ОТНОШЕНИЯ

Языковые отношения между знаками это

Язык как знаковая система. Отношения между языковыми знаками

Будучи средством общения, язык с необходимостью представ­ляет собой систему знаков и правил оперирования этими знаками. Выделение единиц языка связано с членением речевого высказывания, с членением текста и самого потока речи. Как же про­текает такое членение?

Отдельное высказывание составляет основную единицу речевого общения. Как в любых случаях общения, в высказывании разли­чают две стороны: 1) «план выражения» и 2) «план содержания». План выражения — это звуковая, материальная сторона вы­сказывания, воспринимаемая слухом (а при письменной передаче высказывания

— материальная последовательность начертаний, воспри­нимаемая зрением). План содержания— это выраженная в высказывании мысль, содержащаяся в нем информация, те или иные сопровождающие эту информацию эмоциональные моменты. План вы­ражения и план содержания изучаются в языковедении в тесной связи друг с другом.

Высказывание членится на предложения, следующие друг за дру­гом, либо состоит из одного предложения.

Предложение, в свою очередь, членится дальше на какие-то значащие части. Наиболее привычными для нас значащими элементами в составе предложения являются слова. Но слово даже в пределах одного, а тем более при сравнении между собой разных языков оказы­вается единицей очень неопределенной как с точки зрения своей струк­туры и своих формальных признаков, так и с точки зрения своего смыс­лового содержания. В частности, есть слова «знаменательные» («полно-значные»), называющие те или иные явления реальной действитель­ности (предметы, процессы, свойства предметов и т. д.) или их отраже­ния в сознании людей, и слова служебные (как иногда говорят, «фор­мальные») — предлоги, союзы, артикли, вспомогательные глаголы и т. д., выражающие смысловые и/или грамматические связи и отно­шения. Более элементарной единицей, минимальной значащей единицей, четко характеризуемой уже самим этим признаком минимальности, неразложимости на более мелкие зна­чащие части является в речи, в тексте так называемый морф, а в системе языка — соответственно морфема (от др.-греч. morphe ‘форма’). Морфы и морфемы — это, в частности, извест­ные каждому из школы значащие части слова, такие, как корень, приставка, суффикс, окончание.

Различие между морфом и морфемой такое же, как между экземпляром слова в тексте и словом-лексемой. Морфом и соответственно мор­фемой является и отдельное слово, если оно не членится на значащие части.

В русском и в большинстве других языков отрезок речевого потока, соответствующий одному морфу, может члениться дальше на отдель­ные звуки, или фоны.Например, отрезок рук-, соответствующий корню слова рука, членится на три фона —р, у и к. Однако значение корня рук- не разлагается, конечно, на какие-либо элементы, которые можно было бы соотнести с каждым из этих трех фонов. Фонам, выделяемым в потоке речи, в системе языка соответствуют фонемы. Фоны — конкрет­ные экземпляры фонем. Так, в произнесенном кем-либо слове мама —• четыре фона, но только две фонемы и а), представленные каждая в двух экземплярах.

Языковыми знаками можно считать, конечно, только значащие, двусторонние единицы (обладают двумя планами – планом выражения и планом содержания), и прежде всего слово (лек­сему) и морфему. Значение, выражаемое словом или морфемой, есть содержание соответствующего знака. Материальным экспонентом зна­ка является звучание (вообще, план выражения) слова или морфемы. В частном случае экспонент может быть нулевым: например, отсутствие окончания в форме ворон есть показатель значения именительного падежа единственного числа (ср. другие формы того же слова—во­рона, ворону, вороном, вороны, снабженные положительными, т. е. ненулевыми, окончаниями). Высшая языковая единица — предложе­ние — чаще всего есть некая комбинация языковых знаков, создаваемая по определенной модели в процессе порожде­ния высказывания.

Фонемы, будучи единицами односторонними, не являются знаками, но служат «строительным материалом» для знаков, точнее — для экспонентов знаков.

Между языковыми единицами одного уровня (словом и сло­вом, морфемой и морфемой, фонемой и фонемой) существуют отноше­ния двух видов — парадигматические и синтагматические.

1. Парадигматические отношения — это отношения взаимной противопоставленности в системе языка между единицами одного уровня, так или иначе связанными по смыслу. На этих отноше­ниях основываются парадигматические ряды (парадигмы) типа во­рон—ворона—ворону и т.д. (грамматическая падежная парадигма, в которой противопоставлены друг другу морфемы — окончания раз­ных падежей); кричу — кричишь — кричит (грамматическая личная парадигма, друг другу противопоставляются личные окончания); ворон — сокол — ястреб — коршун, и т. д. (лексическая парадигма, друг другу противопоставлены слова, обозначающие хищных птиц).

2. Синтагматическиеотношения — это отношения, в которые вступают единицы одного уровня, соединяясь друг с другом в процессе речи или в составе единиц более высокого уровня. Имеется в виду, во-первых, самый факт сочетаемости (ворон соединяется с фор­мой кричит, но не с формами кричу и кричишь, с прилагательным старый, но не с наречием старо; сочетаясь с летит, кричит и многи­ми другими глаголами, нормально не сочетается с поет или кудахчет;

мягкие согласные в русском языке соединяются с последующим и, но не с последующим ы). Во-вторых, имеются в виду смысловые отно­шения между единицами, совместно присутствующими в речевой цепи (например, в старый ворон слою старый служит определением к ворон)., воздействие единиц друг на друга (звук «ч» в кричу выступает в огубленном варианте перед последующим «у») и т. д.

Источник

Язык: Язык и речь

Разница между языком и речью

Основной объект языкознания — естественный человеческий язык в отличие от искусственного языка или языка животных.

Следует различать два тесно связанных понятия — язык и речь.

Язык — орудие, средство общения. Это система знаков, средств и правил говорения, общая для всех членов данного общества. Это явление постоянное для данного периода времени.

Речь — проявление и функционирование языка, сам процесс общения; она единична для каждого носителя языка. Это явление переменное в зависимости от говорящего лица.

Язык и речь — две стороны одного и того же явления. Язык присущ любому человеку, а речь — конкретному человеку.

Речь и язык можно сравнить с ручкой и текстом. Язык — ручка, а речь — текст, который записан этой ручкой.

Язык как система знаков

Американский философ и логик Чарльз Пирс (1839-1914), основатель прагматизма как философского течения и семиотики как науки, определял знак как нечто такое, зная которое, мы узнаем нечто большее. Всякая мысль — это знак и всякий знак — это мысль.

Семиотика (от гр. σημειον — признак, знак) — наука о знаках. Наиболее существенное деление знаков — это деление на иконические знаки, индексы и символы.

  1. Иконический знак (икона от гр. εικων образ) представляет собой отношение сходства или подобия между знаком и его объектом. Иконический знак построен на ассоциации по сходству. Это метафоры, образы (живописные изображения, фото, скульптура) и схемы (чертежи, диаграммы).
  2. Индекс (от лат. index — доносчик, указательный палец, заголовок) это знак, который относится к обозначаемому объекту благодаря тому, что объект реально воздействует на него. При этом значительного сходства с предметом нет. Индекс построен на ассоциации по смежности. Примеры: пулевое отверстие в стекле, буквенные символы в алгебре.
  3. Символ (от гр. Συμβολον — условный знак, сигнал) это единственный подлинный знак, так как не зависит от сходства или связи. Его связь с объектом условна, так как существует благодаря соглашению. Большинство слов в языке представляют собой символы.

Немецкий логик Готлоб Фреге (1848-1925), предложил свое понимание отношение знака к объекту, им обозначаемому. Он ввел различение между денотатом (Bedeutung) выражения и его смыслом (Sinn). Денотат (референт) — это сам предмет или явление, к которому относится знак.

Венера — утренняя звезда.

Венера — утренняя звезда.

В обоих выражениях один и тот же денотат — планета Венера, но разный смысл, так как Венера в языке представлена разными способами.

Фердинанд де Соссюр (1957-1913), великий швейцарский лингвист, оказавший огромное влияние на лингвистику XX века, предложил свою знаковую теорию языка. Ниже излагаются основные положения этого учения.

Язык — это система знаков, выражающих понятия.

Язык можно сравнить с другими системами знаков, такими, например, как азбука для глухонемых, военные сигналы, формы учтивости, символические обряды, оперение самцов, запахи и т.д. Язык только наиважнейшая из этих систем.

Семиология — наука, изучающая системы знаков в жизни общества.

Лингвистика — часть этой общей науки.

Семиотика — синонимичный термин для соссюровского слова семиология, более употребительный в современной лингвистике.

Американский семиотик Чарльз Моррис (1901-1979), последователь Чарльза Пирса, выделял три раздела семиотики:

  • Семантика (от гр. σημα — знак) — отношения между знаком и предметом, обозначаемым им.
  • Синтактика (от гр. συνταξις — строй, связь) — отношения между знаками.
  • Прагматика (от гр. πραγμα — дело, действие)- отношения между знаками и теми, кто использует эти знаки (субъектами и адресатами речи).

Некоторые системы знаков

Семафорная азбука, принятая на флоте

Знаки Зодиака

Языковой знак

Согласно Ф. де Соссюру языковой знак — это не связь вещи и ее названия, а совокупность понятия и акустического образа.

Понятие — это обобщенный, схематичный образ предмета в нашем сознании, наиболее важные и характерные черты данного объекта, как бы определение предмета. Например, стул — это сидение с опорой (ножками или ножкой) и спинкой.

Акустический образ — это звуковой идеальный эквивалент звука в нашем сознании. Когда мы произносим слово про себя, не двигая губами и языком, мы воспроизводим акустический образ реального звука.

Обе эти стороны знака имеют психическую сущность, т.е. идеальны и существуют только в нашем сознании.

Акустический образ по отношению к понятию в некоторой степени материален, так как он связан с реальным звуком.

Доводом в пользу идеальности знака служит то, что мы можем говорить сами с собой не двигая ни губами, ни языком, произносить звуки про себя.

Таким образом, знак — двусторонняя психическая сущность, состоящая из означаемого и означающего.

Понятие — означаемое (фр. signifié)

Акустический образ — означающее (фр. signifiant).

Знаковая теория предполагает 4 компонента процесса обозначения.

В нижеследующем примере участвуют следующие компоненты:

  1. Само реальное, материальное, настоящее дерево, которое мы хотим обозначить знаком;
  2. Идеальное (психическое) понятие как часть знака (обозначаемое);
  3. Идеальный (психический) акустический образ как часть знака (обозначающее);
  4. Материальное воплощение идеального знака: звуки произнесенного слова дерево, буквы, обозначающие слово дерево.
1. Денотат (референт)2. Понятие3. Акустический4. Воплощения
[´djεrэvэ]Дерево, Дерево

Деревья могут быть разными, нет двух абсолютно одинаковых берез, произносим слово дерево мы тоже все по-разному (разным тоном, с разным тембром, громко, шепотом и т.д.), пишем также различно (ручкой, карандашом, мелом, разным почерком, на пишущей машинке, компьютере), но двусторонний знак в нашем сознании у всех одинаков, так как он идеален.

Английские лингвисты Чарльз Огден (1889-1957), Айвор Ричардс (1893-1979) в 1923 году в книге «Значение значения» (The Meaning of Meaning) наглядно представили знаковое отношение в виде семантического треугольника (треугольника референции):

  • Знак (Symbol), т.е слово в естественном языке;
  • Референт (Referent), т.е. предмет, к которому относится знак;
  • Отношение, или референция (Reference), т.е. мысль как посредник между символом и референтом, между словом и предметом.

Основание треугольника изображено прерывистой линией. Это означает, что связь между словом и предметом не обязательна, условна, и она невозможна без связи с мыслью и понятием.

Однако знаковое отношение можно выразить и в виде квадрата, если учесть, что второй член треугольника — мысль — может состоять из понятия и коннотата. Понятие — общее для всех носителей данного языка, а коннотат, или коннотация (лат. connotatio — «созначение») — ассоциативное значение, индивидуальное у каждого человека.

Например, «кирпич» у каменщика может ассоциироваться с его с работой, а у пострадавшего прохожего — с перенесенной травмой.

Функции языка

Основные функции языка следующие:

Коммуникативная функция

Язык как средство общения между людьми. Это основная функция языка.

Мыслеформирующая функция

Язык используется как средство мышления в форме слов.

Когнитивная (гносеологическая) функция

Язык как средство познания мира, накопления и передачи знаний другим людям и последующим поколениям (в виде устных преданий, письменных источников, аудиозаписей).

Функции речи

Наряду с функциями языка существуют и функции речи. Роман Осипович Якобсон (1896-1982), русский и американский лингвист (это о нем писал Маяковский в стихотворении о Нетте, пароходе и человеке: …«напролет болтал о Ромке Якобсоне и смешно потел, стихи уча…») предложил схему, где описаны факторы (компоненты) акта коммуникации, которым соответствуют отдельные речевые функции языка.

Примером акта коммуникации может служить начало романа в стихах «Евгений Онегин», если лектор его декламирует студентам: «Мой дядя самых честных правил, когда не в шутку занемог…»

Отправитель: Пушкин , Онегин, лектор.

Получатель: читатель, студенты.

Сообщение: размер стиха (четырехстопный ямб).

Контекст: сообщение о болезни.

Коммуникативная (референтивная) функция

Соответствует контексту, который понимается как предмет сообщения, иначе называемый референтом. Это функция передачи какого-либо сообщения, ориентации на контекст сообщения. В процессе коммуникации она самая важная, так как передает информацию о предмете. В тексте эту функцию подчеркивают такие, например, фразы: «как сказано выше», «внимание, микрофон включен» и различные ремарки в пьесах.

Экспрессивная (эмотивная) функция

Соответствует отправителю, т.е. отражает отношение говорящего к высказываемому, прямое выражение чувств отправителя. При использовании экспрессивной функции важно не само сообщение, а отношение к нему.

Эмотивный слой языка представлен междометиями, которые представляют собой эквиваленты предложений («ай», «ох», «увы»). Важнейшие средства передачи эмоций — интонация и жесты.

К.С. Станиславский, великий русский режиссер, при обучении актеров просил их передавать до 40 сообщений, произнося только одну фразу, например, «Сегодня вечером» , «Пожар» и т.д. с тем, чтобы аудитория могла догадаться о какой ситуации идет речь.

Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя» описывает случай, когда пятеро мастеровых содержательно поговорили, произнеся поочередно с разной интонацией одну и ту же нецензурную фразу.

Эта функция заметна в анекдоте, где отец жалуется на невежливость сына в письме: «Мол, написал: „Папа, вышли денег.“ Нет, чтобы „Папа, вышли денег“ (с просительной интонацией)».

Адресант и отправитель не всегда могут совпадать. Например, у индейского племени чинуков слова вождя перед народом повторяет специально выделенный служитель.

Поэтическая (эстетическая) функция

Соответствует сообщению, т.е. основную роль играет направленность на сообщение как таковое вне его содержания. Главное — это форма сообщения. Внимание направляется на сообщение ради него самого. Как видно из названия, эта функция используется прежде всего в поэзии, где большую роль играют стопы, рифмы, аллитерация и т.д., играющие важную роль в его восприятии, а информация часто второстепенна, причем зачастую содержание стихотворения нам непонятно, но нравится по форме.

Подобные стихи писали К. Бальмонт , В. Хлебников , О. Мандельштам , Б. Пастернак и многие другие поэты.

Эстетическая функция часто используется и в художественной прозе, а также в разговорной речи. Речь в таких случаях воспринимается как эстетический объект. Слова принимаются как что-то или прекрасное или безобразное.

Долохов в романе «Война и мир» с явным удовольствием произносит слово «наповал» об убитом не потому, что он садист, а просто ему нравится форма слова.

У Чехова в рассказе «Мужики» Ольга читала Евангелие, и многого не понимала, но святые слова трогали ее до слез, а слова «аще» и «дондеже» она произносила со сладким замиранием сердца.

Следующий диалог — типичный случай эстетической функции в разговоре:

«Почему ты всегда говоришь Джоан и Марджори, а не Марджори и Джоан? Ты что больше любишь Джоан? — Вовсе нет, просто так звучит лучше».

Апеллятивная (директивная) функция

Соответствует получателю сообщения, на которого ориентируется говорящий, пытаясь тем или иным образом воздействовать на адресата, вызвать его реакцию. Грамматически это часто выражается повелительным наклонением глаголов (Говори!), а также звательным падежом в архаичных текстах (человече, сыне), например в молитве на церковнославянском : «Отче наш, иже еси на небеси …Хлеб наш насущный даждь нам днесь.»

Фатическая функция (контактоустанавливающая)

Соответствует контакту, т.е. цель сообщения при этой функции — установить, продолжить или прервать коммуникацию, проверить, работает ли канал связи. «- Алло, вы слышите меня? -»

В языке для этих целей имеется большое количество фраз-клише, которые используются при поздравлениях, в начале и конце письма, причем они, как правило, не несут буквальной информации.

«Дорогой сэр! Я считаю, что вы подлец и негодяй, и отныне порываю с вами полностью и окончательно.
С уважением, Ваш мистер Пампкин.»

Часто, когда мы не знаем, о чём говорить с человеком, но молчать просто неприлично, мы говорим о погоде, о каких-либо событиях, хотя нас они могут и не интересовать.

Мимо нас к реке идет односельчанин с удочкой. Мы обязательно скажем ему, хотя это очевидно: «Что, на рыбалку?»

Все эти фразы легко предсказуемы, но их стандартность и легкость использования позволяют установить контакт и преодолеть разобщенность.

Американская писательница Дороти Паркер во время скучного раута, когда случайные знакомые спрашивали ее, как она поживает, отвечала им тоном милой светской беседы: «Я только что убила своего мужа, и у меня все прекрасно.». Люди отходили, довольные проведенной беседой, не обращая внимания на смысл сказанного.

В одном из её рассказов есть прекрасный образец фатической беседы двоих влюбленных, которым слова практически не нужны.

«- Ладно! — сказал юноша. — Ладно! — сказала она.
— Ладно. Стало быть, так, — сказал он.
— Стало быть, так, — сказала она, — почему же нет?
— Я думаю, стало быть, так, сказал он, — то-то! Так, стало быть.
Ладно, — сказала она. Ладно, — сказал он, — ладно».

Наименее болтливы в этом отношении индейцы чинуки. Индеец мог прийти в дом к другу, посидеть там и уйти без единого слова. Уже сам факт, что он потрудился прийти, был достаточным элементом общения. Не обязательно беседовать, если нет нужды что-либо сообщать. Налицо отсутствие фатического общения.

Детская речь до трех лет обычно фатическая, дети часто не могут понять, что им говорят, не знают, что сказать, но стараются лепетать, чтобы поддерживать общение. Эту функцию дети усваивают первой. Стремление начать и поддерживать общение характерно для говорящих птиц. Фатическая функция в языке — единственная функция, общая для животных и людей.

Метаязыковая функция

Соответствует коду, т.е. предметом речи служит сам код. Это язык о «языке». Метаязыковая функция предполагает проверку канала связи, выясняется, понятен ли язык, особенно в разговоре с иностранцами. При этом часто прибегают к толкованиям слов и выражений («Вы понимаете, что я имею в виду?», «Что вы хотите сказать?»). Метаязыковую функцию выражают, например, вводные клише: «так сказать», «как говорят хиппи». Кавычки тоже отражают эту функцию. Эта функция реализуется в высказываниях о языке, лекциях по языкознанию, в грамматиках, словарях и т.д.

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector