ОТНОШЕНИЯ

Япония отношения с соседями

Корейские соседи: Япония — худой мир или добрая ссора?

Раз уж в предыдущей статье цикла про отношения Южной Кореи с соседями всплыла Япония, о ней и продолжу. И рассказ об их взаимоотношениях будет длинным.

Отношения Японии и Кореи никогда не были простыми — Японская империя, обладавшая крайне небольшой территорией, издавна имела виды на земли Корейского полуострова. Кроме этого Корея была крайне удобным плацдармом для оказания давления на Китай и Россию, чье влияние в Азии было немалым.

Наверное, самым крупным военным столкновением между двумя странами можно считать Имджинскую войну (1592-1598), окончательная победа в которой стала для Кореи возможной во много благодаря военному гению Ли Сун Сина — великого корейского адмирала и национального героя.

Однако далась она дорогой ценой — экономика страны находилась в упадке, значительная часть трудоспособного населения погибла или была уведена в плен. Японцы вывезли из страны большое количество исторических и культурных ценностей многие из которых до сих пор не возвращены в Корею. Длительная война уменьшила земельный фонд сельского хозяйства более чем в 3 раза, так что остро вставал вопрос продовольствия. Кроме того, японские войска изувечили около 20 тысяч корейцев, отрезав им уши. По легенде из этих ушей сложен холм Мимидзука в Киото. Отношения между двумя странами наладились только через 10 лет, когда в 1607 году в Японию отправилась дипломатическая миссия.

Получив после Реставрации Мэйдзи западные военные технологии, и в 1876 году, заручившись согласием США, Англии и Франции, Япония предъявила Корее военный ультиматум, вынудив подписать крайне невыгодный для нее Канхваский договор. Он открывал для японской торговли корейские порты, товары японских купцов освобождал от таможенных пошлин и допускал к обращению в стране японскую валюту. Также Япония направила в Корею своего посланника, который получил право вмешиваться в управление страной. Экономические последствия этого договора для Кореи были катастрофическими — иностранные товары, наводнившие рынок, буквально разорили крестьян и ремесленников.

В XIX веке между Китаем и Японией наметились очередные трения, которые вылились в войну (1894—1895), большая часть боевых действий которой проходила на территории Кореи. Поражение Китая привело к подписанию договора, который официально гарантировал Корее «независимость от Китая», а по факту утверждал усиление в стране японского влияния.

В 1904 году началась Русско-японская война (1904-1905). Официально Корея в ней участия не принимала, но в очередной раз боевые действия велись на ее территории. И даже после завершения войны Корейский полуостров остался оккупирован японскими войсками, был заключен договор о протекторате. Под японским давлением Корея в одностороннем порядке аннулировала русско-корейские договоры и формально признала себя союзником Японии. А уже в 1910 году был подписан Договор о присоединении Кореи к Японии. Это стало юридическим началом аннексии Корейского полуострова.

С 1910 по 1945 годы Корея была японской колонией. В это время она не обладала суверенитетом, вся законодательная и исполнительная на полуострове принадлежала генерал-губернатору, который назначался из Токио. Японская администрация расположилась во дворце Кенбоккун. Чтобы построить Дом генерал-губернатора, было снесено 10 зданий дворцового комплекса. В 1995 году корейцы избавились от этой резиденции, но утраченные здания так и не были восстановлены.

Период аннексии и сейчас воспринимается корейцами крайне негативно — и такое отношение можно понять. Японские власти проводили жесткую авторитарную политику в отношении местного населения, корейцы подвергались сильной дискриминации и ассимиляции. Было снесено огромное количество исторических зданий и памятников. Проводилось прояпонское экономическое и культурное преобразование страны. Однако, справедливости ради, стоит сказать, что были и некоторые положительное моменты — высокие темпы экономического роста, формирование основ современной корейской культуры и индустрии, увеличение средней продолжительности жизни (с 22 до 44 лет) и внедрение современного начального образования.

Разгром Японии во Второй мировой войне положил конец японскому господству в Корее. Северная часть полуострова была оккупирована Советским Союзом, а южная — Соединёнными Штатами. Так образовались Республика Корея и КНДР.

Такая непростая и довольно агрессивная история не могла не оказывать влияние и на современные отношения двух стран. Между Южной Кореей (как, впрочем, и у других азиатских стран) и Японией огромное количество острых моментов — как тянущихся из прошлого, так и возникающих в настоящем.

Одна из историй — территориальная претензия Японии на острова Токто. Сейчас острова принадлежат Южной Корее — изначально корейская территория, они вернулись к ней после подписания договора о возвращении Корее свободы и всей ее земли, однако основная подоплека спора — в формулировке договора. По мнению японской стороны острова не были возвращены Корее, а значит являются собственностью Японии. Уже много лет, игнорируя как соседей, так и мировое мнение, Япония указывает Токто (японское название — Такэсима) частью своей территории — как в дипломатических актах, так и в школьных учебниках. Естественно, что в Корее это каждый раз вызывает возмущение, и к японцам отправляется очередная нота протеста.

Если говорить о географии, есть еще один, хотя менее заметный вопрос — наименование моря между Японским архипелагом и континентом. Из наших карт и учебников мы знаем его как Японское море. Однако в Южной Корее его называют Восточным морем. Позиция корейской стороны в том, что название «Японское море» было навязано мировому сообществу Японской империей на заседании Международной гидрографической организации в 1929 году. Находившаяся в это время под японской аннексией Корея не имела возможности опротестовать его. При этом Корея не настаивает на единственном варианте названия «Восточное море», рекомендуя картоиздателям использовать оба названия совместно до урегулирования спора. Японская сторона, в свою очередь, настаивает исключительно на употреблении названия «Японское море».

Другие две исторические проблемы связаны с ценой человеческих жизней. Первая — это так называемые «комфортные женщины». Во время Второй Мировой Войны японцы создавали на оккупированной территории Юго-Восточной Азии «станции утех», на которых жили девушки в возрасте от 14 лет, являвшиеся сексуальными рабынями для японских солдат. Чаще всего их похищали, а иногда заманивали обещаниями дать работу на заводе. Их увозили как можно дальше от родных мест, чтобы они не могли добраться до дома. Тех, кто предпринимал попытки бегства, жестоко наказывали или убивали. Женщины жили на таких станциях по 7-8 лет, их насиловали десятки раз в день — каждый день. Чтобы избежать беременности, им удаляли матки. Многие женщины быстро умирали от венерических болезней и полученных травм.

Более 200 тысяч кореянок были похищены в качестве секс-рабынь для японских «станций утех». Те немногие из них, кому удалось выжить, в будущем не могли зачать ребенка и просто жить нормальной жизнью из-за психологических травм. В Корее их корректно называют «комфортные женщины» или «женщины для утешения». На сегодняшний день в живых их осталось всего 17. Они активно участвуют в движении, требующем Японию признать незаконную эксплуатацию сексуального труда, и много лет подряд каждую неделю выходят на митинги напротив здания японского посольства в Сеуле.

В 2015 году при правительстве Пак Кын Хе Южная Корея и Япония договорились о создании фонда, из которого корейским жертвам сексуального рабства должны были быть выплачены компенсации в обмен на то, что Корея откажется от дальнейших претензий по этому вопросу. Однако это вызвало негодование среди «женщин для утешения», так как их требование — это не компенсация, а официальное признание правды и извинение от правительства Японии, поскольку японские власти утверждают, что все девушки приходили работать на «станции» добровольно и полностью осознавали, какого рода работа их ждет.

С приходом к власти нынешнего президента Мун Джэ Ина Корея отказалась от достигнутого соглашения и вновь остро поставила вопрос об извинениях. Справедливости ради нужно сказать, что и Япония за это время не торопилась перечислять в фонд средства для компенсаций. До сих пор японское правительство апеллирует к тому, что вопрос был закрыт (хотя средства так и не перечислило), корейское к тому, что соглашение о фонде не действительно, а сами жертвы и их сторонники по-прежнему проводят еженедельные митинги и ждут признания исторической правды.

Другой не менее острый вопрос — это принудительная мобилизация корейских рабочих во время периода аннексии и Второй Мировой Войны. Тысячи трудоспособных корейцев были насильно перевезены в Японию и отправлены работать на заводы и шахты. Многие умерли от болезней и непосильного труда. Другие погибли при бомбардировке Хиросимы. Лишь немногие смогли вернуться на родину, но их здоровье было совершенно подорвано.

Корейская сторона требует от Японии признать факт принудительной мобилизации, принести официальные извинения и выплатить компенсации оставшимся в живых рабочим и членам семей погибших. С точки же зрения Японии этот вопрос урегулирован еще в 1965 году, когда был заключен договор о восстановлении дипотношений между Сеулом и Токио, согласно которому Корея отказывалась от требований компенсаций за военные преступления, допущенные в период японского колониального правления.

Верховный суд Южной Кореи обязал некоторые японские компании выплатить компенсации корейским жертвам принудительного труда, работавшим на их заводах. В ответ на это Япония ввела против Кореи экономические санкции, которые в свою очередь спровоцировали дальнейший обмен различными санкциями между странами. В результате обе стороны исключили друг друга из списка приоритетных торговых партнеров, а Япония прекратила поставлять в Корею полупроводники, необходимые для производства мобильной техники.

Последнее грозило сильно ударить по сфере производства электроники, однако, похоже, во-первых, у лидеров отрасли были стратегические запасы, а во-вторых, в Корее быстрыми темпами стало развиваться импортозамещение и собственные производства. Они и так давно уже планировались, а тут и повод появился. Тем не менее Южная Корея несколько раз отправляла в Японию дипломатические запросы о проведении переговоров по данному вопросу, но они оставались без ответа. Не дождавшись реакции, корейское правительство подало иск в ВТО о незаконном ограничении экспорта.

У Японии в свою очередь еще с 2018 года тоже направлен в ВТО иск против Кореи. Японская сторона обвиняет Сеул в нанесении ущерба японской судостроительной промышленности. Причина ущерба в том, что правительство Южной Кореи выделило государственные средства на нормализацию работы компании DSME, когда она была близка к банкротству. Поскольку судостроительные компании Кореи работают по большей части на на экспорт, Япония посчитала, что эти субсидии являются нарушением правил ВТО, т.к. из-за этого корейские судостроители могут снизить цены, создав несправедливую конкуренцию. Пока что этот иск так и не был рассмотрен.

Кроме того в свете взаимных санкций две страны резко сократили и военное сотрудничество. Несмотря на давление со стороны США Южная Корея отказалась проводить трехсторонние совместные военные учения, в которых помимо нее и США должны были участвовать и японцы. Также было принято решение свернуть военное сотрудничество с Токио и отказаться от продления GSOMIA (Соглашение о взаимном информировании в оборонной и военной сфере). А в самой Корее среди простого населения развернулось мощное движение по бойкоту японских товаров, продукции, отказу от туристических поездок, походов в японские рестораны и т.д.

Часть принудительно мобилизованных корейцев трудилась на острове Хасима. В 2015 году ЮНЕСКО включила эти заводы и шахты в список Всемирного наследия как исторические объекты промышленной революции эпохи Мэйдзи. При этом условием включения в список было подробное разъяснение истории каждого из них. В информации, предоставленной Японией в ЮНЕСКО в этом году, нет упоминаний об использовании труда корейских граждан. Более того, 15 июня в Токио открылся информационный центр об этих объектах, который по предварительному обещанию японского правительства должен был предоставлять данные и о принудительном труде корейцев. Однако, вопреки обещанию, в центре оказались выставлены материалы, отрицающие факт принудительной трудовой мобилизации. Это возмутило Корею, и в ЮНЕСКО была отправлена просьба убрать остров Хасима из списка Всемирного наследия.

Другой камень преткновения между странами — ежегодное посещения правящей верхушки Японии храма Ясукуни. В этом синтоистском храме хранятся списки с именами японцев, погибших в войнах второй половины XIX века. Среди них имена тех, кто в Японии считается героями войны, а вот в Корее (да и в остальной Азии тоже) — военными преступниками. Визиты в храм японских официальных лиц вызывают острую реакцию со стороны стран, пострадавших от японской агрессии в годы войны, в том числе и со стороны Кореи. И это, на мой взгляд, самый неоднозначный пункт из всего списка — уж слишком он субъективный. То, что для одного победа, для другого поражение, а что для одного праздник, для другого трагедия — все зависит от стороны и точки зрения. Равно как и партизаны, стрелявшие в период аннексии в японских губернаторов, для Кореи — национальные герои, а для Японии террористы. Япония в свою очередь тоже не забывает направить ноту протеста, если открывается музей в честь кого-то из них или празднуется день памяти.

Ненависть корейцев к храму Ясукуни настолько велика, что в 2015 году молодой кореец устроил взрыв в туалете храма, и только по счастливой случайности обошлось без жертв.

Говоря о памяти, обязательно стоит вспомнить о японском имперском флаге (флаг Восходящего Солнца). Так как он использовался японскими войсками во время Второй Мировой Войны, когда происходили завоевания и жестокая оккупация стран Юго-Восточной Азии, то в большинстве этих стран флаг считается символом японского милитаризма и империализма, а его использование (и даже намеки) является оскорбительным. Для понимания: отношение к нему такое же как у евреев к нацисткой свастике.

В качестве государственного флага он перестал использоваться после поражения Японии в 1945 году, но используется и сейчас в качестве флага внутренних Сил самообороны. Казалось бы, дела давно минувших дней.. Однако периодически Япония по каким-то одной ей ведомым причинам (возможно и объективным, не могу сказать, т.к. они нигде не озвучивались) пытается использовать имперский флаг в качестве государственного. Чаще всего на Олимпиаде. Так были озвучены планы вывести команду японских спортсменов под флагом Восходящего Солнца на зимней Олимпиаде в Пхенчане (Южная Корея) в 2018 году, что заставило азиатские страны направлять петиции в Международный олимпийский комитет с требованием запретить это дело. МОК действительно «категорически рекомендовал» Японии воздержаться от провокации. Однако уже в следующем году появилась информация, что имперский флаг будет использоваться в символике летней Олимпиады в Токио, которая должна была состояться в этом году (и перенесена на год из-за коронавируса). И снова азиатские страны, и Корея в том числе, были вынуждены обращаться в МОК.

Стоит ли за этими действиями осознанная провокация или это только бездумные попытки воспользоваться историческим наследием — вопрос интересный. Я склоняюсь к первой версии, потому как не может быть правительство высокоразвитой страны настолько непродуманным, чтобы без причины повторять одно и то же действие, вызывающие негодование у всех своих соседей.

Косвенно в пользу этой версии служит и следующий момент. После поражения во Второй Мировой Войне в Конституции Японии был закреплен отказ от права вести войну и иметь вооруженные силы. Страна имеет право только на Силы самообороны — по факту это и есть армия, но без возможности начинать военные действия (только обороняться в случае нападения непосредственно на Японию). Эта юридическая норма носит название «Девятой статьи». Но в 2014 году японский премьер-министр Синдзо Абэ принял резолюцию, которая пересматривает толкование Девятой статьи. Согласно ей Япония имеет право использовать Силы самообороны также в случае нападения на страны, с которыми Япония поддерживает тесные связи, и в случае серьезной угрозы такого нападения — т.е. по факту имеет право развязать войну, если посчитает, что существует угроза нападения. А посчитать можно по-разному.. Кроме того в 2015 году парламент Японии разрешил использовать Силы самообороны для участия в военных конфликтах за рубежом, а в 2017 году Абэ постановил необходимость пересмотра Девятой статьи. Это все, кстати, тоже вызвало горячую реакцию в Азии, особенно у Китая, Южной Кореи и КНДР.

Таким образом попытка возобновить действующую армию, и ныне выступающую под имперским флагом, и попытки популяризировать этот флаг на международной арене как-то не выглядят просто совпадением.

Если же говорить о делах совсем недавних, то тут новые острые углы спровоцировала, как ни странно, эпидемия коронавируса. Многие государства ввели ограничения на въезд граждан, прибывающих из стран, где наблюдались вспышки эпидемии — это быстро вошло в мировую практику и стало нормой. Япония же в марте в целях сдерживания распространения вируса вовсе объявила о прекращении безвизового режима с Южной Кореей. Корейская сторона направила просьбу разъяснить такое решение, но не получив ответа в течение нескольких дней, ответила тем же — отменила безвизовый режим, а дополнительно аннулировала все ранее выданные японским гражданам визы. Эта ситуация продолжается до сих пор, а вопрос о возобновлении безвизового режима пока так и не двигается.

Другая ситуация, спровоцированная коронавирусом, вызвала большой скандал не только в Корее, но и среди японских граждан. Власти одного из японских городов, снабжая масками дома для престарелых и детские учебно-воспитательные заведения, не выдали их корейским детям, аргументировав это тем, что корейцы могут перепродавать маски, если получат их. Подобные ситуации с корейцами, проживающими в Японии случались весной неоднократно, но именно эта вызвала самую гневную реакцию в Корее.

Другой свежий случай связан с Дональдом Трампом. Он предложил расширить состав Большой Семерки, в которой председательствует в этом году, несколькими странами, среди которых и Южная Корея. Япония, которая является членом организации, высказала категорическое «против», аргументировав это слишком разными взглядами на многие глобальные вопросы.

Есть еще куча других мелких взаимных претензий, банально теряющихся на фоне этих, так что их перечисление займет не одну страницу. Особенно много их возникает в последние годы — в первую очередь на фоне глобального ухудшения отношений между двумя странами. Раньше многие из них сглаживались при посредничестве Америки, но при Мун Джэ Ине Корея стала менее послушна воле США, так что просто взять и заставить дружить Сеул и Токио Штаты уже не могут.

Навряд ли ситуация изменится в ближайшем будущем, ни одна из сторон сейчас не готова к компромиссу, а новые трения возникают и возникают. Скорее всего такая история продолжится еще пару лет как минимум, если только в следующем году корейское президентское кресло не займет кто-то с совершенно иным взглядом на внешнюю политику. Но и это при общих настроениях в стране маловероятно.

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector