, следовательно, что кроме метода существуют еще и другие правовые особенности отрасли, недостаточно раскрытые и выявленные теорией права . По мнению С.С. Алексеева, не все юридические особенности отрасли поглощаются отраслевым методом, и поэтому его следует использовать наряду с методом категории отраслевых принципов и механизма регулирования, свойственных той или иной отрасли права . В.П. Грибанов для характеристики гражданского права использовал наряду с другими категорию функции этой отрасли права .

Чхиквадзе В.М., Ямпольская Ц.А. О системе советского права // Советское государство и право. 1967. N 9. С. 38.

См.: Алексеев С.С. Односторонние сделки в механизме гражданско-правового регулирования // Сб. учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Вып. 13. Свердловск, 1970. С. 46 — 47.

См.: Грибанов В.П. Советское гражданское право: Учебник. М.: Госюриздат, 1959 (гл. 1); см. также Смирнов В.Г. Функции советского уголовного права. Л.: Изд. ЛГУ, 1965. С. 9 и сл. Через метод, предмет, функции и принципы характеризует уголовное право М.И. Ковалев (см.: Советское уголовное право: Курс лекций. Вып. 1. Свердловск, 1971. С. 21 — 24, автор — М.И. Ковалев).

К названным юридическим признакам отрасли С.С. Алексеев относил еще и известную обособленность законодательства данной отрасли .

См.: Алексеев С.С. Об отраслях права // Советское государство и право. 1972. N 3. С. 12.

В связи с подходом к праву с позиций системно-структурного анализа отрасль рассматривается в теории как самостоятельный элемент структуры права в целом. В соответствии с этим отрасль характеризуется еще структурными признаками , выражающимися, по мнению С.С. Алексеева, в ее юридической цельности, наличии такой ее внутренней организации, при которой она выступает как единое целое и обладает способностью к взаимодействию с другими структурными элементами (отраслями) права .

См.: Сорокин В.Д. Административно-процессуальное право — отрасль права // Советское государство и право. 1969. N 8.

Алексеев С.С. Указ. соч. С. 11 — 13.

Представляется, что такой широкий подход к изучению системы права и его отраслей является теоретически оправданным и плодотворным. Но он не исключает углубленного исследования и отдельных сторон отрасли права, например ее метода. Важно лишь, чтобы такое изучение не сопровождалось абсолютизацией одной стороны отрасли и отрицанием всех других. Кроме того, признаки отрасли права не должны рассматриваться в качестве однопорядковых. Решающий из них — предмет отрасли, поскольку он — признак материальный, определяющий. Однако он не выражает юридических особенностей отрасли. Отрасль права может быть признана таковой лишь тогда, когда она обладает спецификой по своим юридическим признакам: содержанию и отражающим его принципам, функциям, методу, механизму регулирования, а также характеризуется названными структурными признаками и известным обособлением ее законодательства.

Перечисленные юридические признаки отрасли также неоднопорядковы. Если принципы, функции и метод в разных аспектах непосредственно концентрируют в себе юридическое содержание отрасли, то механизм правового регулирования (понимаемый как совокупность средств правового воздействия, к которым относятся нормы, правоотношения, юридические факты, акты реализации прав и обязанностей) , обособление законодательства отрасли и ее структурное строение являются признаками вторичными. Они отражают содержание отрасли права, опосредованно, производны от первичных юридических признаков — принципов, функций, метода и существуют лишь постольку, поскольку сформировались признаки первичные. Сами особенности отраслевого механизма регулирования могут быть раскрыты лишь через призму специфики метода отрасли. Обособление законодательства — также внешний признак юридического единства отрасли. Структура отрасли, понимаемая как ее строение (формирование общей и особенной частей отрасли, ее институтов), отражает единство юридического содержания отрасли, непосредственно проявляющегося в наличии общего метода, функций регулирования, принципов, а также известную (в рамках единства) дифференциацию содержания.

См.: Алексеев С.С. Механизм правового регулирования в социалистическом государстве. С. 30 — 34.

Что касается структурных признаков отрасли, характеризующих ее как самостоятельный элемент права, выражающих способ ее связи с правом в целом и способность к взаимодействию с другими отраслями права, то эти структурные признаки заключены в первую очередь в методе отраслевого регулирования .

В юридической литературе указывалось на связь методов со структурой права, отмечалось, что методы «входят во внутреннюю структуру отрасли права, а в своем взаимодействии и в структуру системы права в целом» (Марксистско-ленинская общая теория государства и права. Основные институты и понятия. С. 381).

Итак, основные юридические категории, которые отражают типичные элементы юридического содержания отрасли, — это ее принципы, функции, метод регулирования общественных отношений.

Принципы как руководящие начала в праве отражают его социальную сущность. Право едино по своей сущности, вследствие чего существуют общеправовые принципы, заложенные в каждой из его отраслей. Имеются также специальные отраслевые принципы, которые конкретизируют и дополняют общие принципы применительно к характеру регулируемых данной отраслью отношений. Отраслевые принципы находят свое выражение в содержании норм данной отрасли права .

См.: Алексеев С.С. Общая теория социалистического права. Вып. 1. С. 150.

См.: Семенов В.М. Понятие и система принципов советского гражданского процессуального права // Сб. учен. тр. Свердл. юрид. ин-та. Вып. 2. Свердловск, 1964.

Функция права в целом состоит в том, что оно служит регулятором общественных отношений. Но применительно к отдельным видам отношений функция конкретизируется с учетом их характера. Сообразно этому каждая отрасль права имеет специфическое социальное назначение, что также отражается в содержании отраслевых норм.

Если принципы фокусируют в себе социальную сущность отрасли, функции — ее социальное назначение, то метод отражает содержание отрасли права под углом зрения способа воздействия данной отрасли на регулируемые отношения.

Поскольку отраслевой метод характеризует отрасль со стороны ее регулирующего воздействия на отношения, постольку он, подобно общеправовому методу, концентрирует в себе основные юридические особенности отрасли, ее правовые свойства. Именно поэтому метод используется в качестве основного юридического критерия для разграничения отраслей права и выявления его системы .

В юридической литературе высказано следующее суждение: «. объединение норм права в целостную правовую организацию по признаку предмета регулирования является объединением по содержательному критерию, а объединение их по признаку метода правового регулирования — объединением по формальному критерию» (Керимов Д.А. Проблема целостности в праве // Советское государство и право. 1971. N 7. С. 19). Думается, что это положение является верным лишь тогда, когда право рассматривается в качестве формы регулируемых отношений. В этом плане признаки общественных отношений выступают в качестве содержательных, а признаки права, в том числе и его регулятивные свойства, — в качестве формальных. Если, однако, подойти к объединению норм с позиций их юридического содержания, то метод окажется содержательным признаком, ибо он определяется теми общими элементами содержания норм, которые служат для них объединяющим началом и характеризуют способ воздействия данной группы норм на общественные отношения. Метод — это и есть содержание группы норм, взятое под углом зрения способа их воздействия на регулируемые отношения.

Кроме того, метод регулирования как системный признак права вообще не может быть оторван от системообразующих признаков, свойственных регулируемым отношениям, ибо он неразрывно связан с последними и определяется ими. Само по себе существование особого метода регулирования является внешним свидетельством наличия таких отношений, которые объективно требуют данного способа регулирования. Другое дело, что метод лишь тогда предстает признаком системного целого в праве (понимаемого Д.А. Керимовым лишь как объективное, закономерное, необходимое субстанциональное и организационное единство его частей), когда обнаружены его объективные корни в социальном содержании регулируемых отношений.

Если общеправовой метод служит основным структурным признаком права, позволяющим установить связь последнего с системами социального регулирования и государственного управления и в то же время выделить его в качестве самостоятельного структурного элемента, то и внутренняя дифференциация права может быть наиболее отчетливо выявлена с помощью этого же признака. Отраслевой метод также служит основным структурным признаком отрасли. Гражданско-правовой метод, отражающий специфику регулируемых отношений, объединяет нормы и институты отрасли в одно целое. Он наиболее непосредственным образом раскрывает юридическое содержание данной отрасли. Одновременно гражданско-правовой метод заключает в себе черты общеправового метода. Поэтому он позволяет установить связь данной отрасли с правом в целом, а также общие черты и принципы взаимодействия с другими отраслями.

Для раскрытия гражданско-правового метода требуется выявить типичные элементы содержания гражданского права на основе общих черт правового метода. Для того чтобы признаки гражданско-правового метода предстали в качестве необходимых, объективно обусловленных регулируемыми отношениями, следует вначале рассмотреть предмет гражданского права как основу юридического содержания данной отрасли.

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector