ОТНОШЕНИЯ

Юридическая природа отношений это

ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА, ИСТОЧНИКИ

И РЕГУЛЯТИВНАЯ ЦЕННОСТЬ ИНСТИТУТА

ЗАЩИТЫ ПРАВ ЧЕЛОВЕКА

§ 1. Юридическая природа и источники защиты прав человека

Проблема юридической природы института защиты прав человека затрагивает широкий круг вопросов. Ряд из них выхо­дит за пределы интересующей нас проблематики, поскольку представляют собой факторы экономического, политического, нравственного и иного порядка. Уточним, что обращение к про­блеме юридической природы защиты прав человека не является для нас самоцелью, а обусловлено в конечном счете необходи­мостью установления правовых свойств процесса и результата регулятивного воздействия данного института на общественные отношения. Этим регулятивно-правовым аспектом мы и огра­ничиваем предмет анализа юридической природы защиты прав человека.

В специальной литературе термин «юридическая природа» используется довольно широко 62 . Однако его формальное опре­деление еще не выработано. Анализ соответствующих источников показывает, что с помощью термина «юридическая природа» обозначают правовые особенности и юридически значимые свой­ства того или иного правового явления 63 . Исходя из этого, под

| 62 См.- Малько А В Законный интерес как правовая категория // Воп-

* росы теории государства и права Межвуз. науч. сб. Саратов, 1986. Вып. 7.

§ Актуальные проблемы социалистического государства законности и право-

I порядка. С. 122, Марогулова ИЛ Юридическая природа поощрительных уго-

| ловно-правовых норм // Правоведение. 1992. № 4. С. 95; и др.

> » См.: Курбанов Г С Юридическая природа и содержание института

1 обстоятельств, устраняющих общественную опасность и противоправность

\ деяния. Баку, 1988. С 14 и след.; Свердлык Г.А., Строунинг Э.Л Понятие и

£ юридическая природа самозащиты гражданских прав // Государство и право

Р а з д е л 1. Защита прав человека как проблема правового регулирования

юридической природой защиты прав человека мы будем пони­мать такую совокупность присущих ей юридических свойств, которые отражают важнейшие ее особенности как целостного регулятивно-правового института. Эти свойства должны, во-пер­вых, характеризовать защиту прав человека в качестве целостно­го регулятивно-правового явления, а во-вторых, выражать со­бой причинную обусловленность между правом человека на пра­вовую защиту как основанием и способностью института защи­ты прав человека юридически значимо воздействовать на дея­тельность субъектов, вовлеченных в правозащитные отношения, то есть на общественные отношения, складывающиеся в сфере действия защиты прав человека, как следствие.

С учетом сказанного подчеркнем, что мы исходим из при­знания того, что институт защиты прав человека основан на праве человека на правовую защиту. Поэтому надо полагать, что юридическая природа защиты прав человека в главном и основ­ном предопределяется юридическими свойствами именно этого права. Однако поскольку оно, это право, органически и нерас­торжимо связано с правами человека как с объектами защиты, следовательно, нельзя отрицать обоснованности постановки воп­роса о том, что сами защищаемые права человека выполняют функцию источников юридической природы защиты прав чело­века. Отсюда и вытекает допустимость тезиса о связующей роли права человека на правовую защиту в системе «защита прав че­ловека — права человека». В связи с этим обстоятельством мы утверждаем, что юридическая природа защиты прав человека концентрирует в себе основные юридические свойства самих прав человека. Такой вывод заметно повышает правовой, социальный и нравственный статус всего института защиты прав человека.

В системе защиты прав человека особую роль играют пра­ва человека. Они в решающей степени предопределяют все иные ее компоненты и свойства. Именно они в конечном счете обус­ловливают факт существования самого института защиты; вы­ступают объектом его правообеспечительного воздействия; со­держат в себе основной инструмент защиты — право человека на правовую защиту, обеспеченного соответствующими обя­занностями международного сообщества, государств, обще­ственных организаций и отдельных индивидов. Неразрывность прав человека с институтом защиты подтверждается и их он-

Глава 2. Юридическая природа, источники и регулятивная ценность

тологическим анализом, который в той или иной мере осуще­ствлен нижеуказанными авторами. Проделанный ими анализ свидетельствует, что генезис прав человека одновременно есть и процесс становления их защиты, что в системе прав челове­ка функцию их защиты призвано осуществить право человека на защиту и что право на правовую защиту — это особый и самостоятельный вид прав человека 64 . Поэтому следует согла­ситься с бывшим председателем Федерального конституцион­ного суда (ФКС) Германии Р. Герцогом, когда он пишет: «По­нятие прав человека несет нагрузку и в плане их происхожде­ния и защищенности» 65 .

Смысл и назначение права человека на правовую защиту заключается в том, чтобы обеспечить сохранность каждого вида прав человека. Это, подчеркнем еще раз, означает, что в системе прав человека право на правовую защиту обладает свойством внутреннего системообразующего элемента 66 и в этом качестве стабилизирует и сохраняет ее. Более того, в порядке обратной связи оно не может не выражать юридическую природу прав человека как целостного правового явления. Данный вывод пря­мо подтверждается юридическими документами прошлого и на­стоящего. Так, например, уже в самых первых документах, про­возглашающих права человека, устанавливалась и обязанность по их защите (Петиция о праве 1628 г. возлагала на короля обя­занность защищать подданных от произвола королевской адми­нистрации 67 ) и иные специальные юридические гарантии (Ха-беас корпус акт 1679 г. ввел понятие «надлежащей процедуры»,

64 Подробнее об этом см.: Институт прав человека в России / Г.Н. Ком-
кова, О.В. Шудра, Т.Г. Даурова и др.; Под ред. Г.Н. Комковой. Саратов, 1998.
С 58 и след.; Карташкин В.А. Права человека и вооруженные конфликты:
Учебник для вые. военных учеб. заведений. М , 2001. С. 32 и след.; Общая
теория прав человека.. С. 12—17; Мордовец А.С. Указ. соч. С. 87; Нерсесянц B.C.
Философия права: Учебник для вузов. М., 1997. С. 374; и др.

65 Цит. по кн.: Общая теория прав человека. С. 15.

66 О внутренних системообразующих факторах А.Н. Аверьянов замеча­
ет, что это «те факторы, которые порождаются объединяющимися в систе­
му отдельными элементами, группами элементов (частями) или всем мно­
жеством» (см.: Аверьянов А.Н. Системное познание мира: Методологичес­
кие проблемы. М., 1985. С. 59). В другом месте он пишет: «Постоянные, ста-
билизирющие факторы системообразования включают постоянные жесткие
связи, обеспечивающие единство системы» (см.: Там же. С. 57).

67 Цит по кн : Общая теория прав человека. С. 2

Раздел!. Защита прав человека как проблема правового регулирования

установил гарантии неприкосновенности личности и принцип презумпции невиновности) 68 . В настоящее время ст. 1 Деклара­ции о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы закрепляет: «Каждый человек имеет право, индивидуально и совместно с другими, поощрять и стремиться защищать и осуществлять права человека и основные свободы на национальном и международном уровнях» 69 .

В широком общесоциологическом смысле права (свободы) человека — это его естественно-социальные притязания на опре­деленный объем благ и условий жизни (материальных и духов­ных), к удовлетворению которых он стремится и получению которых должны содействовать общество и государство 70 . Как явление общественной жизни права человека имеют философс­кую, историческую, нравственную, юридическую и иные сто­роны. Отмечая многоаспектность прав человека, А.Л. Адамишин в своем выступлении на международной конференции, посвя­щенной пятилетию вступления России в Совет Европы, гово­рил: «Права человека — это область, впитывающая в себя фак­тически все: философию жизни, экономическое, социальное развитие, взаимоотношения между государством и личностью, становление самой личности. Это то, что определяет лицо обще­ства, его эволюцию» 71 .

Юридическая природа прав человека, как правило, увязы­вается специалистами с их выраженностью в официальной, до­кументально-письменной форме. Это позволяет спроецировать юридические свойства объективного права на права человека, в

68 Карташкин В.А., Лукашева Е.А. Вступительная статья // Междуна­
родные акты о правах человека: Сб. док. М., 2000. С. 7—8.

69 Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов
общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основ­
ные свободы (принята резолюцией 53/144 Генеральной Ассамблеи от 9 де­
кабря 1998 г.) // Там же. С. 406.

70 В научной литературе, посвященной правам человека, часто игно­
рируется роль и значение самого индивида в защите своих прав. См., напр.:
Права человека: Учебник для вузов. С. 13.

71 Адамишин А.Л. К пятилетию вступления России в Совет Европы.
Проблемы прав человека в СССР и России // Россия и Совет Европы: 5 лет
вместе. Международная конференция. Москва, 15—17 мая 2002 г. / Под ред.
К.Х. Каландарова. М., 2002. С. 8.

Глава 2. Юридическая природа, источники и регулятивная ценность

том числе и на право человека на правовую защиту. Отсюда и такие дефиниции «права человека на защиту»: «право на защиту права есть предусмотренная Конституцией РФ и другими зако­нами возможность человека использовать для защиты своего права собственные разрешенные законом принудительные действия или обратиться в компетентные государственные либо международ­ные органы (организации) с требованием принудить обязанное лицо к правомерному обязательному поведению» 72 .

В результате юридическая природа прав человека, в том числе и право на правовую защиту, сводится к таким свойствам, как кодифицированность, общеобязательность прав человека, пуб­личность, их нормативность и обеспеченность (защищенность) как международным, так и государственно-правовым принуж­дением и др. При этом одни авторы ограничиваются указанием на закрепление прав человека только в соответствующих между­народных источниках 73 , другие же считают необходимым их зак­репление как в международных, так и во внутригосударствен­ных актах 74 .

Следовательно, некодифицированные притязания человека, то есть не вошедшие в документально оформленный перечень со­ответствующих стандартов и процедур, не имеют юридической значимости и должны квалифицироваться как социальные, то есть не имеющие юридического значения, права. Именно это и дает основания говорить о том, что действующее законодатель­ство является источником юридической природы прав человека.

При рассмотрении под таким углом зрения права человека чаще всего определяются как «совокупность правовых норм, зак­репленных в законодательстве страны, гарантированных госу­дарством, обеспечивающих человеку свободу самоопределения, возможность удовлетворения его жизненно важных потребнос­тей и интересов» 75 .

72 См.: Стремоухов А.В. Правовая защита человека: Теоретический ас­
пект. С. 31.

73 См.: Карташкин В.А. Права человека и вооруженные конфликты.
С. 4.

74 См.: Общая теория прав человека. С. 19.

75 Крупеня Е.М. Права человека в законодательстве и практике Россий­
ской Федерации // Право и права человека: Сб. науч. тр. юрид. фак. МПГУ
/ Отв. ред. Л.И. Глухарева. М., 1998. Кн. 1. С. 44.

Р а а д е л 1. Защита прав человека как проблема правового регулирования

Роль и значение объективного права в возведении прав чело­века в статус юридических переоценить трудно. По этому поводу Н.И. Матузов пишет: «Ведь даже и «прирожденные» права без зак­репления и гарантирования их позитивным законодательством со­ответствующих государств могут оказаться голыми констатация-ми» 76 . Поэтому надо всемерно способствовать тому, чтобы все права человека были бы закреплены в объективном праве. Однако в ре­альной действительности такого положения вряд ли можно когда-нибудь добиться. Поэтому увязывание юридической природы прав человека исключительно с фактом их нормативно-юридического закрепления настораживает многих авторов. Это и подвигает неко­торых из них к попыткам отрицания такой связанности.

Анализ соответствующей литературы показывает, что сло­жилось два направления, в рамках которых и осуществляются указанные попытки

Особенностью первого направления является расширение юридической природы прав человека путем отождествления ее со всеми требованиями личности. Так, например, К.Б. Толкачев и А.Г. Хабибулин полагают, что права человека — «это требова­ния личности, обусловленные уровнем развития общественных отношений и направленные на пользование определенными бла­гами, необходимыми для обеспечения социальных, а также при­родных свойств индивида» 77 .

Специфика второго направления заключается в стремлении ее представителей обосновать тезис о том, что юридическая при­рода прав человека вытекает исключительно из их характеристи­ки как субъективных прав человека, при этом имеется в виду несводимость юридической природы субъективного права к объек­тивному 78 . Последовательно отстаивая этот тезис, Б.С. Эбзеев приходит к выводу: «Права человека — это такие права, кото­рые принадлежат каждому члену гражданского общества в отли­чие от привилегий, распределявшихся в зависимости от занима­емого индивидом на социальной лестнице места» 79 .

16 Матузов Н.И. Право и личность // Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько. М., 1997. С. 246.

77 Толкачев К.Б., Хабибулин А.Г. Указ. соч. С. 44.

78 См , напр.» Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 87.

79 См.: Эбзеев Б.С. Конституция. Демократия. Права человека. М.; Чер­
кесск, 1992. С. 120

Глава 2. Юридическая природа, источники и регулятивная ценность

С нашей точки зрения, приведенные подходы к пониманию юридической природы прав человека в одном случае идеализи­руют регулятивно-юридическии потенциал права человека (все притязания личности объявляются юридически значимыми, а следовательно, способными осуществлять юридически значимое воздействие на поведение юридически обязанных субъектов (К.Б. Толкачев, А.Г. Хабибулин) 80 , а в другом — так и или иначе сводят его или только к объективной (В.А. Карташкин, Е.А. Лу-кашева) или только к субъективной форме (Б.С. Эбзеев) бытия прав человека.

Думается, что отмеченная категоричность имеет, с одной стороны, мировоззренческие корни (стремление не допустить монополии организационно-властных структур в определении юридического содержания прав человека и, таким образом, вос­препятствовать монополизации государством правозащитной ак­тивности 81 ), а с другой — отражает, во-первых, отсутствие в отечественном правоведении общепризнанного понимания соот­ношения объективного и субъективного права, а во-вторых, не­дооценку многими учеными значения решения этой проблемы для нужд юридической практики защиты прав человека. После­днее замечание связано с расширяющимся в правоведении мне­нием о том, что в «настоящее время категория естественных прав сохранилась в основном на уровне доктринальных разработок, а в практике конституционных судов отошла на второй план и уступила место позитивистской трактовке прав и свобод. В соот­ветствии с теорией юридического позитивизма они действуют только в той мере и в таком объеме, в каком гарантируются конституцией и законами» 82 .

С приведенным взглядом трудно согласиться по следующим двум основаниям. Во-первых, некорректно отождествлять поня-

80 Надо заметить, что мнение К.Б. Толкачева и А Г Хабибулина разде­
ляют и другие ученые. См., напр.: Фарбер И.Е. Указ. соч. М., 1979. С 76;
Кучинский В.А. Личность, свобода, право. М., 1978. С. 29; и др.

81 Такие тенденции со стороны государства замечены в науке (см.- Алек­
сеев С.С. Право: Азбука — теория — философия: Опыт комплексного иссле­
дования. М., 1999. С. 614).

82 См.: Ледях И.А. Опыт функционирования механизмов защиты прав
и свобод человека и гражданина в зарубежных государствах // Общая теория
прав человека / Отв. ред. Е.А. Лукашева. М., 1996. С. 346.

P а з д е л 1. Защита прав человека как проблема правового регулирования

тие прав человека с их гарантированием. Во-вторых, согласие с указанной точкой зрения вольно или невольно, но в обязатель­ном порядке приведет к затуханию новой для отечественного суда функции — функции правотворчества, в то время как именно с ее расширением многие авторы связывают процесс реформи­рования и дальнейшего развития национального права. Так, на­пример, О.Н. Василенко пишет: «. Для современной России осо­бое значение приобретают проблемы судебного правотворчества. Принципиальная допустимость и пределы судебного правотвор­чества являются достаточно подвижными, изменяемыми катего­риями, которые образуют в различных правопорядках разные, подчас уникальные, комбинации. Каковы основные характерис­тики современного российского судебного правотворчества, его интеллектуальные источники и правовые формы, а также воз­можные перспективы, степень их желательности для формирую­щейся правовой системы России — эти вопросы по степени ак­туальности выходят на передний план и нуждаются, прежде все­го, в теоретическом осмыслении» 83 .

Аналогичное значение естественно-правовой потенциал прав человека имеет и для правоинтерпретационной деятельности су­дов, и в первую очередь, Конституционного суда Российской Федерации. «Интерпретатор Конституции поставлен перед необ­ходимостью пройти между Сциллой позитивизма и Харибдой естественного права, своими решениями обеспечивая равновесие индивидуального (личность) и коллективного (коллектив, об­щество, государство) начал организации социума» 84 .

Конечно, теория правосудия от практики правосудия, рав­но как и практика от теории, чаще всего отстоят на нежелатель­но почтительном расстоянии. Однако в связи с тем, что «измене­ния прошедших лет привели к тому, что произошел откат от позитивизма к реанимации теории естественного права» 85 (а не

83 Василенко О Н. Проблемы онтологии и эволюции правосудия и форм
права- Дис. . канд. юрид. наук. Ростов н/Д, 2000. С. 4.

84 Эбзеев Б.С Толкование Конституции Конституционным судом Рос­
сийской Федерации // Право и права человека: Сб. науч. тр. юрид. фак. МПГУ
/ Отв ред. Л.И. Глухарева. М , 1998. Кн. 1. С. 5.

85 Романовский Г. Б Способы нормативного закрепления естественных
прав человека // Законотворческая техника современной России: состояние,
проблемы, совершенствование: В 2 т Н. Новгород, 2001. Т. I. С. 358

Глава 2. Юридическая природа, источники и регулятивная ценность

наоборот, как утверждает И.А. Ледях в своем вышеприведенном высказывании), можно надеяться но то, что права человека вы­ступят тем объединяющим началом и общим знаменателем, ко­торые сведут юридическую науку и практику к обоюдной пользе.

Поэтому мы полагаем недостаточным, по сути, ограниче­ние понимания юридической природы прав человека, в том чис­ле и права человека на защиту, позитивной формой их выражен­ности. Представляется, что более перспективный подход в реше­нии этого вопроса состоит в признании того, что, как замечает Л.Д. Воеводин, «юридическая природа конституционных прав и свобод может быть раскрыта и понята лишь в сопоставлении объективного права как совокупности норм и субъективного пра­ва» 86 . При этом следует обратить внимание на то, что «признание и законодательное закрепление естественных прав человека при­дает делению права на объективное и субъективное новое звуча­ние и значение» 87 .

По нашему мнению, это новое звучание заключено в том, что права человека в их собственно юридическом значении с необходимостью вбирают в себя важнейшие черты как объек­тивного, так и субъективного права, при этом они оказываются несводимы ни к первому, ни ко второму. Именно поэтому их нельзя назвать или только субъективными, или только объек­тивными, хотя они и поддаются интерпретации с этих сторон.

С нашей точки зрения, своеобразие юридической природы прав человека в решающей степени связано с тем, что они, помимо всех иных качеств, являются всегда субъективными пуб­личными правами. Это означает, что субъективность прав чело­века, выраженная в неотчуждаемой принадлежности фундамен­тальных прав человека человеку, всегда оказывается связанной с их качеством как публичных прав, то есть таких прав, которые определяют порядок взаимоотношения личности и государствен­ной власти. Иными словами, права человека как субъективные публичные права обозначают и меру автономности, независимо­сти личности от государства, и совокупность требований, предъяв­ляемых этой личностью к организации и осуществлению госу-

86 См • Воеводин Л Д Юридический статус личности в России М ,
1997 С 152-153

87 См : Матузов Н И. Право и личность.. С 252

P a s д е л 1 Защита прав человека как проблема правового регулирования

дарственной власти. Именно поэтому права человека оказывают­ся способными выступить правовой формой взаимоотношений личности и государства Исходя из этого свойства прав человека Л.И. Глухарева пишет: «Права человека как субъективные пуб­личные права выступают безусловным основанием организации государственно-политического пространства, с ними постоянно должна соизмеряться деятельность государственных органов, именно они выступают легитимирующим источником властных функций государства. Негосударственное и внеюридическое про­исхождение прав, обоснование ими государственных полномо­чий требуют соответствующего уважения и гарантированности их со стороны государства И как следствие, они трансформиру­ются в обязанность государственной власти закрепить права в позитивных законах, создать механизмы их реализации и защи­ты посредством эффективных юридических процедур» 88 .

Вопрос об источниках юридической природы прав человека лежит в плоскости их генезиса, логика которого нерасторжимо, органически увязана с формированием организационно-право­вого обеспечения каждого права, и прежде всего, права человека на правовую защиту. Если «изначальным, первичным, побуди­тельным мотивом и обстоятельством при формировании прав и свобод человека, которым общество должно следовать, является требование отражения в законах естественной природы челове­ка» 89 , то следующий мотив должен побуждать к созданию орга­низационно-правовых условий реализации прав человека. «Такое утверждение, — пишет Г.Б. Романовский, — влечет за собой несколько конкретных последствий. Если в природе предусмот­рены некие естественные права, которым должно следовать об­щество и государство, задача законодателя сводится к тому, что­бы выявить эти права, закрепить их в нормативных актах, пре­дусмотреть гарантии их выполнения. Правоприменитель соответ­ственно также должен неукоснительно следовать им, реализовы-вать их в своей деятельности» 90 .

88 Глухарева Л И Права человека Предмет учебного курса // Право и
права человека Сб науч тр юрид фак МШУ/Ore ред Л И Глухарева М,
1998 Кн 1 С 55

89 Воеводин Л Д Указ соч С 65

90 Романовский Г Б Указ соч С 359

Глава 2 Юридическая природа источники и регулятивная ценность

В связи с последним обстоятельством не будет лишним на­помнить научно-обоснованный вывод о том, что становление права в целом всегда шло по пути первоочередного признания права на защиту индивидуальных прав человека «.

И.А. Ильин писал: «Основная задача положительного права состоит в том, чтобы принять в себя содержание естественного права, развернуть его в виде ряда правил внешнего поведения, приспособленных к условиям данной жизни и к потребностям данного времени, придать этим правилам смысловую форму и словесное закрепление и, далее, проникнуть в сознание и к воле людей в качестве авторитетного связующего веления. Положи­тельное право есть целесообразная форма поддержания естествен­ного права» 92 . Развивая эту мысль, С.С. Алексеев пишет: «Перед нами, стало быть, — новое в сфере юридических явлений, когда явления из области субъективных прав возвышаются до уровня объективного права. Право человека, таким образом, в качестве своей основы и сути включает субъективные права человека, которые как бы распространяют на объективное право свою ду­ховную силу и которые, со своей стороны, сами выступают уже в лоне и под эгидой объективного права. И потому субъективные права человека не только становятся критерием, своего рода ка­мертоном построения и настройки всего содержания юридичес­кой системы, всех ее подразделений (в том числе и тех, которые направлены на обеспечение порядка и организованности в обще­ственной жизни), но также — что не менее существенно — ста­новятся юридическими субъективными правами и, стало быть, оснащенными юридическими средствами и механизмами по их реализации» 93 .

В приведенных высказываниях И.А. Ильина и С.С. Алексее­ва содержится ответ на наш вопрос о юридической природе прав человека, но он требует соответствующих пояснений относительно взаимосвязи объективного и субъективного права как юриди­ческих форм бытия прав человека.

» См Явич Л С Сущность права С 10, Радько Т Н Социальное на­значение права и юридическая ответственность (некоторые аспекты взаимо­связи) // Проблемы юридической ответственности и исполнения наказания в свете Конституции СССР Рязань, 1981 С 9, и др

92 Ильин И А О сущности правосознания М , 1993 С 58

93 Алексеев С С Указ соч С 658

Раздел!. Защита прав человека как проблема правового регулирования

По общему признанию, объективное право — это «спе­цифическое институционное нормативное образование» 94 , ох­ватывающее действующее в обществе законодательство, пони­маемое в широком смысле. Объективность такого рода права выражается в том, что «нормы права создаются и действуют независимо от воли отдельных лиц» 95 . Объективное право абст­рактно, то есть неперсонифицировано, поскольку состоит из общих правил поведения, которые и защищаются принуди­тельной силой государства. В этом заключается его юридически значимый нормативно-регулятивный потенциал. И в этом же кроется и его ограниченность, так как без субъективного пра­ва оно не может быть реализовано. «Объективное право, — утверждает Н.И. Матузов, — не может быть реализовано без субъективного» 96 . Иными словами, для того чтобы объектив­ное право выполнило свое юридическое назначение — регули­рование общественных отношений, необходимо субъективное право. Этим и объясняется признанный в правоведении тезис о том, что субъективное право, «то есть право отдельных лиц, составляет совершенно необходимое понятие правовой систе­мы и правовой науки» 97 . Необходимо оно и для понимания прав человека, поскольку, по выражению А.С. Мордовеца, «существенным элементом понятия прав человека является категория субъективного права. » 98 .

Тесная связь объективного и субъективного права не долж­на приводить к стиранию отличий между ними. «Действительная грань между объективным и субъективным правом, — пишет Л.С. Явич, — пролегает в плоскости абстрактного и конкретно­го, неперсонифицированного и персонифицированного, инсти-туированного и не подлежащего институированию, сравнитель­но ограниченного числа норм и практически бесконечного числа наличных прав» 99 .

94 Алексеев С.С. Общая теория нрава: В 2 т. М., 1981. Т. 1. С. 83.

95 См.: Теория права и государства / Под ред. В.М. Корельского и В.Д. Пе-
ревалова. М., 1997. С. 224.

96 Матузов Н.И. Право и личность. С. 253.

97 См.: Кечекьян С.Ф. Правоотношения в социалистическом обществе.
М., 1959. С. 48.

98 Мордовец А.С. Указ. соч. С. 28.

99 См.: Явич Л.С. Сущность права. С. 95.

Глава 2. Юридическая природа, источники и регулятивная ценность

Субъективное право — это мера возможного или должного поведения человека в юридически значимой ситуации. И здесь важно подчеркнуть, что применительно к понятию «субъектив­ное право» вопрос об источниках его юридической природы отхо­дит на второй план, а точнее, поглощается его содержанием. Дан­ное понятие в своей предельной обобщенности абстрагируется от этого вопроса и концентрируется на проблеме субъектной при­надлежности. «Критерий субъективности, — приходит к выводу Н.И. Матузов, — заключается не в способе возникновения тех или иных прав» 100 . Субъективность субъективного права обуслов­лена его неотчуждаемой принадлежностью конкретному субъек­ту, которое неотделимо от субъекта и принадлежит ему как пра­вовому существу. В этом проявляется одна из его важнейших осо­бенностей. Она и позволяет видеть в нем ту первичную форму, в которой, с одной стороны, отвлеченные от индивида свойства «абстрактного» человека (природные, духовные и др.) осознают­ся личностью и идентифицируются ею как собственные притяза­ния, а с другой — эти притязания признаются в качестве таковых обществом, всеми людьми. Субъектная принадлежность «челове­ческих» притязаний человеку и их признание международным со­обществом и государством и есть суть и источник юридической природы прав человека. «Чтобы превратиться в право, притяза­ние, с одной стороны, должно выступить как собственное для правового существа, а с другой стороны — как признанное дру­гими правовыми существами, обществом в целом. Диалектика соб­ственности и признанности является внутренним источником фор­мирования права и непосредственным выражением природы пра­ва» 101 , — пишет В.П. Малахов.

Всеобъемлющим актом, который переводит права человека из доюридического состояния в юридическое, является акт вза­имного признания и уважения государством личности и личнос­тью государства. В этой связи необходимо подчеркнуть следую­щий нюанс. Признание прав человека означает и реализацию притязания человека на их защиту.

Как правило, акт признания прав человека выражается в принятии обществом демократической конституции, которая и

100 См.: Матузов Н.И. Правовая система и личность. С. 86.

101 См.: Малахов В.П. Указ. соч. С. 34.

Р а 5 д е л 1. Защита прав человека как проблема правового регулирования

Г ‘

закрепляет взаимоуважение и признание прав личности и госу­дарства. В Российской Федерации таким актом взаимного дове­рия стала принятая Постановлением ВС РСФСР от 22 ноября 1991 г. Декларация прав и свобод человека и гражданина. В ее преамбуле зафиксирована сама суть взаимного уважения и при­знания, состоящая в том, что права человека признаются выс­шей ценностью общества и государства. «Утверждая права и сво­боды человека, его честь и достоинство как высшую ценность общества и государства, отмечая необходимость приведения за­конодательства РСФСР в соответствие с общепризнанными меж­дународным сообществом стандартами прав и свобод человека, Верховный Совет РСФСР принимает настоящую Декларацию» 102 . Таким образом, в объективном и субъективном праве юри­дическая природа прав человека находит свое логическое продол­жение и закрепление. Но ее первоисточником выступает сам чело­век. В этой связи можно предположить, что между человеком, с одной стороны, и субъективным и объективным правом, с дру­гой, существует некая правовая реальность. В науке эта правовая реальность зафиксирована и обозначена как понятие «абсолютное естественное субъективное право человека». «Абсолютное естествен­ное субъективное право, — пишет Е.Б. Хохлов, — по-видимому, вовсе не имеет юридического источника — оно имеет своим осно­ванием современного человека как своего носителя. Следователь­но, — продолжает он, — абсолютное естественное субъективное право является источником как для объективного, так и для субъективного трудового права» 103 . Наличие абсолютных естествен­ных прав признают и другие ученые. Так, например, Н.И. Мату-зов и А.В. Малько пишут: «Право собственности — абсолютное естественное субъективное право, определяющее многие другие гражданские, личные и политические права» 104 . Основной отличи­тельный признак абсолютных прав заключается в невозможности их ограничения. «. Права и свободы человека, — пишет СВ. Ба-

102 Постановление ВС РСФСР от 22 ноября 1991 г. «О Декларации прав и свобод человека и гражданина» // ГАРАНТ — максимум с региональ­ным законодательством. 11.09.2004 (36).

105 См.: Хохлов Е.Б. Субъективное трудовое право в системе права // Правоведение. 1996. № 2. С. 12.

им Матузов Н.И., Малько А.В. Правовое стимулирование в условиях становления рыночных отношений // Государство и право. 1995. № 4. С. 16.

Глава 2. Юридическая природа источники и регулятивная ценность

хин, — можно подразделить на права, которые могут быть огра­ничены, и абсолютные права, то есть права, не подлежащие ни­каким ограничениям» 105 . При этом в первую очередь речь идет о гражданских правах, закрепленных в Международном пакте о граж­данск

Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций.

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим.

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни.

Опора деревянной одностоечной и способы укрепление угловых опор: Опоры ВЛ — конструкции, предназначен­ные для поддерживания проводов на необходимой высоте над землей, водой.

Источник

[njwa_button id="1161"]
Показать больше

Похожие статьи

>
Закрыть
Adblock
detector